Ольга Силаева №1

Использование архаизмов и жанровые ловушки

ЛИТЕХ

  • Кандидат в Самородки
  • Опубликовано на Яндекс.Дзен
Использование архаизмов и жанровые ловушки

Вот примеры текста на церковнославянском языке, записанного в современной транскрипции.

"Не имеи соби двора близ царева двора и не держи села близ княжа села: тивун бо его аки огнь трепетицею накладенъ, и рядовичи его аки искры. Аще от огня устережешися, но от искоръ не можеши устеречися и сождениа портъ" (из книги: Д. С. Лихачев. Поэтика древнерусской литературы. М. 1979).

"Якоже и властелин града того, видев отрока в таком съмерении и покорении суща, възлюби и зело и повеле же ему, да [пребываеть] у него в цьркви, [въдасть] же ему и одежю светлу, да ходить в ней. Блаженый же Феодосий пребысть в ней ходя мало дьний, [яко] некую тяжесть на собе нося, тако пребываши" (из книги: "Древнеруские предания", текст "Житие Феодосия Печерского").

Поскольку я буду упоминать ритмику народного сказа, вот пример ритмической конструкции из беломорских сказаний. Записанные в 19 веке, еще несут след архаичного русского говора (запись А.В. Маркова. Новгородские былины, №65, книга вышла в 1901 г.). Обратите внимание на ритмический рисунок текста.

"Тут Забава испугаласе,

Горючьми слезьми да обливаласе;

Она вставала скоро со стула рыта бархата,

Благодарила ево, сама скоро вон пошла."

Проблема использования архаизмов в современном языке не в том, что значение старинных слов мало кому известны. Так, появление англицизмов в современном русском языке вызвано, судя по использованию, не их полной понятностью, а факторами другого рода. То же и с архаизмами, они возникают не столько для решения реальных задач фиксации объекта описания, сколько как стилевой артефакт, как знак внешнего тексту смысла.

Сегодня церковнославянский язык (говоря об архаизмах, я возьму пример церковнославянского языка, как наиболее очевидный) используется преимущественно в церковных службах. Это сложившийся, устоявшийся язык и развития в нем нет. Является одним из диалектов староболгарского языка.

Церковнославянский язык обладает специфическими признаками, используемыми современными авторами для формирования особенного слога, связанного, как правило, со сказовой ритмикой, ассоциируемого со сказками, с древностью, реже – с величием.

Как раз именно "великолепие" и аудиальная мощь церковнославянского языка является его "визитной карточкой".

Лексику церковнославянского языка очень ценил Ломоносов, говоря о "возвышенности" архаизмов в речи. И это при том, что даже не отягощенная церковнославянизмами одическая поэзия того времени сегодня совершенно нечитаема по причине ее громоздкости, пышности и велеречивости.

Со временем громоздкость и пышность стиля становится ограничивающими факторами стиля, а использование классицизмов и церковнославянизмов на практике (способы рифмовки, грамматика, набор тем) осознается как архаика уже в начале 19 века (Карамзин, карамзинисты, кружок Пушкина), когда они пародируются как "отсталые" в языковом и стилевом плане. Вот ровно этот элемент пародии, комичности, сохраняется за церковнославянизмами и сегодня.

За исключением отдельных заимствований, церковнославянская лексика после середины 19 века встречается нечасто и, как правило, осознается в двух смыслах: как "старина" в положительном смысле, так и в пародийном ключе.

Основные, самые узнаваемые и самые популярные особенности использования церковнославянского языка в современных текстах это лексика и грамматические конструкции.

Лексические церковнославянизмы обладают устойчивой узнаваемостью: дондеже, бегох, влекоше... а также всем известные "лепота", "паки-паки" и "иже херувимы".

Из грамматики, как правило, используется грамматическая конструкция "прилагательное после существительного" (не исключительная, к слову). Среди писателей эта грамматическая конструкция очень популярна. Причин, вероятно, много, но не всегда эти причины артикулированы. Представляется, что сегодня основная причина – придание тексту "привкуса старины". Известно, что в конце 19 – начале 20 века И. Анненский и А. Белый использовали эту грамматическую конструкцию для усиления "певучести" своих текстов. Однако, весьма скоро пришли к заложенным в грамматике ограничениям.

Сегодня вполне можно говорить, что лексические и грамматические архаизмы имеют жанровые и стилевые особенности, возникшие в позднее время. Эти особенности связаны с пародийной функцией архаизмов в современном языке.

Использование церковнославянского языка сегодня видится не-комичным, не-пародийным только в церковной службе, или шире – в особом, связанным с Церковью контексте, где естественное звучание церковнославянского языка соответствует событиям. В светских же контекстах церковнославянский прочно закрепился за пародией, за комедийными ситуациями.

Три основные (по моим наблюдениям, на БС в том числе) стилевые формы использования архаизмов:

1. Стилизованные псевдо-архаические тексты с "возвышенной" лексикой. В силу устоявшегося восприятия, в рамках современного языка это выглядит напыщенно, громоздко, чрезмерно патетично. В итоге, приобретает пародийный смысл.

2. Прямая пародия на "высокий" стиль, снижение в образном и лексическом рядах и "низкие" комические мотивы (псевдо-народный стиль, "деревенский" стиль с использованием архаизмов и диалектизмов)

3. Cказовые мотивы, основанные на ритмике народного сказа и связанные с пониманием архаики как "сказочного стиля". Я предполагаю, что немалую роль в формировании такого образа сыграли кино-сказки А. Роу.

Проблема в том, что как архаизмы в руках неопытного автора мостят "кривые дорожки". Едва ли авторы хотят во всех случаях создать пародийный или комический текст. Очень часто церковнославянизмы портят стиль текста своей неуместностью. Попав в плен к ритмическому ли рисунку сказа, к грамматическим ли конструкциям, не вполне понимая правила использования старых, редко употребляемых слов, авторы очень часто создают довольно нелепые формы, фрагментированные чужеродными стилю вкраплениями архаизмов, архаической мелодики или сказовой ритмики.

Ритмически современный язык очень сильно отличается как от церковнославянского, так и от народного сказа, отчего и случается неприятное ощущение "чужеродности" и "надуманности" архаизмов.

Не менее проблемно обстоит дело с семантикой церковнославянизмов внутри современной речи. Они продолжают иметь значение, но их смысл, существующий только в живом словоупотреблении уже недоступен. Получается, что исконный речевой контекст отсутствует, но и новый не может быть приобретен. Так архаизмы часто просто теряют свои речевые "смысловые ячейки" и напоминают уже не осмысленные слова, а образцы глоссолалии (об этом много и интересно написано у В. Шкловского в "Заумном языке"). Семантические ряды современной лексики очень сильно не совпадает с казалось бы близкими семантическими рядами церковнославянского языка, так что смысл текста при необдуманном заимствовании "плывет", и "размазывает" мысль писателя.

Использование церковнославянизмов дает мгновенную стилевую "сбивку" в сторону пародии, что для автора, вероятно, не всегда желательно. Причинами, мне кажется, можно назвать неумение автора работать с архаизмами, невозможность подобрать к ним одноуровневые семантические ряды, а уже имеющиеся, готовые речевые формы сообщают текстам пародийный характер.

Некоторые авторы пытаются интуитивно обойти это ограничение, добавить "глубины" и "народности" в текст. Для этого используются народные сказовые интонации, в основном, ритмического плана, со спецификой ритмического дробления текста, иногда – в частушечном ритме. Но тогда ситуация выглядит еще интереснее: сказовый дробный ритм совмещается с архаичной лексикой и архаичной грамматикой, создавая именно что комедийный конструкт, поскольку исчезает свойственная церковнославянскому языку велеречивость, достигаемая как раз специфической ритмикой самого языка.

В значительной мере сказанное касается неаккуратного использования диалектизмов.

При использовании архаизмов или диалекттизмов писатели часто ссылаются на практику: "у нас так говорят". Это большая (и часто – критическая) ошибка. Письменный язык не включает в себя очевидные для слушателя интонационные ударения, проглатывание звуков, введение дробящих ритмических частиц (тка, доть, ер, ка, и др.). Жесты и мимика также играют очень важную роль в устном творчестве. Поэтому, будьте уверены, говорят – точно не так. А вот чтобы зафиксировать на письме диалектный говор, требуется очень внимательная работа с языком.

При неточном, непродуманном использовании архаизмов и диалектизмов страдает стилистическая, семантическая, грамматическая составляющие текста. И читатели могут от этого ненужно нервничать.

***

Написано для ЛИТЕХ. Обсуждаемо, несоглашаемо, контраргументируемо.

Картинка из Интернета.

+6
16:45
620
17:16
+2
Ну я даж не знаю, что обсуждать-то… Тут как с любой стилизацией — не знаешь, не лезь. А залез — копай матчасть, чтоб не об… В общем, чтоб ненароком пародию не слепить pardon
17:30 (отредактировано)
+1
Во-первых, спасибо за коммент, хоть немного нарушивший толстопокровное ледяное одиночество моего чудного бложика.
Во-вторых, недалеко по сайту ходят примерно 4-5 человек, которых я когда-то смертельно обидел криками про неорганичность их лексики и грамматики ими же выбранному стилю. Жду, что они почитают, может быть, вероятно, кто знает…
Обсуждать там много чего можно, на самом деле. Но это дело интереса. Например, ритмика сказа в современном языке, разумное использование архаизмов, или что делать, если я не хочу пародию, а она лезет изо всех щелей (лайфхак: принять водочки, она задепрессирует лобные доли мозга и мозг сам станет немного архаичным bomb).
17:39
+1
А ))
Ну, от тех, кто на это смертельно обижается, логично ждать что-то вроде: я пишу не по правилам, а душой! laugh
В остальном… Так или иначе имитировать этот стиль целиком смысла нет, а то будет вон как в дуэли — до конца продрались единицы особо упоротых упертых. В целом же выходит что-то «для себя» — автор ради личного интереса поэксперементировал.
Вот у тебя там уже все написано: это именно особенность письменного стиля, а не реальной речи. Поэтому чисто архаическая речь — это с жанром игры, не стилизация самой эпохи. В остальном — или в прямой речи героев, если исторический антураж. Или писать на гибридном языке, с умеренным числом этих самых
17:46 (отредактировано)
Это верно, но есть «но». Я часто встречаю неорганичное использование архаизмов и диалектизмов, а пояснить мою позицию в кратком комменте сложно. Плюс, что доставляет, так это почти неминуемо всплывающие пародийные, комические интонации в текстах на «гибридном» языке. Все в пародиях, все в комедиях, все с прихахошками, надоедает же. У меня есть серьезное подозрение, что это автора «заносит» против его воли. Вот и развлекаюсь написанием блогов «за жизнь» )
19:43 (отредактировано)
+2
логично ждать что-то вроде: я пишу не по правилам, а душой!

Правильно! Душой пишу я.
Вольно панство нетверёзно
Попадает на пенёнзы.
Альгвазил из трезвяка
Тащит в плен здоровяка!

Здесь есть архаизмы? Или это жанровая ловушка…
Дык в прямой речи всё-таки можно?
Всё-всё?
Оу! Пан Пшездецкий! Лично! Как приятно! inlove
21:23
+1
Практически все Х)) Всегда можно списать на то, что персонаж любит такие словечки laugh
21:26
+1
21:26
+1
Ну, можно перейти к практической стороне и эксперименту ради пописать тексты так, чтоб было с архаизмами, но не комедь. Хоррор crazyУчитывая, что этот жанр в принципе мало кому дается и большинства смахивает на анекдот про Лавкрафта… Это будет тест для тех, кому уже нечего терять в жизни crazy
Прямая речь в тексте это всегда письменная речь. Ее необходимо обрабатывать, «сырую» использовать практически невозможно, там ниже это обсуждалось.
21:58 (отредактировано)
Вот, а это было бы интересно, чтобы с архаизмами и не комедь. Это уже был бы высокий пилотаж. Но архаизмы тянут сильный пародийный контекст, так что даже не знаю, кто бы взялся.
19:07 (отредактировано)
+2
Всё правильно, всё так. Если это вкрапление чисто «чтоб красивше было», тогда чужеродно и нелепо, да.
А по поводу сочетания сказовой речи и другого стиля вспомнился рассказ Виктории про необычную няньку, русско-народную. Там было любопытное сочетание.
Не, может есть и ещё такие хорошие примеры, просто я не читал и не помню. ))
Я не помню, о чем речь в рассказе про няньку. Виктория нередко использует архаизмы. Нужно в каждом отдельном случае смотреть, чохом все в неправильное заносить нельзя. Да и неочевидно же это все, есть место для несогласия и расхождений. Даже прямая речь, мне кажется должна обрабатываться для единства стиля. То есть, она и прямая, с архаизмами-диалектизмами, а все-равно ее нужно напильничком пообрабатывать, чтобы глаже было.
20:57
+2
Вот ещё вспомнился пример из командного турнира: Леший. Любопытно, что скажете?
А, это Марино. Хороший текст. )) Скорее, по жанровой сетке, это комедия, выполненная в сказовом ключе. А вот сказовый ключ — пародийный.
19:56
+2
А почему ты за основу в этой теме берешь именно церковнославянский?
Вот ты упоминал
Cказовые мотивы, основанные на ритмике народного сказа и связанные с пониманием архаики как «сказочного стиля»
Почему не это? и почему кинематограф? А сказки? Афанасьев тот же. И я не могу согласиться, что «у нас так говорят» без мимики и жестов не вычитать. Полно употребления диалектов в произведениях и они прекрасно считываются. А уж после записи фольклористов и публикаций тех же сказок, былин и прочего… Давно часть письменной. Другое дело, что многие современные авторы делают это кичево и сусально, соглашусь.
20:14 (отредактировано)
+2
Почему церковнославянский? Для примера. Можно брать любые архаизмы, но на примере ЦС понятнее. Его лексику и грамматику часто используют именно для имитаци «сказочности». Архаизмы они ведь не для всех «архаизмы», они в качестве диалектизмов могут долго жить. А чтобы сказку взять, у того же Афанасьева, надо будет провести анализ лексики по группам «современность/архаика», «используемое/мертвое», а это очень долго и, вероятно, не очень нужно.
Пример из кинематографа дан для очевидности. «Поэтику древнерусской литературы» читают не все, а «Ивана Васильевича» все видели, скорее всего.
Про «у нас так говорят» это я даже спорить не буду, это нормальная практика любой полевой группы по филологии. Раньше с этим сложно было, потому не только писали карандашиком, а еще старась звук на валик, на ленту записать. Хлопотно было, особенно без электричества. А сейчас делают видео. В языке много избыточных знаков, поэтому что-то считывается интонационно, но непередаваемо (как прищелкивание языком, щелчки пальцами, жесты), но и паузы, и тон голоса на письме не передать. Надо звук+видео.
Что еще… Записи фольклористов 19 века для сегодняшней лингвистики/филологии это 50% от необходимого, там многого нет. Да никто и не публикует «сырые» записи со всеми пометками, ни Афанасьев, ни Буслаев, ни Веселовский. Посмотри филологические штудии, там читать невозможно, столько всяких значков с каждым почти словом. Записи для публикации обрабатывают, делают читаемыми, но поэтому многое остается за бортом. Так что нет, не часть письменной, а «в некоторой части» доступно для записи. И точно так же «в некоторой части» доступно для использования.
А что современность архаизмы таскает почем зря, это да. Это текст и для наших «современников», в том числе ))
20:24
+2
подожди? почему ты думаешь, что его используют, а не народный сказ? эпос?
20:28
+2
ну и как не часть-то? Когда давно адаптировано и через сказки, и Шукшин, Твардовский, Шолохов, Шмелев. Мне просто кажется, что неверно брать церковнославянский для этой темы. ну никто не знает его кроме 3 фраз из ИВ. И сам говоришь, что для сказочности, и не берешь фольклор… Мне странно. Может, непонятно изъясняюсь.
Так народный сказ в значительной части это лексика и грамматика ЦС плюс диалект плюс специфическая ритмика, связанная с дополнениями или пропусками звуков. ЦС же это Библейский язык на Руси, оттуда и многие слова. Библия же и околобиблейские тексты долго были почти единственной распространенной литературой. Эпос тоже писался прямо на ЦС, как и летописи, в монастырях же почти все делалось, чаще всего учеными монахами или учениками. В свое время эпос практически перестал развиваться, частично перешел в былины, в сказки, почти изчез как форма. Потому я взял ЦС для примера как основу житий, летописей, эпоса. ЦС дошел в хорошей сохранности аж до 19 века. И по сей день на нем говорят, ведут службы, но язык уже практически не жив. Для примера удобно.
20:44
+2
да не знают современные авторы не ЦС, не Библию. А вот сказки на слуху и на глазу.
давно адаптировано и через сказки, и Шукшин, Твардовский, Шолохов, Шмелев
Вот именно, что адаптировано. Об том и речь, что нужно адаптировать, под себя, под свою лексику, под свою ритмику. Эти все перечисленные, они адаптировали. Есть довольно много исследований о том, что у того же Шолохова или Шукшина не «сырой» говор, а очень сильно адаптированный. Просто хорошо сделано, органично. Поэтому чтобы взять говор для примера, его нужно брать «сырым», а это много работы, а я поленился ))) Поэтому взял для примера ЦС.
20:49 (отредактировано)
+1
Сказки надо брать для примера «сырыми», не обработанными. А это много-много головной работы по структурированию лексики.
Авторы, может, и не знают, а на слуху много церковнославянизмов и библеизмов из Синодального перевода.
20:53
+1
ну не знаю))) чего там на слуху, не встречала я таких стилизаций. вот недавно Финиста слушала. Там неплохо сделано. если не кусок про Аркаим…
А здесь не про стилизации речь, а про неорганичное использование архаизмов.
А главный мой пафос в том, что, начав использовать архаизмы, авторы практически всегда уходят в комедию или пародию. На БС примеров миллион ))
21:00 (отредактировано)
21:04 (отредактировано)
Посмотреть нужно )) Посмотрел. Там стилевые черты житий, смешано со сказом. Мое мнение, что не очень удачно вышло. Писалось, вероятно, всерьез (это сложно сказать), но по форме — пародия, мне кажется. Там явные «сниженные» обороты.
21:13
мне тоже не зашло
21:28 (отредактировано)
+3
А как ваще разделить органичное и неорганичное использование архаизмов? Возможно ли провести чёткую грань?
21:54 (отредактировано)
+1
Думаю, можно аргументировать в пользу органичного/неорганичного. Например, учитывать ритмику/мелодику, адекватность семантическим рядам. Второе очень важно, и может быть показано в разборе, что неорганичная лексика, когда «сбоят», например, смысловые ряды.
22:00 (отредактировано)
+2
яркий пример применения архаизмов в пародии:

Окати меня
Алым зноем губ.
Али я тебе
Да совсем не люб?

Борис Примеров

Александр Иванов

Как теперя я
Что-то сам не свой.
Хошь в носу ширяй,
Хошь в окошко вой.

Эх, печаль-тоска,
Нутряная боль!
Шебуршит мысля:
В деревеньку, что ль?

У меня Москва
Да в печенках вся.
И чего я в ей
Ошиваюся?..

Иссушила кровь
Маета моя.
И не тута я,
И не тама я…

Стал кумекать я:
Аль пойтить в собес?
А намедни мне
Голос был с небес:

— Боря, свет ты наш,
Бог тебя спаси,
И на кой ты бес
Стилизуисси?!..
И на кой ты бес / Стилизуисси?!..
Вот точно мой вопрос стилизаторам! )))
22:06
Стилизация уместна на сцене. В литературе — крайне редко. Да и то, как уже замечено автором блога, для придания комизма.
22:08
+1
Ну, это вряд ли архаизм. Здесь, скорее просторечье. Архаизм это типа: зело, вельми, да и слово сей можно туда отнести.
Как-то так.
22:09
Для нынешнего поколения слово — собес — уже архаизм)
22:11
+1
Ага. Скоро и слово «совесть» Туда же канет. Если еще не…
22:11
+1
Архаизм (от др.-греч. «устаревшее выражение»), устаревшая лексика — устаревшее слово, которое в современной речи заменено синонимом.
совсем не люб
это архаический оборот, использунтся в диалектах… Но ЦС тоже один из диалектов, там такого много.
22:12
+2
нет, я несогласна, совершенно. Комизм выходит при кривизне. Но и удачного много. Тот же Акунин. Великолепно стилизует. Просто нужно знание материала. А не вымучивание. Мне стилизация была нужна в «Помилуй мя». Не знаю, кто там смеялся. «Как в сказке» тоже часть развития сюжета, лепка образа.
22:12
+2
У собеса — соцзащита.
Гвоздиком к дверям прибито.
автор блога важно кивает ))))
22:14
Лично я вплетаю (грешен) словечки такого рода для усиления комичности ситуации. Умышленно. Всё зависит от умения, навыка «умной» стилизации.
22:19
thinkпардонюсь))
Наиболее адекватное стилевое выражение комического состоит в смешении «высокого» и «низкого». Например, «высокая» тема и «низкий» язык, говор. Комическое не обязательно смешно само по себе, оно смешно как раз в узнавании (обшучивании, пародировании) «высокого» через «низкое». Например, идет серьезный, важный человек и нелепо падает. Или лягушки поют оду Дионису.
Можно и не смеяться, но текст может быть комедией. Как «Чайка» Чехова.
01:51
Я знаю. Но ты хочешь сказать, что это всегда область комического? Мне странно это
Понимаешь, в современной худ.литературе я не могу вспомнить ни одного текста «высокого стиля». Они все с этакой пост-иронией, все немножко скептичны, что ли. И введение в такие тексты «высокой» лексики практически неминуемо дает комический эффект. Я не упомню современные тексты высокого стиля.
Да, получается странно, я согласен, но вот, к таким выводам я пришел. Может быть, я что-то упустил.
06:10
Однобоко, прости
12:00 (отредактировано)
Возможно, однобоко. Но ты же не оставишь товарища в неведении? Расскажешь, пояснишь, в чем однобокость моего тезиса? Чтобы было удобнее, я передам мысль кратко: при введении лексики, стилистически «завышенной» по отношеннию к основному стилю текста (я приводил пример с ЦСЯ), писатель скорее всего получит комический эффект, хочет он этого или нет. Эффект усугубляется использованиием ритмики народного говора. (Я думаю, при введении очевидно «заниженной» лексики получаем этот же эффект.)
Если ты покажешь, где я ошибаюсь, можно будет понять, как избежать ненужного комического эффекта. Тогда мы сможем выменивать эти знания у начписов на халву и ириски. ))
12:03
Я просто думаю, что ошибочный путь этот ЦС. Нет его в стилизацих. Фольклор там
Вы не поверите, но до сих пор масса народа так говорит.
12:15 (отредактировано)
Опять же, возможно, ты права, а я перегибаю. Но мой довод здесь будет такой: фольклор плотно связан с ЦС по многим причинам. Например: а) общие диалектные основания, б) почти полное доминирование ЦС в книжной и клерикальной культуре на протяжении сотен лет, в) происхождение национальных литературных жанров из житий и эпоса.
12:17
но 70 лет ты куда дел?
12:22
Ну ты что так влияние ЦС на себе испытываешь. Ты сам говоришь о киноцитатах, но это смешно, что они определяют восприятие языка. А вот Жили-были дед да баба это все наизусть знают. На этом ревет ставится по сей день. А у поколения писателей — так это хрестоматийно. И в школе это изучается. Почему ты в этом вторичность видишь, а в ЦС первичность? Если мы в принципе моменте изображения народности говорим или о фэнтези славянском, что продолжение сказочной традиции? Вот и не могу я этот перекос принять.
Да никуда. Мы сейчас наследуем литературную традицию пост-Карамзинской эпохи: ирония, частные интересы, «камерные стили». В советской литературе (ты про эти 70 лет?) возрождали высокий стиль, но, я бы сказал, чистого продукта не получилось. Тоже, кстати, интересно, не был ли соцреализм обречен на переход в «камерность» и психологизм? Может быть, в принципе, свал на «камерность» и психологизм был просто предопределен невозможностью связать его со стилями до-Карамзинского времени?
12:31
Мы сейчас наследуем литературную традицию пост-Карамзинской эпохи: ирония, частные интересы, «камерные стили».
с чего бы? и как это связано с ЦС? и как ловко ты опять уворачиваешься от фольклора. Да все в нем источник черпали. Не в ЦС. ЦС — закрытый. Мертвый. Культовый он. а многим так и навязанный.
с чего бы?
Ну, потому что так. Поэтому Пушкин наше все.
как это связано с ЦС?
Потому что до этого периода русский литературный язык находился под сильнейшим влиянием ЦС. Это видно из текстов, например Ломоносова, Тредьяковского.
опять уворачиваешься от фольклора
Потому что «сырой» фольклор включает в себя много чего, в том числе грамматическую структуру ЦС и много лексики оттуда. А ты приводишь в пример уже переработанный, «облагороженный» фольклор.
13:20
И почему его влияние отрицать. А ЦС в современной Библии не переработанный? Пушкин да, наше все. Те же сказки, но ты то его в сторону и за ЦС опять.
ЦС это один из языков в составе русского языка. До 17 века он имел определяющее значение для литературы. Его структура подобна структуре многих славянских языков и диалектов. Его лексика повторяется во многих языках и диалектах, она не уникальна. Поэтому удобно было взять ЦС как наиболее отчетиво кодифицированный язык и показать его как пример.
Как раз по этой же причине нельзя взять фольклорную сказку. Географические и временные границы ее создания неопределенны. Лексика роственна многим языкам, причем в их устном, то есть, наиболее изменяемом, варианте. Структура языкаа неопределена, потому что никогда не была установленна (устное же творчество).
Лексику ЦС (как примера) мы часто встречаем сегодня. Писатели употребляют архаизмы дщерь, отрок, отроковица, огнь, анафема, вознести и проч. На БС масса подобных примеров. Дополнительно, писатели используют грамматические структуры ЦС (они общи многим языкам, но тоже взято для примера). Вот это все, взятое вместе с современной лексикой и современными темами, создает комический (или пародийный) эффект.
Взять для примера готовую сказку означает заблудиться в исходных данных этой сказки — где там основание, где поздние напластования, к какому веку это относить — все неясно со сказкой. Пушкинская сказка же — не исходник, это переработанное в духе 19 века сказание неизвестного происхождения. Как это можно взять для примера в моем случае? Никак.
14:37
Зачем брать ЦС? Просто ответь. Он не оказывает влияние на современные стилизации. У них другой источник. Что дает «брание» ЦС, его закономерностей? Ты пытаешься разбирать то, чего нет в том, что ты пытаешься разбирать
15:09 (отредактировано)
Так я же и стараюсь ответить, как понимаю. )
Я думаю, современные стилизации черпают часть лексики из древнерусского, который в письменной части — ЦС, для придания «колорита». А также они черпают много из грамматики древнерусского, опять же — из ЦС. Плюс они часто включают говоровый ритм, но это уже сложно анализировать, откуда и как,. Можно выделить только примерную географию говора. ЦС, к слову, имеет немало ритмических структур, близких к говорам. Так что, думаю, ЦС сегодня продолжает влиять. А уж в стилизациях — очень сильно, не лексикой, так грамматикой.
То есть, ты оспариваешь мой пример с ЦС, но не сам тезис? Может, напишешь заметку, что пример с ЦС — неудачен? Может еще кто в дискуссию включится? Было бы интересно ))
15:20 (отредактировано)
Нет. Не хочу. Потому что считаю, что ЦС никак не влияет на современные стилизации, думаю, это заблуждение. Что ж писать-то?
Ну давай тогда возьмем современную стилизацию (с БС, наверное, лучше?) и поковыряем ее вместе, на мотив есть там или нет влияние ЦС. Я, кстати, не утверждал, что везде непременно присутствует ЦС. Я говорил, что если есть, то получается не всегда ожидаемый комический эффект.
15:57
Ок
Кто нам даст ковыряться?))) Нынче все своим дорожат)
16:02 (отредактировано)
У меня нет стилизаций, максимум — сказовый текст («Серебряные подковки»). Можно спросить, может кто нам позволит «гармонию разъять как труп» ))
Надо клич кинуть. Ты кинешь клич или я?
16:10
+1
Ты))) меня люди боятся)
Хорошо, давай я ))) Значит, мы берем предложенную стилизацию, разбираем на мотив присутствия/отсутствия влияния ЦСЯ и как это влиет на стиль. Правильно?
16:31
+1
А я вот никого не боюсь. laugh
Потому что культурный. crazy
20:25
+3
сил хватило мне на пол-листика:
крест игры из слов, да без свеч, нести,
но хромает на все конечности
мной подкованная стилистика.

уж и эдак я, уж и так и сяк,
сыпал золото слов сусальное,
а огрёб одно, но охальное…
да, вестимо, я — не пиит, босяк)
20:28
+1
22:37
+3
Сегодня Каверина читали. Сказка о Мастере золотые руки, Маше… Такая какая-то сказка. Я в детстве не читала её, а люблю Каверина и как-то мне она не очень. Детям-то понравилось. Но речь не об этом. Ваня впервые столкнулся со словом подле. Стала вспоминать, правда, в современных рассказах его не вижу. Это, интересно, тоже архаизм? Как угадать, что нормальные для тебя слова фефёла и фанфарон не просто редко употребляются из-за бедного словарного запаса твоих собеседников или авторов, которых читаешь, а вышли из употребления? Понятно, словари есть, а если без них?
А без словарей, вероятно, только опираясь на языковое чутье. Я точно знаю, что граница архаизм/не архаизм очень смазанная, что в одном словаре помечено как архаизм, в другом может помечено как диалектное. В одной части страны слово может уйти навсегда, а в другой части — стать диалектизмом, пройти обработку и вовсю использоваться. Чтобы занести слово в «архаизмы», филологи много работы проводят.
23:04
+1
Эх, среди моих любимых словечек ибо и нежели
Я думаю, что им можно найти применение, но мне что-то не могу придумать примера, как. «Нежели» я сам использую, даже не знаю, воспринимается ли комично. Мне кажется, еще вполне рабочее слово. А вот «ибо» это сложно, но и его можно ввести, если с лексикой подумать. Запретов полных нет и быть не может, тут уж как получится ввести.
А подле уже архаизм?
18:06
Вот и мне интересно бы знать. Я это слово очень давно нигде не встречаю.
18:08
+1
Ибо — это не архаизм. Ибо нефиг. Часто слышу это слово в иронично речи. А вот нежели, как обозначение противопоставления, тоже давно не встречала.
18:16
+1
Языку скажем мы спасибо,
что он есть. Это лучше, нежели
нет его. Но обидно, ибо
мы язык свой веками нежили)
18:33
+1
Часто встречаю «ибо» в разных лекциях и семинарах (отнюдь не филологических). Употребляемое в сочетании с новыми словами звучит довольно нелепо, а вот темах «жизненных», изложенных «просто грамотным стилем»- вполне естественно.
18:48
+1
У поэтов на этот счёт индульгенция. Но следует пользоваться архаизмами умело, чтобы не угодить впросак)
08:02 (отредактировано)
Архаизмы — это слова, имеющие синоним в современнном языке, так что и «подле», и «ибо», и «нежели» — архаизмы. Есть еще историзмы — это слова, обозначающие предметы, исчезнувшие из употребления. Скажем, «алтын» или «золотник». Историзмы могут сохраняться в составе фразеологизмов, например, «попасть впросак»(просак — ткацкий станок). Но вообще в лексике процессов много разных происходит, все течет и меняется, да и разные виды архаизмов и историзмов существуют.
Это же сколько времени понадобилось, чтобы написать такой текст. Лично я работаю сутра до ночи.
14:55
+1
Делать вам больше нечего, Константин
14:57
+3
Если не было вставки про «Порку», значит, это не Константин. Его взломали!
15:18
+1
Или похитили, и он пытается таким образом намекнуть нам об этом. Надо срочно спасать человека! Слоны своих не бросают!
14:44
+1
Спорить не о чем, все верно.
От себя лишь добавлю, что это касается и жаргонизмов. Правда, тут еще надо будет изучать этимологию слова. А то я с раннего детства любила вплести вычурное словечко, особенно: с оказией и тихой сапой. Так вот первое вовсе не старорусское, а взято из латыни, а другое, вообще, тоннель под крепостную стену.
18:11
А есть ещё выражения «лобзать в десны» и «вытянуться во фрунт». В моем окружении их используют несколько человек, филологии. Раз они используются в разговорной речи, значит, уже не архаизмы?
18:27
+2
я в койке вытянусь во фрунт
и лобызну вас в дёсны.
нам нипочём изюма фунт,
и наши ночи звёздны)
Архаическая иротика?)))
18:30
+1
Секс ровесников не ищет)
Ибо лучше секс, нежели ворчание)))
А что скажете на счет фразы «С места в карьер». Я была уверена, что это подойти к обрыву, и бросится в него. Но злобный папа обломал. Это когда тяжелая кавалерия, времен Наполеона, на рысях подходит к противнику на расстояние примерно пятьдесят метров. Ровняет этот самый фрунт и по сигналу кидается на супостата. Причем самым быстрым аллюром.
21:16 (отредактировано)
Это, скорее, давно устоявшееся выражение и потому вряд ли считается архаизмом…
Может даже фразеологический оборот типа мороза по коже. Только означает быстрый старт с места.
22:02
+1
Анахронизм и архаизм — совершенно различные понятия))
22:32
Тьфу, спасибо. Зашился. Сейчас исправлю
22:49
+2
ну вот — пардон, сейчас исправлю.
а я намылился на травлю))
22:57 (отредактировано)
+1
Мне травля — как мечу игла.
Судьба меня для травли родила. crazy
08:23
+2
Стилизовать текст под древнерусский — задача, конечно, очень сложная. Мне очень нравится, как это делает Водолазкин в «Лавре»: все повествование ведется обычным современным языком, только в речи персонажей используется древнерусский, причем не только за счет лексики, но и за счет грамматики: звательный падеж, которого у нас нет (а ведь какая красота: Арсение, жено, старче!). Я бы, наверное, именно на грамматике делала акцент, если бы пришлось стилизовать. Это восхитительное чередование к//ц (в руце, о волце), глагольные формы интересные (несоша, указаша).
Непонятно только, а зачем стилизовать? Основная прблема все-равно мне видится в неорганичности текста современости. Для развлечения — не вопрос. А вот что-то сказать от себя — уже не уверен, что можно. Образы, ход мыслей, логика зависят от языка. Старорусские языковые формы могут выглядеть свежо для первого-второго раза, а дальше — куда с ними? Они не органичны ни строю современной мысли, ни лексическому охвату. Собствено, мой вопрос: а надо ли это все? Не проще ли говорить от себя, своим языком?
Загрузка...
Эли Бротовски

Другие блоги