Валентина Савенко №1

Посланники Разума

Посланники Разума
Работа №420

Заснеженная тропа тонкой змеей петляла среди скалистых гор. Ледяные пики, устремленные в голубое небо, белоснежными вершинами упирались в неземное солнце, клонившееся к закату. Эйл быстро бежал по ледяной тропе стараясь оторваться от группы преследователей. Легкий лук, нож и меч за поясом были его единственным оружием против хорошо вооруженного отряда преследующего беглеца. Эйл любил бегать с детства. Но сейчас, для хорошо тренированного воина, кажется, наступила роковая черта. С каждой сотней метров шаги становились все тяжелее. Дыхание становилось чаще. Великолепно тренированное сердце билось все сильней. Это не могло продолжаться вечно. Остановившись на несколько мгновений на ледяной тропе, он краем глаза успел рассмотреть узкую извивающуюся змейку дороги, ведущую к одной из белоснежных вершин.

Начавшие падать крупные хлопья снега подтолкнули его на единственно правильную мысль. Посмотрев в последний раз на быстро засыпаемое снегом ущелье, он свернув за один из выступающих валунов, быстро стал карабкаться вверх по едва различимой среди занесенных снегом скал горной тропе. Несколько камней покатились вниз. Схватившись крепкими пальцами за ледяную глыбу, он замер на месте. Осторожно повернув голову назад, он посмотрел на проделанный путь, оставшийся за спиной. Затем взгляд беглеца перенесся на вершину одного ледяного пика. Холодный ветер разметал его черные волосы. Падающий снег, покрыв их своим белым цветом, превратил голову беглеца и всю его мощную фигуру в замерший на месте белоснежный холм.

Сильные пальцы, оттолкнувшись от холодного камня, стремительно продвинули беглеца вперед. И вовремя. Скрывшись за ледяным уступом он, снова оглянулся назад. В начале горного ущелья появилась группа преследователей. Их было пять. Внимательно всматриваясь сквозь начинающуюся метель, они замерли на месте. Густо высыпавший снег уже успел к тому времени замести следы беглеца. Встав цепочкой, они стали медленно продвигаться вперед. Эйл был опытный воин. Преследователи шли медленно. Осторожно ступая медленными, кошачьими шагами, они через полчаса приблизились к тому месту, где недавно находился беглец.

Буря достигла своего неистовства. Стремительные порывы ветра валили преследователей с ног. Наконец, поздно поняв всю безнадежность своей погони, они двинулись в сторону одного из нависающих утесов, надеясь под его защитой найти спасение от ледяного ветра. Скала закрывала собой почти все небо. Здесь было относительно спокойно. Небольшие, только что наметенные сугробы слепили своей белизной. Вооруженные короткими мечами, они озирались по сторонам, боясь внезапного нападения. Лишь через несколько минут они поняли: группа преследователей превратилась в пленников разбушевавшейся стихии.

Между тем Эйл успешно достигнув вершины одного из горных пиков находящихся на заснеженном перевале, посмотрел на лежащие внизу цепи заснеженных гор. Обратной дороги не было. Внизу, за спиной, хоть и уставшие были враги, жаждавшие его смерти. Впереди был коварный спуск, по узкой извилистой тропе, идущий по отвесной стене горного кряжа. Метель достигла своего апогея. Сумасшедший ветер на вершине горы почти валил с ног беглеца. Он не чувствовал своих рук. Пелена снега и начавшийся ледяной дождь покрыли одежду ледяной коркой. Осторожно начав спуск, забыв о преследователях, чувствуя лишь дикое чувство холода, он бессильно опустился на колени. Яростный порыв поднявшегося ветра смел его, словно груду снега с узкого обрыва. Последним усилием воли он схватился обледенелыми пальцами за каменный склон и, не удержав вес своего тела, полетел вниз в ледяную бездну.

Падение было жестким. Его спас толстый слой недавно выпавшего снега. Он открыл глаза и посмотрел на виднеющуюся высоко над головой горную тропу, опоясывающую по спирали заснеженную каменистую стену горного кряжа. Он увидел своих преследователей. Маленькие точки медленно пробирались по узкому карнизу рискуя сорваться вниз. Эйл отполз под ближайший огромный валун. И вовремя. Цепочка преследователей замерла на месте. Окинув взглядом каменистое дно ущелья, они какое-то время стояли на месте, явно не зная на что решиться. В это время, снова поднявшийся ветер, закружив белоснежные хлопья снега, скрыл вид горных вершин. Холод пробирался все глубже под меховую одежду беглеца.

Он вырыл себе пещеру. Выпавший снег облегал валун толстым слоем. Собрав последние остатки сил, стараясь работать быстро, чтобы ледяная смерть, окончательно не скрючила его тело и пальцы, он через полчаса работы уже лежал прислонившись спиной к ледяному валуну в своей снежной пещере. Медленно падающий снег постепенно засыпал оставленный лаз.

Звезды погасли. Наступил хаос. Холод с каждым днем все больше сковывал ледяными руками планету. Снег и мороз ледяной коркой облепили ветви деревьев. Бегущие потоки рек и ручьев покрылись толстым слоем льда. Жизнь, облеченная в ледяной покров, стала задыхаться. Преследователи двинулись в сторону гор, чтобы среди скал найти пещеры и укрыться в них от бешеных порывов ветра валящего с ног. Передвигаяcь по бесконечной снежной равнине, они с каждым днем приближались к своей заветной цели. Стена гор становилась все ближе. Огромные белоснежные пики упирались вершинами почти в самое небо. Часто они были закрыты толстым слоем облаков. Но когда, бушующий ветер разгонял низко нависшие над равниной облака, ночью можно было различить множество ослепительно ярких звезд, горящих разноцветными огнями над вершинами гор.

Ранним утром Эйл выглянул из своей снежной пещеры. Чутье прирожденного охотника и на этот раз спасло ему жизнь. Сквозь узкий просвет в своей пещере он увидел группу своих преследователей пересекающих равнину. Бежать было бесполезно. Он залепил едва приметную щель снегом надеясь на чудо. Они подошли совсем близко. Близко так, что легко можно было разобрать встревоженные голоса. Через несколько минут он понял, что может спастись. Группа преследующих соплеменников находилась в состоянии неведомого страха. Они стояли в нескольких шагах от засыпанного входа.

- Плевать нам на беглеца, Орс. Надо самим уносить ноги. Мы видели огненную звезду опустившуюся на равнину. Значит скоро придет смерть. Она сожрет всех целиком.

Говоривший замолчал. Эйл осторожно смотрел сквозь едва приметную щель. Сдерживая дыхание, стараясь ни чем не выдать своего присутствия, он сам, словно, превратился в кусок льда.

- У Эйла камень. Он украл его у богов со звезд. Этот камень должен принадлежать нам.

Рука беглеца невольно потянулась за пазуху. Возле своего сердца он ощутил твердый предмет. Ровное легкое тепло исходило от зеленоватого камня не давая ему замерзнуть вот уже в течение многих дней. Он сам не мог до сих пор понять волшебной силы этого кристалла. Он нашел его год назад на снежной равнине. Тогда погиб один из звездных богов. Эйл до сих пор не мог понять, как это произошло. Он видел, как возле подножия гор опустилась стальная птица. Из нее вышло существо в серебристых одеждах.

Тавры, местные полуледяные твари, были стремительны и проворны. Он набросился на спину пришельца, молниеносно разорвал ее острыми огромными когтями и вцепился в беззащитное горло. Эйл был быстрее твари. Но не настолько, чтобы спасти пришельца. Он сидел на коленях над лужами крови под светом плывущей в небе луны. Два мертвых тела лежали совсем рядом. Одно убитое тавром и сам мертвый тавр рассеченный острым мечем. Тогда он и нашел этот злополучный камень, сделавший его изгоем собственного племени. Сохранить тайну о зеленом кристалле не получилось. Он любовался им при свете серебряной луны, когда сзади раздался голос вождя.

- Откуда? Дай мне его.

Голос вождя не сулил ничего хорошего. Могучая фигура Ориса нависла над сидящем на ледяной глыбе владельцем бесценного сокровища. Молниеносно убрав свою находку, Эйл отступил несколько шагов назад от протянутой жадной руки.

-Дай мне его!

Требовательный высокомерный голос решил все. Не желая расставаться с сокровищем, Эйл нанес молниеносный удар мечем. Красные капли крови брызнули на белый снег. Так он стал изгоем. И сейчас, спустя несколько дней после его бегства, группа преследователей не оставляла его в покое. Природная сила и выносливость, великолепная физическая подготовка, умение сражаться почти всеми видами оружия и голыми руками, не раз спасали ему жизнь. Хоть он и был загнанным зверем, но он всегда шел впереди держась от группы преследователей на безопасном расстоянии. И только сейчас, изможденный многодневным переходом по горам и ледяной пустыне, он невольно заснул и дал возможность своим врагам подойти вплотную к месту убежища.

Холодный ветер леденил пальцы. Он достал из- за пазухи кристалл крепко сжав его обеими руками. Невидимое тепло быстро согрело окоченевшие руки и стало приятно разливаться по замерзающему телу. Только сильно хотелось есть. С этим приходилось мириться. Какого же было его облегчение, когда он понял - враги уходят не обнаружив его спасительной пещеры. Через несколько минут, он выбрался на поверхность. Ледяная ночь нависла над равниной. Далекие отблески звезд светили с высоты небес. Огромная луна озаряла равнину и предгорья сейчас едва различимых гор. Он поежился от надвигающегося холода. И только зеленый кристалл, лежащий на его груди, не давал замерзнуть согревая изнутри.

Он пошел в сторону от давно замолкнувших голосов своих преследователей в сторону гор. Блеклая луна освещала белоснежный путь через промерзшую равнину. Его фигура отбрасывала длинную причудливую тень, перемещающуюся на белом фоне холодных снегов. Так прошло несколько часов. Несколько раз он видел светящиеся в ночи глаза ледяных тавров. Они внимательно наблюдали за фигурой одинокого путника. То ли холод, то ли тавры были сыты, они не предпринимали никаких попыток нападения на одинокого беглеца стремящегося найти себе приют от надвигающегося холода.

Уже почти рассвело, когда он достиг предгорий. Скалистая цепь гор возвышалась высокой стеной в получасе ходьбы впереди. Впереди маячил какой-то массивный камень или скала занесенный толстым покровом снега. Стараясь найти укрытие от поднимающегося ветра, он подошел к огромной ледяной глыбе. Пальцы ощупали глыбу льда ища малейшую зацепку. Они скользили по гладкой ледяной поверхности. Выглянувший из облаков спутник Сельвиора, осветил своим холодным ледяным блеском блестящую поверхность ледяной глыбы. Какой- то смутный предмет маячиивший в глубине привлек внимание беглеца. Это было замерзшее тело. Лицо несчастного не выражало страха. Внезапно наступившая смерть не отразилась ни в его глазах, ни в движениях тела. Странный зажатый предмет в пальцах ледяной мумии привлек внимание Эйла. Это был серебристый короткий стержень, прижатый к груди.

Эйл достал меч и нанес сокрушительный удар по ледяной глыбе. Звонкий звук удара разнесся по замерзшей равнине и растаял в тишине ночи. Несколько отвалившихся от удара кусков льда приблизили его к ледяной мумии. Он нанес еще несколько стремительных ударов. Блестящие осколки льда летели во все стороны, царапали лицо охотника. По телу разливалось приятное тепло. Уже значительная часть ледяной глыбы была сокрушена. Он коснулся промерзшей одежды незнакомца. Затем достав острый нож, осторожно стал скалывать острым лезвием остатки льда вокруг пальцев вмерзшей мумии. Серебряный стержень отразил лунный свет. Эйл невольно зажмурил глаза - настолько силен был источник неведомой энергии. Но ледяная мумия упорно не хотела разжимать пальцы.

Эйл открыл глаза. Холодная ночь осталась позади. Неземное солнце освещало своими холодными лучами заледенелую равнину. От яркой белизны недавно выпавшего снега он невольно зажмурился. Осторожно расчистив вход в свое ночное жилище, внимательно вслушиваясь в каждый подозрительный звук, он, наконец, решился выбраться из своего убежища. Вокруг царила белоснежная пустота. Лишь рядом, всего в нескольких десятках шагах от своего временного пристанища, он увидел нанесенную гору снега. Озираясь по сторонам, боясь снова встретиться со своими преследователями, он осторожно двинулся к белоснежно горе.

Бесформенная снежная масса вскоре закрыла собой часть неба. Он обошел ее несколько раз. Снизу блестел металл. Достав меч, он осторожно стал счищать налипший на обшивку снег. Появившаяся полукруглая дверь упорно не хотела открываться. Лишь только когда он поднес к ней кристалл вырванный из рук ледяной мумии, дверь послушно открылась и, он, проскользнув внутрь, очутился в капсуле оставленной неизвестным пришельцем.

Ровный серебряный свет позволял различить кабину пилота. Стекло было залеплено толстым слоем снега. Внутренним чутьем, он чувствовал, что теперь может не опасаться своих преследователей, укрывшись за этими толстыми металлическими стенами. В одном из многочисленных выдвигаемых шкафов он нашел множество разноцветных упаковок. Развернув блестящие обертки и внутренним чутьем ощущая все сильнее чувство голода, он откусил первый кусок от твердой полупрозрачной массы. Это напоминало мясо диких зверей, на которых он не раз охотился в предгорьях и жарил на огне. Тогда мясо было сочным и вкусным, но и сейчас, когда оно было холодным, он был безумно рад, наконец-то почувствовать вкус еды.

Насытившись, Эйл развалился в кресле перед тусклой доской уставленной множеством всевозможных приборов. Он отогревшимся пальцем случайно коснулся матового экрана. Экран ожил. Предгорья гор были рядом. На ожившем экране отчетливо можно было различить план местности, где он находился. Странное чувство, пробравшись внутрь груди, заставило быстрей забиться сердце. Он чувствовал приближение неведомого и таинственного, как всякий охотник. Он не чувствовал опасности. Картина на матовом экране продолжала меняться. Зеленоватая пунктирная линия, отделившись от белого пятна на равнине, медленно двинулась в сторону предгорий. Еще несколько раз коснувшись таинственного дисплея, он увидел себя сидящем в кресле космической капсулы прилетевшей со звезд.

Прекрасно отдохнув и исследовав свое новое убежище на следующий день, он отправился в сторону гор. Стояла тишина. Поднявшееся солнце озарило белоснежную равнину своими лучами. Он зажмурил глаза стараясь привыкнуть к яркому свету. Затем медленно двинулся вперед. Через час он уже стоял перед замерзшим входом. Снова помог кристалл. Тонкий зеленоватый луч прошелся по тяжелой металлической двери. Холодный ветер поднимал снежные хлопья у начинающих замерзать ног. Уже отчаявшись попасть внутрь под защиту гор, прижавшись грудью к холодному металлу и широко раскинув замерзающие руки, он почувствовал, что холодная железная масса двери медленно поползла вверх, пропуская внутрь нежданного гостя.

Дежурный робот медленно обходил лабораторию. Совсем недавно закрылись толстые двери за Ирсом и в освещенном тусклым светом просторном зале повисла мертвая тишина. Он провел здесь не один десяток лет. Внимательно всматриваясь в стеклянные саркофаги, он старался понять, когда же ему придется на главном пульте нажать заветную кнопку. Он не чувствовал холода. Он чувствовал непокорное время. Механическое чутье, заложенное в многочисленных ячейках чипов питающих его мозг, говорило о ближайшем "воскрешении" спящих.

Здесь было около пятидесяти подопытных экземпляров. Здесь рождался весь цвет Империи. Суперсущества обладали всеми свойствами разумных существ. Еще в своих стеклянных саркофагах, через утонченную систему передачи данных, они получали всю информации впитываемую мозгом. Спящие проснутся. Пройдут испытания и стразу станет видно, на что способны новые звездные солдаты несущие одним смерть, другим процветание Империи.

Будущие покорители Галактики между тем продолжали влачить свое замершее существование в ледяных саркофагах, когда центральная дверь лаборатории медленно поползала вверх. Странное неведомое оцепенение застигло дежурного робота, когда в промерзших руках дикаря с мечем на бедре, он увидел зеленый кристалл. Идущие волны энергии были уловлены датчиками и заставили стража лаборатории беспомощно замереть на месте. В другое время он молниеносно уничтожил бы чужака... но сейчас.... Он стоял неподвижный. Этого времени хватило, чтобы промерзший незнакомец нанес несколько сокрушительных ударов мечем.

Сталь была великолепна. Он отрубил несколькими ударами датчики робота, искромсал все мерцающие платы внутри механического стража и, только когда понял, что в безопасности убрал свой искореженный об металл клинок.

Внутри лаборатории царил микроклимат. Измученный Эйл только сейчас понял, насколько он смертельно устал. Он шел вглубь зала смотря на покрытые инеем тела. У самой дальней стены зала он увидел полукруглую дверь. Зеленый кристалл вновь помог беглецу. Дверь бесшумно открылась. Войдя в просторную комнату, он завалился на черный диван. Вытянув свои уставшие ноги, сквозь завесу усталости опустившееся на его глаза, он еще какое-то время наблюдал за мерцающими огнями пульта расположенного в углу. Затем усталость сделала свое дело. Крепко сжимая в руке кристалл, вырванный из рук ледяной мумии, он уснул, погрузившись в глубокий сон.

...

Он падал в странном полузабытье. Гибкое тело проносилось среди россыпи звезд и разных планет. Чувствуя свое всемогущество, он замирал над разными мирами. Если мир, расположенный под ним, был неинтересен, он остановившись на какое-то время внимательно вслушивался в тонкие потоки информации окутавшие невидимой нитью планеты и целые солнечные системы и, понимая, что здесь для себя он ничего не найдет интересного, он, словно оттолкнувшись от невидимой упругой сферы, отправлялся в мир других звезд, систем и галактик.

Неведомая сила, носившая его среди звезд наполнила тело. Слившись с ним почти воедино, она в последний раз подхватила своего посланника невидимым потоком и швырнула на каменистые предгорья Сельвиора. Яркие звезды, светившие с далеких небес, смотрели на звездного скитальца долгое время блуждавшего среди бесконечных звездных просторов. Озаряя Эйла своим едва видимым звездным светом, они дарили ему часть своей энергии, вливаясь в гибкое сильное тело. Он поднял глаза, посмотрел на каменистую равнину. Затем подняв глаза к бесконечному небосводу, задержал свой взгляд на одиноко плывущем над поверхностью планеты спутнике. Тусклый свет простирался над равниной выхватывая из мрака ледяной ночи заснеженную равнину, ледяные одинокие скалы, замерзшие глыбы льда. Он двинулся в сторону гор оставляя за собой следы на ровном белоснежном поле. Недавно выпавший снег сиял своей белизной. Одиноко бредущий путник, заброшенный на дикую планету Властителями Разума медленно продвигался под внимательным наблюдением своих посланников.

Внутри было тихо. Едва дверь за вошедшим закрылась, как стал разгораться серебристый свет, освещая темный коридор ведущий внутрь подземелья. Всего несколько шагов отделяло его от неведомого идущего по грани другого мира, от которого он был настолько далек и настолько близок, что эту неведомую грань, могли лишь знать те, кто создал его. Они и сейчас из далекой неведомой ему глубины космоса внимательно наблюдали за своим созданием. Они смотрели со своего безопасного расстояния насколько он достиг искусства выживания в других мирах. Они смотрели, как он умело уходит от погони от местных варваров в звериных шкурах. Они смотрели насколько он сильнее и сообразительней их. И сейчас, когда он избежал смерти от топора, ножа и вражеских стрел, они смотрели на то, как он поведет себя, столкнувшись с неведомым. Они разбудили его любопытство. Он спокойно провел ночь в космической капсуле, а утром, прекрасно отдохнув, не испытав абсолютно никакого страха перед неизвестным, двинулся дальше, туда, куда вела зеленая нить дисплея - тщательно скрытую лабораторию среди неприветливых гор.

Вот и сейчас, когда он миновал коридор освещенный призрачным светом, они, находясь от него за тысячи световых лет, смотрели, как поведет их творение совсем в ином мире. Лишь только функция искусства выживать и познавать неведомое влекла его сейчас вглубь полупрозрачных гробниц стоящих по обе стороны зала.

Эйл невольно замер на месте. Здесь он явственно почувствовал смерть и пробуждение жизни. Эти две таинственные неведомые для простого смертного понимания окружали его с двух сторон. Он стоял неподвижно. Дикий инстинкт варвара заставлял его схватиться за меч и в мгновение ока превратить стеклянные саркофаги в груды разбитого стела и мусора из еще несформировавшихся костей и плоти. Другое странное чувство, не любопытства, он даже не знал, как его назвать, заставило подойти к одному из саркофагов и внимательно посмотреть на лицо лежащего под толстым слоем стекла.

Он видел странные надписи. Он не понимал этот язык, тех существ, которые выгравировали надпись на металлической плите. Но губы варвара невольно шептали: "Ойл". Ойл, это тот, кто будет мне полезен. Научит неведомому и поведет меня до конца к моей победе над преследователями. Он еще ближе приблизился к стеклянному саркофагу и внимательно стал всматриваться в таинственную маску лица скрытую от него завесой времени.

Глаза лежащего под толстым слоем стекла были закрыты. Тонкие губы сжаты. Жилистые руки лежали вытянутые вдоль тела. Крепкие ноги почти касались стекла прозрачного саркофага. На какое- то мгновение варвару показалось, что спящий открыл глаза. Он невольно отшатнулся. Затем отошел на несколько шагов прочь. Хотел развернуться и уйти, но вновь, это непонятное, неведомое чувство заставило Эйла вновь подойти к ледяной гробнице. Сильными пальцами рук, он, словно стараясь понять, что таится за этим толстым слоем стекла, провел по надписи: "Ойл". Пальцы варвара замерли над странной надписью, которую он совсем не понимал, но чувствовал всем своим сердцем.

Они надавили красную кнопку под надписью. Толстое стекло саркофага стало медленно открываться. Две души слились воедино став частью нового мира.

+2
543
Гость
10:50
Начала только. Скажите, Орс и Орис — это ведь имя вождя, а почему оно разное? Или это два разных героя? Тогда странно, что так похожи…
Гость
10:57
Красиво написано, автор увлёкся очень языком, это неплохо для крупного произведения, но сюжета нет совсем:( Ждала динамики, какой-то закрученной развязки, если такое слишком длинное описательное начало, но, к сожалению, эффекта не было. Как отрывок повести или кирпичик будущего романа — вполне себе, но для короткой формы нет драйва и драматизма. Спасибо!
08:40
Увлекательнейший и динамичнейший текст, стремительный, как гепард в погоне за газелью… Хотя стоп, я не о том рассказе говорю. Вялый он и наспех слепленный. Здесь нет ничего, что могло бы поразить того, кто прочитал за свою жизнь хотя бы два фантастических текста.

Язык старательный, но неживой, тяжелый и нудный. Кроме прочего, автору стоит подучить обособление определений и обстоятельств.
Гость
10:26
Сразу видно, что автор старался создать нечто новое, что отличалось бы оригрнальностью. За это огромное спасибо. В смысле за попытку показать новый мир. К середине рассказа даже удалось меня заинтриговать. Однако стиль изложения действительно хромает — есть корявые фразы и неудачные обороты. Слишком много описаный холода и снега. Логические нестыковки — не представляю, как Гг видел вершину горы и преследователей сквозь буран, мгновенно заметающий следы. Камень то был снят с только что убитого пришельца, то вынут из пальцев замерзшей мумии.
Но потом началось что-то невнятное с путешествием к звездам и закончилось совершенно непонятным освобождением Ойла с последующим слиягием душ. Что этим хотел сказать автор? Я не знаю. А вроде, как читатель должен бы. Это можно было бы простить, если бы сюжет был интересным. А он к финалу скомкался и угас.
Вобщем, есть претензия на оригинальность (для меня это много), но стиль и сюжет нужно дорабатывать. На счет идеи и смысла вообще молчу (кроме посыла, что бесстрашие и жажда познания — есть путь личного прогресса ничего не увидел).
В итоге рассказ мне не понравился. Но это чисто субъективно. Продолжайте стараться и удачи в конкурсе.
20:47
Мне нравится эта тема, но рассказ нужно качественно переработать. Автор, увы, не знает, как писать от лица персонажа. Первобытный человек не может знать таких слов, как «пилот», «экран» и т. д. В идеале рассказ должен состоять из трех частей 1) от лица первобытного 2) от лица или робота или компьютерного мозга 3) на выбор автора. В таком виде получится вполне приемлемый рассказ.
Косяков много, но я выделил наиболее бросающийся в глаза.

Группа преследующих соплеменников находилась в состоянии неведомого страха.


Что это за страх такой, неведомый? есть выражение «страх неизвестного», но никак не наоборот. Иначе получится что у них такой страх, которого они никогда не знали.
Согласен с предыдущим комментариями. Не рассказ, а отрывок. Не сюжет, а полураскрытая тайна. Мир, в котором мы отказываемся увлекает за собой, но автор не показывает ничего больше. К сожалению.
Гость
12:43
С запятыми — бардак, много повторений. Из этого сюжета можно сделать интересный рассказ, надо основательно поработать.
Загрузка...
Светлана Ледовская №1