Пробуждение

Пробуждение
Работа №54

1.

Бырлук пробудился в мембранной колыбели и медленно посеменил в пищеблок. Многочисленные ложноножки еще слегка подрагивали от долгого и глубокого сна. Накануне Бырлук вернулся в свой голокуб очень поздно, только к самым красным всполохам. Протоплазменный пузырь экспедиции Института Истории Клормов прибыл из плазмических долин к центральному узлу с большим опозданием. Путь был очень неблизкий, а дорога местами непредсказуема. И пока участники по возвращению прошли все необходимые процедуры ушла куча времени. Агенты службы безопасности с нехарактерной для них прежде щепетильностью изучили каждый транспортный блок. В свой голокуб Бырлук попал совершенно вымотанным, но удовлетворенным. Ведь в центральном узле его дожидалось сообщение от Академии Наук, что его просьба об организации скорейшей конференции, которую он отправил еще до завершения экспедиции, будет исполнена.

Сейчас в пищеблоке он небрежно приготовил себе биококтейль. Смешивая содержимое пленочных кубов, он ткнул ложноножкой в утопленный в стене нейроузел, и на одной из стен пищеблока проступило изображение.

В такое время как обычно передавали новости. Как и думал Бырлук, основное внимание было уделено феномену красных всполохов, о котором они услышали еще в центральном узле накануне. Клорм-ведущий как раз брал интервью у руководителя Института Изучения Всполохов:

- Не могли бы вы разъяснить, действительно ли это беспрецедентное нарушение ритмов красных всполохов впервые наблюдается за всю историю клормов?

Руководитель института неловко ворочал свое полное и рыхлое тело на месте и периодически менял свой цвет с традиционно фиолетового на бурый, что сигнализировало о нетерпении и раздражении.

- Я раз и навсегда хотел бы пресечь подобные слухи. Наблюдения за красными всполохами – неотъемлемая часть истории клормов, но как вам хорошо известно, на научную основу это было поставлено относительно недавно, а именно - с момента открытия нашего института 238 циклов тому назад. И для истории – это ничтожное время. И хотя за эти 238 циклов такое поведение красных всполохов действительно наблюдается впервые, у нас есть все основания полагать, что это всего лишь редкое, но вполне естественное явление, с которым клормы сталкивались и прежде. Следовательно, та шумиха, которая раздувается вокруг этого события совершенно необоснована.

Ведущий в наигранной тревоге вытянул передние ложноножки перед собой и немедленно парировал:

- Но вы же не можете отрицать, что учащение ритмов красных всполохов неизбежно коснется почти всего, связанного с нашим обществом! Они были и остаются одним из основных констант, которые определяют жизнь всех клормов!

- Вы преувеличиваете. Сегодня на дворе уже давно не эра темных вспучиваний и даже не эра метаморфоз. Сегодня существование почти всех клормов определяется разумом и наукой. Да, это нехарактерное поведение красных всполохов вызывает небольшие сложности в повседневной жизни, но не более. Сегодняшнее общество клормов без проблем сможет с этим справится в течение некоторого времени. А в том, что ритм красных всполохов вскоре вернется к своим прежним значениям я уверен.

- Но движение протоплазменных пузырей и сужение оросительных каналов…

- Извините, но у меня больше нет времени, - директор торопливо выполз из гостевой люльки и собрался уходить, - я должен быть в институте и отдавать все свое время на изучение этого феномена. Всего хорошего!

Бырлук сморщился от презрения. Он то прекрасно знал, что директор Института Изучения Всполохов только корчит из себя исключительно занятого ученого, в то время как попал на эту должность по протекции центрального круга. И наверняка говорит теперь только то, что ему наверняка велено говорить.

Далее следовал новостной блок про беспорядки в нижних отлогах – вторая по значимости тема выпуска. Подтянутый клорм с толстыми ложноножками – представитель службы безопасности - снова повторял, что слухи об эпидемии являются только лишь слухами, что подавление вспышки диких циклоидов почти завершено, что переброска дополнительных сил безопасности в нижние отлоги – это временное событие, и что оно необходимо только для окончательной и гарантированной ликвидации угрозы. Но клорм-ведущий задаром поглощал бы свои биококтейли если бы не нашел за что зацепиться:

- Но что вы можете сказать о конкретном виде этих циклоидов? Мы все знаем, что насчитываются десятки и даже сотни их разновидностей. Это совместный всплеск агрессии или только некоторых из них? Может быть они образовали союз?

- Это совершенно исключено. Давно известно, что все без исключения формы циклоидов примитивны по своей сути и не способны к организованным действиям. Имеющие место события являются лишь бессмысленным всплеском их агрессии, наверняка вызванной ошибкой кого-то из клормов-смотрителей нижних отлогов. Я уверен, что более подробную информацию по этому вопросу вы получите от соответствующих органов – например Института Изучения Низших Форм Жизни – как только все уляжется.

И лишь под конец выпуска немного времени уделили конференции в главном научном куполе, где будет представлены результаты исследовательской экспедиции Института Истории Клормов в плазмических долинах. На интервью Бырлука не пригласили. Он конечно бы и не успел его дать, но все равно было немного обидно. Хотя бы показали в новостях его мембранный оттиск и упомянули о возможном научном прорыве.

- Ну да, кому нужна история прошлого, когда сейчас такие страсти вокруг, - пробурчал Бырлук и наконец расправился с биококтейлем.

Нужно было пораньше добраться до института, чтобы проверить готовность записей, мембранных оттисков и целостность экспонатов к началу конференции. Пливнурк и Дуллибус – его первые помощники – наверняка сейчас заняты сочинениями всяких сказок любопытным клормам-студентам. Они точно напутают с экспозицией, если за ними не проследить. Бырлук почти уже вышел из своего голокуба, когда бульканье мембровизора оповестило его о вызове от Бырлуката.

- Привет, пап. Я рад, что еще застал тебя! Мы только что видели по нейроузлу твой мембранный оттиск! Он у них старый, у тебя там еще только восемь ложноножек, представляешь!

Клорм-ученый налился слегка золотистым цветом радости, ему было приятно внимание детей.

- Ерунда, хорошо хоть вообще упомянули о нашей экспедиции. У вас тут столько всего оказывается происходит. Как поживает Бырлукатус?

- Всё хорошо. Мы знаем, что ты занят сейчас, но он очень по тебе соскучился и хотел бы тебя поскорее увидеть. Как и все мы. Прогулялись бы все вместе в оранжерее в конце цикла?

В своем голокубе можно было не стесняться и не скрывать эмоции. Ярко-желтый как перезревший биококтейль Бырлук мечтательно поводил ложноножками в стороны. Маленький клорм-внук всегда был его любимцем.

- Знаешь, я мог бы попробовать поскорее освободится с этой конференции. Может быть мы могли бы посидеть в одном из тех уютных голостудий не откладывая? Помниться рядом с оранжереей как раз была одна славная…

- Папа, пока тебя не было тут все немного изменилось, - Бырлукат чуть пожал передними ложноножками и немного потемнел от смущения, - служба безопасности обязала всем быть в голокубах к началу красных всполохов. Говорят, что нет никакой угрозы, и это лишь предосторожности из-за тех событий в отлогах. Так что мы уже никак не успеем, но ты не переживай! Подцикл раньше или подцикл позже – мы потерпим! Удачи тебе там!

Мембровизор затих, и Бырлук поторопился в институт.

2.

В главном научном куполе царил гул и неразбериха. На удивление руководителя экспедиции, очень многие клормы решили посетить конференцию. Представители почти всех основных институтов занимали передние ряды перед экспозицией и сейчас отчаянно махали ложноножками перед Бырлуком и его помощниками. Верхние ряды занимали студенты, работники нейровидения и обычные зеваки. Неподалеку от галереи мембранных оттисков Бырлук даже заметил представителя Центрального Круга Чванга – небывалая честь! Впрочем, наверняка присутствует тут для галочки, а может просто хочет, чтобы позже все увидели по нейроузлам как Центральный Круг интересуется культурными мероприятиями, а вовсе не занят исключительно проблемой нижних отлогов.

Но в сущности, сейчас Бырлуку было совсем не до этих размышлений. Член Верховной Научной Академии клормов Мулфир яростно потрясал ложноножками перед ним и бурлил ярко-багровым цветом негодования.

- Это просто нелепо! Не-ле-по! Вы показываете нам несколько размазанных мембранных оттисков – неслыханная небрежность для института вашего уровня – и смеете выдвигать свою теорию на столь шатком основании! Просто смешно!

Бырлук давно знал, что Верховная Академия будет сопротивляться, поэтому хорошо подготовился.

- Уважаемый Мулфир, позвольте с вами не согласиться. Помимо мембранных оттисков в вашем распоряжении подробные наблюдения членов экспедиции, наши зарисовки и свидетельства клормов-техников. Что же до качества мембранных оттисков, то сама наполненная застывшими эритросами среда плазмических долин, благодаря которой эти открытия стали возможны, препятствует качественной съемке. По этой же причине нам не удалось взять с собой образцы кристаллических отложений, которые распадаются за пределами эритросов.

Оживленный гомон в рядах слушателей усилился, и уже послышались возмущенные крики: «Профанация! Позор! Застывшие эритросы – выдающаяся чушь!». Мулфир победоносно оглянулся на аудиторию и налился довольным зеленым оттенком ощущаемого превосходства.

- Вам не хуже всякого другого клорма-ученого известно, что эритросы неподвижны по своей природе. Поэтому употребленный вами термин «застывшие эритросы» является не только некорректным, но и опасно провокационным.

- Этот термин впервые употребил отнюдь не я, - спокойно и невозмутимо ответил Бырлук, - я всего лишь пользуюсь терминологией моего достойного учителя Ферда…

- Теории Ферда о движущихся эритросах были со скандалом отвергнуты верховной академией еще семь циклов тому назад, и вам это прекрасно известно! – агрессивно перебил его Мулфир, – И похоже, что его урок прошел для вас даром! Вы впадаете во все тот же авантюризм, непростительный для клорма-ученого!

После этих слов зрители пришли в полнейшее неистовство. Верхние ряды отрывисто скандировали «Позор!» и почти поголовно наливались черным цветом презрения. Пливнурк и Дуллибус давно спрятались в глубине экспозиции.

Член Верховной Академии демонстративно поднялся из своей люльки.

- Думаю, присутствующие достаточно убедились в ценности результатов этой так называемой экспедиции. Записи фанатичных приверженцев псевдонаучных теорий, их надуманные и неподтверждаемые зарисовки, свидетельства безграмотных техников – вот что нам предлагают в доказательство! Довольно этой нелепицы! Мы протестуем…

Внезапно его победоносная речь была прервана негромким, но хорошо слышимым даже в гомоне научного купола голосом члена Центрального Круга Чвангом.

- Многоуважаемый Мульфир, вы напрасно раззадориваете научное сообщество в эти непростые времена. Позвольте Бырлуку закончить изложение своей теории, и мы сможем завершить конференцию. После вы оповестите Верховную Академию о впечатлениях в своем докладе.

Мулфир уважительно склонил ложноножки и немедленно посинел цветом уважения:

- Как вам угодно, достопочтимый Чванг. Моя страстная речь была вызвана исключительно силой профессионального негодования. Прошу меня извинить.

Шум в научном куполе немного успокоился, позволив Бырлуку наконец довести свои рассуждения до конца. Помощь со стороны Центрального Круга была очень неожиданной, но безусловно весьма своевременной.

- Благодарю вас! – Бырлук засиял равномерным бежевым цветом уверенности и решил завершить свою речь во что бы то ни стало, - Итак, кристаллические отложения, найденные нами в некоторых эритросах плазмических долин, явственно имеют прото-клормические образования. У них отсутствуют следы ложноножек, и сам их размер значительно меньший, чем размеры стандартного клорма. Пока сложно сказать, явилось ли это следствием кристаллизации или же они изначально были такими. Но твердо можно сказать одно – эти образования носят искусственный, а не естественный характер, как и предсказывал мой учитель Ферд. Таким образом, нашей экспедицией впервые получены материальные доказательства доклормических цивилизаций. Собственно говоря, не является секретом, что вся идея этой экспедиции была предложена еще моим учителем Фердом.

Растущий гул недовольства снова был прерван Чвангом.

- Скажите, уважаемый Бырлук, насколько древними могут быть эти отложения, если предположить, что ваша теория верна?

- Сейчас это сложно сказать точно, но мы предполагаем, что речь идет о десятках, возможно сотнях тысяч циклов.

Член совета удовлетворенно кивнул и направился к выходу. Мулфир несколько удивленно глянул ему вслед, но уже мгновение спустя развернулся к аудитории и громогласно провозгласил:

- Конференция объявляется завершенной!

3.

Бырлук потратил какое-то время на то, чтобы успокоить своих коллег. Пливнурк уже заранее прощался с мыслью о карьере в науке, в то время как Дуллибис преисполнился праведного негодования на академию в то же мгновение, как ложноножка последнего слушателя скрылась за дверью. Транспортный блок с материалами экспозиции был отправлен обратно в институт, научный купол опустел, и Бырлук поспешил вернуться в свой голокуб.

В далекой выси над ним уже начинали осторожно пульсировать красные всполохи. Похоже, действительно раньше обычного. И какие яркие! Совсем не тот бледный багровый оттенок, какими он помнил их со времен своих питательной колыбели. От коллег в институте он успел узнать, что и прекращаются они значительно позже. Немудрено, что все забили тревогу.

Вокруг научного купола было пусто. Лишь редкие клормы торопились к своим голокубам, памятуя о предписаниях службы безопасности. Вдруг перед Бырлуком опустился небольшой протоплазменный пузырь. По красным полосам на его бортах было понятно, что это пузырь центрального круга. Входная мембрана раскрылась – внутри в люльках сидели Чванг и Мулфир. Представитель высшего органа клормов отложил в сторону петлю мембровизора, по которой разговаривал мгновение назад, и жестом одной из передних ложноножек пригласил Бырлука присаживаться рядом. Заинтригованному историку ничего не осталось как подчиниться.

Протоплазменный пузырь взмыл и медленно поплыл над городом клормов.

Чванг первым нарушил молчание:

- Извините за этот незапланированную и, как вам наверное кажется, несвоевременную беседу, но вы даже не можете себе представить, насколько она сейчас необходима. Надеюсь, вы никуда не торопитесь, хотя после экспедиции у вас наверняка накопилось много дел.

Бырлук развел в сторону свои ложнножки:

- Вовсе нет. Встречу с семьей мы перенесли. Я весь к вашим услугам.

- С семьей…, - округлое тело Чванга слегка всколыхнулось, - это хорошо. Тогда наш разговор будет особенно важен для вас. Скажите, Бырлук, насколько далеко тянутся плазмические долины?

Историк задумался на мгновение:

- Ну, оценка масштабов плазмических долин не входила в цели нашей экспедиции, но, думаю, они очень и очень продолжительны. Некоторые высказывали мысли о том, что они тянутся далеко за пределы известных нам пространств.

- И все они заполнены неподвижными эритросами?

Бырлук покосился на молчаливого члена верховной академии наук и заполнился розовым цветом согласия.

- У нас пока нет оснований утверждать обратное.

Какое-то время трое клормов молча летели в пузыре. Чванг обдумал что-то и снова подал голос из своей люльки:

- Расскажите о прото-клормах. Что вы узнали о них? Что подтвердилось из теорий вашего учителя Ферда?

- Прежде всего, подтвердилось, что они существовали. Ферд считал, что цивилизация прото-клормов насялела плазмические долины и, в отличие от нас, селилась на эритросах.

- А разве это возможно?

- Вполне, их кольцевая структура подходит для создания небольших поселений. Ферд считал, что содружество таких поселений и образовывали прото-клормическую цивилизацию. Как жаль, что у него еще не было тех данных, которые теперь есть у нас…

Чванг тоже налился сочувственным розоватым оттенком.

- Да, ведь ему приходилось работать исключительно с протогенными манускриптами, верно? Далекие сказки от наших предков – он верил в них?

- Верно, он считал, что их не нужно понимать буквально. Он интерпретировал нетерпимость, с которой в манускриптах говорилось об опасности эритросов, как знак того, что наши предки враждовали с их жителями – прото-клормами. Протогенные манускрипты сформировали нашу культуру такой какая она сейчас. И именно поэтому сегодня с самых питательных колыбелей малыши клормы слышат от нервоблюстителей об опасности плазмических долин и эритросов, которых те за всю жизнь и не увидят-то ни разу. Но мы уже достаточно зрелое общество, чтобы отказаться от этих сказок! И рано или поздно верховной академии наук придется признать это!

Бырлук распалился и гневно вытянул ложноножки в сторону безмолвного Мулфира.

- Но почему же цивилизация прото-клормов зачахла? – Чванг, похоже, знал ответ, как и вообще был неплохо осведомлен о теориях Ферда, но почему-то хотел услышать слова директора Института Истории клормов.

- Мой учитель считал, что по какой-то причине однажды произошло… эмм… смещение эритросов.

- Смещение?

- Да, они неожиданно пришли в движение и это немедленно разрушило связь общин в прото-клормической цивилизации. Общины остались предоставленными сами себе и медленно вымерли.

- Вы поддерживаете эту мысль?

Бырлук неловко замолк. Помимо его воли он впал в голубоватый цвет смущения и неуверенности.

- Ферд был ученым широчайшего профиля. А у нашего института и так хватает проблем с теорией прото-клормов. Да и эритросы – это ведь не наша тема. Мы… мы считали, что если еще будем развивать и теорию обжитых и движущихся эритросов, то вступим в конфликт не только с Академией, но и еще с нервоблюстителями. Чистота идей протогенных манускриптов не допускает упоминания эритросов в положительном свете. Но…

- Но что? – Чванг склонился из своей люльки, его ложноножки затрепетали от волнения.

- Я бывал в плазмических долинах до этого всего один раз. Это было давно – восемь циклов тому назад, еще когда я был студентом у Ферда. И мне кажется… мне кажется, что тогда эритросов было больше. Об этом сложно говорить с уверенностью – ведь их там так много – но это чувство не оставляет меня.

Член центрального круга как-то беспомощно откинулся на мембрану протоплазменного пузыря и сделал ложноножкой какой-то знак Мулфиру. Тот наконец пришел в движение и достал откуда-то несколько мембранных оттисков.

Бырлук с недоверием оглядел непонятные картины многочисленных алых кругов и овалов, заполнявших оттиски.

- Что это? – удивленно спросил он.

- Это мембранные оттиски со жгутикового зонда - секретного проекта Верховной Академии Наук. Зонд способен к автономному полету на высоту недоступную протоплазменным пузырям, а также к самостоятельному выполнению мембранных оттисков, - ответил ему Мулфир. – Проект жгутикового зонда – тайное задание академии наук от центрального круга.

- Жгутиковая технология? Я слышал, что это шарлатанство... И что же изображено на этих оттисках?

- Это эритросы в плазмических долинах, - медленно сказал Чванг, - нам нужно было узнать, действительно ли они приходят в движение. И проект академии наук нам в этом помог.

- Значит их правда стало меньше? Я был прав?!

- Не совсем, - Чванг покачал передними ложноножками и хмуро продолжил, - Их не стало меньше. Хотя некоторые действительно пропали, дело не в этом. Природа плазмических долин для нас до конца не ясна, но на место исчезнувших эритросов пришли новые. Вы можете видеть на этих оттисках, как они меняют свое расположение.

- Но если вы все знаете, тогда зачем вы тогда меня спрашивали?

- Жгутиковый зонд – это экспериментальная разработка. Мы не были уверены в надежности сделанных им оттисков. Эти были собраны во время первого же запуска зонда – четверть цикла тому назад. Нам нужны были живые свидетели, и ваша экспедиция, побывавшая там как раз перед полетом зонда, оказалась идеальным свидетелем.

Бырлук недоуменно вертелся в своей люльке и переливался всеми возможными цветами. Эмоции переполняли его.

- Это открытие перевернет все! Мы на пороге новой эры! Должна быть немедленно организована научная конференция!

Он на мгновение притих и спустя мгновение накинулся на члена академии наук:

- Мулфир, я не понимаю! Если вы уже видели эти оттиски, что за комедию вы устроили в научном куполе? Я понимаю, секретность не давала вам возможности поделиться этими данными с коллегами, но зачем топтать ростки независимой науки?

За академика ответил сам Чванг:

- Задание пресекать любые неподконтрольные центральному кругу проекты по изучению наследия Ферда дали Верховной Академии Наук мы.

- Но зачем?

- Сейчас вы все сами увидите, Бырлук. После нашего разговора многое стало ясно. Ваш учитель не во всем был прав. Цивилизации прото-клормов и клормов были разделены на сотни тысяч циклов и не могли не только воевать, но даже и встретится. Впрочем, мы уже прилетели на место, - Чванг поднялся из люльки и его примеру последовал и Мулфир. Легких толчок просигнализировал о том, что протоплазменный пузырь сел, - Времени осталось мало. И вы тоже ошибаетесь кое в чем. Мы не на пороге, мой дорогой Бырлук. Мы у последней черты.

Мембрана пузыря раскрылась, и директор Института Истории Клормов растеряно уставился на кристаллическую статую Ферда, возвышающуюся посреди небольшой площадки перед сердцем цивилизации клормов.

4.

Гиперкуб Центрального Круга и его окрестности всегда были запретной территорией для обычных клормов. Нейровидение так же никогда не показывало их. И Бырлук никак не ожидал, что протоплазменный пузырь принесет их именно сюда.

Но вот он перед Гиперкубом, и у его входа высился целый ряд изящных кристаллических статуй, скрытых от остальных клормов. Все они были незнакомы для Бырлука. Только лишь узнаваемые формы его учителя говорили о том, что статуи поставлены в честь реальных, когда-то живших клормов.

- Что все это значит? Ферд осмеян верховной академией наук, что его статуя делает здесь? И в честь кого поставлены остальные?

У входа в Гиперкуб их ждал высокопоставленный клорм-воин с красными полосами центрального круга на теле. Он неспешно приблизился, указал своими толстыми ложноножками на статуи и ответил за своего коллегу:

- Все члены центрального круга чтят память великого Ферда – автора теории прото-клормических цивилизаций, как и всех его предшественников. Справа от него Плувк – нижнеотлогский естествоиспытатель, автор теории о происхождении циклоидов. Далее Скриг – теоретик жгутиковых кораблей. Бхол первый постулировал исторический характер протогенных манускриптов, а Сил еще на заре нашей цивилизации уже высказывал предположения о возможностях путешествий за пределы красных всполохов.

- Сил? Один из пяти первотворцов протогенных манускриптов? – Бырлук беспомощно обмяк перед клормом-воином, - Разве он реален? Ведь нервоблюстители всегда уверяли нас в том, что первотворцы - это лишь персонификация мудрости ранних клормов?

Чванг присоединился к коллеге и укоризненно напомнил историку:

- Вы же сами своей экспедицией доказали, что хотя бы отчасти манускрипты реальны в своих описаниях. Позвольте представить вам члена круга альфа-воина Скхумта, он проводит нас дальше.

Клорм-воин развел ложноножками:

- Мы действительно не знаем, как выглядел Сил. Эта кристаллическая статуя – художественное допущение скульптора. Но заключенный в ней символизм для нас важнее достоверного сходства.

Бырлук развернулся к Мулфиру и налился багровым цветом негодования:

- Я уже 10 циклов занимаюсь наукой, но ни разу не слышал ни об этих клормах-ученых ни об их теориях! Как это возможно?

- Долгое время эти неортодоксальные ветви науки были хранимы от посторонних глаз. Труды этих гениев могли нарушить естественный ход жизни клормов. Но центральный круг слишком хорошо понимал их возможную ценность и тщательно хранил их наследие. И сегодня мы понимаем, насколько мудрое было это решение. Я и сам узнал об этом лишь совсем недавно. Даже академикам были недоступны эти труды.

- Циклоиды, протогенные манускрипты…хорошо. Но путешествия за красные всполохи? Это же просто ерунда! Сказки для малышей! Абсолютная нелепость!

Скхумт и Чванг открыли входную мембрану Гиперкуба и жестом пригласили ученых внутрь.

- Пойдемте, коллега, - Мулфир излучал сочувственный розовый цвет, - как вы мне сейчас напоминаете меня самого пол-цикла тому назад.

Группа клормов вошла в Гиперкуб. Его толстые мембраны уносились в высоту, верховой желоб лишь смутно виднелся где-то далеко в вышине, а бесконечная череда уровней не подлежала никакому счету. Это был самый огромный куб в городе клормов. Но даже он с трудом вмещал циклопическую конструкцию под своими сводами. Изящные прямые линии, мощные овалы многочисленных движителей, монотонная кристаллическая окраска – все это было так непохоже на протоплазменные транспортные пузыри. Но Бырлук сразу понял, что перед ним находится корабль.

- Наш жгутиковый корабль, - торжественно объявил Скхумт, - первый и единственный.

Несчетное число клормов-техников сновали взад и вперед вокруг этого циклопа. Протоплазменные пузыри всех возможных размеров поднимали и опускали неизвестные грузы и детали конструкций. То тут то там мелькали красные полосы членов центрального круга. Повсюду кипела безостановочная работа. Можно было только гадать, как много усилий и ресурсов было вложено в этот проект.

- Невероятно, что все это происходило в тайне от остальных, - Бырлук никак не мог отойти от изумления.

- Не в такой уж и тайне, - задумчиво ответил Чванг, - завеса секретности спадала по мере максимальной необходимости ускорить проект. Конечно основным массам до последнего старались не давать об этом знать, но теперь это уже в прошлом.

Чванг указал на громадную прозрачную мембрану в своде Голокуба. Ученые вытянули все ложноножки от неожиданности, и даже Скхумт казалось немного изменился в цвете. Повсюду в выси парили несчетные мириады всевозможных протоплазменных пузырей. Со всех концов города они медленно приближались к громаде Голокуба, неся в своих недрах бесчисленное количество клормов.

- К счастью, все старательно исполняли распоряжения службы безопасности и находились в своих голокубах, - удовлетворенно продолжил Чванг, - поэтому нам не составило труда в короткие сроки организовать массовую эвакуацию.

- События стали развиваться особенно стремительно именно в последний цикл. Мы были готовы к тому, чтобы в любое мгновение форсировать наши приготовления - подтвердил Скхумт, - пока мой коллега слушал ваш доклад в главном научном куполе, я выслушивал тревожные вести от клормов разведчиков из нижних отлогов. Ситуация там критическая. Подкрепления клормов-воинов, отправленные туда сегодня, уже возвращаются назад вместе со всеми оставшимися жителями нижних отлогов. Догадки гениального Плувка подтвердились – пришло время совершенно уникальных циклоидов, каких мы не знали прежде. Он называл их лимфоиды – создания совершенно не похожие ни на нас, ни на обычных циклоидов. Они, по-видимому, не разумны, но организованы, неутомимы и безжалостны. Они не идут на контакт, но не зная сомнений действуют по только им известному плану. Они расправляются со всеми существами нижних отлогов, зачищая территорию, и рано или поздно доберутся и сюда.

- Но как же клормы-воины?

- Численный перевес не на нашей стороне. И с каждым мгновением их число растет. Еще в начале цикла их были единицы, к концу цикла даже по старым несовершенным расчетам Плувка их будут несчетные армии.

- Но откуда они взялись? Почему мы не встречали их раньше? – академик Мулфир теперь был не менее ошеломлен, чем его ученый коллега.

Член центрального круга Чванг указал ложноножкой в высь за пределы Голокуба. Красные всполохи налились ярким алым цветом и пульсировали как никогда прежде. До самого горизонта над городом клормов небеса сотрясались в ритмичном загадочном танце.

- Наши предки считали, что смогли извлечь правильные выводы из своих находок. Они думали, что следы разрушенной цивилизации, которая была найдена ими в плазмических долинах, должны раз и навсегда предостеречь клормов от поселения в удобных эритросах. Они не хотели попадать в ту же ловушку. Но в итоге все вышло наоборот. Прото-клормы видимо знали о лимфоидах и попытались избежать встречи с ними, скрывшись в плазмических долинах. Но им было невдомёк, что это все звенья одной цепи. Лимфоиды не добрались до них, но пришедшие в движения эритросы разрушили их цивилизацию с не меньшей эффективностью. Вы знаете, что говорил ваш учитель Ферд о скорости их движения?

- Нет, его последние записи были изъяты нервоблюстителями еще до публикации, - ответил Бырлук.

- Они сохранились в нашем архиве. Ферд рассчитал, что к завершению Пробуждения эритросы двигались в плазмических долинах со скоростью в 10 раз превышавших скорость протоплазменного пузыря…

Ученые замерли с вытянутыми ложноножками, побелев от шока.

- Ничто, ни один объект, - выдавил Мулфир, - не может двигаться с такой скоростью. Тем более огромные эритросы… Может быть только жгутиковый корабль…

Его прервал Бырлук. Он все еще глядел на бесконечную вереницу протоплазменных пузырей, медленно приближавшихся к Гиперкубу.

- Пробуждение? Что это означает, Чванг? Что все это означает? Куда ведут все эти звенья? – через прозрачную мембрану было видно, как первые клормы уже выбираются из люлек и спешат к Гиперкубу. – О пробуждении чего или… кого вы говорите?

Между клормами на мгновение повисла напряженная тишина.

- Пробуждение нашего мира, Бырлук, - наконец откликнулся Чванг, - он живой и снова пробуждается, как это уже было не раз. Мы слишком мало о нём знаем, но видимо он и раньше впадал в глубокий и долгий сон, каждый раз становясь домом для разных видов клормов. Его последнее пробуждение уничтожило цивилизацию тех, кого мы называли прото-клормами, и теперь пришел наш черед.

Член центрального круга Скхумт указал на видневшуюся у подножья сводов статую первотворца Сила.

- Протогенные манускрипты уверяли нас, что Сил почерпнул мечты о путешествиях за красные всполохи из своих откровений. Но сегодня мы думаем, что эти идеи были так же унаследованы от прото-клормов плазмических долин. Мы никогда не узнаем, удалось ли им это осуществить. Но мы не должны отказываться от собственного шанса на спасение.

Скхумт и все остальные повернулись к возвышающейся громаде жгутикового корабля. Мириады клормов со всех концов обжитых мест скрывались в его нутре бесконечной живой очередью. Обслуживающий персонал ни на мгновение не прекращали погрузку разнообразнейших припасов в этот импровизированный ковчег.

- Места для вас приготовлены в люльках рядом с вашими семьями, - отчитался неизвестно откуда вынырнувший техник и так же стремительно исчезнувший в общем потоке приготовлений.

Клормы последний раз посмотрели на панораму их родного города – колыбели и столицы всей цивилизации.

- Но что находится за пределами красных всполохов? Есть ли там вообще хоть что-то? Куда мы летим? – спросил ни к кому конкретно не обращаясь Бырлук.

Последнее слово взял Чванг.

- Нам еще предстоит это выяснить. Выбора у нас нет. Лучшие умы клормов сотни и тысячи циклов готовились к этому моменту. Никто не знает, что ждет нас по ту сторону красных всполохов. Но если мы хотим жить, то нам нужно пробудиться из нашей колыбели. Пришла пора столкнуться с неизведанным, - он указал ложноножкой на жгутиковый корабль, заполненный тысячами и тысячами клормов, знаниями сотен их поколений, достижениями всех их трудов и стремлений, - и видит мир, мы основательно к этому подготовились.

Клормы скрылись в глубинах циклопического корабля. Гигантские жгутики движителей пришли в движение. Своды Гиперкуба раскрылись, и ярко-красные всполохи, возвышающиеся над городом на недосягаемой никем прежде высоте, осветили имя «Пробуждение», выведенное на ковчеге клормов.

+2
317
11:02
Интересно, правильно ли я поняла, что речь идет о заболевании какого-то организма? В таком случае задумка очень интересная. Ее портит лишь то, что в конце читателю так ничего и не объяснили. Что за красные всполохи такие? А эритросы? Кто там пробудился таки? Что случилось с протокломами? И кто такие в конце концов эти клормы? Одни вопросы, об ответах можно только догадываться. Это главный минус этого рассказа.
Мне кажется, речь идёт о гибели клетки организма, сполохи — это кровь, лимфоиды — лимфоциты. Клормы — жители клетки. Могу ошибаться. Чтобы понять, нужно очень хорошо знать биологию, а у меня с этим так себе. Очень надеюсь, что автор разъяснит, когда конкурс закончится)
16:45
Может быть. Ну ладно. А «пробуждение» тогда почему?..
Тоже интересует этот вопрос)) Предположу пробуждение иммунитета. Но там вообще половина неясного остаётся даже при таком раскладе. А клормы мне понравились, милые такие🙃
17:28
Имелось ввиду усиление работы иммунитета против патогенных организмов во время послегибернационного ускорения метаболизма.
Ооо, это ваш рассказ? Никогда б не подумала!)
22:52
Почему же?
22:55
Вот кстати да. Тоже почему-то не подумала бы.
Стили в комментариях и в рассказе сильно отличаются. Я думала, ваш либо Художник Иванов (как раз по стилю подходит), либо Последний человек. Удивили, так удивили)))
17:25
Спасибо за отзыв.
Вы верное уловили общую мысль — пробуждение сверхорганизма после некого аналога комы или спячки.
18:12
+1
Спасибо за ответ. Очень ждала подтверждения своих догадок. Жаль только, что непосредственно в тексте вы всего этого не прояснили. Вообще ваш рассказ — самое необычное из всего, что я прочла тут на конкурсе. Думаю, застрянет надолго.
Загрузка...
Запишитесь на дуэль!