Ясмина Сапфир №1

​22 оттенка черного (третья серия) – Молочный волк

​22 оттенка черного (третья серия) – Молочный волк


– Я злой и страшный серый волк, я в поросятах знаю толк! – бредил во сне Джеймс Мун, скорчившись на сиденье ВМW Х5. – А-а-а-а!

– В ягнятах, - донеслось сквозь тревожный сон.

– В поросятах, - упорствовал Мун, вспоминая фильм, смотреть который инструкторы MI6 заставляли восемь раз подряд. – В поросятах!

– Окно отройте, - командный тон сопровождался требовательным стуком в окно.

Несчастный шпион открыл глаза. За запотевшим окном стояла черная фигура в огромной кепке и стучала в стекло полуметровым резиновым членом.

– Волк и он хочет трахнуть меня! – вспыхнула дикая мысль, на миг выбив из головы все, чему так долго учили в разведшколе.

После нокаута от похмельного капрала корпуса Морской пехоты США Рикки Смита, таящегося в теле шизофренички Санны, Джейм вообще стал очень пуглив.

– Открывай, …ля, по хорошему! – требовал Волк. Чувствовалось, что ему уже сильно невтерпеж, и он готов ради межвидового секса прорваться сквозь дверь как кабан сквозь заросли тростника. – Открывай, я сказал!

Мун заметался по сиденью. В бок впился складной нож, спрятанный в правом кармане брюк.

– Запустить Волка в машину, потом правой в горло и рвануть вбок-вправо, чтобы окончательно вспороть горло, как учили, - со дна мутного болота подсознания всплыла спасительная мысль.

Он протянул руку и открыл замок. Дверь рванула так, как будто бы ее тянул ураган, унесший Дороти из Канзаса. Нечеловеческая сила вырвала Муна из машины как репку сводная команда родственников и прихлебателей Деда.

– Нарушаем, …ля? Права, техпаспорт, огнетушитель, аптечка, - перед Муном стоял помятый лейтенант ГИБДД с резиновой дубинкой.

– Билялетдинов! – яркой молнией вспыхнула в ночи тренированная память разведчика.

– Ай, брат, здарова, салам алейкум - обрадовался лейтенант. – Ай, брат, здарова, салам алейкум - радуется лейтенант смуглой внешности. Чего в машине спишь, чудило? Жена выгнала?

– Ай, брат, здарова, салам алейкум - радуется лейтенант смуглой внешности. Нет уменя жены, - насупился Мун, распухшее либидо которого отказывались ублажать днями стоящие перед ним раком «девушки ву-у-у-у-у», которых он сэлфил ради спасения больных раком детей.

– Какие твои годы, нет, значит, будет, - утешил Билялетдинов, срывая фуражку и забрасывая в машину. – А я вот с дежурства сменился, дай, думаю, с лоха сшибу на клубешник, а лох – это ты оказался. Прикол?

– Прикол, - от «девушек ву-у-у-у» житель чопорного Лондона освоил московский сленг.

– Так чего в машине спишь?

– Отравился я, - признался сэр Мун. – Молоко «Борзая буренка» выпил.

– И правда лох, - весело смеялся Билялетдинов. – Нельзя мешать водку с вином, ЛСД с кокаином и молоко с солёными огурцами. Ладно, вылечу тебя. Садись, поехали. – Он обошел машину и угнездился на пассажирском сиденье. – Ну что ты там телепаешься? Садись.

Мун с опаской влез в машину и покосился на дубинку.

– Это член? – спросил он.

– Это? Это орудие производства и волшебная палочка в одном резиновом флаконе! Хотя, может и членом быть, да. Вот помню, остановил я учительницу, молоденькую девушку с круглыми черепаховыми очками и в длинной юбке до пят. Так она, когда сумму штрафа услышала, то такой стриптиз мне вокруг дубинки устроила, что да. Поехали.

Машина понеслась по ночной Москве.

– Все в твоих руках, все в твоих руках, все в твоих руках и даже член, - напевал Билялетдинов, легонько отстукивая ритм дубинкой по приборной панели БМВ.

– А ты чего в машине спишь? – вновь вопросил мент. Мент он всегда остается ментом, даже сменившись с дежурства. Даже смуглой наружности, даже предвкушая кокс с ЛСД.

– Понимаете, - осторожно начал врать англичанин. – Мы с другом решили учиться писать книги. Ему и мне это надо для дела. Нашли Конкурс фантастики, написали по рассказу. Отправили. Чтобы творческие мозги не кисли, пока подводятся итоги, организаторы дали нам работу: написать реалистичный рассказ на тему «Чёрный человек».

– Во …ля! – восхитился лейтенант. – Пейсатели, …ля! Написали?

– Нет, я прочел книгу Владимира Леви «Искусство быть другим» и начал строить стену из прозрачных кирпичей…

– Другим? Так ты этот, как его, гей? – заерзал на сиденье Билялетдинов.

– Нет, ай эм есть натурал, - от волнения сбился разведчик.

– А дальше что было?

– Дальше я понял, что вся эта психология это говно и вся эта философия это говно и что надо поклоняться говну и создать говнософию!

– Ладно, не грузись, вот и клуб.

Они вышли из машины и на удивление легко попали в клуб после того как лейтенант напевая: «бывает все в чудесном этом мире, но все ж, такие случаи не часты - в заброшенном общественном сортире наркодельцов мочили пидерасты»помахал удостоверением перед охраной. Пришлось загнать бармену кулон от Tiffany, чтобы получить кокс. Примерно между третьей дорожкой и первой цветастой таблеткой с надписью «Call your mom» в ход пошла водка.

– А закусывать чем? – помотал головой Мун.

– Вопрос правильный, уважаю! – похлопал его по плечу лейтенант. – Правильно, маринованными огурцами. Бармен, дай соленых огурцов!

Бармен сильно удивился, услышав заказ: никаких тебе кубиков пармезана, дор блю или камамбера с чуть островатым грушевым джемом. Даже предложение опробовать лучшие немецкие колбаски не возымело успеха. Клиенты требовали солёных огурцов и подкрепляли свое желание рыжей крупной купюрой. А клиент всегда прав, особенно, когда расшвыривается деньгами.

– Так почем у вас огурцы соленые? - наконец поймал кураж Джеймс.

– Два двадцать.

– Однако, - протянул Билялетдинов. – Нет, мы лучше в Реутово поедем, там дешевле.

Он потянул за собой упирающегося шпиона.

– А леди? – не желал уходить тот.

– Бля… там будут, это я тебе обещаю.

Они вышли на улицу под мелкий, моросящий дождь, пришедший сюда из Измайловского парка.

– Нельзя мешать водку с вином, ЛСД с кокаином и молоко с солёными огурцами, -втолковывал нелегалу лейтенант в очередной раз.

– Я за руль не сяду! – отказался Мун. – Давай поймаем такси.

– А давай! – согласился лейтенант, взмахом дубинки притормозивший «мотор». – Шеф, до Реутово!

– Это у вас дубинка? – присмотрелся таксист. – БДСМ?

– Да, садо-мазо не для слабаков, - гордо ответил Билялетдинов.

– Не поеду, вы блевать будете!

– Шеф, два счетчика!

– Не поеду, вы трахаться начнете на заднем сиденье! Вон, у черного ширинка расстегнута и рубаха в каких-то пятнах, на сперму похожих.

– Шеф, три счетчика!

– Поехали!

– Я буду тошнить, - признался Мун, влезая в машину.

– За три счетчика можете хоть трахаться, - великодушно разрешил таксист. – Это что. Вот вез как-то директора холодильника. Черный человек, денег не хотел давать. Разделся догола и танцевал на капоте. Кричал, что любой женщине, которая голой станцует вместе с ним, подарит квартиру в предназначенной на снос «хрущевке». Так его потом менты руками уголовников убили прямо в СИЗО.

– Это что, - влезший ногами на переднее сиденье Билялетдинов обернулся к Муну. – Я когда маленький был, так мы из детдома сбежали и два года жили в заброшенной деревне. – Без баб? – уточнил таксист, бешено вращая баранку.

– Нет, была у нас одна девчонка, но ее старший наш, Леха-дезертир любил. Так вот, я за два года троих педофилов убил. Клевали они на меня.

– А ты ладненький, - согласился таксист, искоса бросая одобрительный взгляд на лейтенанта. – А откуда в заброшенной деревне педофилы?

– А я их на трассе ловил и ножом по горлу.

– А как ты узнавал, что они педофилы? Или тоже с ширинками расстегнутыми были? – не унимался таксист.

– А мне Бог говорил, что это педофилы, - гордо заявил лейтенант-убийца, – Ну, еще и трогали они меня за всякое…

– А тачки куда девали? – взял верх профессиональный интерес водилы.

– Тачки на район гоняли, толкали.

– А трупы в колодец бросали?

– Нет, трупы мы ели! – заржал Билялетдинов.

– Остановите! – прокричал Мун и начал блевать в приоткрытое окно.

– Гля, сердце валяется! – проорал остановившийся таксист, тыча пальцем куда-то на проезжую часть.

– Это мое, - прошептал Мун, - Не трогайте.

Лейтенант подошел к сердцу, потрогал ногой:

– Это что за тонкая красная нитка, а? Ой, порвалась…

– Помер кореш твой, - мрачно сказал таксист. – Что делать будем?

– Что делать, что делать? Съедим, под соленые огурцы и молоко. В Реутово поехали!

Конец третьей серии.

+4
21:15
333
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
Илья Лопатин №1