Валентина Савенко №1

​На пёстрый ковёр похоже полотно «Вихрь»

​На пёстрый ковёр похоже полотно «Вихрь»

На пёстрый ковёр похоже полотно «Вихрь», написанное Филиппом Малявиным в 1906 году. Через год картина была представлена на выставке «Мира искусства» в Екатерининском зале при шведской лютеранской церкви в Санкт-Петербурге и сразу куплена Третьяковской галереей.

Художественный критик Сергей Глаголь так написал о нём: «Вихрь производил впечатление красивого ковра с огненно-красными, малиново-красными и сине-зелёными пятнами. Краски в прямом смысле слова горят. Долго смотреть на них больно глазам, и всё-таки оторваться не хочется. Что-то чарующее, влекущее к себе».

Эту картину для музея сразу же приобрёл Совет Третьяковской галереи. С тех пор «Вихрь» занимает видное место в постоянной экспозиции.

«Вихрь»

На зелёном лугу танцуют крестьянки в ярких красно-синих нарядах. Известно, что красный цвет издавна на Руси связывался с плодородием, с землёй, с цветом глины, из которой Бог создал тело человека. И то, что Филипп Малявин взял этот цвет за основу своей работы, не случайно. Ведь он в юности изучал иконопись в афонском православном монастыре Святого Пантелеймона на Айон-Оросе и был там послушником до 1891 года, пока его работу не увидел скульптор Беклемишев, забравший молодого художника учиться в Петербург.

Известно, что Филипп Малявин начал работать над холстом, столь похожим на пёстрый ковёр, в самом начале событий, которые впоследствии вошли в историю под названием Первой русской революции. Именно поэтому многие критики, в том числе и современные, утверждают, на полотне «Вихрь» художник изобразил «тревожное предчувствие надвигающегося урагана перемен, воплотившееся в революционно-алые сполохи энергичных дробных мазков».

Революция красок

Но если говорить откровенно, то выходца из крестьянской среды мало интересовали идеология или политика. Художник больше занимался разработкой красок, которые бы ему помогли передать силу экспрессии. Последнее требовалось особенно, когда он рисовал женщин-крестьянок.

Зато в процессе создания картины «Вихрь» ему таки удалось сделать личную революцию красок. В этом ему помог художник Игорь Грабарь. Именно он дал рецепт, в состав которого вошли венецианский терпентин и копаловый лак. Но при этом коллега по творческому цеху предупредил, что успех зависит от правильности дозировки: добавит много терпентина и краска не будет сохнуть…

Рецепт Грабаря понравился Малявину. Потом он станет писать картины только этим составом. Но вот беда — мастер пропускает мимо ушей предостережение и не жалеет ингредиентов. В итоге краски продолжат жить своей жизнью ещё долгое время после окончания работы над холстом «Вихрь».

А самому Грабарю придётся с сожалением отметить: «Неумеренное количество венецианского терпентина, взятое Малявиным в связующем веществе, превратило красочное тесто этой картины в массу, до сих пор не затвердевшую, в жаркие летние дни распускающуюся и даже грозящую прийти в движение. Но яркость красок, их блеск действительно изумительный, оставляя далеко позади яркость простых масляных красок».

Видное место в экспозиции

До наших дней сохранились эскизы картины «Вихрь», благодаря чему можно понять — Филипп Малявин не только занимался поиском «особенных красок» для её написания, но очень хотел найти такое композиционное решение, которое смогло бы в полной мере воплотить в жизнь желаемый сюжет.

Бабы на полотне постепенно разрастались, занимали всё больше места. Их яркие одеяния всё больше развевались и раскручивались в ритме танца. В итоге они заняли всё пространство, практически не оставив для пейзажа места. Что же до самого автора, то его это не особенно расстроило. Ибо он, как утверждает Игорь Грабарь, не видел решительно никаких перспектив для развития в написании ландшафтов из-за того, что всё уже было написано до них.

По словам Грабаря, Малявин говорил: «… после Левитана нельзя уже писать пейзажа. Левитан всё переписал и так написал, как ни тебе, ни другому ни за что не написать…»

Поэтому-то он и выписывает одеяние крестьянок. Кажется, что главными героями картины «Вихрь» стали сарафаны, словно отражающие стихии природы. На их ярком фоне нет то что пейзаж, даже лица моделей уходят на дальний план. Эти одежды задают динамику и ритм полотна, буквально приводя в движение его поверхность и гипнотизируя всякого на него смотрящего.

Родом из крестьян

Филипп Андреевич Малявин родился в 1869 году в селе Казанка Бузулукского уезда Самарской губернии (ныне — Оренбургская область) в бедной крестьянской семье. Рисовать он начал рано, с четырёх-пяти лет. Однако в многодетной семье никто и думать об образовании не смел. Отец говорил, что из нищих крестьян учёных не бывает. Но талантливого мальчика это никак не могло остановить и он продолжал рисовать. Обычно это делал углём, а полотном служили стены и ворота. Грамоте обучил местный фельдфебель.

Неизвестно, чтобы с ним дальше стало, если бы в село не приехал погостить к родственникам монах с Афона. Он-то и предложил шестнадцатилетнему Филиппу отправиться с ним в Грецию, чтобы научиться писать иконы. Деньги на дорогу собирали всем миром. На Афоне парень попал в русский монастырь св. Пантелеймона, стал послушником, соблюдал устав, работал в иконописной мастерской.

Так прошло семь лет. И вероятно Малявин навсегда бы остался на Афоне, если бы вновь не вмешался случай.

Знаменитый русский скульптор Владимир Александрович Беклемишев, путешествуя по Европе, решил посетить православную святыню. Когда он увидел работы молодого послушника, то был потрясён. Особенно его удивило чувство тона в изображении морских волн и точность рисунка. Словом, скульптор уговорил монахов отпустить Филиппа, привёз его в Петербург и поселил на первое время у себя дома.

Странный студент

Осенью 1892 года двадцатитрёхлетний юноша явился на экзамен для поступления в Императорскую Академию художеств.

Вот как после написала о нём однокурсница Анна Остроумова: «Я держала вместе с ним экзамен в академию. Во время работы моё внимание было зацеплено странной фигурой. Юноша в какой-то необычной одежде. Похоже на монашеский подрясник. На голове шапочка в виде скуфейки, низко надвинутая на глаза. Из-под неё висели длинные волосы до плеч. Лицо плоское, скуластое, корявое. Брови опущены к вискам. Светлые, небольшие глаза. Лицо монашка, книгоноши. Простецкое лицо. Второй раз я увидела его в классах академии. Я рисовала недалеко от него. Перед началом занятий он, ни с кем не здороваясь, с опущенными глазами, прошёл к своему месту и тихонько стал развёртывать свой рисунок. Потом, оглянувшись кругом, он торопливо перекрестился, что-то бормоча про себя, перекрестил рисунок и принялся за работу».

Как бы там ни было, экзамен Малявин сдал успешно. Программу головного класса освоил за 2 месяца. А в 1894 году он начал заниматься в мастерской Ильи Репина и успешно написал портреты своих однокурсников – Константина Сомова, Игоря Грабаря и других.

Золотая медаль на парижской выставке

Именно в мастерской Ильи Репина были созданы некоторые из самых известных ранних работ Малявина, в том числе «Крестьянка, вяжущая чулок» (1895), первая из картин, в которой он использовал свой любимый цвет — красный. Три из тех ранних работ, все изображающие крестьянок, были выставлены в салоне Московского общества любителей художеств, и две из них («Крестьянка, вяжущая чулок» и «За книгой») тут же были куплены Третьяковым для своей галереи. А вскоре Малявин стал получать заказы и создал целый ряд эффектных картин: «Портрет г-жи Поповой», «Портрет баронессы Вольф», а также замечательных детских образов, таких как «Портрет Ники Ратькова-Рожнова» и «Мальчик в матроске».

Но его выпускная работа «Смех», изображающая баб в красных одеждах на зелёном лугу, была отклонена Советом профессоров академии за бессодержательность. А в 1900 году её отправили в составе экспонатов русского отдела на Всемирную парижскую выставку, где она была удостоена золотой медали. А вскоре на Четвёртой международной художественной выставке в Венеции её купило итальянское правительство для Международной галереи современного искусства.

В общем, из Франции Малявин вернулся известным и вполне обеспеченным художником. Признанием его творчества стало включение в книгу «История русской живописи в XIX веке» (1901—1902) и книгу «Русская школа живописи» (1904), изданных Александром Бенуа.

Примерно в это время он женился на бывшей вольнослушательнице Академии художеств, одесской мещанке Наталии Николаевне Новак-Савич и купил усадьбу рядом с Аксиньино. Там он осел и жил с семьёй почти безвыездно.

«Автопортрет с семьёй» публике не понравился

На московской выставке 36-ти он показал большое полотно «Три бабы», поразившее всех экспрессией форм, смелой красочной гаммой (находится в парижском музее д’Орсэ). В начале 1900-х годов Малявин выполнил ряд интересных портретов современников: «Портрет И.Е. Репина», «Портрет С.П. Дягилева», «Портрет А.С. Боткиной («Лисичка»)». В 1903 году он стал членом нового выставочного объединения «Союз русских художников».

Вскоре Владимир Беклемишев, Василий Матэ и Илья Репин выдвинули кандидатуру Малявина к присуждению ему почётного звания академика, и 23 октября 1906 года тридцатисемилетний художник, не имевший даже общего образования, был избран академиком и отправился в трёхлетнюю заграничную поездку. Казалось бы его творчество должно только развиваться, ан нет, вскоре он перестаёт представлять новые работы.

Случилось это в начале 1911 года, после того, как на VIII выставке «Союза русских художников» Филипп Андреевич продемонстрировал «Автопортрет с семьёй». Большинство критиков восприняло картину как творческое фиаско. От него ожидали экспрессии, характеров, а увидели роскошные наряды и тихое семейное счастье. Естественно, художник очень расстроился и практически перестал писать…

Новые работы публика увидела лишь в 1916 году. Только теперь вместо смеющихся лиц с его полотен смотрели угрюмые и недружелюбные люди.

Он рисовал Ленина

После революции Малявин переехал в Рязань, его имение было конфисковано. Но работы, как ни удивительно, не тронули и потом ему удалось практически всё переправить за границу.

В феврале 1919 года Рязанский губернский отдел Наркомпроса организовал первую в карьере художника персональную выставку, приуроченную к 50-летию со дня его рождения. Два больших полотна с выставки — «Старик у очага» и «Старуха» — были приобретены Рязанским музеем, а его самого пригласили в Москву.

В Кремле им были выполнены многочисленные натурные зарисовки Владимира Ленина и Льва Троцкого. В это же время он написал «Портрет А.В. Луначарского», который показал в 1922 году на выставке Ассоциации художников революционной России.

Эмиграция

Осенью 1922 года Малявин выехал с семьёй за границу, получив разрешение на устройство передвижной выставки своих картин. Семья обосновалась в Париже, где он писал портреты по заказу и где в 1924 году в парижской галерее Шарпентье состоялась его вторая персональная выставка, прошедшая с большим успехом.

Современники вспоминают, что художник активно пытался встроиться в чуждую среду и непривычную жизнь. Вплоть до Второй мировой войны Малявин пишет графические и живописные работы, которые неизменно посвящает русской тематике, есть у него и пейзажи, пишет он и заказные портреты.

Но до вершин начала своей карьеры художник так и не сумел подняться. Некоторые искусствоведы связывают это с тем, что Малявин, по сути, не имел какого-либо общего образования, не было у него глубоких знаний в области мировой культуры. А всё его творчество во многом строилось интуитивно, базируясь на бурном темпераменте.

В воспоминаниях Фёдора Шаляпина можно прочитать «Малюет он и сейчас неплохо, да только все его сарафаны полиняли, а бабы сделались какими-то тощими, с постными лицами… Видно, его сможет освежить только воздух родных полей, и больше ничто…» Да и сам Малявин однажды с горечью обронил: «Вне родины нет искусства».

Ностальгия

Но как бы там ни было за границей художник много работал. Его выставки организовывали по всей Европе, а работы хорошо продавались. Тысячи русских эмигрантов утоляли ностальгическую тоску о Родине перед его картинами. А иностранные зрители проникали в тайну русской души.

В конце 1920-х годов Филипп Андреевич переселился с семьёй в Ниццу. В 30-е годы персональные выставки прошли в Югославии, Чехословакии, Англии, Швеции, Дании. Осенью 1933 года состоялась самая крупная в творческой карьере художника персональная выставка. Экспозиция разместилась в пяти залах современного выставочного павильона Myslbek, построенного в историческом центре Праги.

Последняя выставка прошла в апреле 1939 года в мастерской в Ницце. Вновь в творчестве мастера большую роль играл портрет. В предвоенные годы Малявин-портретист был широко известен в Европе. Среди его моделей были король Швеции Густав V, королева Югославии Мария, экс-премьер-министр Чехословакии Карел Крамарж.

Вторая мировая война застала Филиппа Малявина в Брюсселе. Он был задержан оккупационными властями, обвинен в шпионаже, однако впоследствии отпущен и с трудом добрался до Ниццы, где 23 декабря 1940 года скончался. Похоронен на Русском кладбище Кокад в Ницце.

Творческое наследие

Художественное наследие Филиппа Малявина представлено в коллекциях ГТГ, ГРМ, ГМИИ им. А.С. Пушкина, НИМ РАХ, российских региональных музеев, в частных и музейных коллекциях США и Европы (д’Орсэ, музей Зиммерли, музей Мальмё, музей Принца Евгения Вальдемарсудде). Графика Малявина, рассеянная по российским и зарубежным собраниям, пользуется неизменным спросом у коллекционеров.

В августе 2016 года в Бузулуке Оренбургской области был открыт памятник Филиппу Андреевичу Малявину. В 2019 году «Почта России» выпустила почтовый блок, посвящённый 150-летию со дня рождения художника. Есть там и репродукция картины «Вихрь».

вихрь
Девочка на качелях
вихрь
Бабы
Вихрь
Крестьянская девочка
вихрь
Две русские красавицы
Автопортрет с семьёй
вихрь
Автопортрет
Смех
Портрет крестьянки
Девушка с чулком
вихрь
Вихрь
+1
12:10
52
Оооо, Малявин!!! Его красный цвет на «бабах» великолепен!
13:11
в принципе, у него все цвета великолепны. Хотя сюжеты, на мой взгляд, простоваты.
13:19 (отредактировано)
У Малявина, наверное, не рассудок в сюжете, а эмоция. И «Автопортрет с семьей» зря люди критиковали, очень хорош. И очень не прост сюжетно. Вообще, не соглашусь про простоту сюжета. Те же «Качели» — очень популярный сюжет, всттречается у самых разных художников, сравнить только с Сомовым или Буше (первое, что в голову пришло...) Портреты сложные по цвету, по ощущениям от композиции. Нет, не прост Малявин ))
13:41
Автопортрет с смеьей мне тоже очень понравился. Даже странно, что его не приняли. я бы его так охарактеризовала: элегантный.
Да, согласен. Элегантная, изящная, совершенно модерного стиля работа.
Загрузка...
Литбес №2