Эрато Нуар №2

НФ2019 №538

Содержание:
Непонятный рассказ о человеке по имени Ичкер одном из избранных, которого Контора (что за контора в рассказе не объяснено) отшлифовала до «идеального перевоплощения». Он зашел в бор, в котором 12 лет назад проходил обучение «И весь этот набор учений предков служил единой цели: стать в лесу владыкой и хранителем, защитником древесного Отечества славян». Зачем он вернулся, автор не говорит, из текста непонятно.
По тропинке в бору он прошел до запретной зоны. Зашел туда, ловко увернулся от нападения, вышел из запретной зоны, посмеялся. Надел искусственные копыта и на четвереньках снова зашел в запретную зону, под видом лося прошел до конца тропинки до болота. Там встретился с монстром – кикиморой, наделенной каплей разума. Кикимора пыталась у него спросить кто она и зачем она тут. Смотрела на него как на божество. Он ей объяснил, что она – хозяйка этого болота. Он хотел уйти, но кикимора очень хотела с ним поговорить, наверное, скучно ей было одной. Но Ичкер отказался тратить на нее свое время и стал уходить по тропинке обратно. Тогда кикимора разозлилась на него и кинулась вслед. Он подождал, когда она подбежит и дал ей пинка. Она отлетела и, перевернувшись, упала на спину. Он ушел.
Все. Конец.
Идеи, что хотел всем этим сказать автор, я не поняла. Герою сопереживания не получилось ну абсолютно.
Повествование:
Уважаемый автор, зачем вы рассказ написали таким «нечеловеческим» языком??? Вы думали, что так вы придаете ему какую-то возвышенность?? Нет. Да и к чему возвышенность-то? Читателю может понравится только то, чему он сопереживает. А чему или кому у вас в рассказе можно сопереживать?? Никому и ничему. Неестественность языка, стилистические ошибки, неправильное применение слов очень плохо сказалось на понимании и симпатии к рассказу. Например.
- Бор вобрал Ичкера в свою дремучую сущность, где источали молитвенные эманации капища древлян. Он спасал и хранил их упругую, закаленную плоть в землянках. – чью плоть? Эманаций?!

- Бор не отрекся и не отринул двуногих, даже когда они потеряли связи с Сущим, топя их в безродной злобе, алчности, расколах, воровстве. – кто такие Сушие? Разве бывает родная злоба??

- Бор знал, что лучшие из этих гномиков потянутся к утраченным дарам и Ноосфера станет возрождать их по крохам, обогащая мир белой и бессмертной аурой Гармонии Кундалини в чертогах Волка, только что сменившего чертог Лиса. И только таким она поможет покидать свои пределы и выпустит в безбрежный Космос: творящих ЛАД. – это что за винегрет ??? ноосфера, кундалини, волк, лиса, лад ??? что за волк, лиса и лад???

- Здесь приобщали к навыкам, уменью предков питаться всем, что вырастало из земли, что убегало, прыгало и плавало, что ползало, скакало по деревьям. Все это нужно было изловить, затем сварить, иль сжарить – когда была возможность развести огонь. И раздирать, дробить зубами кости в кровянистой плоти, еще трепещущей в конвульсиях – когда огонь был недоступен.
- Здесь обучали зарываться в землю на тропе, терпеть ботинки чужаков, ступившие на грудь или живот, чтобы потом, взметнувшись с веером земли, ломать ребром ладони вражеские шеи. – это что?? Убийство всего живого, чтоб сожрать – путь к кундалини и ладу??

- Из полусотни, проходивших курсы выживания выдерживало их около десятка - чтоб окунуться в бездны психотропья – что за психотропье? Наркотики что ли?

- Затем все эти психотипы определялись с профориентацией, осваивали её высший класс и сортировались по отсекам службы. Контора шлифовала их – до идеального перевоплощения, абсолютой хамельонности субъекта, меняющего при нужде менталитет и облик, язык, привычки и характер. – что за контора, что за отсеки службы??

Из всех, оставшихся в обойме, Контора выделяла изначально тех, чей лоб струился серебристо-белым шлейфом – «РОДНИКОВЦЕВ». - лоб струился шлейфом???

Не делитесь с язычником мудростью тайной, могущество умножающей, ибо станет она отточенным клинком в руках младенца, еще не вызревшего в знании и ЛАДЕ. «Заповеди Бога Сварога». – с каким язычником?? а сам Бог Сварог – не языческий бог???

Тропа была своя, надежная до боли, топтаная-перетоптаная прежде. Она бесшумно принимала, гасила в листвяной перине бесчисленность сторожких лап, копыт, людских ступней. Прохладный, невесомый полог тьмы, её накрывший, пронизан был грибницей приглушенных звуков. что за грибница такая???

Все было прежним, кроме стволового обрамленья. - неудачная фраза.

Десятилетие назад лесные прутики по сторонам, отчаянно, на цыпках, тянувшиеся к свету и простору, взматерели. Цыпки – это покрасневшая, обветренная кожа, на которой появляются небольшие микротрещинки и пупырышки

Уже не прежний хилый табунок, трепещущий в шальных ветрилах, теснился по краям: вздымалась к небу стволовая рать берез, ольхи и кленов в мужскую ногу толщиной. -
В нем пробудился и кольнул протуберанец любопытства: межстволье, промежутки те же ???

Из отворота белесой спицей вырвался луч света в мизинец толщиной, вонзился в черный прогал меж двух деревьев, уткнулся в перехлест лозин, усеянных загнутыми шипами. – лозина – ивовый прут, на иве нет шипов.

Тот, вдруг, всполошено взорвался. Из-под него с прострельным треском выпорскнул зверек. Попал под дымящуюся спицу луча. Под ним тотчас полыхнул в шерсти огненный фонтанчик на боку, спаливший мясо до кости. Истошно, по дитячьи взверещав, метнулась малая скотинка в березовому стволу, скакнула на него. Цепляясь за кору когтями в обезумевших скачках, взлетела раненая тварь в развилину, застыла. Лупастые гляделки полыхали изумрудами, короткий куцый хвост всполошено метался метрономом. – ну и какого он стал пулить в лес и поджаривать зверьков??

Ичкер вбирал уродца в память. Всполошено и гулко частило сердце: здесь поработал Гроссман? Состоялся симбиоз двух величайших профи, который он так тщательно готовил? - Что за симбиоз двух ? что за величайшие профи?

… Тропа текла за спину. ???

Он сделал несколько шагов, сжимая расстояние до дуба. В его огромном, в два обхвата, тулове зиял овал дупла.

Но, даже приготовленный, едва успел пригнуться: из черноты дупла с визгливым воплем : «Кр-р-ряз-з-зь!!» метнулась черная, крылатая химера. Матерый крючконосый филин просвистел над головой, слегка задев удушливой струей паралитического газа. Свершив разбойный выпад, механо-кукла ринулась обратно, пружинисто исчезла в логовище. – так кто это был химера или филин?

Ичкер вернулся.
Все, выходящие из Зоны, имели пульт, которым выключали индикатор. После чего «свой» проходил без приключений, без обстрелов. – откуда они брали пульт и почему его не было у Ичкера?

Что ж, надо стать четвероногим. Он вытащил из чемоданного портфеля четыре трубчатых копыта. Приладил их к рукам, ногам. И двинулся размеренным лосиным шагом по тропе. – хм… если Ичкер был избранным, как автор писал ранее: . «Контора шлифовала их – до идеального перевоплощения, абсолютой хамельонности субъекта, меняющего при нужде менталитет и облик, язык, привычки и характер» - то зачем ему копыта? Мог бы временно изменить облик или ранее не про него писалось, а зачем тогда??

Луч фонаря выхватывал из волглой тьмы ориентиры: уродливость разлапистых коряг, семейство высохших осин. – ориентир чего это?

Ичкер с пронизывающей легкостью вошел под жабий череп - вошел под череп???
0
01:18
33
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
Лара Шефлер №1