Анна Неделина

О композиции и теме

О композиции и теме

О композиции и теме.

В прошлый раз мы разбирали строение художественного текста, выделив в нем такие аспекты как композицию, сюжет и фабулу, где под композицией понимался центральный конфликт произведения, то эмоциональное ядро, вокруг которого строится сюжет.

Не трудно заметить, что композиция тесно связана с темой произведения, с условиями и обстоятельствами в которых разворачивается авторская мысль.

Тут стоит сделать следующее замечание, которое заключается в том, что точка применения авторского усилия несколько смещена относительно самой темы. Творчество разворачивается не там, где автор продумывает актуальность темы или её злободневность, открывает новую тему, ранее не обыгранную, или повторяет строение классических жанров – нет. Работа заключается в том крутящем моменте, который автор предает своему произведению при помощи художественных средств, в том как он обращается с собственным материалом.

Для иллюстрации данного тезиса, я предлагаю проанализировать два произведения классических авторов: это «Несчастье» Чехова и «Гранатовый браслет» Куприна.

Те, кто знакомы с приведенными рассказами, заметили, что общей темой в них является невозможная (неразделенная\трагическая) любовь.

Невозможная любовь, наверное, одна из самых распространенных тем в мировой литературе. Невозможность любящих быть вместе; непреодолимость препятствий, страдания – вот, пожалуй, те немногие элементы, которые являются неотъемлемыми частями самой темы. Сама драматичность ситуации неразделенной любви кроется в её неудаче. «Ромео и Джульетта», «Унесенные ветром», «Поющие в терновнике», «Анна Каренина» и еще сотни подобных любовных и женских романов построены на человеческой трагедии соблазна, страсти и желания.

Вариации ролей и отношений довольно велико. Здесь можно встретить и конфликты сословий, когда бедный выбирает богатого; всевозможные любовные многоугольники, с переменным количеством действующих лиц; конфликты внутренние, когда герою приходится выбирать между долгом и страстью. Так, тема усложняется историческими, социальными, психологическими мотивировками. Неизменным остается сама ситуация, в которой человек сталкивается с той или иной невозможностью, и именно сама невозможность словно бы становится самостоятельным объектом, той описываемой автором картины, в рамке которой и заключено всё напряжение.

В современных произведениях тема остается неизменной, меняются лишь декорации. Так появляются романы в которых один из героев влюбляется в человека из прошлого\будующего, в уже умершего призрака или воскресшего вампира, в пришельца\эльфа\орка\негра.

Такой подход справедлив для описательной поэтики, опирающейся на принцип достоверности, когда автор выступает в роли талантливого художника, чья задача правдиво передать образы, характеры персонажей и их поведение.

Но художественная работа не ограничивается только лишь описательными принципами.

Предлагаю выделить три подхода к теме, три способа, какими автор может обращаться с художественным материалом.

  • Описательный. Это то, что ранее я назвал «описательной поэтикой». Данный принцип заключается в том, что автор выступает художником, он «рисует» тему, и чем точнее и достовернее он её изобразить, тем интереснее и красочнее получится само произведение.
  • Опосредованный. Автор описывает какую-либо ситуацию, и самим текстом, сюжетным строением, формой, выказывает свое отношение к поднятой теме. В произведении образуется авторская рефлексия, самосознание текста как текста. Так, разобранная в прошлой работе «Шинель» подходит под этот принцип. Гоголь в «Шинели» смеется не только над Башмачкиным, но и над самой историей о нем, то есть – над самим текстом.
  • Исследование или углубление. Автор проводит анализ темы и поворачивает её в художественном произведении новой стороной, оттеняя тем аспекты конфликтов, которые до этого были без внимания. Перевернуть тему, увидеть драматизм в другом месте. Так в теме любви, уж коли мы за нее взялись, можно указать не только на непреодолимость препятствий в виде безответности, но и на непреодолимость самого чувства любви, самой страсти. Или указать на ощущения и переживания окружающих людей, остававшихся до этого лишь второстепенными персонажами.

Полагаю, предложенные подходы не единственные, но в нашем случае их вполне достаточно. Поскольку мы проводим литературное исследования, нам важно выявить основные принципы, в то время, как разработку самих художественных средства оставим самим авторам, благо последних здесь более чем предостаточно.

И так, вернемся к Чехову. «Несчастье» - это небольшой рассказ, речь в котором идет о сильной любви некоего Ильина, небогатого человека, к замужней Софье. Мужчина страстно влюблен, и ничего не может с собою поделать. Он встречает Софью на улице, где рассказывает ей о своих чувствах. Он говорит, что ничего не может с собою поделать, что понимает глупость своего положения, и что с радостью бы превозмог это пагубное чувство, но по натуре он слаб, ничтожен, бессилен и не знает что делать. Собственно, с этим вопросом «что делать?», он и обращается к возлюбленной.

Софья, замужняя дама, объясняет всю невозможность и бессмысленность этой затеи. У неё есть ребенок и она порядочная дама, так что лучшим вариантом для Ильина будет забыть её или уехать из города вовсе. Мужчина отвечает, что он и сам это понимает, но страсть сильнее его. Так же он замечает, что и сама Софья лукавит, когда говорит, что он ей неинтересен: «Если бы это было так, то вы бы не пришли на встречу», - замечает он.

Так и развивается рассказ. Далее следует сцена вечера в гостях с Софьи, где она обнаруживает в себе симпатию к Ильину. После - короткий разговор на улице, где Ильин говорит, что его любовь – это приговор, и не стоит с этим спорить, что судьба уже предназначена им обоим, и что сопротивляться этому попросту бесполезно, так не лучше бы сделать все прямо сейчас.

Когда читаешь Чехова, возникает только один вопрос: кто так изъясняется в любви?! Кто говорит о таких высоких чувствах так, как будто они есть непреодолимая сила, рок, который самому герою чужд, и от которого он хотел бы, но не может избавиться? Ответ прост – это Чехов.

Рассказ усугубляется стилистикой. Автор нарочито использует тяжеловесные слова, множество отступлений, отчего текст кажется мрачным, тягучий, лишенным любовного. Привычную тему любви Чехов переворачивает, смещая акцент с непреодолимости препятствия к любви, на непреодолимость самой страсти любви. Для этого он вводит рефлексивного персонажа, который не просто «любит», но еще и обнаруживает себя «любящим», и эта любовь становится для сознания героя непреодолимой данностью, тем, что лишает человека достоинства. Поэтому Ильин неоднократно говорит о своей слабости, беспомощности, и глупости того положения, в котором он оказался.

Для усиления эффекта, Чехов ставит рядом с рефлексивным Ильиным совершенно внешнюю Совью, женщину, которая сама воображает себе жизнь и с легкостью верит в это воображение. Так, на начало рассказа, женщина убеждена в том, что она порядочная и верная жена. Но уже под конец с ужасом представляет, как становится падшей, «очередной героиней из бульварных книжонок». Это служит тому, что нам предлагают два совершенно разных вида «любви», одна из которых является реальным чувством, а другая – мечтой или воображаемой, надуманной.

Так как для психического аппарата нет разницы между реальными и воображаемыми объектами, то работа воображаемой любви ничем не отличается от реальной. Она порождает точно такие же аффекты и состояния души, с тем лишь отличием, что структурирована она несколько иначе, в том, что её источник совсем другой.

Мы видим как Чехов обращается с классической темой, как он смещает акцент, авторское внимание, выбирая для описания совсем иные элементы. Можно отметить какую роль в произведении играет сам язык, как он точно передает чувства главного героя: их тяжесть и невыносимость.

Но совершенно иначе обращается с темой Куприн. В «Гранатовом браслете» автор идем совсем иными путем.

Он не начинает с центрального действия, а заходит как бы издалека. Так, главному сюжетному повороту предшествует долгое описание семьи Шеиных, их отношений, истории. Желтков, влюбленный в главную героиню Веру, появляется лишь во второй половине рассказа и то в качестве присланного письма, сам же как человек он встречается уже ближе к концу. Самой встречи предшествую разбирательства того, кто же прислал Вере письмо и что значит этот странный подарок – браслет с зеленым гранатом.

Композиция произведения похожа на рассказ тайн, или же на детективную историю, так как именно тайна личности Желткова, история его любви и является центральным элементом произведения. Но не стоит думать, что «Гранатовый браслет» это вариация на тему Шерлока Холмса, вовсе нет. Тема любви является единственной темой.

Так в рассказе имеется обширный диалог Веры с генералом Аносовым, которого она расспрашивает про любовь, что это такое, любил ли он когда-либо и чем отличаются в любви мужчины от женщин. Далее разговоры с сестрой и сцена встречи мужа с Желтковым. Повторяющимся рефреном проносятся слова Аносова о «настоящей любви», той самой, которая помечена трагичностью и особой чистотой.

Главная героиня Вера часто думает об этом, её манит и, в то же время, пугает глубина подобных чувств. Когда же её выдается возможность встретиться с Желтковым, она отказывает, боясь собственных чувств. Но уже в конце, когда Желтков оказывается мертвым, а значит и безопасным, она решается поехать и проводить в последний путь покойного. Она держит его руку и понимает, что та самая любовь, о которой говорил Аносов, прошла мима неё.

Но кто такой Желтков? Если кратко: Желтков семь лет назад увидел Веру и влюбился. Все это время он был её тайным поклонником, преследовал, но не решался познакомиться. После того, как он присылает ей письмо и подарок – гранатовый браслет, муж Веры находит его. После обещания прекратить преследования, Желтков кончает с собой.

Куприн всячески пытается убедить нас, что чувства Желткова – это не одержимость, не пагубная страсть, а настоящая и чистая любовь. Для этого он вводит диалог с Аносовым, а после – указание на то, что любовь прошла мимо героини Веры. Есть еще встреча мужа и Желтково, в которой первый отмечает, что влюбленный не является помешанным, что это несчастный и честный человек, и что в этот момент происходит настоящая драма человеческой души.

Как видим, Куприн обращается с темой иначе. Акцент на невозможности любви остается неизменным, герой Желтков – это не рефлексивный персонаж, который обнаруживает себя в страсти. Нет, он полностью захвачен собственным чувствами, вплоть до того, что готов умереть за них (и он это делает). Куприн не раскрывает причин одержимости Желткова, не раскрывает никаких психологических мотивов. Его язык довольно ровен, мягок, лишенный какой-либо выделанности, намеренности, что не позволяет пронаблюдать самой авторской рефлексии. Но «Гранатовому браслету» оно и не нужно, так как рассказ построен по совсем другим принципам.

О художественных приемах и формах мы поговорим в другой раз.

Гробарь А.

+1
00:44
621
23:22
Написано как учебный материал. Прочитала, но надо ещё переварить, а когда усвоиться — применить.
Спасибо!
Загрузка...
Михаил Кузнецов