Дмитрий Петелин

"Крах банка" Владимира Маковского

"Крах банка" Владимира Маковского

Картина «Крах банка» Владимира Маковского написана автором на основе реальных событий, которые произошли в Москве в ночь на 12 октября 1875 года. Толпа озверевших вкладчиков буквально ворвалась в Московский коммерческий ссудный банк, чтобы попытаться спасти свои сбережения. Однако было уже поздно — банк приказал долго жить.

Ситуация, с которой в наше время, к сожалению, пришлось столкнуться многим, случалась и прежде… Помните, как в девяностых-начале двухтысячных эта тема постоянно висела в топ-новостях: то МММ с Сергеем Мавроди, то «Менатеп», запомнившийся хорошо сделанной рекламой на историческую тему, то «Хопер-инвест» с рекламирующими его Лолитой и Александром Цекало… Всех и не упомнишь.

Но вернемся к «нашему» банку, помещение которого изображено Владимиром Маковским. Исходя из реальных исторических фактов: Коммерческий ссудный банк был основан в 1870-м, председателем правления уговорили стать управляющего городским ломбардом, уроженца Финляндии Даниила Дмитриевича Шумахера. Вскоре в ходе выборов на пост городского головы он обошёл старшину купеческого сословия Василия Михайловича Бостанжогло и занял место московского градоначальника.

Все в городе знали: Шумахера довольно активно поддерживала так называемая группа гласных или членов городской Думы во главе с князем Владимиром Андреевичем Черкасским и публицистом Юрием Фёдоровичем Самариным. Горожане понимали, что и без их помощи у Шумахера были не плохие шансы стать городском головой (сейчас бы его звали мэром). Даниил Дмитриевич был умён, отличался большой работоспособностью, умел вести дела, был достаточно опытным чиновником и был заинтересован в городских делах. Одно смущало — Шумахер был лютеранином, что «для должности головы в Москве не совсем удобно». Тем не менее москвичи выбрали его, а не грека Бостанджогло.

Репортёры из газеты «Русские ведомости» написали об этом так: «После выборов Шумахера в зале раздались громкие сочувственные крики и рукоплескания». В самой же столице объяснили с некой долей иронии: «И славяне не к грекам ходили за правителями, а к немцам».

Дослужить до конца срока не удалось

Шумахеру, кстати, именно при нём в Думе впервые обсудили тему необходимости облигационных займов, не удалось дослужить до конца 4-летнего выборного срока. Блестящая карьера стремительно оборвалась. А всё потому, что правление Коммерческого ссудного банка, председателем которого он был, занялось спекуляциями и в октябре 1875 года банк рухнул. К слову, пострадал и сам Шумахер, который держал в банке не только свои деньги, но и деньги племянников, находящихся у него под опекой.

Правда, он решил воспользоваться своим положением и сумел снять все деньги со счёта, хотя банк к тому времени же прекратил платежи. Более того, столичный голова даже попытался вывести свои личные сбережения за границу, но на него быстренько донесли. Как потом написал в своих воспоминаниях правовед Борис Николаевич Чичерин: «… свирепый прокурор Манасеин привлёк его к следствию и суду».

Потомственный дворянин и действительный статский советник Шумахер срочно подал в отставку. Его отправили под суд, но вскоре оправдали, что, впрочем, не спасло карьеру бывшего чиновника. Даниилу Дмитриевичу пришлось оставить и другие должности: управляющего Московской сохранной и ссудной кассой, директора Московско-Рязанской железной дороги.

Начало краха банка

Московский Коммерческий ссудный банк был организован в 1870 году и входил в первую волну банковского учредительства. В этот период в стране наблюдалась большая неразбериха в экономике. Специалистов, которые бы знали, как вести дела большого акционерного банка, не было. А уж о том, как работать с иностранными банками и вовсе никто не знал. Да что там! Большинство членов совета банка даже не понимали, что значит банковская отчётность и как по ней судить о состоянии дел в финансовом учреждении.

В итоге, конкретно в этом банке для ведения международных операций из Варшавы выписали бывшего владельца банкирской конторы Густава Ландау, предложив ему директорское кресло и огромное жалованье в 12000 рублей в год. Как ни удивительно, но никто в правлении даже не задался вопросом: почему разорилась его контора?

Поначалу дела шли хорошо. Но к концу 1873 года в Европе начался жестокий экономический кризис. Банк получил убыток, и прежде всего, по всем операциям по европейским ценным бумагам. В силу того, что проверять работу Ландау, который умело подделал отчётность, никто не стал, этого не заметили.

В довершение всех бед, германский финансовый махинатор Бетель Генри Струсберг, который по случаю и знакомству стал клиентом московского банка, набрал кредитов на 8 млн рублей при акционерном капитале банка всего в 3 млн руб. Как водится, он оказался обычным мошенником.

Вначале залогом «предпринимателя» служили построенные на германском заводе Струсберга вагоны, потом под залог пошли не построенные вагоны, затем ценные бумаги недействующих акционерных обществ… Некоторые из них Струсберг умудрялся отдавать по нескольку раз в залог. Самое интересное, что семь членов Совета банка почувствовали неладное лишь за два–три дня до краха. Естественно, они поспешили снять средства со счетов. Впрочем, их это не спасло, вся компания пошла под суд.

Крах банка

Итак, совершенно очевидно, что причиной разорения Московского ссудного банка стали преступные махинации отдельных сотрудников банка и элементарная некомпетентность правления и клиентов. Чёрным днём для вкладчиков стало 12 октября. Именно тогда людей известили о том, что банк более не в состоянии обеспечивать свои обязательства перед вкладчиками, и выплаты по вкладам, равно как и их возврат, остановлены.

Справедливости ради следует заметить, что Совет банка попытался выправить ситуацию и отправился с визитом в Петербург. Он хотел потребовать у министра финансов дать средства для поддержки банка. Но тут возникла некая заминка. Те члены совета, которые воровали, не желали признаваться в содеянном. А те, кто не воровал, не понимал, что случилось и не могли дать внятной информации. В свою очередь, министр, который прежде никогда не сталкивался с банкротством банков, просто не знал, что делать. В общем, операции банка не были остановлены.

В судный день

На картине Владимира Маковского «Крах банка» запечатлён как раз тот момент, когда обманутые вкладчики вместе с полицией врываются в банк и застают там финансистов. Последние пытаются поделить оставшиеся деньги и спрятать провокационные бумаги.

Так вспоминал облаву в банке прокурор Борис Обнинский: «Никогда не забуду я внезапно открывшейся перед нами картины: громадная зала, посередине длинный стол, обставленный креслами, а на них — весь персонал банка, точно военный совет накануне сомнительной битвы, замышляющий вылазкой спасти себя и добычу. Пристав отрекомендовал меня и объяснил цель прибытия. Последовала немая сцена, подобная той, которой заканчивается бессмертная комедия Гоголя: все поднялись со своих мест и замерли в безмолвном испуге, предвещавшем победу обвинения… Началось опечатание всех помещений банка, потом пошли допросы, аресты, обыски, осмотры — весь тот обычный финал, которым пользуется затем обвинитель, доказывая и проверяя вину на суде».

Последовавший судебный процесс показал всю беспомощность действий правоохранительной системы против финансового мошенничества. Вернее будет сказать так: прокуроры знали, что банк разворовали, но как это сделали, так никто и не понял. А уж если там никто не понял, что тогда говорить о присяжных, некоторые из которых и вовсе не умели читать? Зато адвокаты оказались грамотными и с блеском защищали своих подзащитных.

Наказание

Самый главный мошенник Струсберг с первых минут суда пошёл в атаку и говорил, что он финансовый великан, который желал изменить людям жизнь. И вообще, он был бы рад вернуть деньги, да только ему дали их мало и на всех не хватит. Самое удивительное, что во время процесса он умудрился опубликовать в Германии толстенную книгу, восхваляющую его деяния, и заработать на этом деньги.

В результате его выслали из России, о чем Струсберг и мечтал. А директора Полянский и Ландау были сосланы на год в Томскую губернию, откуда Ландау спокойненько сбежал в Германию. Одному из членов совета объявили выговор, а всех остальных оправдали.

К счастью, для вкладчиков крах банка закончиллся относительно хорошо. Их делами занялась созданная указом императора Александра II комиссия. В итоге клиентам банка вернули не менее 75 процентов вложенных денег. Сам же Шумахер получил месяц тюрьмы.

Удача Маковского

У Владимира Маковского лучше всего получались картины с малыми сюжетами и небольшим количеством персонажей. Однако «Крах банка», написанный в не самом свойственном ему жанре и с большим количеством персонажей, принёс художнику удачу.

Справа на полотне можно увидеть финансистов, которые, спрятавшись за спины полицейских, рассовывают документы по карманам. Нельзя сказать, что они чем-то расстроены. К полицейскому с обвиняющим жестом бросается женщина в распахнутой шубе. Видимо, она требует немедленно отдать её деньги и, похоже, догадывается, что это бесполезно.

Перед ней слева – крупный мужчина, уронивший на пол шапку и ставшие в миг бесполезными акции. Лица его не видно, но всё равно понятно — он в отчаянии. Скорее всего, это небогатый купец или мещанин, прельстившийся высоким процентом и вложивший все свои средства в бумаги банка.

В центре слева – старый вояка, явно не специалист в финансах. Вся его фигура и лицо выражают полную растерянность. В левом углу на стул беспомощно опустилась женщина – ей стало дурно. Над ней склонилась и пытается привести в чувство какая-то сердобольная женщина, а быть может дочь или компаньонка. Возле стула валяется ридикюль с обесценившимися акциями, довольно гармонично сочетающимися с бумагами и шапкой отчаявшегося купца…

Когда смотришь на картину «Крах банка», которая хранится в Государственной Третьяковской галерее, кажется, что с неё доносятся тревожные, растерянные, возмущённые и испуганные голоса: как теперь жить, что делать дальше?

Итоги краха банка

Печальный опыт банкротства Коммерческого ссудного банка был учтён в 1883 году при принятии нового закона о статусе акционерных банков.

В соответствии с ним, в учреждении банка должны были участвовать не менее 5 человек. Кредит одному клиенту не мог превышать 10 процентов уставного капитала, а членам правления не разрешалось совмещать административные должности и пользоваться кредитом в своём банке. Предусматривались государственные ревизии за счёт банков, формирование прибыли запасного капитала, ограничение числа голосов для одного акционера.

За законом о статусе последовал закон о механизме ликвидации обанкротившихся банков, который приняли в 1884 году.

Осудить банк полезно

Помимо упомянутого банковского законодательства и картины Владимира Маковского, скандал вокруг Коммерческого ссудного банка был увековечен в дневнике писателя Фёдора Михайловича Достоевского:

«Приговор прав — и я преклоняюсь; он должен был быть произнесён хотя бы над одним только банком. Дело было такого характера, что осудить этот «попавшийся» несчастный московский ссудный банк — значило осудить и все наши банки, и всю биржу, и всех биржевиков, хотя бы те ещё не попались, да ведь не всё ли равно? Кто без того же самого греха, ну-тка, по совести?…

Кто-то уж напечатал, что наказали их слабо. Оговорюсь, я не на Ландау указываю: этот виноват действительно в чём-то необыкновенном, а я и разбирать-то этого не хочу, но Данила Шумахер, приговоренный «за мошенничество», ей-богу, наказан ужасно. Взглянем в сердца свои: многие ли из нас не сделали бы того же самого? Вслух не надо признаваться, а так про себя бы только это подумать. Но да здравствует юстиция, мы их всё-таки упекли! «Вот, дескать, вам за наше биржевое и развращённое время, вот вам за то, что мы все эгоисты, за то, что мы таких подлых материальных понятий о счастье в жизни и о её наслаждениях, за наше сухое и предательское чувство самосохранения!» Нет, осудить хоть один банк полезно за наши собственные грехи…»

Первый в истории Российской империи крах банка — крупного частного кредитного учреждения Коммерческий ссудный банк наделал много шума. К сожалению, несмотря на все препоны, истории с хищениями и злоупотреблениями сотрудников банков служебным положением продолжаются…

крах банка
Помещения Коммерческого ссудного банка после краха достались аптеке Феррейна. Фото: ИТАР-ТАСС
+1
11:25
63
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
Илона Левина №1