Нидейла Нэльте

​Монеты Достерио́са

​Монеты Достерио́са
Работа №393

1

Эта история произошла много-много лет назад. Место первого дворца Совета до сих пор неизвестно, но все знают точно, что он был на Земле. Первый его основатель – Достериос – создал над Шепчущем лесом купол, который отталкивал бы простых людей, не имеющих склонности к семи элементам магии. К ним относились такие элементы, как Вода, Огонь, Воздух, Земля, Квинтэссенция, чёрная магия и белая магия. Будучи главным властителем белой магии, Достериос создал дворец в центре Шепчущего леса, на территорию которого не мог ступить не только простой человек, но и не проникла бы чёрная магия. Например, тот же народ Древних Невидимок или Злых Теней, которые ради выживания должны высасывать из людей все их эмоции и чувства.

Обо всех них можно рассказать многое. У каждого из этого народа есть своя история.

Если вернуться назад на пару лет, то можно узнать, что маги создали определённые, так называемые, кланы. Белые маги, которые входили в состав Великого Совета, отвечающего за равновесие миров, называли себя светлочарами. Те, кто поклонялся Деймосу, правителю планеты Канойты, великому завоевателю всех планет четырёх измерений: Белого Света, Даркфлейма, Тёмного мира и Мира Людей, - назывались темночарами.

Деймос был одним из четырёх проклятых братьев. Когда-то отец Деймоса, Маркуса, Фобоса, Фергуса и их сестры Елены ради собственного благополучия заключил сделку с Древними Невидимками.

Братья с сестрой были подвержены проклятью, одним из которых являлось бессмертие. Поначалу многие думали, что это – дар, но только четыре брата и их сестра, проживая век за веком, могли смело сказать, что это – проклятье. Вторая часть заключалась у каждого по-разному. Деймос прекратил ощущать все те светлые чувства, которые присущи человеку: милосердие, совесть, любовь… Он стал властителем огня, его главным покровителем. Он никогда не чувствовал холода, только вечное тепло.

Маркус стал хранителем тёмной магии, Фобос – светлой. Фергус и Елена поделили между собой силу поддержания баланса. Фергус нёс людям справедливость, а Елена – гармонию. Из-за тирании Деймоса Фергус сбежал от семьи самый первый на планету Лумир, основав там первый Легион Падших – секретное войско крылатых людей, которые контролирует миры. Фобос примкнул к светлочарам, скрывшись на Земле, а Елена оказалась заточена в собственных кошмарах, случайно попав под заклятье вечного сна своего старшего брата Деймоса. Единственный Маркус, который любил всю свою семью, будучи скверным человеком, был готов пойти на всё, чтобы вернуть свою семью. Именно от него зависела судьба семьи Вастерс, так как Маркус сам возложил на себя эту ношу.

2

До этого момента семье Вастерс, тем самым проклятым братьям и сестре, было немного лет, когда Достериос основал дворец Совета. Невидимки изо дня в день окружали защитный, невидимый купол, с жадностью глядя на очертания дворца. Будучи ещё свободными существами, они выбирались к людям в ночи и уже там вновь набирались сил.

Из-за постоянных разговоров Невидимок лес и назвали Шепчущим. Невидимки всё время что-то шептали, превращаясь в воздушную материю, в сильный ветер, зимой – во вьюгу. Они могли перевоплощаться во что угодно, и только светлочары видели их истинные лица: длинные, тощие люди в разорванных чёрных мантиях с яркими фиолетовыми точками вместо глаз. Лица не было. Под капюшоном был лишь дым. Такими же дымными были их руки, а ног вовсе не было. Подол мантии и то был покрыт лёгкой чёрной дымкой.

- Магический флёр – первое великое создание наших алхимиков, - говорил Достериос на первом собрании Совета, который находился в большой круглом зале с множеством колон и полукруглых скамей. – Всего слов было создано двенадцать, каждый из них относится к определённому уровню, которых всего шесть: первый, второй, третий, четвёртый, пятый и пятый высший.

- И чем же отличаются два последних уровня? – спросил кто-то из зала. Это была миловидная девушка с васильковыми глазами и белыми, словно снег, волосами. Она сняла с головы капюшон такой же белоснежной мантии, которая сливалась с её локонами.

- Всё очень просто, Селена, - ответил он девушке, которая была одной из нимф четырёх стихий, причём она была пятой – верховной, самой главной среди нимф планеты Канойта. – Магам с пятым уровнем не постичь вершин магии. Они не смогут контролировать некоторые флёры, те, которые могут уничтожить всю планету всего лишь в одно слово или касание. Маги с пятым высшим уровнем могут позволить себе такую «роскошь».

- Пожалуй, продолжим, - прочистив горло, отозвался он. – Заметив, что после Дня Вселенских Тринадцати, после которого вновь наступает баланс на всех планетах, вечно всё распадется в пух и прах, что нимфам трудно поддерживать балансы измерений, дабы те не соединялись нежелательными порталами, мне пришлось основать Совет. И огородить дворец от нежелательных гостей. Злые Тени отступили, решив дальше поклоняться тёмным силам, которые только разрушают баланс между планетами. Больше всего страдает Мир Людей, который ни разу не сталкивался с магией. Одно дело Скарлайт, самая большая планета Белого Света, - там люди живут этими силами, пользуются ей. Нам же осталось не просто веселиться и гордиться своей способностью, а сделать так, чтобы все миры были пригодны для жизни. Да, многие планеты не имеют даже атмосферы. Но наша задача: сохранить ныне процветающие миры.

- Невидимки всегда находили способ ломать защиты. Они даже починили себе весь Тёмный мир, - послышался голос из зала, который принадлежал девушке с огненно-рыжими волосами, что струились, словно водопад, по её спине. – Их нельзя победить. Их нельзя уничтожить. Нельзя даже запереть навечно в Даркфлейме. С ними невозможно вести союз.

- Аллария, - выдохнул Достериос. – Ты славишься своим умом. Ты создала множество заклятий, одно из которых помогло укрепить навсегда Даркфлейм и в какой-то степени отсоединить его от вселенского баланса. Теперь ты носишь этот ключ на своём пальце… А теперь пойми, что не всё поддаётся твоей великой силе.

- Не всё, я признаю это, - протестовала Аллария, подскочив на ноги. – Но всё живое уничтожаемо. Значит и Невидимок можно изничтожить!

- Увы, не то время, чтобы уничтожать древний народ, - мрачно ответил Достериос. В его глазах читалось явное раздражение. – Мы пока не собраны. Создание семи Башней только началось. С помощью них мы позже постараемся заключить Невидимок в ловушку, но не навсегда, ибо они уничтожат любую защиту. Зато это даст нам время.

- Но привёл я вас сюда сегодня не ради глупых споров, - продолжил он. – Я собирался показать вам своё личное изобретение, которое одобрили алхимики. Монеты семи элементов.

Махнув рукой над столом, Достериос просыпал круглые, золотые монеты с различными изображениями на высокий стол. Он спустился с небольшого подиума всего с пятью маленькими лестницами и встал перед сидящими светлочарами, которые все покорно, в знак уважения, молчали.

Весь зал чуть привстал, чтобы разглядеть монеты, которые сверкали в лучах летнего солнца.

- Эти монеты являются аналогом ключей от всех миров. С помощью них можно закрыть или открыть любой портал. Но это не единственные их свойства. Эти монеты могут быть также помощником с любым сильнейшим проклятьем, которые наложили Невидимки или Злые Тени. Составом такой мощи послужили все четыре составляющие четырёх измерений. Из Даркфлейма я забрал горсть горячей земли, из Белого Света, с главной планеты – Скарлайта, я взял перо двух сестёр фениксов – алого и голубого пламени. Из Мира Людей – пару капель крови обычного человека. А вот из Тёмного мира пришлось раздобыть энтринар – чёрный металл, из которого и сделаны эти монеты. Но из-за смешения всех ингредиентов получился золотой…

Он взял в худую руку одну монету и покрутил её между пальцами.

- Энтринар добыть было непросто, - скрытно произнёс Достериос. Ему было явно неприятно говорить о том, что произошло в Тёмном мире. – Пришлось потерять группу светлочаров. Они оказались под влиянием Невидимок. Теперь они – живые куклы с высосанными эмоциями и чувствами.

Судя по ликующему выражению его лица, Достериос явно думал, что потеря товарищей стоила того. Верховный светлочар положил монету на стол – снова раздался стук металла.

- Но этого оказалось недостаточно, - продолжил толковать свою речь Достериос. – Чтобы привести монеты в действие, а то есть заключить в них мощь нескольких магов с высшими пятами уровнями, мне пришлось договариваться с феями игтерами, которые помогли мне с магией огня и земли, и с аквайрисами, которые вложили в монеты магию воды и воздуха. Некоторые полудухи и духи – спириквы, спирайрисы, спиригнисы и спиритерры – погибли ради того, чтобы заставить монеты впитать в себя такую огромную силу. Создание таких артефактов стоит жертв и упорного труда. И я ни чуть не жалею, что понёс столько потерь и потратил много времени на их создание.

В зале воцарился гул. Люди начали переговариваться в полголоса, создав некое подобие пчелиного жужжания.

Достериос не был на стороне Тьмы или Света. Он был на стороне процветания Совета и баланса между четырьмя измерениями. И только это контролировало его, только это могло заставить его прибегать к искусствам тёмной магии.

3

Каждый момент в истории чем-то связан. Каждая тропа даёт начало другим дорогам. Вот и этим двум историям про Достериоса и семью Вастерс послужило новым началом. Началом очередного переворота во Вселенной.

Прошло всего пять лет после создания Монет Достериоса. Было всё предельно спокойно во время половины десятилетия. Даже слишком тихо. Невидимки внезапно покинули Шепчущий лес, принявшись бродить по городам и там забирать у людей души. Или же вовсе уходили обратно в Тёмный мир.

Было около полуночи. Аллария, та самая девушка, что вложила большой вклад в развитие Совета, сидела на балконе центральной башни, на самом верху, и наблюдала за горизонтом. Она выжидала. Выжидала первое наступление войска – Воинов Тьмы, очередное великое создание сторонников тёмной стороны.

Понимая, что тут ведётся война не ради власти, а ради мести, Аллария только разозлилась. Будучи великим властителем, Деймос сумел сразу же подчинить себе даже Невидимок и Злых Теней, которые стали покланяться ему, как божеству. Впрочем, они и считали его посланником самой Тьмы. Деймосу также удалось переманить на свою сторону многих духов и полудухов, которые, по натуре от природы, трусливые люди, похожие на эльфов – такие же заострённые уши и большие глаза, небольшой рост, максимум сто пятьдесят сантиметров.

Сняв с себя белоснежную мантию, Аллария прикоснулась пальцами к золотому кольцу с четырьмя кристаллами.

Над дворцом и вокруг него летали луногрифы – белые существа с лапами львов и телами и головами орлов. Луногрифы как раз питались лучами луны, именно в эту ночь и было полнолуние – самое время выпускать луногрифов в ночную тьму.

На сторону светлочаров встало двенадцать великих пророков и хранители Вселенских врат, которые люди ещё привыкли называть Северной Стеной. Эти врата стали создаваться совсем недавно, дабы запечатать Невидимок в Тёмном мире.

У прозрачного купола показалось ровно двести Воинов Тьмы, которые появились из чернильного дыма, что окутал их тела и тут же исчез. Воины были облачены в чёрные доспехи, которые лишь немного отражали свет луны. Как защитники территории не пытались их атаковать – всё было без толку. На доспехах воинов не было ни царапинки.

Деймоса не было на поле битвы. Был его брат Маркус, который просто ждал, когда несокрушимые Воины Тьмы разрушат купол. Тогда-то он сможет пробраться в сам дворец и забрать Монеты Достериоса.

Внизу, возле защитной сферы, которую пытались разрушить рыцари в чёрных латах, уже стояла Аллария, подлетев к тому месту на луногрифе.

Маркус, как и его братья с сестрой, был черноволосым. И, что было главным отличием их семьи, с небесно-голубыми, практически нереальными глазами. Маркус состоял как в группе хранителей врат благодаря своей влиятельности, так и был помощником темночаров, но не был в их числе.

- Глупо было врываться сюда просто так, без предупреждения, - сверкнув зелёными, чуть потемневшими от злости глазами, проговорила Аллария, шагая туда-сюда возле купола, желая ступить за него и разодрать Маркуса в клочья.

- Я делаю это не ради показа своей власти, - проговорил спокойным тоном Маркус, стоя поодаль от Воинов Тьмы. – Прежде всего я пришёл с тремя целями: за Монетами Достериоса, за Селеной… и твоей головой, Аллария.

- Злишься, что я практически запечатала Невидимок в их мире? Или что я усилила защиту Даркфлейма? Я – дочь Достериоса, верховного светлочара, и вряд ли тебе удастся победить меня.

- Я не хочу победы, - произнёс всё тем же спокойным голосом Маркус, словно они с Алларией сейчас сидели в гостиной у камина, пили чай и разговаривали на будничные темы. – Мне нужна забрать твою силу.

-Ты так просто и открыто говоришь, - усмехнулась Аллария, ощутив некий страх – сердце бешено заколотилось в груди, а на лбу выступила холодная испарина. – Снова у твоего младшего брата проблемы? Впрочем, Деймос уже ходячая проблема. Или же власть в глаз попала?

- Бред, - отмахнулся Маркус. Казалось, что, если судить по его манерам, как раз он и был на стороне Света, а вот Аллария, судя по резкости и канонам злодеев, - на стороне Тьмы. – Власть для меня – это то, благодаря чему я могу вернуть семью. Так что она для меня на втором плане.

- Ты всегда говорил прямо и открыто. Ты всегда был открытой книгой, которую можно прочесть, но которую нельзя понять, - произнесла таким же спокойным тоном Аллария. – Ты был моим другом, Маркус. Думаешь, мне приятно видеть, как ты придаёшь меня и остальных светлочаров? Твой брат загубил тебе всю жизнь! Да что там брат, двое братьев и сестра!

- Но даже ради них я готов пожертвовать друзьями и старыми союзниками, - Маркус кинул свой безмятежный взгляд на Воинов Тьмы. На куполе уже появились заметные трещины, которые были похожи на треснутое стекло. – Прости, Аллария.

Аллария не понимала смысла всего этого. Будучи великим магом, она не понимала многих вещей, как и все люди. Можно отвести тему в сторону, можно объяснить это всё красивыми, западающими в душу словами, но при этом скрыть истинный смысл происходящего. И этот смысл должен быть краток, он должен объяснять главный вопрос: «Ради чего всё это происходит?»

Как только купол разрушился, он обвалился осколками голубоватого стекла на землю.

На Шепчущий лес обрушилась тишина. Мрачная, тягостная тишина. Маркус первый переступил черту из осколков. И тогда уже это сделали Воины Тьмы, нарушив эту гробовую тишину стуком металлических доспехов.

Аллария подняла вверх руку.

В воздухе вспыхнул белоснежный шар, разразившись искрами фейерверка.

Словно по команде неприятно закричали луногрифы, ринувшись целой стаей на Воинов Тьмы. Из укрытий выскочили хранители врат, светлочары, вылетели крохотные точки разных цветов, сверкающих, как светляки, - феи аквайрисы и игтеры. Спириквы, духи воды, пытались скрыть проход с помощью стен воды, отпугивая темночаров и воинов сильными потоками. Спиригнисы, властители огня, пытались подпалить доспехи воинов оранжево-алым пламенем. Спиритерры выращивали из земли корни деревьев и прочих растений, останавливая с помощью них врагов. А вот спирайрисы, полудхи и духи воздуха, останавливали врагов при помощи сильных вихрей ветра.

Пока шёл бой подчинённых, о которых не думала ни одна из сторон, Маркус уже вошёл во дворец. С помощью чёрной магии ему не составило труда прикончить десятерых духов и полудухов, что окружили главный вход.

И тут Аллария поняла.

Воины Тьмы и темночары – это отвлекающий манёвр.

Так как Достериос был тяжело болен, Маркусу не составило большого труда пройти через стражу и невозмутимо забрать из зала Совета семь Монет Достериоса.

Но ради чего? Это спрашивала у себя Аллария мысленно снова и снова, но ответы в голову так и не приходили.

- Стой! – закричала Аллария, как только Маркус собрался выходить из зала Совета. Он уперлась рукой о входной проём, немного опустив голову. Её слоги были прерывистые, дышать были тяжело, так как девушка бежала сюда со всех ног на туфлях с невысокими каблуками. – Зачем… зачем тебе всё это?

- Я уже ответил на твой вопрос, - произнёс спокойно Маркус, бросив Монеты Достериоса в большой карман чёрной мантии. – Разве не ясно?

- Мне – нет.

- У каждого человека есть своя ценность в жизни. У меня это семья. И я ради этой ценности сделаю всё, даже перейду на сторону Тьмы.

- Абсурд, - выговорила сквозь тяжкое дыхание Аллария. – Бред… Ты же понимаешь, что бессмысленно переходить из стороны в сторону? Нет смысла переходить на ту сторону, где тебе желают лишь гибель! Или всего лишь ради своего брата-безумца. Ты можешь попросить помощи Фобоса, Фергуса и Елены.

- Все они вскоре соберутся вместе. И не ради власти. А ради спокойной жизни, - выдохнул раздражённо Маркус. – Ты не поймёшь. Уйди с дороги!

- Ты говорил, что тебе нужна моя сила? – спросила заинтересованно Аллария. – А ты её не получишь. И ты не пройдёшь. Пока не ответишь мне, ради чего всё это?

- Я уже ответил.

- Этого недостаточно.

- Хорошо, - более раздражённо произнёс Маркус, глянув в окно. Сражение всё ещё шло полным ходом – даже отсюда были слышны лязг, крики, стоны, мольба, скрежет, вой… - Проклятье держит нас поодаль друг от друга, Аллария. Благодаря отцу между нами образовалась вечная стена, которая мешает нам спокойно общаться, ибо мы… не можем быть все вместе, не можем жить спокойно и счастливо. Мы лишены этого. И теперь, когда Достериос создал шанс, я решил воспользоваться этим.

- Я не верю тебе. Ты злодей. У тебя не может быть таких светлых мыслей. Не может быть добрых надежд…

- Ты ничего не знаешь. И я говорю в последний раз: уйди с дороги. Я ответил на твой вопрос.

- Ты лжец!

Маркус запустил в Алларию чёрную волну, которая пронеслась по воздуху с небывалой скоростью. Алларию снесло с ног, впечатав в стену коридора. Предположив, что поступит всё-таки правильно, Маркус уже собирался отобрать у Алларии силу с помощью древнего заклятья Элафлаи́мы – очередного мощного флёра пятого высшего уровня.

Но было слишком поздно. Стоило Маркусу только прикоснуться к голове Алларии, как та схватилась за запястье чёрного мага и прошептала часть древнего заклятья и несколько магических флёров:

- Бер Этен. Лоерр Набб, - её глаза уже были закрыты, только губы безжизненно что-то шептали. Маркус пытался отдёрнуть руку, но та словно приросла к ладони Алларии. – Авенга́рия. – Вокруг всё вспыхнуло голубым пламенем, создав вокруг Маркуса и Алларии окружность. – Сенталисци́я… - Огонь возрос в два раза, окутывая всё своим жаром. – Эндефреге́ин. – Пламя стало менять свои цвета: из голубого в красный, из красного в зелёный, из зелёный в жёлтый, из жёлтого в белый… И так с промежутком в одну секунду.

Как только огонь погас, Аллария без сознания повалилась набок, а Маркус, ничего не ощутив после, просто решил сбежать.

Всё ради семьи.

Аллария передала свою силу человеку следующего поколения. Этот человек родился в двадцать первом веке, которому было и по сей день суждено сражаться с Деймосом и его слугами.

Маркус около пятисот лет шёл к своей победе. У злодеев этой легенды нет такого понятия «война ради власти». У каждого есть свои поводы: семья, месть за уничтоженную кем-то ценность. И таких можно понять.

Но… стоит ли в таком случае переходить на сторону Тьмы и оказаться вскоре побеждённым Светом? Или же лучше стоит перейти на другую сторону, помочь самому себе и людям и сделать мир хотя на толику добрей?

В любом случае это выбор каждого. Аллария выбрала расстаться со своей силой ради четырёх измерений, оставшись на стороне Света. Маркус перешёл на сторону Тьмы, решив, что это самый наилучший и лёгкий путь.

Но таки ли это?

Вряд ли.

Потому что тогда ты будешь вечно в бегах от Света, сколько бы тогда не прошло времени или через какие события ты бы не перешёл.

0
20:30
587
19:58
В этом рассказе мне особенно понравились некоторые отдельные элементы: Шепчущий лес, внешний вид невидимок… Но сюжет в целом (да и некоторые ошибки) заставляет вспомнить, например, о «Чародейках» и иже с ними — и это формирует определенное впечатление о возрасте автора (милый автор, если мои выводы не верны, прошу, не сердитесь!).

Но если верны — то просто не хватает жизненного опыта! Растите и тренируйтесь, потенциал у вас есть, это несомненно (несомненно для меня, во всяком случае).
00:52
+2
Поддерживаю предыдущего комментатора.

Очень много идей и образов. Для рассказа получилось сложночитаемо, но бросать такое ни в коем случае нельзя!

Желаю автору немного успокоить бурную фантазию и планомерно перерабатывать каждое творение.
Успеха!
01:33
Я это прочитала. Переваривала минут наверное 15… просто сидела и пыталась уложить у себя все это в голове. Как вы могли СТОЛЬКО всего в такой малый объем уместить? Парадокс. Ну да ладна. Поехали распиливать ваше детище.

1. Персонажи
Как такового главного героя нет. У остальных же есть, что удивительно, и внешность, и зачатки характера, но их на рассказ слишком много и не один не раскрыт полностью. Около 7-ми имен сложных на маленький рассказ. Их не успеваешь запомнить и путаешься. Однозначно так делать нельзя. Для рассказа хватило бы двух — трех персонажей. Если же это спрессованный книга — прорабатывайте их глубже, не делайте однобокими.

2. Идея и сюжет
Основная идея очень расплывчатая. Так и не смогла ее определить и как-то вычленить.Сюжет — то же самое. Экспозиция так напичкана именами и фактами, что голова пухнет. Завязка (вторая часть) хорошая, единственное не скомканное место во всем рассказе. Кульминация опять же скомканная. Развязка в виде морали так ничего и не разъяснила. Вроде мораль какая-то есть, но она такая смутная…

3. Язык
Текст на 80% (примерно) состоит из описаний и разъяснений. Автор дает какое-нибудь понятие и тут же бросается его объяснять. Объясняет хорошо и понятно, но концентрация этих объяснений слишком огромна. Информация не успевает усваиваться, запоминаться, а тебе уже дают сразу следующую. Было такое чувство, будто меня кормили с ложечки чем-то очень вкусным, но вечно не давали пережевать. Автор, у вас замечательные образы, твои объяснения понятные и твои описания очень хороши, образны и ярки, но у тебя почти нет повествования как такового, действий. Все так спрессовано, что читаешь будто не рассказ, а пересказ книги, причем немного путанный. Очень много слов БЫЛ и повторов. Истребляйте. Так же когда пишете диалоги не вставляйте подряд две реплики одного и того же человека. Зачем? Можно либо объединить в один диалог, либо вставить между ними что-нибудь еще.

Вывод — очень спрессовано, масштабно и красочно. В целом мне понравилось, но от техники мои глаза плачут. Если пишете книжку — пишите, будет здорово.

P.S. Анализируйте мнение критика, не слушайте его от и до. Пишите то что вам нравится и так, как вам нравится, не забывая о правилах литературной компазиции. Пишите так, чтобы у самих вас дух захватывало. Редактируйте логикой и справочником Розенталя, ибо это два ваших главных оружия против косяков. Будьте беспощадны к ошибкам. Не бойтесь творить! Всех благ.
Империум