Маргарита Чижова

​Восход солнца

​Восход солнца
Работа №389

Она наблюдала за закатом и мысленно прощалась со всем, что было ей знакомо. Городом, людьми, семьей, друзьями, любимым. Теперь в её жизни этого больше не будет. Будет лишь кровь и гнев. Рыжая бестия, назначенная её нянькой, по большей части учила её тусить и пить. «Хочешь жить, придется убивать. Смирись с этим», - сказала она ей, впервые став серьёзной. Затем она вытащила бутылку виски из шкафа, подмигнула своей собеседнице. Ту ночь они не запомнили.

Когда зашли последние лучи солнца, девушка вышла из своего укрытия и подошла к окну ближе. Открыла его нараспашку и глубоко вздохнула. Потом без эмоций всмотрелась в знакомую улочку. Ей должно было быть больно, но она решила никогда больше не показывать слабость. Она не может быть слабой, теперь она хищница, которая ради своей жизни пойдет на все. Она больше не умеет любить, сострадать и понимать, но она научилась выживать в этом мире, где совсем не рады таким как она.

Надев туфли на каблуках, она подошла к зеркалу. Внимательно себя разглядела, поправила воротничок на блузке, опустила немного задравшуюся юбку. Потом улыбнулась себе красными губами. Да, именно так она теперь должна выглядеть. Уверенно, шикарно, неотразимо. Больше никаких слез, поношенных джинсов и широких футболок. Пора бы повзрослеть. Ей было всего восемнадцать, когда она перестала стареть, но вечно грустные глаза, в которых прячется большое горе, могут подсказать, что это девушка многое пережила.

Она заперла чемодан и вышла из дома, оставив дверь открытой. Там больше нет ни одной вещи, что ей была бы нужна. Она сюда никогда не вернется. С этим местом её больше ничто не связывает.

Быть вампиром, какого это? Фантасты твердят как один, что это потрясающе. Заставляют девушек мечтать найти своего принца, блестящего на солнце. На самом же деле вампиры сгорают, выйдя под солнечные лучи. А еще они убивают свою добычу, и на животной диете не проживешь. Если хочешь выжить, то тебе нужно убивать. Вампир не умеет любить. Это сказки, что он начинает еще сильнее ощущать все. Это не так. Он чувствует острее лишь одну вещь: желание выжить. Все остальные чувства перекрывает жажда. Вампиры – кровожадные убийцы, они не могут полюбить свою жертву, потому что первым делом они её убьют, даже не спросив имя.

Кира мутными глазами посмотрела на себя в зеркало. Платье было перепачкано, рот и подбородок весь в крови. А в голове звенело после алкоголя. Рассвет уже близок, поэтому на улицу она выйти не в состоянии. Она так давно мечтала о дожде, но его все не было, каждый день, словно назло ей, выходило это дурацкое солнце. И это в таком дождливом городе. Однажды Кира подалась искушению и шагнула под пылающие лучи. Кожу начало отчаянно жечь, появлялись ожоги, которые росли с бешенной скоростью. Она в реальном смысле слова воспламенялась. Тогда Кира вернулась в тень и стала наблюдать, как затягиваются раны.

- Кир, - в ванную зашел парень. Он обворожительно улыбнулся и провел рукой по светлым волосам. Кира тут же подумала, что ему только и сниматься в рекламе зубной пасты. Или еще можно отправить его в мальчиковую группу, все девочки были бы его. – Ты скоро? Может, повторим наш пир?

- Солнце выходит, Нил, - грубо проговорила Кира.

- И что? – Нил подошел к ней и положил руки на талию. – Хочу еще. Меня сводит с ума это желание, я не могу думать больше ни о чем, кроме крови…

Он шептал ей на ухо, прижимая к себе все сильнее.

- Придется привыкнуть в жажде, - холодно ответила Кира, не обращая внимание на ласку.

- Ну Кир…

Кира повернулась к нему и свернула парню шею. На это ушло не более секунды, лишь на мгновение лицо Киры приобрело что-то звериное, жесткое. Она словно потеряла человечность. Когда тело Нила повалилось на кафельный пол, Кира вновь была спокойна, казалось, что она вообще не может испытывать какие-либо эмоции.

- Спасибо, что провел со мной мой сотый день рождение, - сказала Кира и состроила подобие улыбки. – Но ты мне надоел.

Перешагнув через Нила, Кира залезла в душ прямо в платье. Она смывала с себя кровь, уверено оттирая её мочалкой. Обычно Кира ведет себя куда осмотрительнее, но в такой особый праздник можно и безобразничать. Можно даже обратить парня, чтобы уже через пару часов убить.

Отмывшись, Кира завернулась в полотенце и вышла в комнату. Там был полный бардак, кругом валялись вещи, в том числе и трофеи с охоты, что она взяла для себя в качестве подарка. Для Киры это было не просто столетие, но по совместительству восьмидесятая годовщина. Восемьдесят лет назад она потеряла все, самолично убив последних дорогих для нее людей. Вот уже восемьдесят лет она живет лишь инстинктами и ничем больше. Никаких чувств у нее давно не было.

Кира легла на кровать и скоро уснула. Все же на улице день, что ей еще делать, кроме как спать?

Проснувшись, Кира села на постели. Её лицо было как всегда невозмутимо. За годы, что она провела одна, она научилась прятать все свои эмоции глубоко внутри. Хотя, их почти и не было. Когда ты вампир, ты чувствуешь лишь одно – жажду.

Повернув голову, Кира заметила Нила. Вспомнив, что вчера ей исполнилась сотня, она сорвалась с места и начала собирать вещи. Оставаться более в этом месте она не желала.

Не заперев дверь в номер, Кира вышла в коридор и уверенно зашагала. Ей было плевать, что внутри она оставила тело Нила. Любой, кто пройдет сейчас мимо двери, заметит его труп. Но Кире на это плевать. Возможно, она даже обрадуется, если её убьют. Восемьдесят лет одиночества совсем опустошили её.

Говорят, что даже будучи вампиром, можно быть человеком. Уметь любить и чувствовать. Не покоряться своим инстинктам, а просто жить обычной жизнью, попивая кровь из пакета. Но Кира еще ни разу не встречала подобного вампира. Все, кого она знает, кровожадные убийцы. Вампир не умеет чувствовать. Особенно, если он этого не желает.

Спустя пару часов Кира вышла из автобуса. Все вокруг было таким знакомым, но непривычным одновременно. Девушка вспомнила, как однажды летом вернулась из лагеря, и на этом вокзале её ждал Эрик. Он сидел на скамейке рядом с большими часами и недовольно смотрел по сторонам. Он никогда не любил быть нянькой для своей младшей сестренки.

Теперь же этот вокзал изменился. Больше не было тех больших часов, которым так изумлялась Кира. Для нее они всегда были чем-то невероятным.

Кира шагала по родному городу, но почти его не узнавала. Пропала кафешка, в которой она часами сидела с подругой, кинотеатр стал слишком пошарпанным. На нем всегда была тысяча афиш, заманивающих зрителей на сеансы. Сейчас же это было просто белое здание, на котором лишь одна надпись извещала о том, что это за место.

Город тоже стал совсем другим. Как грибы везде выросли дома. Почти не осталось зеленых лужаек, маленьких уютных домиков. Все стало каким-то одинаковым.

А ведь раньше это место казалось для Киры раем. Она так любила гулять по городу с друзьями. Исследовать эти тысячи закоулков.

Но больше всего она любила бывать на пляже.

Подойдя к песку, Кира вздохнула полной грудью. Хоть что-то здесь не изменилось. Сняв туфли, девушка босиком пошла к воде. Воспоминания готовы были накрыть ее с головой, словно ураган. Сев у самой кромки воды, Кира позволила себе вспомнить то, что так старалась забыть.

Все началось в далеком 2008 году. Тогда Кире было всего семнадцать.

Кира была долгожданным ребенком в своей семье. Её мама, добрейшей души человек, всегда мечтала о девочке, но первым появился сын. Когда же родилась Кира, вся семья была просто без ума от малютки. С самого детства девочку называли маленькой мисс солнышко. Её светлые волосы были словно солнечные лучи, а когда девочка улыбалась, то невозможно было не улыбнуться ей в ответ.

Она росла в кругу любви, получая все, о чем мечтала. Все любили Киру за её веселый характер и доброе сердце.

Но в семнадцать лет она встретила его. Кто знает, как бы сложилась её жизнь, если бы она не встретила Кевина? Едва она увидела его в первый раз, сердце забилось сильнее. Его улыбка сводила девушку с ума, она не могла оторвать взгляд от его лица. Она запомнила каждую родинку, каждый его шрамик за то время, что тайком за ним наблюдала.

- Кто это? – спросила она у своей подруги.

Девушки сидели в кафешке. После занятий в школе, они приходили сюда, чтобы спокойно попить кофе и обсудить день.

- О, - Агата довольно улыбнулась. Девушка и сами невольно глазела на паренька, не в силах отвести от него взгляд. – Это Кевин. Новенький. Говорят, он из богатой семьи. Единственный ребенок в семье.

- Откуда ты все знаешь? – спросила Кира.

Агата пожала плечами. Она и сама не могла рассказать, почему всегда может ответить на любой вопрос. Она – ходячая энциклопедия, что могла ответить на вопрос любой сложности.

Когда Кевин оторвался от книги, его взгляд скользнул по посетителям кафешки, остановившись на Кире. Девушка тут же опустила взгляд и густо покраснела. Агата же без тени смущения смотрела на богатенького паренька. Но тот совсем не приметил её, ему больше запомнилась мисс солнышко.

Уже на следующий день по всем законам любовных историй они встретились в школьном коридоре. Кира густо краснела и отводила взгляд, но покорно рассказывала о себе юноше. Это был словно гипноз, он приковал все её внимание лишь к себе. За весь день он ни на шаг от нее не отходил, сказав, что совсем не знает школу и ему нужен экскурсовод. Кира послушно водила его от кабинета до кабинета. Лишь к концу дня девушка поняла, что рассказала парню всю свою жизнь, но о Кевине не узнала ничего.

На следующий день, Кевин вновь подловил Киру у входа в школу.

- Сегодня ты вновь мой экскурсовод, - сообщил он, криво улыбаясь. От улыбки немного наморщился лоб, отчего стал отчетливее виден шрам.

- Откуда у тебя шрам? – не выдержала Кира. Всю ночь она думала о произошедшем за день, и решила во что бы ни стало как можно больше узнать о таинственном юноше.

- Шрам? – его глаза сверкнули. Кире стало даже не по себе от этого взгляда, он был словно рентген. – Упал в детстве с велосипеда.

- Видно много ты падал.

Парень рассмеялся. Почему-то его ужасно влекло к этой девушке. За день он многое рассказал о себе, полностью удовлетворив интерес Киры. Девушка расслабилась, поняв, что он вовсе не маньяк, а обычный парень с не очень счастливым детством. Да, его семья богата, но деньги – не самое главное в жизни. У него в жизни было все, кроме одного – любви и счастья. Родителей никогда не было дома, мальчуган оставался с няней, которая была для него роднее, чем родная мать. Но когда мальчику исполнилось двенадцать, няня умерла. Кевин тяжело переживал эту потерю, он потерял единственного человека, что любил его, как родного сына. Родители же приняли решение, что их сынишка уже большой и няня ему больше не нужна. С тех пор Кевин был всегда один, полностью отданный самому себе.

Отношения Киры и Кевина быстро развивались. Это было похоже на романтический фильм, где главные герои с первого взгляда влюбились друг в друга. Это было банально, но от того не менее прекрасно.

Но все изменилось после восемнадцатилетние Киры. Тогда случился первый удар от жизни. Погибла лучшая подруга Киры – Агата. Это случилось так неожиданно, как гром среди ясного неба. После похорон, Кира еще долгое время никого к себе не подпускала. Её юное сердечко еще совсем не привыкло к таким травмам.

- Как думаешь, кто это был? – шёпотом спросила Кира. Она сидела в комнате у брата, наблюдая, как он рисует. Эрик был художником с самого детства. Кира всегда очень любила смотреть, как он выводит кистью на холсте, это было так сказочно и волшебно.

- Вампир, - ответил Эрик и повернулся к девушке. Его лицо было серьёзно, как никогда.

- Вампир? – эхом спросила девушка.

Эрик кивнул. Он внимательно наблюдал за реакцией Киры, пытаясь понять, какие чувства у нее это вызывало. Но девушка не выражала практически никаких эмоций. После смерти подруги, она стала очень закрытой в себе. Улыбка и вовсе перестала появляться на ее лице.

- Он появился в городе около полугода назад, но вел себе очень тихо. Мы с друзьями пытаемся его выследить и убить. Она была не первой его жертвой, - сказал Эрик, не отрываясь от лица Киры.

- Зачем он это делает?

- Вероятно, чтобы выжить.

- Откуда ты знаешь?

- Потому что я видел. Я видел, как он впился в шею молоденькой девушки около полугода назад. С тех пор мы и охотимся на него. Но он умен, понимаешь? Его не так-то просто загнать в угол.

Тогда Кира мало поверила своему брату, сочтя, что он просто слишком расстроен смертью Агаты. Но все подтвердилось спустя пару недель. Было найдено новое тело. Обескровленное тело.

- Говоришь, вампир?

Эрик уверенно кивнул, а потом достал тетрадь и подал ее Кире.

- Все, что мы выяснили. Парень, питается кровью людей. Предпочтительно девушек. Перед смертью дает выбор: смерть или обращение.

Кира вскинула глаза на брата. Она часто задышала, потом вскочила с кровати и стала ходить по комнате. В душе был только ужас от услышанного.

- Эта тварь еще и выбор дает? Ты знаешь, кто это? – в ужасе прошептала Кира.

- Он осторожен. Лицо мы ни разу не видели. Алекс говорит, что он вернулся в город, чтобы отомстить.

И в этом Эрик был прав. Тот вампир бывал в городе не впервые, он когда-то здесь родился и жил. Но после обращение решил навсегда покинуть это место. Слишком уж многое ему напоминало о счастье, что было так близко, но после первой капли крови исчезло.

Фактически, становясь вампиром – ты умираешь. То есть вампир давал на выбор две смерти. И трудно сказать, какая из них хуже.

Тем же вечером Кира выскользнула из дома вслед за своим братцем, чтобы узнать, куда он идет. Она, словно тень, шла за ним, боясь быть пойманной, но интерес брал верх. Она продолжала тихо идти за ним, хотя сердце бешено стучало в груди. Она ступала по мягкой траве, мокрой после дождя, и молилась лишь об одном: чтобы брат все же ей врал. Она бы даже не стала на него обижаться, окажись, что это все выдумки, лишь бы только не было мстительного вампира в этом городе.

Вскоре Эрик исчез за поворотом. Кира повернула вслед за ним, и уже в следующую секунду оказалась прижатой к стене. Нападавший схватил ее за горло и яростно вдавливал в стену. Кира от страха и боли зажмурила глаза, но вскоре почувствовав свободу. Девушка откашлялась и сквозь слезы посмотрела на того, кто на нее напал.

- Прости, - прошептал Эрик. – Не думал, что это ты за мной следишь.

Эрик помог Кире подняться на ноги и стал поглаживать её по спине. Девушка молчала, никак не в силах оправиться от шока.

- Зачем ты вообще за мной пошла? – спросил Эрик.

К ним подошли Алекс и Макс – друзья Эрика. Насмешливо оглядывая парочку, они едва сдерживали смех.

- Кир, тебе домой лучше уйти, - сказал Эрик.

Кира тут же замотала головой. Не для этого она ночью ушла из своей уютной комнатки. Она здесь для того, чтобы убедиться, поверить в то, что вампиры существуют.

- Ну зачем тебе это? – не сдавался Эрик.

- Чтобы убедиться, - сказала Кира. – К тому же… он убил Агату.

Эрик опустил взгляд. Теперь-то ясно, что она здесь делает.

- Мы даже не знаем, как его убить.

- Кол в сердце? – подсказала Кира.

- Ну нет. Это только в сказках! – ответил Алекс с улыбкой.

- Сжечь, разрезать на кусочки…

- Мы не знаем наверняка, как это сделать, но знаем, что он сильнее нас. Один из нас уже пострадал.

Кира недоверчиво посмотрела на парней, в надежде узнать, что они лишь пошутили.

- Дэн же уехал из города, верно? – прошептала она.

- Потому что его обратили.

- Вот как вы узнали, - просипела Кира.

Все трое молчали, не в силах сказать еще хоть что-то Кире. Эрик же и вовсе придумывал план, как бы отвести девушку домой. Ведь зная её упорный характер сделать это будет ой как непросто. Он уже хотел сказать Кире, что ей надо бы домой, но не успел.

- Знаете, чего боятся вампиры? – спросил холодный мужской голос. – Солнца. Всего-то и нужно дождаться рассвета, чтобы убить вампира.

Ребята повернулись на голос. В метре от них стоял мужчина, весь в шрамах, а кожа бледная, как у мертвеца. А в глазах пропасть, даже просто смотреть в них страшно. Мужчина стал подходить ближе, его рот насмешливо искривился. Казалось, что ему это доставляло удовольствие – играться с едой.

- Даю вам двадцать секунд, - прошипел вампир.

Больше приказывать было ненужно. Все кинулись в разные стороны. Эрик схватил Киру за руку и буквально поволок её за собой, но девушка едва могла пошевелиться от страха. Она задыхалась, её душили слезы, ноги тряслись и подворачивались. Вскоре она уже не могла бежать, поэтому просто упала на асфальт. Эрик что-то кричал, но Кира не слышала ни слова. В ушах звенело, коленки и ладошки саднило после падения. Но сильнее всего был страх. Где-то здесь вампир. Вампир, который охотится на них.

- А вот и проигравшая команда, - послышался знакомый голос. Он был совсем близко.

Уже через мгновение, Эрик лежал рядом с Кирой с перевернутой шеей. Все случилось в одну секунду, Кира даже не поняла как. Вот он еще что-то кричит ей, а вот уже лежит бездыханный. Темноту прорезал крик Киры.

- А с тобой мы поговорим, - сказал вампир, присев на корточки рядом с Кирой. Он приложил палец к губам, прося тишины от Киры. Девушка повиновалась.

Кира задыхалась от страха, но уже не плакала. Она лишь широко открытыми глазами наблюдала за насмешливым взглядом убийцы.

- Зря ты пошла за братом, - ворковал вампир. – Не пошла бы – осталась бы живой на пару дней дольше. А теперь главное: что ты выберешь? Умереть? Или стать всесильной?

- Я не хочу умирать, - прошептала Кира и закрыла глаза.

- Это запросто, - ответил вампир и потянулся к девушке рукой.

- И вампиром быть не хочу.

- Но что же мне тогда с тобой делать? – насмешливо спросил вампир.

- Отпустите… - Кира и сама понимала, что ничего не выйдет. Что она встретит свою смерть на этом месте.

- Что ж, тогда решу я, - холодно сказал вампир, и Кира почувствовала резкую боль. Потом осталась лишь тьма.

Кира сидела у самой воды и пыталась понять, что чувствует, вспоминая свою историю. Но правда в том, что она почти ничего не чувствовала. Для нее эти воспоминания – неинтересный фильм, который не вызывает эмоций.

Девушка провела рукой по песку. После обращения она пошла на это же самое место.

Трудно представить, что ты чувствуешь, когда сознание возвращается к тебе. Внутри все горит огнем, горло саднит. А в голове только одна мысль – голод.

Открыв глаза, Кира поняла, что осталась одна. Хотя, это ее почти не радовало, ведь на первом месте была боль. Девушка перекатилась на живот, силы совсем её покидали, ей было тяжело даже просто пошевелить пальцами руки. Кое-как она поднялась на ноги. Пошатываясь, Кира побрела вперед. Ей хотелось домой, но она не видела, куда идет, не различала того, что делает.

Была уже глубокая ночь, на улице не было ни души. Лишь Кира, которая медленно шла, покачиваясь. Но когда она подошла к пляжу, то заметила знакомую фигуру. Кира бросилась к нему, но вскоре вновь упала. До Кевина она добиралась уже ползком. Казалось, что болело все тело, каждый миллиметр, каждая частичка. Было больно дышать, смотреть, моргать, двигаться.

Наконец, Кира достигла своей цели. И только тут она поняла, что совершила ошибку.

- Кира? – Кевин развернулся к ней. – Что ты здесь делаешь? Тебе плохо?

Кевин обнял девушку, та молча содрогалась в его крепких руках. Дальше все произошло по наитию, Кира этого не хотела, просто эмоции взяли вверх. Едва она уткнулась носом в шею Кевина, все для него было кончено. Молодые вампиры не могут остановиться. Она просто убивают, не оставляя в своей жертве ни капли крови. Они могут убить даже самых близких людей на свете, потому что вампир – хищник.

- Браво! – крикнул вампир. – Ты сделала выбор!

Кира уже около получаса сидела на пляже и молча наблюдала за горизонтом. Она ждала восхода солнца, чтобы все наконец-то закончилось. Едва Кевин умер, она сразу поняла, что натворила.

- Идем, - вампир схватил её за локоть и поднял на ноги. – Ты не могла ничего поделать, чтобы выжить ты должна питаться. А он был самой ближайшей едой.

Вампир потащил Киру за собой, девушка даже не сопротивлялась. С каждой секундой ей становилось все лучше. Она чувствовала, как в ней растет сила, больше не было слабости и боли, даже жажда на какое-то время затихла.

Следующий месяц Кира была под строгим присмотром рыжеволосой вампирши. Вероника редко была в плохом расположении духа, не жаловалась на жизнь и выпавшую судьбу. Она научила Киру выживать и веселиться. А потом рассказала истину, что вампиры со временем совсем теряют человечность, поэтому лет так через двадцать-тридцать боль уйдет, останутся лишь инстинкты.

Вырвавшись из воспоминаний, Кира посмотрела на первые лучи солнца. Теперь время выбора. Остаться или найти укрытие?

Кира вспомнила обо всем, что совершила. Как потеряла подругу, как убили брата на её глазах, как она убила своего парня, лишь из-за того, что была голодна, как убила своих родителей спустя два года после обращения. Они стали задавать слишком много вопросов, им совсем не нравилась новая Кира, которая уходила гулять каждую ночь. Как с каждым годом ей становилось все более все равно. Как она убивала людей десятками просто потому что ей скучно. Каталась по всей стране и оставляла за собой кровавый след. Однажды она поселилась в маленьком городке и ставила людей перед выбором. Она обратила десяток человек, но потом появилась Вероника и сказала, что босс недоволен. Пришлось убить всех обращенных.

На самом деле быть вампиром не так уж и плохо. У тебя нет никаких чувств, ты не можешь любить, ты ни от кого не зависишь.

Но кто сказал, что это правда? Кто сказал, что чувств совсем не осталось? Может, ты сам так начинаешь думать, чтобы перестать чувствовать вину за все, что совершил?

- Хочешь жить, придется убивать. Смирись с этим, - сказала Вероника.

- А если я не хочу? – Кира изогнула одну бровь.

- Прости, детка, но здесь без вопросов. Я слышала историю, как один вампир перешел на звериную диету, говорят, он не выдержал и недели. Помнишь боль после обращения? Твой организм требовал пищи, так вот, будет происходить тоже самое. С каждый днем без человеческой крови боль будет все сильнее и сильнее. Мы так устроены. Мы такие. Смирись с этим или… скоро восход, ты знаешь, что делать.

Кира всегда боялась этого. Оказаться под лучами солнца? Однажды она пробыла под открытым солнцем лишь несколько секунд, но боль была ужасна.

К тому же, подумаешь, что убьешь человека? Человеком больше, человеком меньше…

По щеке Киры скатилась слеза. Она провела ладонью по мокрому месту, не поверив, что может плакать. Так значит, вот какого это. Быть таким всемогущим и несчастным одновременно.

Кира сидела неподвижно. Она свой выбор сделала, осталось лишь немного подождать. Еще чуть-чуть, ну же, быстрей.

Или нет?

Кира вскочила с места и уже в следующую секунду стояла рядом с молодым человеком. Тот опешил от столь быстрого появления незнакомки. Девушка уверенно ему улыбалась, вот только её глаза были совсем холодными. Такая игривая улыбка и полные безнадежности глаза.

- Если бы я сказала, что у тебя есть выбор, - заговорила Кира, покусывая нижнюю губу. – Умереть или стать вампиром, что бы ты выбрал?

Парень открыл рот, но тут же его закрыл. Он не знал, что ответить этой странной дамочке, ему хотелось просто сбежать отсюда подальше…

- Когда ты вампир, ты не чувствуешь ничего. Нет жалости к своим жертвам, нет вины, боли, ты не любишь никого. И черт подери, так намного проще жить. Идти на поводу у своих желаний. Каждый день – развлечение. Ты всесилен.

Солнце уже почти появилось из-за горизонта. Кожу начало жечь.

- Так что? Сделай выбор. Прошу.

- Обрати меня.

- Серьёзно? - Кира улыбнулась. – Ты не боишься?

- Нет. Я слишком многое потерял.

Кира схватила парня за руку и потащила за собой. Она должна была найти темное место, чтобы не умереть под яркими солнечными лучами.

Паренек помог сделать выбор Кире. Она не смогла решить сама, что ей делать, а потому попросила парня ответить на её вопрос. Он выбрал стать вампиром. Значит, Кира теперь не имеет право умирать, у нее еще есть неопытный новообращенный.

Быть вампиром, какого это? Фантасты твердят как один, что это потрясающе. Это не так. Вампиры – кровожадные убийцы.

Вампиры – проклятые люди. Они даже не решаются уйти из жизни, потому что не чувствуют насколько их жизнь пресна.

Это вовсе не сказка. Это жизнь без любви.

+1
20:20
640
19:02
Ну, спасибо. Я лучше еще раз пересмотрю «Интервью с вампиром» чем читать этот тизер.
Эта тема жевана-пережевана сотни раз и что я вижу? Да ничего.
Ни-че-го.
Если браться за тему от которой остались лишь пеньки вместо зубов, то следует уделить внимание единственному, что вдохнет хоть какое-то, хе-хе, подобие жизни, а именно — подаче.
С ней тоже не срослось. Все фразы и образы от долгого употребления обкатались, измельчали и потеряли вес. Все свалить в кучу и надавить на жалость. Офигенное решение.
И чо?
Теперь же этот вокзал изменился…
Так поди 80 лет прошло, дорогуша. Даже вокзал изменился, а избитые фразы — нет.
Потренируйтесь… на кошках.
18:37
Что-то в этом есть. Не скажу, что понравилось, но работа неплохая. Есть в ней и плюсы и минусы. Но обо всем по порядку.

1. Персонажи
Ну что ж, главная героиня мне понравилась. Даже кое-на что вдохновила, только тсссс. Однако… внешность прописана очень слабо у всех персонажей — и у второстепенных, и у главной героини. Вроде как блузка, юбка и чуть спасающая положение красная губная помада, но какая юбка, какая блузка, как выглядит главная героиня — не понятно! Очень общие описания. То же с характером. Очень в общих чертах. Героиня почти никак не реагирует на то, что с ней происходит, она просто что-то делает. Иногда эти реакции появляются. но в этих случая они такие бесцветные, что ты ее отношение к проблеме не понимаешь. Единственный харАктерный герой — обращенный смазливый парень, которому она свернула шею в самом начале. Ну и еще рыжая учительница, она тоже по характеру выделяется на общем фоне. Они были поярче всего остального.

2. Идея и сюжет
Идея обращения в вампира настолько замусолена, настолько обсосана, что по ней написать что-то дельное сложно. Ну да ладна. А вот по поводу сюжета — вы отчасти молодец. Мне понравилось, что все это было как бы воспоминаниями главной героини, что не смотря на довольно плохую прописку всего и вся костяк сюжета все же есть. Пусть костяк довольно слабый, но есть. Смерть подруги — завязка, обращение в вампира — кульминация, то, что она стала беспощадной -развязка. НО! Тут есть еще и вторая сюжетная линия. Сцена в гостинице — завязка, восход солнца — кульминация, новый обращенный — развязка. Мне понравился подход к построению сюжета и то, как вы его разделили будто бы надвое. Пусть скорее всего вы сделали это не специально (а если специально — вы молодец, продолжайте в том же духе), но вышло круто. Однако кульминации надо подтягивать и обставлять поинтереснее все же.

3. Язык
Боль. Времена глаголов скачут. Слово «был» почти в каждом предложении (63 штуки аж, что недопустимо много). Повторяющиеся слова в соседних предложениях и предложения с одинаковым смыслом подряд. Корявое построение предложений, вроде «когда зашли последние лучи солнца», «Эрик был художником с самого детства» и «она стала очень закрытой в себе». Очень общая описательная часть. Внешность описана редко, обстановка — еще реже. Очень много рассуждений от автора. Поясняю — рассуждения нужны не для того, чтобы высказать СВОЮ АВТОРСКУЮ точку зрения по поводу проблемы, они должны высказывать точку зрения главного героя. Герой должен реагировать мысленно на все, что с ним твориться. Этого мало. Все остальное — пойдет. Читается легко. Атмосфера зачаточная. Средств выразительности — почти нет. Намазолили глаза рассуждения автора о том, что у вампиров нет чувств, причем порой противоречащие сами себе. Зачем? Один раз надо было об этом написать, максимум два, но никак не через каждые 2-3 абзаца.

Вывод — пойдет. С одной стороны даже самой захотелось вспомнить «молодость» и пописать что-нибудь о вампирах. С другой — если и писать, то не так коряво. Мне понравилось то, что вы пытались показать вампиров злыми и опасными, но не понравилось КАК вы это показывали с языковой точки зрения.

P.S. Анализируйте мнение критика, не слушайте его от и до. Пишите то что вам нравится и так, как вам нравится, не забывая о правилах литературной компазиции. Пишите так, чтобы у самих вас дух захватывало. Редактируйте логикой и справочником Розенталя, ибо это два ваших главных оружия против косяков. Будьте беспощадны к ошибкам. Не бойтесь творить! Всех благ.
16:36
Я благодарен Вам за высокий бал.
А поскольку поставил Вам, наоборот, невысокий, хочу отплатить добром.
Если желаете, могу помочь с читкой и редактурой Ваших будущих работ.
Империум