Данила Катков №1

«Они считают всякий имеющийся у них образ за Бога»

«Они считают всякий имеющийся у них образ за Бога»

Религиозное мировоззрение средневековых людей - неисчерпаемая тема для исследователей и для писателей. На этот раз речь пойдет о почитании "живых" икон на Руси. Обычай поклонения иконам пришел к нам из Византии. Но на Руси очень быстро сложились свои особенности в иконописи, в их символике, связанной с исторической действительностью, с местными верованиями. Существуют свидетельства, что русские люди верили, что иконы – это не просто изображения святых, через которые те порой проявляют свою волю. Иконы, в понимании русского человека, обретали собственную жизнь, порой даже не связанную с каноничными житиями изображенных на иконах святых. Англичанин Дженкинсон, побывавший в России в середине XVIв., писал: «Многие, большая часть бедняков, на вопрос «сколько Богов?» - ответила бы «очень много», так как они считают всякий имеющийся у них образ за Бога».

В этой связи следует упомянуть, что в письменных источниках XIVв. есть упоминание своеобразных языческих «икон». В Паисиевом сборнике XIVв. находим «Слово истолковано мудросью от св. апостол и пророк и отец о дни, рекомом неделе, яко не подобает крестьянам кланяться неделе ни целовати ея, зане тварь есть». В данном тексте обращают на себя внимание упоминания о неких изображениях, явно не христианских по своей сути: «а неверные написавше свет болваном и кланяются ему». То есть, «неверные» поклонялись какому-то изображению «света», как божеству. Далее в этом же тексте читаем наказ «покланятися единому богу, сущему в троице, а не твари, написанеи во образ человеч на прелесть малоразумным». Автор другого поучения с негодованием пишет, что его современники «кланяются, написав жену, в человеческом образе тварь».

Сложно сказать, возникли ли эти языческие иконы в подражание христианским образам, или же в языческие времена на Руси бытовали не только скульптуры богов (идолы), но и их живописные изображения. В последнем случае становится понятнее причина восприятия средневековыми людьми икон как своеобразных живых существ – сказывалась древняя традиция.

Снова обратимся к новгородским летописям. В 1392 г. новгородцы, «взяли град Устюг весь и огнем пожгли церковь чудную сборную разграбилии м ножество злата и серебра, еже есть в ней, оклады иконы святой богородицы, то все ободрали».

Невольно задаешься вопросом, как относился новгородский архиепископ к ограблению православных церквей? Как сами новгородцы - православные люди - воспринимали церкви в городах, принадлежащих враждующей стороне? Ответ может дать легенда, сохранившая эпизод разграбления церкви в Устюге. Согласно легенде, после того, как новгородцы разграбили церковь и захватили чудотворную икону Богоматерь Одигитрия, они погрузили добычу в свои суда и хотели отплыть. Однако лодку с иконой нельзя было сдвинуть с места никакими усилиями. Тогда старый новгородец Ляпун сказал: «Полонянин несвязанный не идет в чужую землю». Икону связали убрусом и только тогда отчалили.

Обратим внимание, что с иконой Богоматери обращались, как с живым существом, пленником с вражеской стороны. То есть, для новгородцев существовали свои, новгородские иконы, и чужие, с иных земель. В военное время к чужим иконам и церквам отношение было таким же, как к населению, проживающему на вражеской территории, и их жилищам. То есть, чужие церкви можно было грабить, жечь, а иконы захватывать в плен.

Разумеется, такое отношение к иконам бытовало не только в Новгородской земле, но и повсюду на Руси. Немецкий ученый и путешественник Адам Олеарий, посетившего Русь в начале XVII в., записал характерные для русских обычаи в обращении с иконами. Когда в Москве народ взбунтовался против боярина Бориса Ивановича Морозова, то его дворец подвергли разграблению, причем «они выказали такую ярость, что не пощадили даже святых икон, обыкновенно весьма ими почитаемых, сорвали с них их украшения из жемчуга и драгоценных камней и затем выбросили на площадь». Характерно, что так же – выбросили из окна на площадь – одного из главных слуг Морозова, решившегося противостоять возмущенным людям.

Олеарий отметил еще русский обычай хоронить старые иконы: «Когда иконы становятся старыми, они их не выбрасывают и не сжигают, но или опускают их в текущую воду, давая им плыть, куда угодно, или же на кладбище или в древесном саду закапывают глубоко в землю, причем стараются не допустить каких-либо нечистот в этом месте». Этот обычай сохранился в отдельных районах России до XX в.

В деревнях на Русском севере до XX в. сохранилось отношение к иконам как к особым живым существам, домашним хранителям. Изумителен рассказ, записанный в Пермской губернии. "Вот у нас, уж при колхозах, председатель, наш же, деревенский, собрал по домам иконы, в кучу склал у сельсовета. Старухи воют, бабы причитают. На иконах-то дух домашний - каждый сучок, каждая царапинка сызмальства знакомы. Хоть и ругнешь когда в сердцах, а все одно - свое, не соседское. Плач, вой, мужики чуть не за колья хватаются, а председатель-то керосину плеснул и поджег. И как его на месте не вдарило-то! Пламя аж в звезды столбом жарнуло. Старухи говорят: сами видели, как святые по этому столбу дымному на небо УШЛИ. За старух не скажу, правда, нет ли, а вот сам видал: Богородица-то в огне корчится, кровавыми слезами плачет. У ей же младенчик на руках он хоть и безгрешен, а на небо тяжко не одной подниматься. Как замерло тогда в деревне. "Все, - говорят старухи, покинули святые домины наши грешные - не будет теперь ни праздника, ни работы". А председателю этот костер боком вышел. Беды с того самого дня на него посыпались. То телка пропадет, то двор сгорит. А потом, в аккурат на Пасху, сам на конюшне задавился".

Судя по этому рассказу, иконы воспринимались крестьянами как некие волшебные живые существа, живущие рядом с людьми, подобно домовым и другим древним обитателям крестьянского дома и подворья. "Народная религия", вобравшая в себя новое и сохранившая старое, - интереснейший источник для понимания жизни наших предков.

Источники и литература:

1. Белов В. Повседневная жизнь Русского Севера. - М., 2000.

2. Гальковский Н. М. Борьба христианства с остатками язычества в Древней Руси. Т. 1-2. Репринт издания 1913 и 1916 гг. – М., 2000.

3. О том,какдедушка Карпа колдуном был. // Страшные сказки, рассказанные дедом Егором, крестьянского бывшего Чердынского уезда Пермской губернии. Василий Тихов [http://terem.msk.ru/molva/otom.html]

4. Панченко А. А. Исследования в области народного православия. Деревенские святыни Северо-Запада России. – СПб., 1998.

5. Приселков В. Д. Троицкая летопись. Реконструкция текста. - М, 1950.

6. Россия XV-XVII вв. глазами иностранцев. – Л., 1986.

Другие блоги автора:
+8
19:20
160
20:54
+2
Спасибо, интересно, познавательно.
Слышала, что во время противостояния под Москвой на самолете поднимали в небо икону Божьей Матери, какую именно, не помню. Так что с нами бог.
17:33
+1
Как говорится, на войне атеистов нет :)
18:43
Это в 1941 году, когда немцы подошли к Москве, военное командование в отчаянии позволило священникам облететь город с Казанской иконой Божьей Матери, а потом пройти крестным ходом вдоль укреплений. Якобы сам Сталин разрешил. Хотя говорят это один из слухов и мифов о Войне.
18:44
+1
А так познавательно.
Загрузка...
Илона Левина №1