Нидейла Нэльте №1

​22 оттенка черного (восьмая серия) – Финальная битва

​22 оттенка черного (восьмая серия) – Финальная битва


Лобовое стекло разлетелось под ударом палки. От сотрясения включилась магнитола, голосом Шнура разухабисто заоравшая: Любит наш народ всякое говно! Всякое говно любит наш народ!

– Чуден Днепр при тихой погоде, не хватает слов ни на каком языке, - подпел страшный незнакомец, вновь занося палку для очередного акта автовандализма. – Но что это летит на ночном небосводе? То ведьма, верхом на казаке…

– Мафон не трогай, сука! – нашел где-то под сиденьем вместе с монтировкой потерянный дар речи Анатолий и, открыв дверцу, смело выпрыгнул из машины. – Замочу, падла!!! А-а-а-а!!!

– Толян, мочи козла! – активно поддержал этот ведущий к увечьям порыв лейтенант Билялетдинов. – Вали его на бок, суй ему черенок! – он отключил магнитолу, плюнув на нее со словами: Всякое говно!

Возле машины шел бой не на жизнь, а на смерть. Первую атаку таксиста незнакомец отбил без труда.

– В конце останется только один!!! – орал вскочивший на капот незнакомец.

– Слезай, Горец проклятый!!! - с завываниями как стая голодных канадских волков кружил вокруг изувеченной машины Анатолий. – Слезай, будь мужчиной!!!

– Нас не догонят! – заорал незнакомец и сиганул на крышу. – Только один!!! Финальная битва!!! – он начал танцевать джигу, опасно раскачивая несчастный автомобиль. – Пуговица или Гарин, Волк или Ягненок, Железнодорожник или Тhe бомж!!! Только один!!! Только один!!!

Взбешенный Анатолий, сердце которого обливалось смешанной с желчью кровью при виде изувеченного авто, пытался попасть монтировкой по ногам подлеца.

– Нельзя мешать водку с вином, ЛСД с кокаином и молоко с солёными огурцами!!! – внес свою лепту в царящий хаос, выбравшийся наружу лейтенант, пытаясь со своей стороны попасть по ногам противника любимым универсальным предметом. Это оказалось не так просто. Монтировка сталкивалась с дубинкой, а над ними, как Серебряное копытце после дефолта, отплясывал «камаринского» окончательно распоясавшийся незнакомец, завывавший как банши: Только один!!! Только один!!!

Из внезапно расступившейся стены дождя вынырнул Олег.

– Mr.Decadans, 23frap1875!!! – хриплым голосом прокричал он боевой клич.

Дерущиеся замерли и медленно, как обгоревший до стального скелета Терминатор повернули головы в направлении нового, точнее хорошо забытого старого, персонажа.

– Железнодорожник он же Тhe бомж, он же Черный человек прибыл! – приложив руку к непокрытой голове, бодро отрапортовал Олег.

– К пустой голове не прикладывают, – переводя дух, сварливо сказал лейтенант Билялетдинов. – Нельзя мешать водку с вином, ЛСД с кокаином и молоко с солёными огурцами! Вот, да.

– Как разговариваешь со старшим по званию, вошь рейтузная? – вызверился на него Олег. – Встать, по стойке смирно!

Бывший лейтенант невольно подчинился командному голосу. Подчинение голосам было зашито у него в подкорке как у собаки Павлова еще в школе милиции полиции, а во время «наша служба и опасна и трудна» только расширилось и углубилось под извилинами его мозга.

– Это что за штымп? – небрежно поигрывая монтировкой, поинтересовался у напарника-подельника бывший таксист.

– Не знаю, - растерялся Билялетдинов, и нервно затеребил дубинку сразу обеими ладонями, наставив ее на Олега, в чем покойный дедушка Фрейд опять бы усмотрел нечто похабное. Впрочем, дедушка Фрейд во всем умудрялся разглядеть похабное – тот еще старый придираст был…

– Так давай ему вломим, - внес конструктивное предложение Анатолий. – Потом дяде Мурату мясо скинем.

– Точно, на майонез денежку собирать надо.

Они двинулись к растерявшемуся Олегу, охватывая его в клещи.

– Только один!!! Только один!!! – голосом ворона Эдгара Алана По напомнил о себе забытый на крыше персонаж. – И этот один откроет кирпичный завод, вот!!!

– Тем более, - оглянувшись, согласился Анатолий. – Если только один, то валить этого железнодорожного бомжа надо!

Он достал из-за пазухи большую белую пуговицу в черных прожилках и благоговейно коснулся ее губами. Посмотрев на него, и, покраснев от смущения так, что было видно даже в слабом свете зарождающегося рассвета, Билялетдинов тоже коснулся конца дубинки губами. Так как движения рук при этом не прекращались, дубинка оказалась во рту лейтенанта глубже, чем он рассчитывал. Фрейд взвыл кастрируемым котом и начал биться о крышку, в надежде выбраться из гроба, чтобы подробнее рассмотреть эту сцену орального секса с резиновой гордостью российской полиции.

Из туманной пелены дождя, как сквозь старую полиэтиленовую пленку теплицы, внезапно выступила мать Олега, с индуистской кровавой точкой во лбу.

– Бей по яйцам, сынок! – наставила она растерявшегося Олега.

– Мама??? – неуверенно спросил он.

– Маму зовет, спекся, - прокомментировал таксист, подбираясь поближе.

Лейтенант, чей рот был эротично занят, кивнул в ответ, отчего дубинка проникла в горло.

– По яйцам водилу гаси, баран! – проявляла совсем живой темперамент мертвая. – А то на шашлык попадаешь, а тебе еще мою козу от волка спасать.

– Шашлык, коза? – продолжал тупить Олег. – Мама, ты живая?

– Как ты следаком был с такими мозгами? Ты же на кладбище у меня был и еще водку украл из мусорного бака, гаденыш! Завалили меня, передел сфер влияния.

– Под шизу шарит, - прокомментировал не видящий призрака таксист. – Не проканает! – он воздел пуговицу над головой и прокричал: – Во имя Пуговицы, Спиннинга и Медной фляги, явись дух Фляги!!!

– Баран, это же турнир реализма! – вновь каркнул с крыши незнакомец. – Кого ты призываешь?

– Сам баран. Не знаешь победителя, так молчи, - отрезал Антолий. – А то раскавакался: только Один, только Один!!! Не катит тут твой Один – тут православная земля, …ля! А православие есть сочетание христианства и, - потряс Пуговицей, – язычества.

– Ты звал меня, господин? – по склону холма ловко вскарабкался потомок хромого скотника – брата Аристарха. – Чего изволишь?

– Как скакал, прямо горный козел, - залюбовался призрак матери Олега. – Нашей бы козочке да такого мужа.

– А-а-а-а-а!!! Нашла наша козочка уже себе мужа - волка позорного!!! – заорал Олег, понимая, что кипрский запой и последующее бомжевание негативно сказались на его психике. Что характерно, призрак матери (или просто больная совесть Олега) после этого вопля исчез.

– Мочи мента! – между тем командовал таксист потомку хромого скотника, возомнившему себя духом Фляги (в скобках заметим, что различные формы психических и, посмотрев на лейтенанта с дубинкой во рту – сексуальных, отклонения правилами турнира не запрещены).

Потомок скотника, резко повернувшись к ошалевшему от всего этого бедлама Олегу, и взмахнул флягой «Олимпиада-1980», привязанной к ремню. Удар импровизированного кистеня пришелся в висок бывшему следователю и нынешнему Тhe бомжу, на время вычеркнув его из нашего повествования.

– Ты мне еще за удочку ответишь, - пробурчал верный хранитель традиций хлева. – И за Севастополь, - совершенно не к месту заключил он, но нас уже этим трудно удивить, не так ли?

– Вот что подростковые фантазии делают, - довольно заключил Анатолий, пряча пуговицу.

– Вытеснение сексуальной энергии, – донесся вроде как из-под земли крик, но никто не расслышал Фрейда.

На холм взобрался человек в чёрном пальто и парадных туфлях, хрустящей рубашке и завязанном сложным узлом галстуке.

– Ты ключи от бэхи не те подсунул! – с ходу обвинил он Анатолия.

– Дядя Мурат?

– Кому дядя, а кому Великий раскраиватель мяса смертных! – распушил густые пышные усы радикального каштанового цвета владелец хинкальной.

У дяди Мурата то же были не все дома. А чего вы хотели? Турнир реализма такое дело.

– Дядя, мента возьмешь на мясо? – попытался снизить накал претензий Анатолий.

– Мента? – хинкальщик брезгливо осмотрел тушку. – Что-то бомжатиной воняет и вроде как креазотом отдает даже.

– В хинкалах отлично пойдет, да? – льстиво улыбнулся таксист. – Или в фирменный суп-харчо, не будь я Демой!

В собравшуюся на холме толпу втиснулась белая девушка Настя в белом халате. Безупречную белоснежность халата нарушал фиолетовый штамп «Палата 46».

– Муратик, тут такое дело, - засмущалась она, небрежно поигрывая полами халата, от чего несчастный Билялетдинов едва не проглотил дубинку, ставшую его партнером, целиком. – Те сорок штук, что ты просил передать, у меня какой-то Тhe бомж упер.

– Ты, развратная женщина и дочь развратной женщины, - по-восточному витиевато передал исконное русское слово из трех букв Мурат. – Простого дела выполнить не смогла!!!

– Вот он, - присмотревшись к телу Олега, заорала Настя. – Твой сорокет он увел!!!

– Ну что, все собрались? – обвел компанию стоящих и лежащих персонажей дядя Мурат. – Какое славное блюдо может выйти.

– Только один!!! Только один!!! – вновь напомнил о себе стоящий на крыше несчастной машины, волей злого автора попавшей на этот турнир, незнакомец.

– Это кто? – указав пальцем, поинтересовался дядя Мурат.

– Хрен его знает. Мудель какой-то. Тачку нам разбил, на бабки попал. Можешь тоже взять его на шашлык, - отозвался Анатолий, рассматривая Настю, белоснежный халатик которой начал стремительно промокать от нудного дождя Измайловского парка.

– Уважаемый, ты кто будешь? – поинтересовался осторожный хинкальщик. Он и понятно, занимаясь такими делами нельзя не быть осторожным.

– Я победитель!!! – прокаркал персонаж, гордо подбоченясь.

– Э, слюшай, почем, да? – не понял Анатолий. – Почему ты? Пуговица же у меня.

– Засунь свою пуговицу себе туда, куда тебе мечтал засунуть в детстве Игорек.

– Уважаемый, не говори таких слов при женщина, да? – нахмурился дядя Мурат. – Пачему ви? Я на концерти хожу – мне и корону победителя. Она отлычно пойдет к чёрному пальто и парадным туфлям, хрустящей рубашке и завязанному сложным узлом галстуку, слющай, да.

– Мужчинки не ссорьтесь, - напомнила о себе Настя. – Победить должна я – я тут единственная женщина и моя победа будет самой политкорректной.

– Мама, - подал голос, приходящий в себя Олег.

– Во насмешила, - захихикал Анатолий, присматриваясь, кого первым бить монтировкой, – Ты вообще в финал не прошла. Ты еще скажи что этот Тhe бомж победит.

– А может и победит, - Настя пошире распахнула халатик и стала азбукой Морзе подмигивать выпученным глазам Билялетдинова: Замочи этих козлов, и я буду твоей…и Павлик и Лизочка…

– Позвольте, бээ, - на холм карабкается коза, сопровождаемая измазанным дегтем таксистом-киллером и огромным черным овчаром, со стоящими, как у Бэтмена, ушами и широким розовым языком.

Взобравшись на отнюдь не резиновый холм, овчар сел и уставился на присутствующих. Присутствующие уставились в ответ и поняли, что стоят у овчара не только уши.

– Еще не сказал своего слова принц реализма, - продолжила коза. – Так что все мы в равном положении. Давайте дождемся рассвета и узнаем, кто победил.

– Я потерпевший, - сказал таксист-киллер. – За проезд не заплатили, дегтем измазали, машину отжали. Я должен победить! – он демонстративно перезаряжает старую винтовку М16, украденную на съемках фильма «Рембо-4».

– Только один!!! Только один!!! – проорал незнакомец, но наткнувшись на пристальный взгляд овчара осекся. – А я чего? Я ничего, я как все. Если надо, то подожду, чего уж.

Все молча ждут, опасаясь отвести взгляды от овчара. И лишь лейтенант Билялетднинов, наконец-то извлекший из рта дубинку, осторожно приподнимал ею белый халатик с фиолетовым штампом «Палата 46». Четверка на штампе смылась, и он теперь читался как «Палата 6».

– Нельзя мешать водку с вином, ЛСД с кокаином и молоко с солёными огурцами, – бормочет крайне возбужденный лейтенант. – Мы срезаем до 21+, - покосившись на гордого овчара, вспоминает он рукопись, найденную в прокатном ВМW Х5 покойного Муна.

– Проклятый perestroika, оставил без гуталина весь мир, - сбоку к компании крадется и сам, одетый в серый шерстяной плащ, призрак агента MI6 Джеймса Муна – он тоже надеется на получение сертификата в 500 рублей; кризис ударил и по призракам...

С другой стороны на холм всползает, размахивая кулоном от Tiffany, нюхнувший кокса, бармен, с по-партизански зажатой в руке трехлитровой банкой соленых огурцов – ему то же нужны деньги на таблетки с надписью «Call your mom»...

За ним ползет, по-абрекски зажав кинжал в зубах Багет, надеющийся не только получить денежку и первое место, но и добить заразу-Зинку…

– Она меня мусорам сдала, сука! – бормочет он сквозь кинжал.

– Все мы, в своем роде, огрехи сканера, и шершаво живем, своего рода в гладкой матрице, - шептала изменщица Зинка-билетерша, слепо всползая по другому склону. – А пятьсот рублей есть пятьсот рублей – их можно зарыть на Поле чудес и подняться на этом…

– Нельзя выигрывать постоянно, особенно, если не выигрывал ни разу, - звучит голос, похожий на голос Фрейда – это старый зануда и придираст Костромин пытается ободрить авторов, но его, как обычно, никто не слышит.

+6
11:30
380
11:50
+1
Отличная концовка!
😊спасибо, я старался
12:17
Замечательно!
😊а где мой +?
а вообще, не много секса?
12:27
+1
Плюс теперь есть. А сексу мало, в основном отсылки… Ну и так, фрейдизм, наверное )
мало? надо будет версию 21+ написать…
12:40
На одно «мало» не надо ориентироваться. Если уж большинство так решит, то да. А так Фрейд действительно выберется и внесёт свою лепту )
12:44
+1
Эрос и Танатос…
14:23
+1
Жоска на месте все этой компаши, после этого:
– Только один!!! Только один!!! – голосом ворона Эдгара Алана По

я бы кирпичный завод открыл
так им нужен стартовый капитал: кому на майонез для геев, кому на кирпичный завод. за идею спасибо — сейчас увековечим
все, ваша идея в тексте. спасибо
+
Загрузка...
Виктория Миш №1