Макс Кейдж №1

Эпизод Троянской войны на картине Антона Лысенко

Эпизод Троянской войны на картине Антона Лысенко

Эпизод Троянской войны изображён на картине Антона Павловича Лосенко «Прощание Гектора с Андромахой», написанной в 1773 году по мотивам «Илиады» Гомера. Достоверно известно, что художник работал над этим полотном по заказу императрицы Екатерины II.

Это последняя работа Лосенко (1737 — 1773), некоторые детали так и остались не завершёнными из-за смерти художника, скончавшегося в возрасте 36 лет от водянки. Сейчас это полотно принадлежит Государственной Третьяковской галерее и любители классицизма и древнегреческой литературы имеют возможность его лицезреть.

Сюжет полотна в известной степени опирается на эпизод из «Илиады» Гомера. На нём изображено прощание главного военачальника троянцев Гектора с женой Андромахой и сыном Астианаксом. Вождь троянцев собирается на битву с греками-ахейцами, осаждающими родную Трою. У Скейских ворот, через которые он собирается выйти из города, Гектор встречает Андромаху, которая держит на руках их ребёнка.

Словно предчувствуя беду, женщина уговаривает мужа не рисковать своей жизнью: «Сжалься же ты надо мною и с нами останься на башне, / Сына не сделай ты сирым, супруги не сделай вдовою». Но патриотические чувства Гектора берут верх. Ведь он считает, что обязан защищать жителей Трои, приняв участие в битве. Поэтому на все мольбы своей супруги отвечает отказом: «Всё и меня то, супруга, не меньше тревожит; но страшный / Стыд мне пред каждым троянцем и длинноодежной троянкой, / Если, как робкий, останусь я здесь, удаляясь от боя».

Обращение к богам

Если следовать сюжету поэмы, то затем Гектор попытался обнять сына, но тот отпрянул от отца, «Яркою медью испуган и гребнем косматовласатым, / Видя ужасно его закачавшимся сверху шелома». Сняв с головы испугавший ребёнка шлем, герой обратился с мольбой к богам:

«Зевс и бессмертные боги! о, сотворите, да будет
Сей мой возлюбленный сын, как и я, знаменит среди граждан;
Так же и силою крепок, и в Трое да царствует мощно.
Пусть о нём некогда скажут, из боя идущего видя:
Он и отца превосходит! И пусть он с кровавой корыстью
Входит, врагов сокрушитель, и радует матери сердце!»

Именно этот момент обращения к богам и был изобразил Лосенко на картине.

Интересный факт: уже после смерти Лосенко особенности построения картины «Прощание Гектора с Андромахой» были взяты на вооружение его учениками и «развиты в неписанную систему композиционного мышления, оказавшую влияние на последующую историю русской исторической живописи». А потом и вовсе почти полвека полотно считалось в русской живописи «эталоном исторической классицистической картины».

Композиция

Композиция картины включает в себя несколько групп людей. В центре можно увидеть самого Гектора, который показан народным героем. Он стоит около Андромахи, держась правой рукой за маленькую ручку своего сына, левую протянул к небу. Художник показывает его не только любящим отцом, но и верным гражданином Трои.

Как утверждает искусствовед Авраам Каганович, «лицо Гектора, его фигура не вызывают в памяти античный прообраз, они так же реальны, как и модель, которой несомненно пользовался художник». Одежда Гектора, особенно его плащ, написана в живописных традициях XVIII века и более напоминает барокко, чем классический стиль, а в его внешности «гораздо больше реальной простоты, чем эпического величия».

Главное содержание образа Гектора у Лосенко заключается в том, что он «полон силы, веры в победу высокого патриотического порыва». Поэтому этот образ героя-троянца вызывал у зрителя не простое сострадание, а чувство искреннего уважения.

Образ Андромахи, также занимает центральное место на картине. Однако, по словам Кагановича, выполнен менее удачным, чем образ Гектора, — в частности, потому что «он более других испытал на себе влияние абстрактной классики». С маленьким сыном на руках, она повернулась к Гектору, но её внимание производит поверхностное впечатление, а по своему облику «она, пожалуй, самый чуждый персонаж в толпе лосенковских троянцев».

Немаловажное место занимает образ плачущей служанки, которая является характерным персонажем картины. Кстати, она присутствует в подготовительных эскизах Лосенко, начиная с самых ранних. Женщина плачет, утирая слёзы концом косынки. Самое интересное, что её костюм мало отличается от обычной одежды XVIII века и совсем не похож на ту, что носили во время Гомера.

Воины

Правая группа состоит из пяти фигур. К ним относятся юноша, поддерживающий щит и мальчик со шлемом Гектора. Ещё можно видеть воинов и молодого троянца, который с нескрываемым восхищением смотрит на своего военачальника. Изображение чернобородого воина обычно называют одним из наиболее удачных в картине. Однако вместе с тем специалисты считают, что он «бесконечно далёк от античного идеала» и скорее является продолжением работы Лосенко над крестьянскими образами, которые встречались в его более ранних произведениях.

Слева расположена группа воинов со знаменем. Молодые и не очень солдаты сгруппированы вокруг главных героев, смотрят на Гектора, но не приминают никакого участия в действии.

Рассказывая о картине, нельзя не остановиться на изображённой Лосенко архитектуре. Свою картину он писал за сотню лет до того, как в 1870-х годах археологическая экспедиция Генриха Шлимана начала раскопки на месте подлинной Трои. Так что, главным источником информации при создании архитектурного фона для художника была «Илиада», которая изобиловала поэтическими преувеличениями. Поэтому мастер изобразил город таким, каким его представлял. Надо сказать, смотрится он весьма грандиозно.

Источники вдохновения

Как говорилось выше, Антон Лосенко работал над полотном по заказу императрицы Екатерины II. Художник использовал текст «Илиады» на французском языке из своей библиотеки. Книга была проиллюстрирована гравюрами, на одной из которых была изображена сцена прощания Гектора и Андромахи. Кроме того, искусствоведы полагают, что Лосенко мог также пользоваться трудом итальянского историка и поэта XIII века Гвидо де Колумны «История о разорении Трои, столичного града Фригийского царства, из разных древних писателей собранная».

Однако прообразом картины послужило одноимённое полотно французского художника Жана Ресту-младшего, написанное в 1727 году. Ресту был наставником Лосенко, когда тот работал в Париже во время пенсионерской поездки за границу в 1760-1762 годах. К сожалению, некоторые детали полотна из-за смерти художника так и остались не завершёнными…

Эталон

В течение полувека «Прощание Гектора с Андромахой» считалось в русской живописи «эталоном исторической классицистической картины», до тех пор, пока в 1824 году Фёдор Бруни не написал своё полотно «Смерть Камиллы, сестры Горация».

Картина «Прощание Гектора с Андромахой» долго находилась в музее Академии художеств, после революции перешла в Государственный музейный фонд, а в 1924 году была передана в Третьяковскую галерею.

Сохранился и ряд рисунков, созданных Лосенко при подготовке к написанию картины. В частности, в собрании Государственного Русского музея есть карандашный набросок-эскиз, представляющий собой один из ранних вариантов композиционного построения будущего полотна. Ещё один рисунок-этюд находится в собрании Третьяковской галереи — на нём изображён нагнувшийся юноша со щитом. Рисунок «отличается большим мастерством исполнения, верностью пропорций и полной ясностью характера модели», он хорошо передаёт движение юноши, а также положение торса и головы.

+4
15:50
43
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Вадим Буйнов №2