Валентина Савенко №1

О переводах и переводной литературе

  • Кандидат в Самородки
  • Опубликовано на Яндекс.Дзен
О переводах и переводной литературе

Недавно читал "Анну Каренину". Не могу сказать, что перечитывал, поскольку не помнил книгу совсем, но, вероятно, в школе мы что-то проходили. Как бы то ни было, я читал, мне нравилось. И встречал я иногда нелепые обороты, заимствованные (судя по форме) из французского. Со временем привык, но поначалу очень досаждало выражение "сделать измену" и ему подобные, не вполне по-русски сказанные. Возможно, тогда язык был такой, пусть. Но я вот о чем: если бы это был переводной роман, я бы (весьма вероятно) ругался на нелепый язык переводчика, потому что по-французски (или по-английски, немецки, испански и проч.) это не по-русски. Что сказано на одном языке, нужно переводить на другой, не кальку делать, воспроизводя формы чужого языка, а как-то пытаться писать на своем. А в своем языке, в своей культуре не всегда есть тот же самый предмет описания.

Но именно это означает, что перевод невозможен в полной, в исчерпывающей смысл текста, мере. Всегда что-то остается за бортом. Смыслы, незримо нагружающие и оживляющие текст, из языка в язык не передаются. Разные культурные взаимодействия. Пустячок, а ведь непреодолимо.

Вспомнился В.В.Набоков, сетовавший, что в русском языке нет эквивалента глагола "to park", русское "парковать" вторично и не имеет в языке поддержки, потому что "парк" это совсем не "пристроить автомобиль (например) на место для кратковременной стоянки". Читая того же Набокова в переводе (это был "Пнин"), я подозревал, что некоторых слов сам Набоков бы не использовал, а проверить нельзя, можно проверить только примерное качество перевода. То есть русские слова, возможно, -- не набоковские. А ведь это смыслы, это нюансы. Это как есть клубнику с запахом сыра и мучаться о причинах такого несоответствия, не зная, это действительно такая клубника, или просто ее неправильно хранили.

Вспомнились корявые (я подозреваю, весьма поверхностные, или даже автоматические, слегка подчищенные) переводы "нулевых" годов. Подумалось, что, читая переводы, часто -- некачественные, я теряю смысл чтения. Потому что не наслаждаюсь языком, не смотрю сквозь него на мир, а продираюсь сквозь него, как сквозь дымовую завесу, и часто (слишком часто) задаюсь вопросом: а так ли, а об этом ли писал автор?

Все же слышали байку о том, что Брэдбери в переводе звучит лучше, чем в оригинале? Так вот, Хайнлайн в переводе часто интеллигентнее, чем в оригинале, Клавелл -- ярче в оригинале, Гибсон -- художественнее на родном, Набоков -- всяко хорош, но по-разному (он сам себя переводил, между прочим), Азимов -- в оригинале также уныл, как в виденных мною переводах, но интереснее, потому что многозначнее, и больше ниточек связывает просто лексикой. Англоязычный профессор-славист не мог интерпретировать слово "titanic" в переводе "Карамазовых" Достоевскго и спрашивал, имеет ли это отношение к "Титанику". Потому что он понятия не имеет, каков был мир Достоевского.

Собственно, в чем мой пафос: читать, похоже, лучше на языке оригинала. Как и в случае родного языка, мы понимаем тексты на уровне смыслов слов и смыслов связи слов. Мы в состоянии оценить, хорошо написано или нет. А переводы это как целоваться через стекло. Тоже можно, если так хочется.

Однажды видел индийское кабаре. Правильнее сказать так: видел то, что жители индийского городка понимали как "европейская танцевальная программа в кабаре". Мужчины в таксидо на манишку, закатанные рукава, на смуглых руках -- толстые хлопковые перчатки (белые). Женщины -- в нелепых полу-европейских платьях с оборками, голые коричневые руки и тоже грубые белые перчатки. И танцы, как себе их представляют индусы, у которых совсем другие танцы. У них все было серьезно. Я же слезился и хрипел, падал под стул и всхрюкивал от смеха в самых неподходящих местах. Теперь я думаю, что те танцы, должно быть, похожи на чтение переводов.

На картинке: рисунок на китайской сумке с "Али-Бабы". Вроде как тоже передача смыслов.

+13
21:45
121
22:59
+3
Поддерживаю про чтение в оригинале. В одном из блогов мы пришли к выводу, что перевод был такой себе. После этого начал покупать книги на языке оригинала. Понимаю не всё (словарного запаса не хватает), но образы и события входят на уровне ощущений. Да и скилл прокачивается понемножку )
11:29 (отредактировано)
+1
И я поддерживаю про чтение в оригинале! А все вообще оттенки смысла мы и на родном языке не вычитаем за столетие. )) Вон, Пушкина сколько комментируют (подсказка: очень много), а он и ныне там ))
02:04
+2
Тут загвоздка — чтобы читать в оригинале, надо очень хорошо знать язык оригинала, вплоть до устаревших слов, слэнговых выражений и всего подобного. Если те же «50 оттенков серого» с английским на уровне «Ай эм Lena Stogova. А эм э стьюдент.» можно свободно читать хоть в школе, то того же Мартина, который балуется староанглийским, или старые книжки по Вархаммеру, в которых прямо-таки устраивались соревнования, кто больше насует отсылок, я, может, и осилю, но не пойму около половины этих приятных бонусов. Проще не мучить задницу и прочитать по-русски, знатно сэкономив время.
Тут, в общем, все просто. Если хотим, чтобы смысл не ускользал, то читаем на том языке, который знаем. А в остальном — как на душу ляжет. Текст же не про то, чтобы учить меланезийские диалекты, а о том, что мы понимаем в тексте ровно столько, насколько знаем язык. А перевод — не лекарство. Как-то так…
13:22
+2
Читая перевод, я делегирую вопрос передачи тонкостей человеку, который этим занимался, как минимум, за зарплату. Ну или за идею. Видел я у Гильдии переводчиков десятистраничный спор на тему «кипер оф сикретс — хранитель секретов или хранитель тайн». Вот такое внимание к деталям убеждает, что да, перевод лично для меня лучше оригинала, потому что переводчику виднее, как правильно передать.
13:34 (отредактировано)
+1
Интересный пример с секретами/тайнами. ) Но ведь моя заметка — не настояние отказаться от переводов, хотя я их представил довольно смешно в последнем абзаце. Речь о том, насколько близко мы понимаем оригинал и какова роль перевода в понимании произведения.
Есть еще один нюанс, я его не упомянул, это любовь именно к переводам и отсутствие интереса к оригинальной русскоязычной литературе. В спорах о магреализме звучало много имен, особенно испано/португалоязычных, но не отечественных литераторов. Хотя странно думать, что романские смыслы могут быть нам ближе, чем автохтонные. То есть, спорили о нюансах на примере заведомо ускользающих смыслов, и при полной невозможности привести пример на языке оригинала. Это другая сторона перевода — иллюзия прикосновения к смыслам.
Я не спорю ни о чем, в общем, так, поболтать пришел )
04:59
+3
Раньше я беспокоился по этому поводу. Например, пытался смотреть только в оригинале фильмы, с субтитрами, чтобы слышать актёров только так, как они играют голосом…

Однажды я начал пересматривать свой любимый фильм «Вечное сияние чистого разума». Послушал голоса актёров, потом включил вариант русского дубляжа мосфильма…

И понял, что русские голоса звучат богаче и интереснее. И актёрская игра (именно звуковая) — гораздо лучше…

И до меня постепенно начало доходить, что и те голоса, и наши — всё это творчество. Всё это искусство. И оно прекрасно, в любом случае. Как и хорошие переводы иностранных книг…

Я не читаю про некую реальность существующую, которую исказили, а потом испортили переводом. Нет никакой объективной художественной реальности.

Когда я читаю книгу какого-то автора, то я сам изменяю её, под себя, понимая текст не так, как понимал его автор.

Всё это вымысле и игра в нашей голове. И если интересно, если нравится, то — какая разница, насколько «правильно» переведено? В гоблиновском таком стиле, который об стенку готов был разбиться, лишь бы правильнее передать всю матерщину…

Если же видно, что фразы откровенно корявые, то это дело другое. Нужно искать переводчика получше. Но сейчас с этим, слава богу, таких проблем нет, как в девяностых.
11:20 (отредактировано)
+1
Нет никакой объективной художественной реальности.
Отчего же? Разве слова в произведении, линии в рисунке, пятна в живописи, ноты в клавире не есть объективная (то есть, не зависящая от индивидуальных органов чувств) реальность? Совпадающих субъективных реальностей, т.е. полного свпадения в восприятии — нет, соглашусь. Мне кажется вы это и имели в виду, говоря о «вымысле и игре в нашей голове».
04:55
Есть. Пока человек не смотрит на линии в рисунке, пятна в живописи и прочие составляющие искусства — они искусством не являются. Точнее, не большим искусством, чем дохлая муха.

Поэтому, повторюсь. Нет объективной ХУДОЖЕСТВЕННОЙ реальности.

Лишь разумный наблюдатель делает её существующий. И каждый — меняет под себя, своим восприятием. Поэтому нет «правильных» переводов. Есть любительские, неумелые, когда человек плохо языком владеет, например.

Да, именно это и имел ввиду. Что нет объективной художественной реальности. Только субъективная художественная реальность. И никак иначе.
14:13 (отредактировано)
Возможно, теперь я понимаю вашу мысль. Спасибо! Заметка о том, что есть понимание написанного и есть понимание интерпретировнного. Они различны, да. У вас же я вижу тему «нравится/не нравится перевод». Я немного не о том писал.
10:32
+4
В который раз уже приведу тут, на БС, цитуту из Моэма (смысл её очень близок и моему пониманию вещей):
«Важны не слова, а их смысл, и духовный мир человека не станет шире оттого, что он изучит десяток языков. Я знавал полиглотов, но не заметил, чтобы они были умнее других людей. Удобно, конечно, путешествуя за границей, быть в состоянии спросить дорогу или заказать обед; и если у той или иной страны есть интересная литература, приятно читать ее в подлиннике. Но в таком объеме изучить язык не трудно. А пытаться узнать больше — бесполезно. Чтобы научиться в совершенстве говорить на языке чужой страны, чтобы по-настоящему узнать ее людей и ее литературу, нужно посвятить этому всю жизнь. Ибо люди эти (и литература, через которую они себя выражают) состоят не только из совершаемых ими поступков и произносимых ими слов, в общем легко доступных пониманию, но также из унаследованных инстинктов, оттенков чувств, которые они впитали с молоком матери, и врожденных симпатий и антипатий, а их-то иностранцу никогда не постичь до конца.»
11:14 (отредактировано)
Разве Моэм не о том же говорит (в этой части), что и я?
… Если у той или иной страны есть интересная литература, приятно читать ее в подлиннике.
Мне кажется, это примерно о том же…
А про совершенное знание чужого языка (с инстинктами и оттенками чувств) никто и не говорил (кроме Моэма).
Я тут еще поехидничал насчет перевода слов Моэма (с чужого языка), но потом удалил ))
P.S. Все-таки слова — крайне важны, потому что смысл в литературе передается словами. Тут кто-то (либо Моэм, либо переводчик) накосячили промахнулись. Нет слов — нет смысла, другие слова — другой смысл.
11:53
+2
А мне кажется, он говорит о том, что можно читать, а можно ЧИТАТЬ — «чтобы по-настоящему узнать ее людей и ее литературу».
И тут я уже соглашусь с Викой — я тоже читаю переводы. И именно переводы. Потому что в таком случае, эта литература становится немного, но нашей (за авторством уже и переводчика, который должен быть в таком случае хорошим отечественным литератором).
Вот говорят, что Чиполлино у нас популярнее, чем в Италии (да-да, знаю, что можно тут привести причину этого в партийности Родари, но премия Андерсена говорит, что такое суждение однобоко), в том числе и потому, что Маршак принимал участие в переводе.
кажется, он говорит о том, что
Вот это как раз не проверяемо, поскольку у нас нет оригинала, и мы интерпретируем перевод, а если оригинал будет, не факт, что мы сойдемся в смысле сказанного. Тут вам, конечно же, было бы лучше говорить от себя, а не цитировать Моэма, поскольку Моэм нас не поправит, как бы его мысль не изгибали.
По поводу принадлежноси переводов на русский к нашей литературе — полностью согласен. Хороший перевод расширяет язык не меньше, чем оригинальное произведение. Но если бы вдруг вам захотелось почитать того же Моэма, то в оригинале можно видеть, как он строит фразы, какие слова с какими оттенками использует, и т.д. А в переводе мы получаем от Моэма только фабулу, и то не всегда, видимо. Это не уменьшает значения хорошего перевода, но это убирает Моэма-художника и замещает его переводчиком-художником в паре с Моэмом — придумщиком фабульных ситуаций. Что не совсем эквивалентно.
12:24
+1
Ну хорошо, соглашусь. Вот моё мнение:
Я лично учить язык ради того, чтобы читать на языке оригинал не собираюсь) Мне на это жалко времени и смысла я в этом особого не вижу. Тут отечественной литературы навалом, всю не перечитать. А зарубежная меня удовлетворяет в переводе.
Когда-то в студенчестве мне довелось слышать про одного студента, выучившего немецкий язык только с целью читать Гегеля. Потом, как уверяли рассказчики, этот студент сошел с ума. Байка звучала как предостережение! ))
Конечно, вы правы. У нас и собственной литературы — не перечитать. Но это и означает: читать на известном нам языке, в известной нам культуре. А уж делать ли нам другие языки известными — это жизнь разберется, я так думаю.
11:34
+3
А мне нравятся переводы. У меня есть подозрения, что после переводов многие тексты даже лучше, художественнее, литературнее. Доказательств не имею.)))Так, мнение ОБ
11:42 (отредактировано)
И мне нравятся некоторые переводы. Так речь не про то, что переводы плохи, а про то, что переводы (по сути) — отдельное произведение, с другими (часто) смыслами, что и позволяет переводам быть «лучше, художественнее, литературнее» (здесь я согласен и даже не возражаю). Только ведь это не совсем то, «о чем хотел сказать автор» на языке оригинала. Это что-то вроде адаптации смыслов к другой языковой реальности.
11:46
+2
Ну, подожди. Мы так-то не всегда и на языке оригинала понимаем, что хотел сказать автор, мы читаем не его монолог. Мы соприкасаемся с произведением искусства, а часто автор там уже не дистанции, читатель вбирает свое.
Согласен, мы понимаем свое, и даже на родном языке не исчерпываем возможные смыслы произведения. Но перевод создает иные смыслы (потому что предназначен для другой языковой реальности) и иные проблемы их понимания. Перевод как бы удваивает отстояние читателя от автора (про удвоение это условно).
12:04
+1
Лишь отчасти. Нельзя сбрасывать менталитет, конечного порой иностранец понятнее и ближе односельчан))
Наверное, и такое бывает, что иностранец ближе ))
12:12
+1
неважно… это так, личный опыт, я за научные знания)))
Как там было..? Орешек знанья тверд, но мы не привыкли отступать! Помнишь такое? ))
12:25
+1
ага))) И Гений парадокся вдруг)))))
12:33
+2
Еще я думаю, что выучить язык мало. Ну, да кое-какие ништяки тебе откроются. У меня Леля смотрит фильмы на английском, потом пересказывает мне игру слов или объясняет аллюзии, утраченные переводом. Наверное, нужно быть в той же культуре. А культура, она же такая, ее и не языком воспринимают. Я знаю кучу людей, соотечественников Достоевского, которым его и переводить-то на их, специфический, бесполезно. Так что да. Хороший перевод — отдельный жанр. Но и там можно смыслы растерять из-за собственной невосприимчивости.
В точку! Жаль, нет такого смайлика, чтобы показать «обеими руками за». ))
13:01
+3
По поводу переводов есть старая подборка, сверх которой говорить особо нечего.
И Боромир, превозмогая смерть, улыбнулся.
Перевод В. Муравьева, А. Кистяковского.

Тень улыбки промелькнула на бледном, без кровинки, лице Боромира.
Перевод Н. Григорьевой, В. Грушецкого.

Уста Боромира тронула слабая улыбка.
Перевод М. Каменкович, В. Каррика.

Boromir smiled.
J.R.R.Tolkien

И вот можно сколько угодно говорить, что некий перевод лучше оригинала, но этот перевод — априори не то, что хотел сказать автор.
Если это не шутка, то да, сказать нечего )
Спасибо за пример.
21:20
+1
Это ж отдельные мучения, я и на русском не все что хотелось бы успеваю прочесть, а на английском читаю ощутимо медленнее. Пол читалки забито всяким англоязычным, но список сокращается очень медленно)
Была у меня любимая книга детства-юности, которая меня страшно впечатлила (хотя я не до конца понимала чем) и перечитывала ее каждые год-два, и каждый раз как первый. А на шестой-седьмой перечитывала уже в оригинале, и вдруг поняла, чем меня зацепило, и зачем я столько раз к ней возвращалась, успокоилась и с тех пор не перечитывала. Все думаю: это количество помогло, язык оригинала или просто время пришло?)
Может и время пришло, может и язык оригинала помог. Некоторые темные места в переводе понятнее на языке оригинала, — даже если хорошо перевести не получается, но смысл как-то яснее.
А если мучения, то и не надо это. Надо для удовольствия читать, ну их, эти мучения )
22:51
+2
Оно то все для удовольствия, мучение в том, что каждый раз выбирать приходится — то ли писать свое, то ли читать чужое.

Мы не читатели, мы — писатели! ))
11:46
+1
Мой любимый пример — перевод названия книги «We need to talk about Kevin», которая на наш рынок попала под ужасным название «Цена нелюбви». В голове возникла прочная ассоциация с плохенькими любовными романчиками, где главная героиня, изрядно настрадавшись на первых страницах, всё же находит своё огромное женское счастье.

Но книга состоит из писем, которые жена пишет мужу. В них она рассказывает о сыне, который одним ужасным четвергом устроил резню в собственной школе и теперь отбывает за это наказание. Книга мощная, противоречивая и отвечает названию: всю дорогу героиня говорит о Кевине. Причём тут нелюбовь и какая у неё цена — загадка столетия для меня.

А сейчас читаю «Мифы» Стивена Фрая в оригинале и понимаю, что вот именно Фрая читать в переводе ну такое, потому что у него такой богатый язык, столько всяких метафор и постоянная игра слов. Плюс, к этой книге он часто объясняет этимологию некоторых слов, так что крайне полезно )
Да вот же, никто не против переводов, но если хочется почитать автора (Фрая ли, Азимова ли, другого кого), то лучше оригинал.
Загрузка...
Литературная беседка