Данила Катков №1

Сергей Волков. Кукла вуду. Критический психоделически - маго-реалистический опыт интерпретации

Сергей Волков. Кукла вуду. Критический психоделически - маго-реалистический опыт интерпретации

Внимание! Читать ТОЛЬКО ПОСЛЕ 

https://litmarket.ru/books/kukla-vudu?fbclid=IwAR3...

"Ты помнишь, как всё начиналось?"

А не помнишь -- вспомни!

Где-то позади -- бессмертный "Колобок", который, как всегда "я от бабушки ушёл", где-то в прошлом "Среди зноя и пыли Мы с Буденным ходили", где-то сверху Маркесовы магические муравьи тянут по тропе тельце новорождённого с таким реалистичным хвостиком на копчике -- "магический реализм" называется! -- где-то сбоку сосед-железнодорожник съездил в Харьков на Барабашовку и теперь бегает по городу, по рынкам и знакомым, "банкует шмотьём"...

Все куда-то бегут, все торопятся, все в пути, в дороге, и даже ты, кусая ногти до пальцев, ждёшь, пока освободится телевизор, чтобы подкинуть к нему жгуты проводов, чтобы zx-spectrum через магнитофон и телефон дозвонился до Fido-BBS, чтобы убедиться, что сервер не только в Fido пускает, чтобы получить акк с tcpip и, введя lynx loc.gov тоже оказаться в чёрно-белом текстовом магическом реализме библиотеки конгресса и читать, и качать, и путешествовать по ссылкам, выбирать, -- а телевизор занят, доченька твоя смотрит добрый светлый советский мультик, в котором тоже поют "Мы в город Изумрудный Идём дорогой трудной, Дорогой непростой..."

И всё вот это "по умному" называется архетип! Архетип дороги, архетип пути...


А сейчас?

А сейчас Сергей Волков выложил на Литмаркете первые три главки "Куклы вуду" -- и опять всё только начинается, и опять всё только в начале пути!

Да, это только самое начало, и романа С.Волкова, и самого Пути Эллис, но насколько же всё совсем по-иному! Насколько Эллис не Элли из "Волшебника Изумрудного города"!

По иному? Да кто тебе сказал, что совсем? Что, "Колобок" сказка добрая? Без наказания за непослушание? Что, в революционной поэтике и эстетике есть что-либо кроме кровавой бесчеловечной целесообразности? Что, в "Полковнику никто не пишет" много добра, или библиотека конгресса, по результатам четвертьвекового опыта, улучшила благосостояние хоть какого-то государства, кроме самих США?

Так что, ничего не меняется? Всё "кони бегают по кругу"?

"Опять тобой, дорога, желанья сожжены" -- опять колобком вертолётика со сказочно-мультяшным именем "Робинсон" (и предсказанием от Даниэля Дефо) выскочила Эллис из своего восемнадцатилетия, "я от отчима ушла", конечно, не пела, но и гадостности -- и в характере, и в поступках, и в мотивах -- у современной героини куда там тому круглому и холестериновому, в антисанитарии былинных русских лесов изгвоздавшемуся! И алкоголь, и наркота, и оружие, тот самый легендарный русский ТТ, тульский-токарев, становится "тотошкой"! Ещё чуть-чуть -- и совсем по-русски, по-сказочному, он залает, даже и без патронов зарычит, залает и закусает калибром 7,62 на 22 насквозь!

Героиня не просто отрицательная, она отвратительна в своей современной модерновости, в укоренённости всем современным заблуждениям -- а если глянуть в канон, в традицию, в веру и историю, то и антиценностям -- от глобализации, акселерации, демократизации, мультикультурностью и до прямо незаявленных ЛГБТ с БЛМ. И действует она полном соответствии с их шаблонами, привычными нормами и аморалью, начиная от передачи ТТ Gin Gemma и подсчёта звуков выстрелов, и заканчивая всем остальным "на старте пути": эгоцентричная, самовлюблённая, неблагодарная малолетняя стерва. Полностью повёрнутая на себе, своих желаниях, своих целях, своих ощущениях-переживаниях.

Но -- почему-то -- мы всё же такому анти-герою через "очень противно" сочувствуем, сопереживаем? Не потому ли, что узнаём себя-тогдашних в ней-теперешней? Видим все огрехи и преступления молодости, но как бы изнутри? В чём магия магического реализма Сергея Волкова, написавшего такое? Оставлю пока этот пассажик в качестве задела на будущее, ведь всего текста ещё не видел, он для меня, как для читателя, "ещё не стал".

А текст, как и Эллис, всё ещё в пути. И в пути...

И архетип пути захватывает и переделывает и сам традиционный сюжет, и весь окружающий маго-реалистический контекст, и саму героиню, меняет её. Например? Ну, например, Распятый. На телеграфном столбе вместо креста, но что есть Крест для эпохи информационной экономики, как не средства доставки связи?

Распятый -- очень сильный символ. Особенно если его прилетают клевать. Но "клевать распятого" в печень -- это прерогатива Орла Зевса, не так ли? Тогда ничего странного и необычного, если прилетает даже не Ворон, а глупая жадная Ворона, ибо как назвать такую птицу, которая отказалась от роли орлицы, кинула своего мужа, взяла на себя его функции, но всё, как обычно, перегадила по-своему? Ведь не печень, а мозг, а "мозг трахает" вместо того, что надо бы, всегда кто? Да, правильно, только и исключительно скандальная черноротая Ворона!!!

Причём и Ворона вся из себя такая, со стальным клювом с заклёпками, ну прямо паро-панковская ворона, современно-американская, из тех, у которых нет своего прошлого, нет своей культуры, нет своей традиции, нет за душой в истории ничего, а потому нужно хоть как извратиться, но найти, украсть или выдумать "скрепы", хоть в зоновском фольклоре ("Долгий путь", "Заходи -- не бойся, уходи -- не плачь"), хоть в паро-панке!

Итак, архетип пути сводит Эллис с Пугалом, как ещё одной, древнеримской ипостасью Распятого. Только Пугало оказывается опять-таки не совсем простым: оно мало того, что по-сказочному живое, оно мало того, что безмозглое, мало того, что прометеевски-спасительское, оно ещё и "Здражила", и в одном этом слове и русское оскорбительное "жила", и "дрожь", и армейское "Здравия желаю", и просто "здравствуйте"! И бесконечный грех преступлений по приказу, и звание "полковник" -- не Маркесового ли, которому "никто не пишет", ибо что, кроме проклятий и гадостей, будут писать такому? А проклятия чаще высказывают вслух,

И вместо "Страшилы Мудрого" появляется "Здражила Страшный".

И вместе со Здражилой Страшным начинает меняться Эллис: она не только использует Здражилу, не только отыгрывается на нём и раздражается на него, она его в Маанч-сити защищает! Даже тогда, когда угроза -- своему непосредственному бытию. Тому единственному, что самоценно для "американского колобка", что "от отчима ушёл". Это ещё не "русские своих не бросают", это ещё только "но это наш подлец", но именно так начинается социализация главного героя.

Социализация? Эллис? Так что, впору ждать "Среди зноя и пыли мы с Здражилой ходили", да?

Ага! "На Канзас, на большие дела!" -- кишка тонка! Для этого надобно бы быть духа русского, соборного, если не вообще казачьего, а Эллис -- тьфу, дешёвка, отрыжка пост-пост-пост эпохи общества потребления, она ещё не умеет радостно и самоотверженно отдавать, только брать. Только жрать. А потому...

А потому "опять тобой, дорога, желанья сожжены", потому "в город Изумрудный пойдут дорогой трудной" вовсе не "мы", а всё тот же "набор калек и ошибок", понемногу исправляя мир и исправляясь вместе с миром сами -- иного пока им не дано...

А вот что будет в конце...

Впрочем, что будет в конце мы, читатели, ещё узнаем -- если уважаемый автор Сергей Волков позволит, конечно!

Потому что всё пока что только в самом начале! И история Элис, и история пути по архетипу, и сам роман, и, по большому счёту, история нашего Мира, в котором пишутся вот такие сказки.

Другие блоги автора:
0
14:45
66
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
Литбес №1