Нидейла Нэльте №2

Художник крестьянской тематики

  • Кандидат в Самородки
  • Опубликовано на Яндекс.Дзен
Художник крестьянской тематики

Николай Богданов-Бельский — художник крестьянской тематики, так обычно говорят о нём искусствоведы. Считается, что его творчество посвящено жизни простых, небогатых людей и, в первую очередь, крестьян. Особое место в нём отводится крестьянской школе. Сам мастер вышел, как говорится, из народа, и если бы не счастливая случайность — на его творчество обратил внимание известный педагог Сергей Рачинский, не известно, как бы сложилась его судьба…

Потом всю свою жизнь художник старался отблагодарить своего спасителя и делал это, рисуя картины. После 1894 года художник создает цикл картин, посвящённых народной школе, которую организовал Рачинский. Об одной из них — «У больного учителя», написанной в 1897 году, и приобретённой для Третьяковской галереи, пойдёт речь.

«У больного учителя»

Конец 90-х годов XIX века отмечен эпидемией туберкулёза. Страдали от этой неизлечимой в то время болезни и учителя. На картине мы видим детей, пришедших проведать своего педагога. Понятно, что он сильно болен, раз не может подняться с постели. Но при этом на нём белоснежная рубаха-вышиванка, которая делает образ необычайно светлым. У учителя доброе лицо и чувствуется, что он беспокоится за своих воспитанников — крестьянских ребятишек. Судя потому, что у него в руках книга, пытается ещё что-то им объяснить, а может просто читал до прихода учеников.

История сохранила имя учителя. Это Аркадий Серяков, преемник народного педагога Сергея Рачинского в Татевской школе. Когда картина была создана, ему не было и тридцати лет.

Босоногий мальчик, который сидит на кровати, сочувственно смотрит на своего учителя. А вот его белокурый приятель выглядит растерянно, видимо, не знает, как себя вести. Скорее всего, это они принесли ягоды, которые прописаны сочным красным цветом в правой части картины, уравновешивая такой же красный в противоположной части — на рубахе мальчика.

Обстановка в доме учителя очень скромная, но вполне уютная. На одной стене висит фотография, лицо, правда, плохо видно, но понятно, что это молодая со вкусом одетая женщина. Рядом скрипка, скорее всего главный герой был увлечён музицированием. На другой — диплом или аттестат об образовании, на полке стоит глобус, на прикроватном столике — книги.

Возможно учитель, как было заведено в те времена, жил при школе за перегородкой, а может, снимал угол у кого-нибудь из крестьян.

«У больной учительницы»

Много лет спустя, в 1920 году, испытавший на себе влияние импрессионизма Богданов-Бельский пишет картину «У больной учительницы».

Если первая проникнута каким-то репинским духом, реалистичной правдой, подкупающей и переданной в мелочах, то вторая скорее напоминает сладкий до неприличия красочный лубок. Страна ещё переживает трудные времена, однако по картине этого не скажешь. Окно с лёгкими занавесками распахнуто в сад, залитый солнцем, виден ровный забор, дорога убегает вдаль… Да и деревня не выглядит заброшенной.

В миске на столе можно увидеть всё те же красные ягоды, только теперь натюрморт дополняют вазы с васильками и ромашками. Этажерка стала выше, книг на ней прибавилось. Главная героиня — румяная, милая учительница с красивой причёской. В качестве модели была взята гражданская жена художника. Гость — пришедший её навестить ученик, повёрнут к зрителю в профиль, но то, что ребёнок одет в добротную рубаху, отчётливо видно. Словом, благосостояние народа, не взирая на революцию и отгремевшую Гражданскую войну, заметно выросло…

Автобиографичная картина

Одной из самых знаменитых картин Богданова-Бельского из его крестьянского цикла считается «У дверей школы», которая во многом автобиографична. На ней изображён нищий мальчик с котомками и палкой-посохом, который робко стоит на пороге класса.

«Он стоит к нам спиной, и хотя лица его не видать, но из одной позы, наклонённой спины и снятого картуза можно понять, какое у него внутри почтение и какая жажда самому бы в школу попасть», — писал критик Владимир Стасов о картине.

Невольно зритель вместе с мальчиком заглядывает внутрь класса. Поток света заливает большое помещение, блики на полу, широкий разворот пространства не менее важны для мастера, чем сам сюжет, ведь именно благодаря этому свету создаётся образ светлого, солнечного завтра, на пороге которого замер мальчик, в будущем знаменитый художник Николай Богданов-Бельский. Не случайно же он потом напишет в своих воспоминаниях: «Я ведь от земли, отца никогда не видел: я незаконнорожденный, сын бедной бобылки, оттого Богданов, а Бельский уж позже стал от имени уезда. Был пастушонком. Девяти лет попал я в школу Рачинского».

Крестьянин в душе

«Однажды, — продолжаем читать в воспоминаниях художника, — Рачинский заинтересовался, есть ли среди детей способные к живописи. Указали на меня как на любителя исписывать всё своими рисунками. Сергей Александрович дал задание срисовать с натуры одного учителя. Экзамен происходил на виду всей школы. Впервые мне с натуры пришлось рисовать человека. Нашли сходство. Сергей Александрович взял рисунок и отнёс к своей матери. Она захотела меня видеть, и вот крестьянский мальчик попал в роскошные хоромы богатого дома. Приветливо встретила меня Варвара Абрамовна, уже глубокая старуха, современница Пушкина, с которым она танцевала на балах. Очень часто гостила у Рачинских их родственница, баронесса Дельвиг, сестра друга Пушкина. Счастливые часы проводил я в их обществе. Многим, если не всем, я обязан этой семье. Под её покровительством прошло всё моё дальнейшее воспитание».

Однако атмосфера дворянского дома, беседы об искусстве, музыке, театре, пусть и изменили жизнь бывшего пастушонка, тем не менее в душе он так и остался крестьянским парнишкой, который всегда был верен крестьянской тематике и придерживался в своей живописи реализма.

Потому-то и смотрятся крестьянские дети на его полотнах столь достоверно. Как тут не вспомнить гениальную картину Николая Богданова-Бельского «Устный счёт» и главного героя — педагога Сергея Рачинского, которым многим открыл двери в новую жизнь…

Кстати, в дореволюционной России довольно много школ строили церковные приходы, отсюда и пошло название «церковно-приходская школа». Для этого церковный приход с большим трудом собирал средства, нужные на выкуп земли под школу, на стройматериалы, закупку книг. К государству обращались только за разрешением на постройку.

«Богдаша»

Друзья называли художника ласково Богдашей. Его любили, им восхищались. Все дружно отмечали его доброту и жизнерадостность, простоту в общении. Как истинный русский Богдаша всё делал с размахом, но в меру. Любил охоту, хотя и не был особенно удачливым. Правда, обычно оправдывался: под руку дёрнули, лодку качнули, собака не вовремя лаять начала… Говорят, что очень хорошо пел басом и играл на балалайке. Все дамы были очарованы, когда он исполнял романс Михаила Глинки на слова Николая Кукольника «Сомнение».

Так что музыкальные инструменты на его картинах, и в том числе «У больного учителя», не случайность Это часть его жизни…

Эмиграция

Казалось, что художник крестьянской тематики должен был найти себя в Советской России. Ан нет. Его творчество пришлось не ко двору новой власти и в 1920 году он эмигрирует в Латвию.

В своём письме Илье Репину он пишет: «Из того, что я написал с 1917 года, ничего не было выставлено в Советской России». А за границей творчество Богданова-Бельского оказалось востребованным. Он участвует в выставках в Дании и Германии, Австрии и Польше. Проходят и персональные вернисажи, после которых большинство полотен попадает в частные собрания. Он пишет блестящие заказные портреты. Его кисти принадлежат портреты Константина Коровина за работой, Фёдора Шаляпина, работает в жанре натюрморта и пейзажа. И, конечно, не оставляет своей любимой темы.

Почти каждое лето Богданов-Бельский проводил в восточной части Латвии – Латгалии, где был создан целый цикл картин «Дети Латгалии». «А и люблю же я своих латгальских ребятишек – Сашек, Машек, Петек, Гришек, их загорелые лица и лепет!» Латгальские полотна участвовали и в последней выставке художника в 1939 году. Один из критиков писал: «Кажется, будто вся земля, как цветами, испещрена и населена детскими всходами, пестротой и суетой, радостью, наивностью и прелестной непосредственностью».

На этой выставке была представлена картина «В церкви», написанная Николаем Петровичем в Псково-Печерском монастыре, который после революции оказался на территории Эстонии. Как знать, быть может этот храм напомнил ему родную татевскую Троицкую церковь и детишек из школы Рачинского…

В феврале 1945 года Николай Богданов-Бельский скончался после операции в Берлинском госпитале. На родине его вновь открыли лишь в конце 90-х. Но самое удивительное — его картины постоянно тиражировались, их печатали в учебниках, а вот имя автора мало кто знал…

богданов-бельский
Н. Богданов-Бельский. У больного учителя. 1897 г.
Н. Богданов-Бельский. У больной учительницы
Н. Богданов-Бельский. В церкви
богданов-бельский
Н. Богданов-Бельский. На пороге школы
+4
13:00
274
19:43
+1
Ух, ты! А этот известный Филлипок тоже его работа! Интересно. Я сегодня еще об одной художнице случайно узнала… День прямо такой, живописный)))
22:00
+2
я этого Филлипка со школьнйо поры помню. Мне его очень жалко было, что учится не мог.
22:03
+1
Мне и сейчас)))
22:35
+1
у него еще известная картины «Устный счет». Самое интересное, что картины все знали, а имя автоар почему-то нет. ФИллипка помню из сборника рассказов Толстого. А вот художнки там не был указан
22:40
+1
Ух, ты! И устный счет? Ну прямо день открытий.
Нет, я вас немножко запутала, я имела в виду под Филипком «На пороге школы». Просто так назвала, из-за трогательности школьной обстановки.
10:58
+1
я так и поняла. Дело в том, что рассказ Льва тОлстого «ФИлиппок» был проиллюстрирован этой картиной. Так что многие потом так и думали — полотно носит именно это название.
12:09
+1
Очень интересно. Большое Вам спасибо, Наталья!
12:28
+2
пожалуйста! Всегда с удовольствиемп ишу подобные материалы. Сама узнаю много интересного и важного.
12:33
+1
Здорово, что Вы есть на Слоне. rose
13:16
+1
спасибо. Очень приятно. Но поначалу шло туго. Спасибо, кто-то посоветовал, за что очень благодарна, даать материалы о картинах в блогах. В разделе «Публикации» они совсем не читались. А потом нашлись люди, которые писали, что делаю я это скучно и плохо. Такчто был момент, когда просто хотела уйти с сайта. Не думайте, не считаю, материалы гениальными. Но когда постоянно писали, что они неинтересны и самое плохое, что видели, было очень неприятно. По счастью, админы это дело прекратили.
Загрузка...
Светлана Ледовская №1