Xen Kras №1

Клеймо зверя. Часть II

Клеймо зверя. Часть II

Но, несомненно, в свои тридцать лет я ещё не мёртв! – отметил Алистер Кроули в своем дневнике. Надо бы себе об этом чаще напоминать.

Путешествие в Китай выдалось не таким уж приятным. Кроули писал: «Путешествие превратило мою одежду в лохмотья: за всё время пути у меня не было возможности помыться или подстричь бороду; кожа на моём лице шелушилась от ветра». Нечего и говорить о состоянии Розы и ребёнка. Когда они на пароходе добрались до Гонконга, то он им показался уголком роскоши. Было решено, что Роза с ребёнком вернётся в Англию через Калькутту, где заодно заберёт багаж, не взятый с собой в путешествие по Китаю. А сам Кроули решил пересечь Тихий океан и добраться до Калифорнии.

Перед отъездом он навестил в Шанхае свою бывшую любовницу из Золотой Зари Элейн Симпсон. Элейн заинтересовалась «Книгой Закона» и заключенной в ней пророческой вестью, которую Кроули до сих пор сознательно игнорировал. Вместе они успешно провели ритуал призывания Айвасса, и тот велел Кроули: «Возвращайся в Египет, в ту же самую обстановку. Там я дам тебе знаки». Но Кроули не последовал указанию Айвасса и направился в Америку, как и собирался.

В итоге Кроули посетил Канаду, полюбовался Ниагарой, заскочил в Нью-Йорк и вернулся в Англию, проведя значительную часть трансатлантического путешествия за написанием поэмы под названием «Rosa Coeli» (Роза небес). Едва сойдя на берег он получил письмо его малышка Лилит умерла от брюшного тифа в Рангуне. Однако зимой 1906 года у Розы и Алистера родилась ещё одна дочь, которую назвали Лола Заза. Но ребенок не укрепил их отношения. Они постепенно ухудшались. Роза все чаще и сильнее прикладывалась к бутылке.

Кроули же оправившись от всех потрясений вернулся к магическим занятиям. Вскоре у него начался недолгий роман с актрисой Верой Степп, которую прозвали Лолой. В честь любовницы Кроули и назвал свою вторую дочь.

Полагая, что поднялся на достаточно высокую ступень духовного адепта, Кроули начал думать об основании собственного магического общества. Поддержку в этом начинании ему оказал его друг, оккультист, тоже член Золотой Зари Джордж Сесил Джонс. Вдвоем они начали проводить ритуалы дома у Джонса, а на осеннее равноденствие, 22 сентября 1907 года, разработали и исполнили новую церемонию, основанную на посвятительном ритуале Неофита Золотой Зари. В это время Кроули создал ряд книг, в последствие ставших священными книгами его учения – Телемы.

Со временем у Кроули и Джонса появился еще один товарищ Джон Фуллер, в будущем знаменитый британский военный теоретик, тот самый, который пришел к выводу, что в связи с созданием ядерного оружия мировых масштабных воин подобной Первой и Второй в истории человечества не будет. Втроем они решили основать новый магический орден, который стал бы преемником Золотой Зари. Их орден получил название А:.А:., которое обычно расшифровывают как Argenteum Astrum - Серебряная Звезда. Чтобы найти и привлечь последователей Кроули и Фуллер начали издавать эзотерический журнал «Эквинокс» («Равноденствие»). А Кроули еще стал читать лекции.

Примерно в это время Кроули вступил в любовную связь с Адой Леверсон, писательницей и в прошлом подругой Оскара Уайльда. Этот роман оказался недолгим, но страстным. Но вскоре Кроули вернулся к жене, состояние которой ухудшалось, количество употребляемого ею алкоголя увеличилось настолько, что, наконец она стала выпивать в день больше бутылки спиртного, как правило, джина или виски. Наконец осенью она согласилась отправиться в клинику в Лестере, чтобы лечиться от алкоголизма. Казалось, у неё получалось воздерживаться от алкоголя, и после двух недель прогулок по горам и совместного с Кроули скалолазания она вернулась в Лондон здоровой. Однако через десять дней Роза снова была пьяна. «Я сделал всё, что было в человеческих силах, — сказал Кроули, — но ситуация была безнадёжной». В итоге Кроули на время ушёл от Розы с условием, что вернётся лишь тогда, когда она перестанет пить.

Кроули вёл странствующий образ жизни. Обосновавшись в Лондоне, он, тем не менее, постоянно перемещался из одного места в другое, то наведываясь в Болескин, то отправляясь в Истбурн, а то, уезжая в Париж, гле он начал писать новеллы, в основном мрачные рассказы. Так, например новелла «Охотник за душами» повествовала о безумном враче, который отравил своего пациента, засвидетельствовал его смерть, замуровал его тело в парижскую мостовую и препарировал его мозг, чтобы обнаружить душу. Кроули отмечал, что это была «хорошая рождественская идея». Не то чтобы этот жанр ему нравился, но он рассчитывал, что за него будет платить.

Между тем известность Кроули в определённых кругах Лондона росла. Благодаря тому, что он набирал учеников, его имя начинало звучать повсюду. Так же быстро росла его репутация «безнравственного» человека, несомненно, усиленная славой дамского угодника. Для известности были и другие причины: он обладал харизмой, был (когда хотел) обаятельным человеком, прекрасным собеседником и, помимо всего прочего, относился к столь любимым британцами эксцентричным натурам.

Из Парижа он отправился в Венецию, которая не доставила ему радости, и он вернулся в Париж, не переставая всё это время писать рассказы. Потом Кроули вернулся домой, и они с Розой на две недели отправились в Сэндвич. Но дела Розы стали ещё хуже. Она исчезала на рассвете и к завтраку являлась совершенно пьяной. И Кроули снова отбыл в Париж, на сей раз не один, а в компании только что появившегося ученика.

Звали молодого человека еврейского происхождения двадцати трёх лет отроду Виктор Бенджамин Нойбург. Он только что поступил в кембриджский Тринити-колледж с целью изучения языков. Кроули обнаружил, что молодой человек неряшлив, равнодушен к своему внешнему виду, несколько грязен по причине нерегулярного мытья, что у него плохо пахнет изо рта, а также что он нервный, легко возбудимый, начитанный, остроумный и добродушный, а еще он оказался агностиком, вегетарианцем и мистиком. В лице Нойбурга Кроули решил найти не только преданного последователя, но и человека, которого он может ввести в свою религию и который примет его в качестве своего наставника.

Однако Виктор был доверчивым и беззащитным и Кроули это использовал для проявления своего специфического чувства юмора.

Так один из таких розыгрышей начался с опасений Нойбурга касательно употребления абсента. Кто-то сказал ему, что абсент опасен и якобы даже в небольших количествах может привести к летальному исходу. Кроули не спорил с этим его убеждением, но однажды на вечеринке сказал Нойбургу, что тот может без опаски пить «Перно». Нойбург последовал совету. Вскоре он был уже очень пьян и начал неумело приставать к присутствующим женщинам. Кроули знал — или чувствовал, — что Нойбург девственник, и не упустил момента. Одной из присутствовавших женщин была Юфемия Лэмб, потрясающе красивая и очень умная женщина, которая нередко позировала известному художнику по имени Аугустус Джон. В нескольких посвященных ей стихах Кроули называл её Дороти и время от времени спал с ней. Эта женщина не только обладала острым интеллектом, но и чувством юмора, похожим на чувство юмора Кроули.

С её согласия Кроули сказал Нойбургу, что Юфемия в него влюблена. Вскоре они, кажется, уже были помолвлены. Но в тот же вечер Кроули отвёз Нойбурга в публичный дом на улицу Катр-Ван, чтобы помочь ему «потерять девственность». Потом Кроули притворился, что слышал о «помолвке», убеждая Нойбурга, что единственным благородным действием с его стороны было бы признаться во всём Юфемии, в подробностях рассказав ей о посещении борделя. Нойбург повиновался. Юфемия изобразила ужас и выразила своё возмущение. Это притворство продолжалось в течение нескольких дней, пока Кроули не сообщил Нойбургу, что всё это розыгрыш. Тот отказывался верить ему и сдался только тогда, когда Кроули привёл его в свои апартаменты, где в постели лежала абсолютно обнажённая Юфемия, куря сигарету и явно отдыхая после недавней ночи любви.

В дружбе между Кроули и Нойбургом была и другая сторона. Вероятно, с самого марта 1907 года они стали любовниками. Кроули был бисексуален и еще в студенческие годы пробовал гомосексуальные отношения, но длительных отношений у него с мужчинами не было. Виктор стал, пожалуй, единственным таким близки и длительным партнером в судьбе Кроули. Совращая Нойбурга, Кроули был движим не только похотью. Он хотел лишить Нойбурга его иллюзий, нанести ущерб его идеализму и чувству собственного достоинства. Вполне возможно, таким образом Кроули удовлетворял свои садистские наклонности, но, как он утверждал, это было на пользу и Нойбургу. Унижая Нойбурга таким образом, Кроули старался укрепить его душу и готовил к суровым испытаниям, которые ожидали на магическом пути.

Вместе они отправились в путешествие из Парижа в Испанию, оттуда в Марокко. Испанцы Кроули не понравились, он нашел их ленивыми крестьянами, а вот арабы произвели на него самое приятное впечатление. Потом они вернулись в Англию, где занимались расширением и формированием А:.А:., привлекая новых учеников. А Виктор приехал в Болескин для занятий магией. Кроули тут же заточил его в комнате, где тот и начал своё десятидневное погружение в глубины магии, ведя при этом записи своих впечатлений, которые в законченном виде представляли собой 127 страниц текста. Кроули же, по Виктор сидел взаперти, с другим своим гостем Кеннетом Уордом вели обычный для летнего Болескина образ жизни. Они занимались скалолазанием, бродили по холмам и рыбачили.

По ночам Кроули отправлял Нойбурга в одежде мага подстригать кусты, а еще бил его жгучей крапивой по голому заду и вёл себя как жестокий антисемит. «Мой Гуру груб; образы, в которых он мне является, становятся чудовищными. Он ведёт себя невероятно оскорбительно… Если он обидит меня снова, я немедленно уеду», — писал Нойбург. Он имел возможность в любое время упаковать свои вещи, но всякий раз оставался. Романтическая, садомазохистская связь между ним и Кроули была слишком сильна.

Новым испытанием для Виктора стало то, что он должен был каждую ночь спать голым на подстилке из веток кустарника прямо на полу его комнаты. Хотя и была середина лета, но дело происходило в Северной Шотландии, и Нойбург провёл много часов, дрожа от холода. После нескольких ночей, прошедших в таких некомфортных условиях, он был произведён в неофиты Серебряной Звезды.

А Кроули тем временем нашел в своих вещах рукопись книги Закона, которую он писал со слов Розы, вдохновленной Айвассом во время их паточного месяца в Каире. В факте обнаружения рукописи Кроули увидел знак. Он медитировал на эту тему и пришёл к выводу, что Тайные Учителя отошли в сторону, давая ему свободу. Он знал: это была его задача — распространять в мире учение «Книги Закона». Наконец Кроули стало ясно его предназначение. Он был тем, кто должен спасти человечество от самого человечества, показать ему новую дорогу, ведущую к просветлению.

Но в его мирской жизни тоже происходили изменения. В начале 1909 года произошёл ряд событий, которые довели ситуацию с алкоголизмом Роуз до решающей стадии. Кроули забрал у Розы Лолу Зазу, поручив её заботам родителей жены, и сказал ей, что она не получит ребёнка назад, пока не перестанет пить. В то же самое время врач, который лечил Розу, сказал, что бессилен что-либо сделать, и объявил, что единственным шансом на выздоровление является госпитализация и воздержание от алкоголя в течение двух лет, на что Роза не соглашалась. Кроули попросил её дать ему развод. Кроули «рыцарски» согласился быть виновной стороной, поэтому в качестве причины для развода могла выступить супружеская измена. Необходимые доказательства были сфабрикованы, хотя в случае с таким благородным мужем, едва ли здесь была нужда что-либо выдумывать. В итоге Алекс Дьюар, тот же самый юрист, который когда-то в Дингуолле выдал им свидетельство о браке, утвердил их развод. На Кроули была возложена обязанность платить алименты в размере 52 фунта в год.

Развод, по мнению Кроули, представлял собой такую же бессмысленную формальность, как и женитьба. Брак, как он говорил, — это «омерзительный общественный институт», а моногамия — «одно из самых идиотских и жестоких проявлений тщеславной человеческой психологии». Единожёнство же, по его мнению, — «бессмыслица для любого человека, имеющего хоть каплю воображения. Чем более разносторонним является мужчина, тем больше нужно женщин, чтобы удовлетворить его разностороннюю натуру». Согласно его мнению, брак «будет приносить гораздо меньше неприятностей, если люди избавятся от представления, что это нечто большее, чем финансовое и социальное партнёрство. Жениться следует из соображений взаимного удобства, и каждый супруг должен без ревности позволять другому идти своим путём». Он также считал, что женщине не следует заводить детей от других мужчин, если её муж не будет на это согласен. Но он, конечно, будет согласен, если действительно любит её, потому что захочет, чтобы она испытала радость, выносив и родив ребёнка от человека, к которому она испытала сексуальное влечение. Однако, утверждал Кроули, именно женщины были главными противниками этой точки зрения, поскольку им внушают, что их собственное благополучие и благополучие их детей зиждется на существующей системе, которую они вследствие этого всеми силами стремятся сохранить. Так что дорогие дамы возьмите на заметку! 

Развод никак не способствовал излечению Розы от алкоголизма. К осени 1911 года, когда здоровье Розы ещё больше ухудшилось, Кроули решил поместить её в психиатрическую клинику как больную слабоумием вследствие злоупотребления алкоголем, поскольку лечение от алкогольной зависимости ещё не было тогда распространено. 27 сентября Роза был поставлен официальный диагноз, и она исчезла из жизни Кроули.

Когда Роза наконец избавилась от слабоумия, вроде бы выздоровев, она вышла замуж за доктора Гормли, чья страсть к ней, казалось, нисколько не ослабела от времени. Католику Гормли пришлось купить у Ватикана специальное разрешение на брак с разведённой. Когда Кроули услышал об этом, то заметил, что он, конечно, иногда расточительно обращался с деньгами, но никогда не тратил их настолько глупо. Однако Роза так не выздоровела. Она снова начала сильно пить и умерла в 1932 году от алкоголизма.

Отношения между Кроули и Джеральдом Келли, который старался прославиться как художник, были испорчены разводом Кроули и Розы, а также отношением Кроули к преподобному Келли и его жене. Кроме того, резкое недовольство Келли было вызвано тем, как Кроули обращался с его сестрой. В итоге они перестали общаться и остались оба не высокого мнения друг о друге.

А Кроули и Нойбург выехали из Британии в Алжир. Нойбург теперь в качестве неофита А..А. сделался для Кроули чела (буддийский термин для новообращённого) и помощником в магических делах.

Какие магические приключения их ждали, и как Кроули стал просвещать человечество, я поведаю в третий части эссе. 

Другие блоги автора:
+2
00:25
34
10:24
Как же сложно раньше было быть женщиной crazy
Хым… Мне нужен неофит, чтобы садистически над ним издеваться, ведя к истине glass
Загрузка...
Михаил Кузнецов