Дарья Стааль №2

И тут мне подумалось… вот, память

И тут мне подумалось… вот, память

В первом томе «Истории государства Российского» Николая Михайловича Карамзина…

(За который ему, к слову, чрезвычайно досталось от бывших однопартицев, ибо был масоном и пошел вразрез «генеральной линии» - пинать русскую историю. Свою ошибку исправлял томом следующим, характеристикой Ивана Грозного, исправлял так хорошо, что был прощен, а Иван Васильевич заклеймен до степени лишения прав на групповое скульптур-фото средь наиболее известных деятелей Руси, вошел в историю самого знаменитого исторического памятника своим отсутствием. Что понятно умалило не его, а охарактеризовало дурость создателей и обще-либеральный фон того времени.)

Ну так вот, в первом томе Карамзина, «случилось», хотя и прошло незамеченным, словно и этому были приложены старания, следующее.

Русские (чьих имен история не сохранила) вызвались быть проводниками хану (чье имя сохранилось) с его воинами, но водили долго, завели в тьму-таракань, там постоянно случались некие неприятности, в которых тот подрастерял всех воинов, и смог вернуться только в одиночку, спасая коня, жену и шкуру. Сие событие произошло за сотни лет до Ивана Сусанина, чей подвиг, и это естественно, всеми либеральными исследователями признан недействительным.

И тут вспомнилось. Вот 1941. Северо-Запад. Мужики наших деревень, что за всей той суетой так и не успели получить повестки, поступили по-старинке: порезали скот, заложили солонину в бочки (по одной на каждую телегу), взяли сухари (сушить их впрок было обычаем), ружьишки, попрощались, запрягли и двинули на немца.

Что дальше?.. Это все. Гонца так и не прислали сказать, где случились их «фермопилы» - такое было не в обычае.

Они не считаются убитыми. Не считаются даже пропавшими без вести. Они никем не считаются, ибо ни в какие бумаги не были занесены.

Сейчас умрет последний свидетель (впрочем, с интернетом не знакомый), и «алес-капут» - добили.

Случись о них кому-то вспомнить, прыщавые юнцы и юнессы (коих и здесь достаточно), упиваясь всезнанием, сильным их логикой (как бы поступили они сами) и отсутствием сведений в Википедии, тут же убьют их еще раз, выстукивая по клаве собственными автоматными очередями, что это очередной «ура-патриотичный» вброс, «фейк», а правда, она, в «сволочах». А сволочи снимут очередные «Сволочи», про «забытую» «9-ю роту» и «Сталинград»…

Так я думаю.

-1
12:07
261
20:24
Зря вы так всех огульно. В вашей общине тоже есть юнцы и юнессы, наверняка вы им рассказываете, значит они точно будут знать историю своих предков.
Вы сами привели примеры, в начале своей статьи, о безвестных героях и патриотах.
Думаю в каждой войне таких историй множество.
А что происходило в оккупации? А в партизанах?
Думаю невозможно составить или оставить документальное свидетельство на все случаи. даже в наше высокотехнологичное время.
Но на то и существует память человеческая. Помните о своих родных и близких, о своих односельчанах, соседях, соратниках — и необходимо если не записывать, то хотя-бы рассказывать. Передавать.
А сволочи — они всегда есть и будут. Но одни из сволочей сняли «Штрафбат».
На заставке фото. Сделал сам. Аккурат в том самом месте, где, как мне рассказывали, мальчишка зарезал немца и спустил того по реке. Не надеялся что-то найти, но понырял и нашел. Край отколот моей виной, это не осколочное, пытался сбить ржавчину. Принадлежало ли «тому самому немцу», сказать невозможно. Подтверждает ли ее нахождение то событие? Так я без того знал, что это правда. Но «демократически» это мое слово, против «вашего» (понятие условное). Но «ваших» (опять условное) много, и это перевесит. А именно, политика – что считать правдой.
Ни одна из общин не является хранителем памяти. Хранителем памяти выступает политика. Общины политики не делают.

Мальчишка проходит у меня прозвищем Седой. См. этнографический рассказ: «Седой, 1946, 1996»
litclubbs.ru/articles/3684-sedoi-1946-1996.html
Загрузка...
Катерина Риш №1