Olie Olanb №1

22 оттенка черного (пятая серия) – Черный концерт и мясо в горшочке

22 оттенка черного (пятая серия) – Черный концерт и мясо в горшочке


Таксист Дема и лейтенант Билялетдинов приезжают в «Хинкальную».

– По мясу буду я базарить, - предупреждает Дема.

– Не вопрос, я пока книжку почитаю, - легко соглашается лейтенант.

Они заходят в «Хинкальную». Хотелось описать данный образчик условного общепита, но более емкого описания, чем название, эта «тошниловка» не заслуживает. Подельники плюхаются за пластиковый столик у окна.

– Эй, человек, - щелкает пальцами таксист, глядя на шашлычника в ночном колпаке, индифферентно вращающего шампура над чадящей жаровней в углу заведения. Рубаха на его животе распахнута и доступная взглядам посетителей густая коричневая шерсть поневоле рождает мысли о близком родстве рыцаря кетчупа и бумажных тарелок с мишками Гамми, – дядю Мурата позови.

– Зачем? - открывает усталые глаза шашлыковерт и смотрит на назойливую парочку как все мученики мира, слитые в одном флаконе.

– Тема есть. Скажи, что мы от Захара Ивановича.

– Хорошо, позову «патронуса», а пока шашлык кушайте, да, - он делает стремительное, как атакующая братца Кролика гремучая змея, движение левой рукой и в пластик столешницы меж таксистом и лейтенантом впивается шампур, дрожа от нетерпения как жало комара-переростка, дорвавшегося до плоти пятнадцатилетней девственницы. – Вкусный шашлык, да.

Он с достоинством уходит за занавеску из стеклянных бус.

– Фига се, - в восхищении смотрит на шампур Билялетдинов, – Так же можно и глаз попасть.

– Два глаза роскошь, один не к чему, - раздается бодрый голос за его спиной. – Кюшайте, потом дела говорить будем.

Лейтенант вздрогнул и обернулся. За спиной стоял человек в чёрном пальто и парадных туфлях, хрустящей рубашке и завязанном сложным узлом галстуке. Даже удивительно было, как при такой хрустящей рубашке он умудрился подкрасться бесшумно.

– Нельзя так людей пугать, дядя Мурат, - попенял Дема.

– Эт я чтобы неповадно было, - распушил густые пышные усы радикального каштанового цвета владелец хинкальной. – Что ты хотел, повелитель гибрида пылесоса и ишака?

– Мясо, - скорчив заговорщицкую рожу как кот Базилио, сообщающий Буратино о новой инвестиционной стратегии с зарыванием золотых на Поле Чудес, одними губами прошептал таксист. – У нас есть мясо.

– Э, нэт. Так не пойдет. Покупать мясо у таксистов мне СПиН не велит. Извини, дорогой. Шашлык за счет заведения, - он, потеряв интерес к разговору, как теряют интерес к контрацептиву после применения, развернулся на каблуках и хотел покинуть друзей.

– Дядя Мурат, нас Арсений Петрович послал.

– Да? – стремительно как бита шуруповерта развернулся ресторатор. – Чего сразу не сказали?

– Не велено было.

– Где мясо?

– В багажнике.

– Пошли, посмотрим. Пока твой друг пускай айрана попьет, - гостеприимный владелец харчевни подал знак рукой и пушистый шашлычник ловко метнул на столик испачканный свежей могильной землей стакан айрана. – А Галина Сергеевна пока приготовит наш фирменный суп-харчо.

– Вам с перцем? – высунулась из-за занавески пожилая женщина в фирменной жилетке московского метрополитена, глядя на нахохлившегося как инфузория клиента.

– На ваше усмотрение, - зачарованно смотрел на композицию из стакана и вертикального шашлыка лейтенант. – Вполне доверяю вашему вкусу, - сглотнул он, и покосился на остальные шампура. Было ясно, что пытаться бежать из харчевни не стоило даже и пытаться. Как говорили старшие товарищи: «Если изнасилование неизбежно, то надо расслабиться и получать удовольствие. Глядишь, и звездочка на погон капнет».

– Я положу вам в харчо бланшированные молодые листики малины, вишни и смородины.

– Конечно, конечно.

– А пирожки какие к супу подать: с щавелем и сахаром или земляникой? У нас тетя Галя отличные пирожки стряпает.

– А давайте и то и другое, - созерцание заросшего пуза неожиданно ассоциативно напомнило славному лейтенанту Винни-пуха. – Побольше пирожков, и можно без хлеба.

– Что смотришь, понравился? – спросил мясожар.

– Нет, точнее да, точнее… Я просто думаю.

– В другую сторону думай.

Лейтенант схватил книгу, найденную в бардачке и начал читать с середины. Вскоре на стол перед ним плюхнулось широкое блюдо с пирожками и графин с крепленым малиновым вином компотом.

– Как айран? – поинтересовалась принесшая закуски молодая девушка.

– Спасибо, вкусно, - Билялетдинов протер стакан от земли об рубашку и протянул девушке.

– А меня Лидочка зовут, - прыснула та и убежала.

– А меня Мишаня, - вслед ей выпалил лейтенант.

В зал вернулись Дема и дядя Мурат. Заиграла негромкая музыка Вольфа Амадея Моцарта и дядя направился на кухню, а Дема плюхнулся на пластиковый стул.

– Продал, - похвалился он, хватая графин и присасываясь к горлышку.

– Нормально все?

– Отлично просто, - графин стал на стол, а в пасти Демы оказался пирожок. – С щавелем, рекомендую.

– А я тут придумал, куда заработанное нами бабло вложить, - осторожна взяв пирожок, отозвался Мишаня.

– Куда?

– Великолепная бизнес-идея: майонез для геев!

– Для геев? – с сомнением протянул – Забавно. И чем же он отличается от других майонезов?

– Как чем? Его можно использовать вместо вазелина!

– Охренеть просто.

– А вот еще отличная идея: лечение геморроя горчицей.

– И что, реально помогает?

– А у тебя проблема с этим?

– Нет, но интересно же. Помогает?

– А я знаю? У меня геморроя нет. А вообще у нас в ГИБДД геморрой дубинкой обычно лечат.

– Сам придумал? – уважительно спросил таксист.

– Нет, в книжке прочитал. Полезная штука. А что с бэхой? Добазарился?

– Надо ехать в Подмосковье и встречать рассвет на холме. К нам подойдет черный человек в коричневой фетровой шляпе со скрипкой и принесет бабки за тачку.

– А это не кидалово?

– Какое кидалово? Он уже шесть лет и в дождь и в ведро на этот холм приходит. Четко как контрафактный «ролекс». Все путем будет. Главное, запомни пароль: А у Вас уже есть внуки?

– Отзыв?

– Не нажил я детей, да и внуков не будет.

– Прикольно, - в свою очередь приложился к горлу графина лейтенант, потому как стаканов им не принесли. – А саму тачку кто погонит?

– А зачем? Я ключи дяде Мурату отдал. Нам только деньги получить и все – можно в майонез вкладываться. Сейчас подхарчимся харчо и в путь. Как раз к рассвету будем на месте.

Некоторое время они молча жевали.

– А насчет вазелина придумка отличная, - прожевав очередной пирожок, признался таксист. – В этом правда что-то есть…

Снова жуют и запивают.

– А я бы завернул шурупчик той, молоденькой, - подает голос лейтенант.

– Не советую. У нее брат Наиль - чемпион по куреш и две сестры Дина-стоматолог и Диля-менеджер, причем обе весят под двести кг и стоматологом Дину прозвали вовсе не из-за профессии…

– Понял. Спасибо что предупредил. А это мясо, - он ткнул грязным пальцем в шампур, – оно чье?

– Думаешь, мы первые, кто дяде Мурату жмура привез?

– Нет?

– Нет.

– Ладно, я пирожками обойдусь, а то что-то гастрит начинается.

– Как хочешь, мне больше будет.

Вновь замолчали.

– Эх, жалко, что олимпиада прошла, - не выдержал Билялетдинов, наблюдая за Демой, с аппетитом жующим шашлык.

– Чего так? – прочавкал тот.

– Мы бы с таким майонезом озолотились.

– Не горюй, мундиаль скоро. Прикинь слоган: с нашим вазелин… тьфу ты, майонезом мячи залетают точно в ворота. Ошеломляющий успех обеспечен.

– Точно!

– Вкусно?

– Попробуй.

– Что я тебе? Некрофаст? Точнее некрофил? Тьфу ты, великий и могучий русскый язык, каннибал?

– Так был у вас секс или нет?

– Что ты пристал? Был, не был? Будет!


В это время Тhe бомж Олег, потрясенный неожиданным ракурсом любви братьев наших меньших, добирается до вокзала.

– Стоять! – останавливает его наглый молодой сержант при попытке проскользнуть сквозь рамку металлодетектора. – Куда прешь?

– Мне Зинку-билетершу, - униженно гугнит бывший начальник отдела.

– Зинку? Зачем?

– Малява до нее есть.

– Пошли, проведу, - сержант крепко берет бывшего коллегу за рукав и ведет за угол вокзала. На большой картонке сидит слепая в очках.

– Вот она.

– Зинка? – не верит Олег.

– Зинка. Какая-то тварь плеснула ей кислотой в лицо. Ослепла она. Вот, теперь милостыню просит да левые билеты в туалет при вокзале продает лохам.

Олег подходит к слепой.

– Зинаида?

– Молодой человек, у вас необычный голос. Он жесткий и ритмичный, словно одеревенелый перестук поездных колес. Он гонит тревогу прочь, рассеивает заскорузлые звуки дурманящим светом.

– Чего? – ошалевает Олег.

– Краски вашей речи снова падают мазками на холст моего слуха. Ты тот человек, что чернее той беспроглядной мглы, что вижу перед собой каждый день после того как какой-то кипрский ублюдок отомстил мне за преданного Багета. Так, скажи мне, когда ты отправишься во тьму, разве сможешь сам найти выход оттуда? Тебе обязательно потребуется проводник.

Олег потрясенно молчит.

– Я знаю, что должна помочь вам. Так говорит мне ветер, и воздух, и мир вокруг.

– Ну это да, помочь, надо, - собирает обрывки мыслей Олег.

– Тогда поехали ко мне. Платят нормально, работа рядом с домом, call-центр, все для твоего удобства. Раз в два дня тебя будут посещать социальный работник и бесплатный проктолог.

– А зачем проктолог?

– Ты же хочешь быть готовым к следующей встрече с псом-призраком?

– А она будет? – вздрагивает бомж.

– Будет. Ты же должен вернуть козу матери.

– Поехали, - решается Олег. – Коза – это святое!

+3
20:45
362
21:12
О, да! Мастер вернулся! Это было прекрасно!
… стремительно как бита шуруповерта развернулся ресторатор.

Это вообще из серии «не мое, а жаль...»!
Его можно использовать вместо вазелина!

Охренеть просто!
😊так себе рассказик
21:24
Вы слишком строги к себе)
а за что себя хвалить?
пародировать легко. а вот написать что-то свое, интересное людям — гораздо сложнее
21:26
+1
Если заслуженно — то можно!
Так у вас получается и то и другое ;)
06:37
+1
Пародировать не всегда легко )) У Вас получается замечательно!
06:53
+1
😊спасибо
видать, так и войду в анналы клуба как пародаст Костромин :-(
Загрузка...