Анна Неделина №1

Старый грузовик

Старый грузовик
Работа №404

Грузовик показался из-за холма, когда местное солнце склонилось над самыми верхушками лиственных крон. Сухой и пыльный воздух окрашивал светило в тёмные тона, отчего покрытое обрывками облаков небо казалось проржавевшим. Под ним лежала долина, окрашенная в жёлто-зелёные оттенки, на которой, то тут, то там, виднелись небольшие «островки» крепких деревьев и высокие «ветряки» с огромными лопастями. Среди них и расположился небольшой город Залесск, куда грузовик держал свой путь. Скорострельные пушки на башнях, защищавших городские стены, уже ожили и провожали его грозным взглядом своих стволов. Двигался он неторопливо, будто наслаждаясь ровной и укатанной дорогой, идущей к городским воротам. Вскоре колёсный зверь достиг их и плавно затормозил рядом. После обмена «любезностями» по каналу связи, пост охраны дал добро на въезд. Тяжёлые створки ворот с лязгом раздвинулись в разные стороны, и грузовик въехал в город.

Никто не обратил на него внимания. Лишь милиционер да пара зевак обернулись, когда грузовик медленно проехал между низкими домами по проспекту, идущему от ворот до главной площади города. Суетившиеся пешеходы и редкие машины с видимой неохотой уступали дорогу грузовику и ворчали ему вслед. Впрочем, не стоило считать это проявлением неуважения. Дальнобойщиков все уважали и многие завидовали, ведь именно они поддерживали связь между разрозненными поселениями, именно они были кровью, разгоняющей жизнь по грунтовым венам фронтира. Но в Залесск их приезжало так много, что жители оставались как будто бы в меньшинстве. Поэтому, конечно, приезд очередного дальнобойщика был явлением обыденным, а сварливость местных вполне можно было понять.

Однако эту машину нельзя было назвать типичным представителем транспорта дальнобойщиков. Все уважающие себя водители давно пересели на другие, более вместительные модели. Эта же представляла собой типичную машину первопроходцев-поселенцев, неприхотливый ковчег с сумасшедшей проходимостью. В её основе лежал древний армейский грузовик, известный под названием «Шишига». Подобные машины десятками выпускались в мастерских по всему фронтиру. Конечно, конструкция, которой было уже не одно столетие, была доработана для здешних реалий. Самым заметным изменением была защитная турель – дистанционно управляемый пулемёт, размещённый на крыше кабины. Для дорог фронтира, кишащих агрессивной живностью всех сортов, в том числе и двуногих, вещь жизненно необходимся. Кроме того, двигатель на нём был заменён связкой генератора, работающего на очищенной воде, и четырёх мотор-колёс, а сама машина была оснащена минимально необходимой электроникой. В остальном большинство узлов конструкции не претерпело изменений. Это была всё та же простая и надёжная машина, что много лет назад, рабочая лошадка, идеальная для исследователей или же неопытных и небогатых перевозчиков. Впрочем, владелец данной машины был исключением.

Грузовик остановился недалеко от главной площади, рядом со зданием, над которым сверкала вывеска «Таверна «Коленвал»». Гул генератора затих, и из кабины выбрались двое. Водителю на вид было лет сорок, ростом он был ниже среднего, но с крепким телосложением. Его широкое лицо было загорелым и небритым, а в изгибе рта и взгляде будто бы застыла вечная раздражительность. Знали его лишь под именем Глеб Степаныч. Напарником Глеба был Костя – молодой парень, которому едва исполнилось двадцать лет, крупный и высокий, с заметной заносчивостью в облике. Он держался прямо, как обелиск, и во всех смыслах поглядывал на людей свысока. На нём была потёртая косуха, в то время как Глеб носил простую джинсовую жилетку с множеством карманов для всякой всячины. У каждого на поясе была кобура с пистолетом и парой магазинов, а также нож и фляга. В общем, своим видом они никак не выделялись среди таких же бродяг фронтира, которых было вдоволь на улицах Залесска.

Дверь таверны с шипением распахнулась, и дальнобойщики вошли внутрь. В нос им ударил прокуренный и тяжёлый воздух в общей зале. На первый взгляд это заведение было обычным местом отдыха для водителей. Тусклые лампы освещали топорно напечатанную мебель с деревянной текстурой и обстановку, выполненную в том же стиле. Большинство из столиков уже было занято посетителями, обсуждавшими какие-то свои дела. У барной стойки стоял трактирщик с совершенно типичной внешностью. За его спиной вместо привычной батареи бутылок на стене висело три автомата и два ружья, красноречиво сообщавшие о принятых здесь порядках. В дальнем углу несколько посетителей собрались у большого экрана, на котором проигрывалось какое-то кино. В динамиках играла музыка – хриплый голос пел под «грязную» гитарную мелодию. На стенах были различные фотографии: мультикоптеры, машины и красивые девушки. Несмотря на отсутствие каких-либо удобств, это место неуловимо притягивало к себе своим грубым, почти первобытным уютом. Как и на всём фронтире, здесь не было ничего лишнего, только строго необходимый минимум. Место не для жизни, а для выживания, но зато все здесь играли на равных.

Окинув взглядом столики, Глеб нахмурился и подошёл к стойке. Трактирщик, лысый старик с пышными усами, посмотрел на него без особого интереса и произнёс плоским голосом:

- Доброго денёчка, чего желаете?

Глеб не успел открыть рта, как следом подошёл Костя и ответил за него:

- Приветствую. Не в курсе, есть здесь Кузнецов?

- Вон там сидит, - трактирщик указал на один из столиков рядом с экраном. – Давно уже вас ждёт.

За указанным столиком сидел опрятного вида мужчина в деловом костюме. По здешним меркам – настоящий франт. Костя благодарственно кивнул и двинулся прямиком к нему.

- Вы Кузнецов? – спросил он, засовывая руку во внутренний карман куртки.

- Да, это я, - улыбнулся франт. – А вы?..

- Мы вам посылку привезли, - ответил Костя, доставая из кармана небольшую коробочку.

- А, отлично, отлично, - закивал франт, принимая её в свои руки.

Открыв коробочку, Кузнецов достал оттуда маленький ромбовидный значок с золотистым орлом на синем фоне. Зажав его между двумя пальцами, как бриллиант, он отвёл руку в сторону и оценочно посмотрел на него издали. Судя по взгляду, увиденное его обрадовало. В этот момент к столику подошёл Глеб и, указав на значок, скептически произнёс:

- И ради этого мы ехали сюда столько километров?

Кузнецов хитро ухмыльнулся и спрятал значок в карман пиджака.

- Нет, товарищ, - сказал он, кладя на стол пачку банкнот. – Вы ехали ради этого.

Костя скривился, подумав лишь: «Остряк хренов». Глеб же пробурчал что-то одобрительное и сгрёб деньги, спрятав их в жилетку.

- Спасибо и удачи вам, - произнёс франт и протянул свою руку.

Дальнобойщики по очереди кратко пожали её, после чего, кивнув Кузнецову на прощанье, вернулись к стойке.

- Ноль-три перцовой и стопку, - сказал Глеб трактирщику.

- Сидр есть? – спросил Костя.

- Такого не держим, - бросил трактирщик недовольно. – Есть «Имперское», «Лагерное» и «Мартен».

- Тогда «Имперского», - махнул рукой Костя и облокотился на стойку.

- Есть что-нибудь будете?

- Надо бы, - Костя посмотрел на Глеба, но тот лишь махнул рукой. – Давай просто миску пельменей.

Трактирщик кивнул и удалился.

- Надеюсь, тут мы найдём какой-нибудь груз, - вздохнув, буркнул Глеб. – А то снова порожняком ехать. Ну его к чёрту.

- А что такого? – спросил Костя.

- В гробу я видел такую мелочь возить. Ёлки-палки, «Беломут» наш – грузовик, а не «буханка» какая-нибудь, посылки одни возить. Мы ж не курьера, а дальнобойщики.

- Да какая разница? Главное, что съездили не забесплатно. А здесь уже можно затариться чем-нибудь.

- Угу, если тут есть чем затариться, - Глеб скривился и отвернул голову. – Городишка захудалый, сразу видно. Хорошо если заправиться тут можно, а то и очистителя тут у них не найдёшь.

Костя неодобрительно покачал головой и промолчал. Он всё никак не мог привыкнуть, что его напарник готов возмущаться по малейшему поводу, даже в том случае, если дела идут неплохо, как сейчас. Да, в Калиновке им не удалось найти нормальный груз, но хотя бы они смогли уехать оттуда и заработать, пусть и немного. А Залесск был городом довольно крупным для фронтира, к тому же на пересечении торговых путей с севера и востока. Получить тут хороший рейс было проще простого, если не зевать.

Вскоре трактирщик принёс их заказ, и дальнобойщики переместились за столик. Миска пельменей опустела за пару минут, выпивка задержалась немного дольше. Утолив жажду, напарники разговорились.

- Слушай, Глеб, а сколько у нас уже денег в заначке? – спросил Костя. – Может, уже пора колёса вертеть к Ельнино, за новым «Уралом»?

- Не пора ещё, - ответил Глеб. – На ремонт с заправкой вон сколько денег уходит. В каждом рейсе какая-нибудь засада, а получаем копейки. Правые бронелисты надо бы поменять и, по-моему, у нас «оберег» скоро накроется медным тазом.

- Ну и пускай. От него толку всё равно мало.

- Ага, пускай. А если нам кто-нибудь с крупным калибром попадётся?

- Да у нас и так против него без шансов. Сколько наш «оберег» пуль отводит, треть? И то в лучшем случае. Нам короткой очереди по кабине при любом раскладе хватит.

Тут Костя спохватился, заметив, что заразился от напарника пессимизмом, и сменил тему:

- И вообще, надо прекращать тратить деньги на наш рыдван. Уже давно бы новую машину купили.

- Да делать нечего, - возмутился Глеб. – Зачем нам новая, если «Беломут» и так пока нормально работает?

- Нормально? Да на нём ездить одно мучение. Сидишь как в банке со шпротами. Даже спальника нет.

- Ну и не нужен он, всё равно далеко не ездим.

- Так потому и не ездим, - усмехнулся Костя. – За один рейс в шахты платят десятку как минимум, а ехать всего дня полтора. Так бы купили «Марса» и сели на маршрут, за месяц бы заработали на «Урал».

- Угу, а «Марса» продавать потом что ли?

- Естественно, держать его что ли? Это ж машина, а не подружка какая-нибудь.

Глеб скривил недовольную мину.

- Ты, Костя, с таким отношением далеко не уедешь. Грузовик тебе другом быть должен. Ты привязан к нему, он привязан к тебе, и в дороге любые невзгоды не помеха. А будешь ты их как подшипники менять, так какой-нибудь тебя возьмёт и подведёт. Вот ты помнишь, чтобы «Беломут» меня хоть раз подводил?

- Помню.

- Да ни черта ты не помнишь, - Глеб отмахнулся, а Костя громко хохотнул. – Будешь к машине добр, и она к тебе будет добра, это первая заповедь водителя.

- Ну знаешь, если я буду за грузовиком ухаживать, это никак не помешает мне потом продать его. Зачем цепляться за старую колымагу, когда можно купить что-то лучше?

- Потому что машины всё чувствуют, - назидательно произнёс Глеб. – Сколько раз я слышал такие истории, да и сам видел. Был у меня знакомый, ещё на западе, ездил на «Скарабее». Решил он как-то поучаствовать на нём в гонках, да проиграл. Ну и, разумеется, виноват кто? Машина, не он же. Он и наорал на неё сгоряча. «Тупая колымага, развалюха», ну ты понял. И что же? На следующий день удирал от милиции и влетел в дерево. Вот так вот.

- Ну и что? Видать, плохой был водитель.

- Да не в водителе тут дело. Хотя что тебе объяснять, бесполезно, - Глеб махнул рукой.

- Ужас какой, - саркастически произнёс Костя. – Ты лучше выдай мне мою долю, пойду прогуляюсь по городу.

Глеб достал полученную от франта пачку и отсчитал несколько купюр Косте.

- Завтра как обычно, в семь. Тут, у стойки, - сказал он, передавая напарнику деньги.

- Со мной не хочешь?

- Нет, лучше сниму нам койки и отдохну.

- Как знаешь, - пожал плечами Костя и, поднявшись с места, направился на выход.

Проводив его взглядом, Глеб снова подошёл к трактирщику и оплатил две койки на одну ночь. Ему повезло – спальные места располагались по четыре штуки в каждой комнате, и доставшийся им с Костей номер был полностью свободным. Обстановка была небогатой: кровать, небольшой столик и два стула на всю комнату. Впрочем, большего Глебу и не нужно было. Сбросив верхнюю одежду, он устроился на кровати и, потянувшись, достал свой планшет. С ним он и провёл остаток вечера, листая старые книжки и предаваясь воспоминаниям о местах, где он никогда не был.

Костя же вернулся за полночь, когда Глеб уже спал. Скинув куртку, на которой появился изрядный слой пыли, маслянистые пятна фиолетового цвета и уйма мелких жёлтых точек на левом рукаве, он прямо в сапогах рухнул на кровать и провалился в забытье.

***

Утренний Залесск был таким же приветливым, как и прошедшим вечером. Песочное солнце освещало низкие дома, напечатанные из обесцветившегося бетона, и пыльные улицы, вдоль которых они выстроились, освещало огороженные пятачки огородов внутри периметра и садики с кумкватами, расположившиеся едва ли не у каждого третьего дома. Свет падал на потрескавшуюся краску, покрывавшую керамосталь городских стен, и торчавшие из башен скорострельные пушки. Люди в рубахах и куртках простого покроя глядели на мир сквозь свои визоры и слушали музыку во встроенных наушниках. Над головами то и дело слышался клёкот птиц и визг патрульных мультикоптеров, а в вышине то и дело загорались яркие огни орбитальных транспортов. Воистину фронтир был странным местом. Странным и удивительным.

Грузовик остановился у тяжёлых ворот автобазы в самый разгар утра. Пока Глеб разъяснялся со «стражей», Костя смотрел вокруг и усмехался. Хозяева явно сэкономили на мыслительной деятельности. Ворота, которые можно пробить разве что хорошим рельсотроном – и бетонный забор высотой метра два с колючей проволокой и зазорами между секциями шириной с кулак. «Стражи» с бессонной ночью на лице не стали надолго задерживать дальнобойщиков, и грузовик проехал мимо них прямиком к низкому зданию, возле которого уже стояло несколько машин.

- Чёрт, да тут аншлаг с утра пораньше, - буркнул Глеб, крутя руль к парковке.

Костя же в свою очередь оживился.

- Знакомая «Пума»… Эй, Глеб, слушай, там наверняка сейчас толкучка, давай ты останешься тут, а я возьму для нас заказ?

- Опять выберешь ерунду какую-нибудь, - Глеб покосился на напарника. – Что-то больно ты бодрый.

- А какой я должен быть? – усмехнулся Костя. – Я в предвкушении… кхм… хорошего и продуктивного рейса.

- Да коне-е-ечно, ага, - громко и с усмешкой протянул Глеб. – Опять задумал что-то.

- Ничего я не задумал. Просто хочу, чтоб побыстрее всё было.

- Ну-ну. Ладно, иди, чёрт с тобой, - Глеб откинулся на спинку сиденья. – Я подожду. Только не бери ничего опасного!

Последние слова заглушил хлопок двери. Проворчав что-то недовольное, Глеб включил музыкальный проигрыватель и окунулся в музыку, начав набивать пальцами несвязный ритм.

Войдя в здание автобазы, Костя оказался в холле, небольшом по площади, но с высоким потолком, возвышавшимся до самой крыши. Зелёная краска на стенах делила их напополам с простой извёсткой и уже изрядно потрескалась от возраста. В дальнем конце холла возвышались две сходящиеся лестницы на второй этаж, между которыми стоял бюст некогда знаменитого правителя с Земли. Справа от них располагались несколько скамеек; на них сидели дальнобойщики в количестве пары экипажей, видимо, ожидая погрузки. Напротив была стойка регистратуры, а рядом с ней на стене висел большой экран, на который были выведены данные о доступных заказах. Сейчас его изучали двое парней в характерной одежде дальнобойщиков и, видимо, из одного экипажа. Одного из них – широкоплечего, но не вышедшего ростом – Костя знал под кличкой «Бобр». Ухмыльнувшись, он осторожно подошёл к нему сзади, стараясь не привлекать к себе внимания.

- Вот хороший рейс, - Бобр ткнул пальцем в экран. – Легко доехать часов за шесть, а оплата хорошая. Или можно в Старицу съездить, - он показал на другую запись. – До туда есть хороший короткий маршрут.

- Но, смотри, тут платят ещё выше, и ехать меньше, - его напарник указал на другой заказ. – Давай его возьмём.

- Нет, такое я не повезу, - покачал головой Бобр.

- Почему?

- Да ну его в пень, - Бобр махнул рукой. – Просто не хочу и всё тут.

- Вот и отлично! – воскликнул Костя, выскочив у него из-за спины.

Оба дальнобойщика подпрыгнули от неожиданности.

- Раз для вас такой груз возить слишком сложно, - Костя рисуясь ткнул краем планшета по форме с заказом, на который указал напарник Бобра, и помахал им в воздухе, - для меня он будет в самый раз.

Лицо Кости растянула надменная улыбка. Но дальнобойщики отреагировали не так, как он ожидал. Переглянувшись, Бобр с напарником разразились громким хохотом, размахивая руками в сторону Кости.

- Ты? Да ты из города не выедешь с таким грузом! – воскликнул Бобр.

- Ещё как выеду, - с вызовом произнёс Костя, изо всех сил сохраняя лицо. – Между прочим, со мной лучший водитель фронтира, если что.

- Брехня. Ты же не в моём экипаже, - с ухмылкой произнёс Бобр и довольно переглянулся со своим напарником.

- Я же сказал, лучший, - парировал Костя и, не дожидаясь ответа, направился прямиком к регистратуре.

По дороге он пробежался глазами по экрану планшета, и по его спине пробежали мурашки. Несмотря на то, что груз был в сущности тривиальным и на первый взгляд совершенно скучным – на Земле такие грузы возили каждый день целыми тоннами – здесь, на Элере, он обладал заметной ценностью, и его перевозка хорошо оплачивалась. Но дело это было не из простых. Груз был хрупкий, причём высшей категории. Мало того, доставка была сильно ограничена по времени, её срок исходил всего через пять часов после загрузки. Пунктом доставки был город Приозёрск, доехать до которого за это времени можно было, только если постараться. И при всём этом неустойка за повреждение и опоздание была размером с половину их грузовика. Всё это значило, что поездка натурально грозит обратиться сущим адом. Однако отступать было поздно.

Подойдя к стойке регистратуры, Костя улыбнулся сидящей за ней женщине, на немолодом лице которой застыло безразличие с оттенком презрения, и подал ей планшет с заказом. Бобр с напарником тем временем стояли поодаль и посмеивались у него за спиной. Прежде, чем дать Косте добро на получение заказа, женщина на регистратуре бесцветным голосом повторила ему всё, что он прочёл, и спросила, взглянув из-под блестящих очков, действительно ли он хочет взяться за эту работу. Чувствуя на себе насмешливые взгляды, Костя без лишних мыслей ответил утвердительно. Планшет радостно пискнул, и женщина положила его обратно на стойку, после чего моментально утратила интерес и к нему, и к его хозяину.

Костя забрал свой планшет и направился к выходу. Пройдя мимо Бобра, он снова услышал его насмешливый голос:

- И как ты собрался ехать, а?

- А тебе какая разница? – бросил Костя.

- Не хочу попасться под руку бандитам, которые будут тебя потрошить, - Бобр оскалил рот и зловеще усмехнулся.

Костя резко развернулся и посмотрел ему прямо в глаза.

- Ну, я надеюсь, никто не настучит им о моём приезде. Другие дальнобойщики будут очень недовольны, если узнают, что среди них крыса.

Ухмылка Бобра нервно дёрнулась, а злорадство пропало из его прищуренных глаз.

- Тут даже стучать никому не надо, - сказал он. – В южных ущельях уже пару недель орудует банда Шаха. Мало кому удаётся от них ускользнуть. У нас вот с Максом получилось, - он кивнул на напарника и довольно улыбнулся. - Сбежали от них плюс подбили пару их машин в придачу.

- Ну, раз вы от них убежали, значит, мы тем более сможем, - усмехнулся Костя.

- Слушай, я тебе серьёзно говорю, туда лучше не соваться. Гиблое дело, - сказал Бобр, и Костя с удивлением распознал в его голосе нотки беспокойства. Но он не придал этому значения и с хитрой ухмылкой произнёс:

- А кто сказал, что я собирался ехать через ущелья?

После этого он развернулся и, не говоря больше ни слова, вышел на улицу.

Да, через южные ущелья проходила самая короткая дорога до Приозёрска. Именно ей пользовалось большинство дальнобойщиков, идущих с рейсом с западной стороны. Однако, даже если не принимать во внимание бандитов, она была слишком извилистой, да к тому же с резкими перепадами высот, что для хрупкого груза было категорически противопоказано. Конечно, при отсутствии других приемлемых вариантов им всё равно пришлось бы ехать именно здесь, но, к счастью, вариант у Кости был.

Вернувшись к грузовику, он забрался в кабину и застал Глеба в расслабленной позе.

- Есть груз, - сказал Костя, показывая ему планшет.

- Угу, - промычал Глеб и, взяв его в руки, посмотрел подробности.

Реакция напарника была именно такой, как Костя и ожидал. С каждой секундой чтения его лицо всё больше темнело, глаза округлялись, а уголки рта медленно ползли вверх. Оторвавшись от планшета, Глеб вперил в Костю испепеляющий взгляд и глухо произнёс:

- Ты что? Совсем с дуба рухнул что ли?

- А что? – полупритворно удивился Костя.

- Ты вот эту вот хрень сейчас сам повезёшь, ясно тебе? – в голосе Глеба нарастала скрытая угроза.

- Да ладно тебе, что тут такого? Обычный груз, просто нужно будет аккуратнее ехать, вот и всё.

Ян был готов взорваться от гремучей смеси возмущения и негодования.

- Ты головой своей соображаешь, или где? А? Ты вообще в курсе, что у нас за грузовик? Ты понимаешь, какая у нас подвеска? Она и знать не знает, что такое мягкая езда! Она не для этого создавалась! А ты собрался на ней хрупкие грузы возить. Да ещё и на время. Зашибись, вообще! Ты что, считаешь, что это нормально всё?

- Слушай, хватит драму разводить, - поморщился Костя. – У меня есть план.

- Что вы говорите! И какой план? – Глеб опёрся на руль, выставив локоть в сторону, и сменил взгляд на испытующий.

Поведение напарника уже начало заметно злить Костю, но всё же он сказал:

- Ну, помнишь, ты говорил, что из Залесска в Приозёрск есть альтернативный путь? По равнине между Плющихой и Токалихой? Вот там нам и стоит проехать. Мало того, что будем в Приозёрске быстрее, чем если бы через ущелья поехали, так ещё и не придётся по крутым склонам скакать. Плюс, мне тут сказали, что в ущельях бандиты орудуют, а на той равнине они вряд ли будут.

- Угу, ты уверен?

- Ну, во всяком случае, вероятность всяко будет ниже.

- Что-то я сомневаюсь в этом, - Глеб покачал головой, но без большой уверенности.

- Ну, сомневайся, не сомневайся, а другого выхода у нас по большому счёту и нет, - пожал плечами Костя. – Заказ уже наш, как ни крути. Хочешь, чтобы с нас за неустойку грузовик забрали? Так хотя бы есть шанс, что доедем нормально.

Несмотря на логичный довод, Глеб не унимался.

- А ты уверен, что мы вообще доедем? Ты знаешь, как через эту долину ехать?

- Ну-у-у, - Костя замялся, - а ты не сможешь путь проложить что ли?

- Я там ни разу не был, - с вызовом сказал Глеб. - Я без понятия, что там и где. Вообще. Заблудимся там к чёрту, и что потом делать?

- Тогда… - Костя вздохнул и, взглянув на напарника, улыбнулся, - будем надеяться на лучшее.

В ответ на это Глеб отвесил ему долгий и тяжёлый взгляд с таким выражением лица, будто Костя нанёс ему смертельную обиду. После этого он лишь громко и тяжело вздохнул, покачал головой и, не говоря ни слова, завёл генератор.

***

Погрузка произошла без инцидентов. Груз был упакован в ящики достаточно надёжно и почти не бренчал, но при разливе в кузов могло изрядно накапать. Самих ящиков было много, они едва поместились в небольшом кузове «Беломута». Для надёжности Костя обложил их купленными на углу за гроши одеялами, хоть и, случись что-то плохое, они были бы всё равно что мёртвому припарки. Покончив с погрузкой, грузовик выехал из ворот автобазы и медленно двинулся по улицам. Тут Костя понял, про что говорил Глеб – даже на покрытых дорогах города «Беломут» ощутимо трясся, а уж как он будет себя вести на бездорожье, было страшно подумать. Продефилировав по городу, грузовик выехал из северных ворот и двинулся по дороге на северо-восток. На укатанной грунтовке тряска была на удивление терпимее, чем в городе, и Костя уже стал надеяться на лучшее. Навстречу то и дело попадались другие машины – такие же грузовики разных размеров и разной колёсности, лёгкие багги и бронированные джипы, фургоны и автобусы причудливых расцветок, часто и простые легковые автомобили, но с лифтованной подвеской. У всех их была одна общая черта: вооружение. Даже местная инкарнация «Нивы» щеголяла таким же дистанционно управляемым пулемётом, как на «Беломуте».

Спустя полчаса и пару десятков километров грузовик сбавил скорость и съехал с дороги. Впереди лежала широкая равнина меж двух рек, отталкивающая и, в то же время, манящая своей неизвестностью. Без сомнения, здесь уже не раз пролегали следы других грузовиков, но популярным этот маршрут назвать было нельзя. Неизвестно, в чём была причина этого, но, как бы то ни было, для «Беломута» он теперь был единственным приемлемым вариантом. Назад пути уже не существовало.

За всё это время Глеб не проронил ни слова. Он только крутил руль с застывшим лицом и игнорировал попытки Кости с ним заговорить, ограничиваясь лишь недовольным мычанием. Поэтому Костя оставил его в покое вскоре после того, как грузовик въехал в долину. Гнетущее молчание продолжалось довольно долго. Никто не включал музыку, чтобы не отвлекаться от навигации. Глеб крутил баранку, а Костя осматривал окрестности через камеру защитной турели и изредка давал экономные очереди, отпугивая особо ретивую живность. Органы управления турелью были простыми: экран для вывода изображения на приборной панели и небольшой джойстик рядом. Со стороны могло показаться, что Костя играет в какую-нибудь виртуальную стрелялку, но на деле это всё было более чем реально.

Сама долина оставляла за собой неприятное впечатление. Казалось, что жизнь истекает из этой местности. Деревья были редкими и сухими, «островки»-околоки почти не встречались. Несмотря на то, что долина лежала меж двух рек, земля тут была сухая, почти белая на вид. Лишь изредка то тут, то там виднелись лужицы, назвать которые озёрами язык не поворачивался. Через одну такую лужицу «Беломут» проехал, даже не сбавив скорости, погрузившись при этом едва ли на радиус колеса. Впрочем, если обратить свой взор за пределы долины, то вид открывался неплохой. Справа и слева высились горы, разбавляющие своим видом ржавую палитру красок фронтира, а впереди, над бескрайним пыльным простором лежало небо, покрытое облачным камуфляжем. У горизонта оно было таким же светло-бурым, как и земля, но на высоте очищалось от этого оттенка, светлело и уже у самых облаков приобретало свой природный сине-серый цвет. Ровная долина позволяла сполна насладиться этим градиентом. Впрочем, дальнобойщикам было не до любования красотами. Её они воспринимали лишь подсознательно, но и так она едва заметно влияла на их настроение.

Спустя некоторое время Костя заметил, что Глебу молчание уже надоело. Он то и дело посматривал в его сторону, кашлял и хмыкал, да постукивал по рулю. Костя хорошо знал такие моменты, и внутри себя он посмеивался над своим напарником, считая его мучения расплатой за ворчливость.

- Что это там? – наконец подал голос Глеб, указав куда-то вперёд. – Коптер что ли?

- Наверное, - пожал плечами Костя, направляя камеру в указанную сторону. – Всё равно он далеко.

- Ну и что, что далеко. Лучше быть наготове, - Глеб с хрустом размял шею. – Я тут слышал, у патрулей появились новые коптеры на вооружении. Улучшенные по всем параметрам и с большим радиусом действия.

- Да? – без интереса отозвался Костя.

- Ага. Они сейчас работают на блокпостах в районе Ключей. Ловят там контрабандистов.

- Круто.

- А то. Кому-то пришёл большой полярный зверёк, - Глеб хохотнул. – Ключи, конечно, место хорошее, но если каньон перекрыть, то ни черта ты оттуда не выедешь просто так. Либо договариваться, либо отстреливаться, а если учесть, что эти контрабандисты патрулям в последнее время как кость в горле… Не, хана им пришла там. Это я тебе говорю.

- Угу, - Костя кивнул, не отрывая взгляд от экрана.

Он слушал Глеба вполуха, но это было неважно. В такие моменты его напарник мог разговаривать со стеной, причём полностью это осознавая. Как будто слова накапливались внутри него и неизбежно прорывалась наружу после долгого молчания.

- Да и поделом им, я так думаю, - продолжил Глеб. – Раз хотят работать только на себя – пускай расплачиваются. Нет чтобы как нормальные люди делать хоть какой-нибудь вклад в развитие Элеры, надо больше себе нахапать. Совести у них ни на грош. Ладно, я ещё понимаю, когда они оружием торгуют. Да и то. Стандарты придумали не просто так, но нет, вот надо им свои самодельные рельсотроны продавать, от которых вреда иной раз больше, чем пользы. Так мало того, они же табаком торгуют, героином и прочей гадостью. Мало нам этого на Земле, так ещё и сюда протащили. И ведь, что самое плохое, у них это покупают. Совсем у людей мозгов нет.

Грузовик тряхануло, и Глеб, сжав зубы, буркнул какое-то ругательство. Костя вздрогнул и нервно постучал пальцами по джойстику. Его передёргивало от одной мысли о повреждении груза. Он переглянулся с Глебом, но тот лишь продолжил разглагольствовать:

- Хотя, вообще, на самом деле правительство наше виновато. Это ж надо было, наступить на столько грабель! Сколько лет ушло на старой Земле, чтобы выработать нормальный, человеческий строй. Уже известно, куда идти и как что делать. Все начинают на равных, никаких привилегий. Казалось бы, живи да радуйся, так нет же! Надо было устроить тут вертеп, смешать феодализм с капитализмом и с чёрт знает чем ещё. Да ещё и придумали эту постепенную экспансию. Ну дурачьё же, самое настоящее! Думали, народ на месте будет сидеть? А ничего подобного! Что мы в результате имеем? Большая часть континента заселена колонистами, так или иначе, и погружена в полное безвластие. Разве патрулями дело решишь? Вот отсюда всё и вытекает. А злость выпускают на простых людях! Вечно у них народ виноват, испокон веков…

- Тихо! – вдруг одёрнул его Костя и вгляделся в экран.

Впереди, на вершине небольшого холма появилась машина. Её присутствие, здесь, в этой пустынной местности, вызывала подсознательную тревогу ещё до того, как в голове появлялись мысли на этот счёт. И Костя, и Глеб, оба это ощутили. Казалось бы, машина эта ничего не делала, просто стояла на месте, но именно это и было в ней подозрительным. Кому придёт в голову просто так стоять тут, в таком неприветливом месте? Поломка или ещё какие-нибудь проблемы исключались, просто по тому, как эта машина стояла. Она была похожа на льва, осматривающего со скалы свои владения. А такие аналогии не могли привести ни к чему хорошему.

- Не нравится мне это, - буркнул Глеб. – Что за машина?

Костя приблизил камеру до максимальной степени. Изображение сильно размылось, но даже так легко было различить характерные очертания «Альпины» - одной из самых скоростных машин фронтира, наследницы древнего и культового раллийного болида. Это лишь усилило подозрения дальнобойщиков. «Альпина» была очень популярна среди бандитов, во многом из-за своей компоновки: её генератор размещался в корме, за кабиной, что позволяло разместить впереди вооружение и бронирование. Кроме того, капот машины был скруглённый, как панцирь жука, отчего пули зачастую рикошетили от него. Ну и, наконец, выпущенная в хорошей мастерской «Альпина» обладала эффектной внешностью, что для разбойников было зачастую важнее, чем характеристики самой машины.

Услышав ответ Кости, Глеб ещё пуще заёрзал на своём месте.

- Валить надо отсюда, - произнёс он. – Добром это не кончится.

Несмотря на то, что Костя, в общем-то был согласен, он, исключительно из чувства противоречия, ответил:

- Да погоди ты. Может, обойдётся. Мало ли что тут…

Внезапно раздался короткий писклявый сигнал, означающий приём входящей передачи. Данных контакта не было. Глеб нажал на кнопку, и из динамика раздался грубый, но спокойный и, в то же время устрашающий голос, который произнёс:

- Останови машину, нужно поговорить.

В кабине повисло молчание, пока дальнобойщики переваривали услышанное.

- Ага, щ-щ-щас! – вдруг рявкнул Глеб и крутанул руль в сторону.

- Осторожно! – крикнул Костя и рефлекторно потянулся к рулю.

Разгорячившись, Глеб забыл о том, что резкие манёвры «Беломуту» совершенно противопоказаны. Грузовик круто повернул и вдруг сильно накренился; левые колёса сдавило кузовом, а правые почти поднялись в воздух. Но Глеб опомнился быстро, и сразу скомпенсировал крен. Машина снова осела на все четыре колеса и понеслась вперёд под действием моторов на полной мощности.

«Альпина» среагировала с небольшим опозданием. Убедившись, что добыча не желает останавливаться сама, машина с пробуксовкой рванула с места, однако не вперёд, как можно было ожидать, а назад. Спустя мгновение она скрылась из поля зрения Кости за холмом. Его этот манёвр удивил, но он не терял бдительности. От бандитов можно было ожидать любой хитрости.

- Прими ещё влево, - сказал он Глебу.

Тот прокряхтел что-то недовольное, но повернул, и на этот раз аккуратнее. Тут Костя снова увидел на экране «Альпину». Она буквально выскочила из-за складок местности на большой скорости, однако шла вовсе не на сближение, а наоборот – удалялась от грузовика почти параллельным курсом. Костя ожидал подвоха, но такое поведение привело его в ступор. Он хотел бы думать, что бандит просто решил не связываться с такой мелкой добычей, но отлично понимал, что это не так, и атака будет. Причём очень скоро.

- Куда он там делся? – спросил Глеб, не отрываясь от дороги.

Костя пожал плечами.

- Не знаю, уехал куда-то в сторону.

- Струсил что ль? – Глеб издал смешок. – Поделом!

- Ага, размечтался, - саркастически произнёс Костя. - Ты не отвлекайся давай, рули.

- А ты мне под руку не болтай, – огрызнулся Глеб. - Умник нашёлся.

Костя махнул на напарника рукой и, вернув своё внимание на экран, снова нашёл «Альпину». Она двигалась впереди и справа, шла всё тем же курсом, но чуть ближе к грузовику, чем раньше. Дальномер показывал, что она понемногу сокращала расстояние, а значит, что этот бандит вовсе не избегает нападения. Однако над тем, как он будет действовать, Костя подумать не успел.

«Альпина» вдруг вошла в резкий занос, подняв за собой тучу пыли. Описав широкую дугу, бандит выровнял машину и на полной скорости помчался наперерез грузовику. Глаза Кости расширились и он, хлопнув по приборной панели, воскликнул:

- Твою мать, он идёт на перехват!

Теперь ему всё стало ясно. Им попалась редкая птица, редкая и опасная. Немногие из бандитов используют сложную тактику, частично позаимствованную из авиации – «бум-зум». Такие предпочитают работать поодиночке и вместо турелей ставят себе носовые пулемёты на карданном подвесе, с автоматическим прицеливанием, но узким сектором обстрела. Да и, помимо этого, оснащение их машин как правило было высшего класса, а у самих водителей был богатый опыт. Короче говоря, ситуация была крайне паршивая, и Костя это понимал.

Ян ворчал ругательства сквозь зубы и пытался уклоняться от атаки в пределах заданного курса, но «Альпина» неуклонно приближалась. Как бы грузовик не вилял, её нос всегда был нацелен на его кабину, а её пулемёты готовы были разорвать его броню и добраться до экипажа и генератора. Пока машины были далеко друг от друга, и Костя, и водитель «Альпины» выжидали удобного момента, но они неслись навстречу друг другу, как сумасшедшие, поэтому счёт шёл даже не на секунды.

Костя открыл огонь первым. Короткие очереди засвистели в сторону бандитской машины с молниеносной скорострельностью. Однако «Альпина» даже не попыталась увернуться от них. И не зря – они не нанесли ей ровным счётом никакого вреда. Часть пуль, достигших цели, были отброшены в сторону мощным «оберегом», остальные же срикошетили от толстого панциря «Альпины» или же увязли в нём. И прежде, чем Костя понял, что от его стрельбы нет никакого толку, на грузовик обрушился ответный огонь.

Пули забарабанили по обшивке с пугающей частотой. Электроника будто бы сошла с ума, истерически сигнализируя об опасности. Глеб прорычал что-то нечленораздельное и крутанул руль, отчего грузовик чуть снова не перевернулся. Пулемётная очередь прошлась по его правому борту, прошив бронелисты в нескольких местах. Ответ от Кости не заставил себя ждать, но, как и раньше, никакого эффекта не принёс, а лишь только уменьшил и так небольшой боезапас турели.

Атака продлилась всего несколько секунд. «Альпина» пронеслась мимо грузовика и устремилась прочь, на новый заход. Именно сейчас она была наиболее уязвима, её легко было подбить одной точной очередью в корму и выбить генератор. Костя проворно взял прицел, но мысли о том, как важно было попасть в цель, сбили его с толку. Он слишком поторопился, нажав на спуск, и поэтому очередь прошла мимо. Второго же шанса ему не представилось. «Альпина» быстро вышла за пределы эффективной дальности стрельбы, при этом непрерывно маневрируя. Бандит будто бы предугадывал, куда должен попасть следующий залп, и безошибочно уворачивался от него. Оставив свои попытки, Костя со злостью хлопнул по приборной панели.

- Как машина? – спросил он.

- Плохо, а ты как думаешь? - злобно прорычал Глеб. – Мощность генератора упала на четверть, правые бронелисты пробиты. Говорил я...

- А «оберег»?

- Работает на двадцать процентов. Даже меньше.

- Проклятье, - прошипел Костя и оглядел окрестности. – На равнине он нас порвёт, как тузик грелку. Правь вон туда, к деревьям.

- Мы же там не развернёмся! – возмущённо воскликнул Глеб.

- Куда мы денемся. Зато вот этот пацак не сможет нас с двух километров «бум-зумить».

Ян, скривившись, прокряхтел что-то нечленораздельное, но всё же повёл грузовик туда, куда указал Костя. «Альпина», тем временем, уже развернулась и делала второй заход, на этот раз – строго по правому борту. Турель грузовика молчала до последнего – патронов оставалось меньше половины. Зато Глеб не остался в стороне. Как только бандит вновь открыл шквальный огонь, он сбавил мощность и крутанул руль влево. Уязвимую кабину и правый борт грузовика прикрыла бронированная корма, поглотившая большую часть пуль. Но противник был не так-то прост, и вовсе не собирался сдаваться.

«Альпина» сменила курс, пристроившись параллельно грузовику, и пошла на обгон. Вырвавшись вперёд, бандит вдруг отвернул вправо и бросил корму в занос. Машина пошла юзом, причём почти под прямым углом, отчего казалось, что «Альпина» едет вперёд практически боком. Впрочем, этот впечатляющий манёвр был предназначен вовсе не для бравады. В заносе носовые пулемёты машины оказались нацелены прямиком в правый борт. На грузовик снова обрушился вражеский огонь, и Костя, не удержавшись, ответил своим, без ощутимого, конечно результата. Обстрел длился всего пару секунд, после чего «Беломут» вырвался вперёд, а «Альпина» завершила свой эффектный занос за его кормой и помчалась прочь. Но на этот раз бандит всё же совершил небольшой промах.

На выходе из заноса машина стеснена в действиях. Малейшая ошибка и идеальный манёвр превратится в большое разочарование. Этим и воспользовался Костя. В те мгновения, когда корма «Альпины» была в паре метров от грузовика, он дал по ней залп из пулемёта. Увернуться бандит бы не смог, промахнуться было трудно, и даже «оберег» здесь мало бы помог. Костя готов был поклясться, что несколько пуль пробили обшивку и попали в генератор. Но этот успех обрадовал его слишком сильно, и он опять поторопился. Следующий залп ушёл мимо, прицел оказался безнадёжно сбит, а исправиться он не успел – «Альпина» рванула вперёд и, вернув себе свободу манёвра, без проблем унеслась прочь за пределы эффективной дальности стрельбы.

До деревьев оставалось меньше полкилометра. Конечно, это был не полноценный лес и даже не околок, просто растительности здесь было больше из-за близости к нескольким здешним «лужицам». Глеб поднажал, а Костя неотрывно следил за «Альпиной». Бандит, судя по всему, разгадал их намерения, и не торопился делать новый заход, а отъехал на безопасное расстояние и снова двигался параллельно грузовику, выжидая удобного момента.

Ян опять начал ругаться сквозь зубы и кряхтеть, вертя руль из стороны в сторону. Грузовик вилял между деревьями, редкая живность разбегалась из-под его колёс с испуганными и возмущёнными криками. «Альпина» маневрировала среди растительности с лёгкостью, что заставило Костю заволноваться. Впрочем, бандит не отрывался вперёд, а наоборот, всё больше сближался с грузовиком. Он то и дело исчезал за складками местности и иногда отдалялся, но неизменно гнался за своей добычей, выжидая удобного момента.

Впереди показалась водная гладь ручья, соединяющего между собой несколько водоёмов на этой равнине. Ни дальнобойщики, ни их противник и не думали тормозить, все они прекрасно знали, что бояться его не стоило. Обе машины почти одновременно влетели в ручей, распустив сверкающие крылья из водяных брызг. Но тут их постиг неприятный сюрприз. Въехав в воду, «Беломут» вдруг погрузился почти по самое днище кузова. Глеб в панике ударил «по газам», хотя машина и так работала на полную мощность. «Альпине» же повезло ещё меньше. Бандит рассчитывал проскочить ручей за счёт скорости, но вместо этого машина погрузилась в него почти по крышу и едва не завязла. Хуже того, вода проникла в пулевые отверстия на корме и перемкнула сразу несколько важных систем. Бандиту ещё повезло, что она не смешалась с очищенной водой в топливном баке, иначе погоне сразу же пришёл бы конец.

На грузовик купание, вопреки опасениям Глеба, никак не повлияло, и, выбравшись из ручья, он помчался вперёд не хуже прежнего. А вот «Альпина» заметно потеряла в скорости. И не только. Даже со стороны было видно, что бандит с трудом держит её в руках. Слишком лихо она виляла из стороны в сторону, несколько раз она и вовсе проехала всего в нескольких сантиметрах от дерева. Костю это обрадовало, и в честь этого он уже хотел дать пару очередей по «Альпине», но тут она вильнула далеко в сторону и рванула вперёд. Теперь ей было труднее обогнать «Беломута», но всё же, медленно, но верно, ей это удавалось. Вот уже в прицеле Кости отчётливо показалась корма машины, но выпущенный им залп не попал в цель. Тут деревья начали редеть, и «Альпина» припустила ещё быстрее. Без сомнения, он собирался сделать финальный заход, но Костя и предположить не мог, каким он будет.

Удалившись на достаточное расстояние, «Альпина» на полной скорости вошла в занос. Подняв за собой тучу пыли, она описала кормой длинную дугу, только сейчас она брала не курс перехвата, как раньше. Выровнявшись, машина понеслась встречным грузовику курсом, прямиком лоб-в-лоб.

- Что за шутки? – нахмурился Глеб, сжав зубы. – Он там что, с дуба рухнул?

- Слушай, только не надо… - начал было Костя.

- Да к чёрту! – Глеб рявкнул так, что напарник подпрыгнул. – Хочет поиграть – будет ему игра!

С этими словами он вцепился в руль мёртвой хваткой и вперил взгляд в приближающуюся «Альпину».

Крики Кости были бесполезны. Теперь обе машины вступили в состязание, древнее, как само человечество – кто первый струсит. Состязание, в котором не было ни капли разумности, только мужество в самой варварской своей сути. Костя попытался перехватить управление, но Глеб с силой оттолкнул его одной рукой. Рот дальнобойщика исказился в оскале, с каким хищник вступает в смертельную схватку со своим соперником. Машина мчались друг на друга с бешенной скоростью. Исход решали считанные секунды. В таких условиях не оставалось места разуму, в деле были одни лишь чувства.

Ладони Глеба вдруг начали понемногу подрагивать. Перед его глазами будто бы промелькнул разбитый остов грузовика, подмявшего под себя «Альпину», но превратившегося из-за этого в груду металла. Такого он не хотел. Внутри него похолодело, он ощутил страх, но только не за себя, не за свою жизнь или жизнь напарника, а за своего верного друга, прозванного им «Беломутом». Нельзя было бросать в огонь того, кто не раз спасал его оттуда. Нельзя было его подводить.

Между машинами оставались считанные метры. Сердце Глеба бухнуло, едва не вырвавшись из грудной клетки, и он, ударив по тормозам, резко крутанул руль влево.

Грузовик опасно накренился. Рвение, с которым он бросился в поворот, было избыточным для его шаткой конструкции. Колёса левой стороны потеряли опору и оторвались от земли. «Беломут», словно эквилибрист, замер в шатком равновесии на паре колёс, продолжив при этом двигаться вперёд. Сердце Глеба застучало ещё сильнее. В голове была лишь одна мысль: «Давай, дружище, давай, держись!» Костя рядом вжался в сиденье, схватившись обоими руками за панель приборов. Где-то в стороне в воздух поднялась туча пыли. Время замерло вместе с грузовиком, и тут Глеб, повинуясь неизвестно откуда взявшимся инстинктам, провернул руль в обратную сторону.

«Беломут» вышел из подвешенного состояния. Он накренился в левую сторону и грузно осел на неё, надёжно закрепившись на твёрдой земле. Глеб шумно выдохнул и по инерции продолжил поворот. Внутри него разливалось приятное тепло.

Внезапно прямо перед грузовиком, из поднявшийся в воздух пыли появился силуэт «Альпины». Она стояла, не двигаясь, повернувшись к нему своим правым бортом. После того, как «Беломут» свернул с курса в одну сторону, бандит рванул в другую, надеясь добить его, но непослушная машина на повороте пошла юзом. Как бы он ни старался сохранить контроль над заносом, ему это не удалось. «Альпину» развернуло на триста шестьдесят, и она встала колом.

Всего этого Костя не знал. Да ему это было и безразлично.

- Тарань! – заорал он нечеловеческим голосом.

Ян повиновался чисто машинально, и дал моторам полную мощность.

«Беломут» смачно впечатался прямиком в правый борт «Альпины». Под действием тяжёлой махины её отбросило вперёд, и, пролетев несколько метров, она с грохотом треснулась о ствол дерева, едва не согнувшись пополам. Грузовик с визгом затормозил рядом, чуть не врезавшись в неё снова.

Лицо Глеба медленно растянулось в ухмылку, и он победно воскликнул:

- Ха! Вот так! Поделом тебе, пацак!

С этими словами он похлопал по приборной панели и издал пару одобрительных восклицаний в адрес грузовика.

- Да, это было круто, - отдуваясь, произнёс всё ещё ошалелый Костя.

- А то, - хмыкнул Глеб и злорадно рассмеялся. – Доездился, гад!

- Думаешь, доездился? –в голосе Кости слышался оттенок недоверия.

- Разумеется! Вон, как я его припечатал.

- Ага, - Костя кивнул и взялся за джойстик турели. – Но я лучше удостоверюсь.

С этими словами он выпустил контрольную очередь прямиком в обнажённое днище «Альпины». Заблестели искры, раздался треск, и из генератора пошёл густой чёрный дым.

- Так она точно никуда не уедет, - сказал он и с облегчением откинулся на спинку. - Теперь можно и до Приозёрска.

Ян недовольно цыкнул зубом и бросил на напарника упрекающий взгляд. Но потом он тут же вернул на лицо довольную ухмылку и тронул машину с места.

***

- Нет, Кость, я серьёзно, если возьмёшь ещё раз такой груз – на месте пристрелю.

Тяжёлая дверь мастерской с громким лязгом захлопнулась за напарниками.

- Да ладно тебе, ну обошлось же! – воскликнул Костя. – Даже заработать смогли!

- Это ты называешь заработать? – Глеб показал ему две сотенные купюры и скривил рот. – Почти вся оплата ушла на возмещение урона, а всё остальное – на ремонт грузовика. Куда нам эти две сотни? Да завтра их уже и не будет, это я тебе говорю.

- Ну, хоть в минус не ушли, и то хорошо.

- Знаешь, в гробу я видал такое «хорошо». Уж лучше посылки развозить, чем это.

Костя усмехнулся.

- Не буянь. Я ещё схожу сегодня в здешнее отделение милиции. Может, за того бандита нам выпишут вознаграждение. Говорят, был тут в окрестностях один известный налётчик, Герцогом звался. Вполне может быть, мы его там уложили.

- Ну, хорошо если так, - проворчал Глеб.

Напарники залезли в кабину своего верного грузовика и устроились с удобством на своих местах. Глеб некоторое время молча смотрел перед собой, после чего, улыбнувшись, благодушно произнёс:

- Ладно, в общем, доехали – и славно. Сами целые, «Беломут» целый, и деньги есть. Не так всё и плохо. Жить можно.

Лицо Кости невольно расплылось в улыбке. Если уж его напарник это признал, значит всё действительно так и было.

- Но всё же, я тебе вот что скажу, - добавил Глеб. – Никогда больше, ни за какие деньги и ни при каких условиях я теперь не повезу через фронтир молоко. Так и знай.

-1
21:20
649
16:22
+2
Хорошо написанный и интересный рассказ. Одного я не пойму: что за «Ян»? Очень путает, когда у нас всего два героя, а потом то ли одного из героев переименовывают (и опять возвращаются к старому имени), то ли нам внезапно говорят статус или расу главных героев (хотя они описывались как люди, но тут есть отсылка на «Ку! Кин-дза-дза», поэтому и такое может быть)
08:54
Смущает легкость, с которой автор перебрасывает нас на несколько столетий вперед. С какого перепуга (читай: мотива)? Надо понимать, что отдаление эпохи влечет за собой и отдаление читателя от текста. Затем уже появляются привычные детали, архетипичные русские мужики — и история становится более близкой, более интересной. В целом текст добротен. И последняя фраза убойная (хотя и эпитет «хрупкий» к грузу не очень-то подходит).

Половина рассказа — часть, предваряющая опасное приключение. Так нельзя: знакомство с художественным миром и с героями занимает столько же места, сколько и их опасная миссия. Если представить это как основу для фильма, любой мало-мальски компетентный режиссер сократит это все знакомство на 9/10 (хорошо, на 5/6). И всего одна «Альпина» на опасном пути — слишком маленькое препятствие. Кроме этого, существенных замечаний нет. Не считая вопроса: «А кто такой Ян?»

Рассказ, само собой, фантастический, но не вижу причин, по которым бы фантастику не заменить боевиков. Не нужен здесь этот сказочный антиутопический антураж а-ля «Безумный Макс». Ибо идея родства и партнерства машины и водителя мнокогратно обыграна в литературе (н-р, в романе Андрея Рубанова «Боги богов»).
Гость
12:28
+2
Да кто ж такой Ян, в конце-то концов?!
Но это уж форменное издевательство над читателем — такая затянутая неинтересная прелюдия, сокращать раз в пять! Абсолютно не несёт никакого двигателя сюжета вся эта дальнобойщицкая атмосфера. Непонятно тогда, зачем всё это? Каждый момент текста должен быть обоснован, иначе это графоманство.
21:20
Общий подход неплохой, но есть замечания. Во-первых, слишком большая «вводная». Описание мира раздуто до неприличия. Второе — таинственный Ян (полагаю, так звали Глеба до переименования, других вариантов нет), а это указывает, что рассказ переписывался — это не может не радовать. Третье — постапокалиптический мир не очень вяжется с пресловутыми «пацаками» (тогда бы уж ввели и цветовую дифференциацию штанов, что ли )).
22:47
Вот я долго ждал, кто же разберет, как кажется автору, удачную концовку. Мир будущего. Другая планета. И что, там молоко продают и возят в стекле? Да у нас и сейчас в стекле молока не увидишь — пластик или полиэтилен, а в будущем стекло? А если не стекло, то что будет пластиковой упаковке? Она не такая хрупкая.
" Там далеко-далеко… Там новый год два раза в год". Это я, типа, напеваю саундтрек из «Дальнобойщиков».
Хочу сказать автору спасибо! Спасибо за большой труд и отдельное спасибо за смех, который невольно прорывался при чтении. Сожалею, но что смешно для меня, печально для Вас. Нет, сюжет захватывает и смесь Безумного Макса и Дальнобойщиков очень даже зашла и эта дорожная схватка… Но от обилия ошибок разного рода и неожиданно появляющегося поляка Яна, текст превращается в юмористический. Вообще, я благодарен автору за Яна, он классный. И бакенбарды и усы, и эта засаленная майка с принтом олимпийского мишки… А что? Я художник, я так вижу :) извините, невольно разыгралась фантазия…
А если серьезно, то труд большой, но всё убила спешка, похоже. Не хватило автору времени на вычитку. Сожалею, но больше сказать не чего
Империум