Вирус

Вирус
Работа №461

«Чёртова консервная банка», – эта мысль всё чаще всплывала в сознании. И никуда не желала уходить, старательно цепляясь за логику. Стальные стены ревностно охраняли затхлый, полный химии воздух космического корабля. Здесь не могли не то что пропасть продукты, а даже случайный труп сохранил бы первозданную свежесть.

Труп… А что, будет неудивительно, если где-нибудь на бесконечных складах среди всевозможного разногабаритного хлама завалялся такой вот «подарочек» от незабвенных Древних. Этакий несчастный уборщик, заплутавший среди безликих стеллажей. Судьба подарила ему прекрасный шанс пережить Исход, вот только нерадивые потомки не соизволили найти благословенного родителя. Хотя возможно кто-то из Первой Сотни специально решил так подшутить. Последний Миллион отнюдь не питал благодарности к своим создателям.

«Мы их ненавидим, однако кроме их наследия у нас ничего и нет. Даже эта консервная банка творение их рук». В памяти всплыли смутные видения Первого дня. Заполненный зал собрания Первой Сотни, пламенные речи Первого и Второго, восторженные вопли остальных. Каждому из них в тот день поручили корабль, чудо технической мысли Древних, и отправили шататься по космосу без сколько-нибудь внятной цели. Но им тогда было всё равно – лишь бы подальше от остальных, от живых глаз, в которых горит хорошо знакомый вопрос. А потом появилось дело куда более важное – как не сойти с ума. Вечное Безумие – не лучший способ скоротать отведённую тебе вечность. А умереть они слишком боялись.

Как же это забавно, по-настоящему пасть на колени от ужаса перед смертью, обретя бессмертие!

Отвыкшее от разговоров горло царапает хриплый смех, но он быстро обрывается. Сердце не замерло от страха, продолжая качать кровь. И не попыталось никуда сбежать. Даже коленки не задрожали. А разум холодно констатировал – дела твои совсем плохи. Не заметить в этом смехе явные нотки настоящего Безумия не мог даже глухой.

«А, и чёрт с ним, – упоминание рогатого приподняло настроение, – Архив уже никому не нужен. Тоже мне, самая высокотехнологичная игрушка…».

Кира резко распахнула глаза, по кусочкам собирая немногочисленные остатки своей непутёвой личности и криво водружая на голову обруч интерфейса управления. В сознание бурным потоком хлынули данные о состоянии корабля, заставляя лишний раз посетовать на его колоссальные размеры.

Да уж, хороша бы она была. Почти проворонила выход из подпространства. Точнее, вполне себе проворонила, но всё ещё можно было исправить. Каскад команд получил мгновенную реакцию и рубка управления задрожала. Архив начал перестройку.

Кира откинулась на спинку кресла и устало прикрыла глаза. И от чего, ей собственно, уставать? Алгоритм при выходе был давно зазубрен наизусть и, главное, был проще несчастной пластиковой пробки. Как и протоколы всех остальных процессов корабля. Казалось бы, что может быть проще – вбить всё это в память бортового компьютера и забыть об этой куче металлолома, благо экипирована она была для полностью автономного существования. Но паранойя Древних превосходила всякие границы, и потому системы корабля не могли запустить ни один сколько-нибудь важный процесс без соответствующего распоряжения живого думающего человека. Хотя бы такого мутанта, как нынешняя Хранительница Архива Кира…

Из груди вырвался тяжёлый вздох и свинцовые веки сомкнули чёрный занавес.

Реальное пространство дрожало и выло. Безумная материя неслась к своей кончине, сбиваясь в кучу, сжимаясь всё сильнее. Ещё немного, и само время остановится в этой части космоса.

Кира хмыкнула, поражаясь коварству своего собственного мозга. Решил надавить на совесть, показав последствия её безалаберности? Ничего не выйдет. Она успела, и сейчас всё придёт в норму.

И действительно, так и не дойдя до точки невозврата, безумный бег материи остановился. Она замерла ненадолго, балансируя между состояниями до и после, и предпочла первое. Этот участок космического пространства возвращался в норму, являя взору творение неугомонных человеческих рук. Архив начал перестройку.

Коллосальный кусок металла разваливался на части, отсоединяя отсек за отсеком, разводя как можно дальше те, чьё соседство провоцировало зарождение чёрной дыры. Всё же это чудо последнего поколения было слишком перегружено всевозможным новеньким оборудованием, что порождало ужасающие проблемы. Но древние вышли из положения красиво, тут нечего сказать. На строго упорядоченный хаос танца отсеков корабля можно было смотреть даже дольше, чем на огонь или течение воды. Это было воистину завораживающее зрелище.

Завопившая дурной сиреной система оповещения заставила подскочить в кресле. Корабельные динамики услужливо голосили о входящем сообщении дальней связи. Вот уж точно чудо. Когда-то пакеты данных от остальных приходили почти ежедневно, но вот уже несколько недель (месяцев? лет?) Последний Миллион больше предпочитал прикидываться мёртвым.

В тишину рубки ворвалось любопытное сопение двух оставшихся членов экипажа, в честь такого события решивших навестить капитана. Старший и Младший Архивариусы. Аль и Си.

Кира мрачно глянула на их тусклые отражения в бутафорском экране. Даже капитан этой несчастной консервной банки выглядела в своём нынешнем состоянии лучше них. А она далеко не цвела: давно нечесаные волосы, запавшие щёки, тёмные круги под глазами, с которыми уже не могли справиться лекарства из медблока. Безразмерная старая куртка, вырытая из недр заваленных складов, не без успеха скрывала тщедушное, утончившееся тело.

Но это всё же лучше, чем вид стоящей позади парочки. Безликие. Последние 900 тысяч. Страшная ошибка Древних, куда более страшная, чем Первая Сотня и им подобные. Маленький рост, недоразвитые тела, голые черепа, отсутствие каких-либо отличительных черт. Но зато Бесмертные! Ха-ха.

Порою Кира задумывалась, а как они мыслят? Что для них есть Первая Сотня? Но каждый раз упиралась в стену неспособности понять и сдавалась, а потом и вовсе бросила всякие попытки. У неё были куда как более простые способы сойти с ума, чем философские размышления о мыслительном процессе Безликих.

Архивариусы замерли по обеим сторонам от капитанского кресла, затаившись в ожидании.

– Может, стоит принять сообщение? – холодным равнодушным голосом осведомился Аль, нетерпеливо перебирая пальцами клавиши переносного терминала доступа.

Си лишь осторожно кивнула, теребя в руках выпачканную в земле тяпку. То, что Младший Архивариус была именно девочкой не вызывало сомнений. А её увлечение садоводством служило лишним подтверждением. Как это ни странно, но Безликие, лишившись внешности, отнюдь не лишились личностей.

Кира ничего не ответила. Размяла руки, похрустела пальцами. И только потом послала команду на приём входящего сообщения. Теперь ей предстояло лично просмотреть всё содержимое пришедшего пакета данных, иначе система безопасности просто не пропустит информацию дальше временного хранилища.

Вопреки ожиданиям, ничего необычного там не было. Самые обыкновенные звёздные карты. Смысл подобного письма упорно уползал от Киры – в коллекции Архива данные были куда свежее пришедших.

И тут началось. По мозгу будто прошлись раскалённой иглой. Девушка взвыла, вцепившись в подлокотники кресла. Тело билось в конвульсиях, пытаясь избавиться от источника мучений, вышвырнуть эту проклятущую голову куда подальше.

Всё закончилось так же резко, как и началось. В висках всё ещё пульсировала боль, но это была лишь блёклая тень того, что творилось мгновением раньше. Перед глазами плясало северное сияние. Пальцы плотно засели в кусках металла, некогда именовавшихся подлокотниками кресла. Однако по телу растекался благословенная апатия. А значит – всё будет хорошо.

Зрение всё-таки соизволило вернуться и первым, что Кира увидела, было перекошенное от ужаса лицо Аля, сжимающего в руках пустой инъектор.

– Всё хорошо, я в порядке, – девушка постаралась выдавить из своей лицевой мускулатуры хоть что-то напоминающее улыбку.

Однако Безликие не спешили успокаиваться.

– Капитан, мы падаем, – прошептала Си, по такому случаю расставшаяся с любимой тяпкой.

Кира недовольно нахмурилась. Что значит – падаем? Если бы это было так, то она была бы первой, кто об этом узнал. Только её интерфейс управления был способен установить прямое соединение с системам корабля и поставлять информацию в режиме реального времени. Кстати об обручах. А на голове-то пусто.

– Где мой интерфейс? – требовательно осведомилась Хранительница и даже смогла освободить пальцы, чтобы самостоятельно водрузить услужливо подданную железяку на её законное место.

Они действительно падали. Система как дальней, так и ближней связи накрылась, и Архив просто развалился. Судя по воплям систем защиты, во входящем сообщении был вирус столь же древний, как и содержавшиеся там данные.

Рубка управление вальяжно опускалась на какую-то планетку, которая, что было совершенно невероятно, была пригодна для жизни. До безобразия мягкий толчок сообщил об успешном завершении так называемого «падения». Архивариусы, в приступе суеверного ужаса рухнули на пол, закрыв головы руками. Кира лишь тяжело вздохнула:

– Отлетались. Вставайте, пойдём на разведку.

Первым подал голос Аль:

– Архив разрушен и мы застряли здесь навсегда? – голос Старшего Архивариуса, не способный выражать эмоции, был готов сорваться на позорные рыдания.

– Нет конечно. Пару дней посидим на этой планете, пока Архив не соберётся. Мы не получили ни одного серьёзного повреждения, – Кира осторожно встала на дрожащие ноги, выбросив куда подальше ставший временно ненужным обруч интерфейса управления.

Перед глазами заплясали цветные круги, но это было всяко лучше всепоглощающего сияния. И прошло весьма быстро.

Путь к выходу был самым трудным испытанием за последние годы. Ватные ноги не желали слушаться, а остальное тело прилагало все усилия, чтобы лечь на пол прямо здесь и обязательно сейчас. Но она всё-таки дошла. Люк распахнулся.

От хлынувшего внутрь живого полного запахов и свежести воздуха Кира чуть не задохнулась. Она буквально выпала наружу, с наслаждением погрузив пальцы в самую настоящую рыхлую и податливую почву. Как, как же можно было забыть это наслаждение?! Свежий воздух, пружинящая под ногами земля… Всё вокруг живое, всё дышит, всё суетится. Как она променяла всё это на затхлые железные лабиринты Архива!?

Сколько она просидела так, уткнувшись носом в мокрую от росы траву, Кира не помнила. Но она очнулась от этого наваждения весьма вовремя, будто специально чтобы увидеть, как уходят Безликие.

Они медленно шли, взявшись за руки, в сторону виднеющегося в утреннем тумане леса. Две крошечные фигурки на фоне великого царства Жизни. Дети Цивилизации, несчастные представители Последнего Миллиона. Но сейчас всё это было не важно.

Они уходи всё дальше, и вот уже скрылись за деревьями.

– До скорой встречи, – тихо сказала Кира, глядя вслед своим подопечным.

Она знала, что всё будет хорошо и они вернутся. Вернутся совершенно другими, и чтобы с ними не случилось, всё будет к лучшему.

А потому девушка отошла подальше от рубки управления, туда, где тень этого чужеродного объекта не сможет закрыть свет местной звезды, расстелила на земле оказавшуюся так кстати старую куртку, и с наслаждением устроилась на своём нехитром ложе. Последний раз она чувствовала себя так только в далёком детстве, во времена до Исхода и Модификации, когда после долгой болезни врачи наконец-то нашли нужное лекарство.

Вполне возможно, что и хвалённое бессмертие Последнего Миллиона тоже своего рода болезнь. Этакий злостный вирус, делающий своего носителя неуязвимым для всех остальных.

Но Кира так и не смогла развить эту мысль. Измученный мозг отключился, погрузившись в тихий и безмятежный сон, лишённый каких-либо видений и мыслей. Впервые с момента Исхода и обретения проклятого бессмертия ей было хорошо. По-настоящему хорошо.

-5
313
10:07
Все тут выстроено как-то так, что я нихрена не поняла. Вот от слова «вообще». Что за корабль, что за архив? Что за планета, на которую они сели? Глав героиня — кто она, зачем она, почему она? Все это осталось за скобками. Единственно понятная сцена для меня — финальная. Хотя бы тут удалось посопереживать.
20:32
Ну, тут похоже самое интересное впереди.
Корабль — архив или склад с информацией и образцами технологических объектов.
Героиня- бессмертная из первой сотни, которой поручили хранить архив/корабль, гоняя по просторам космоса.
Первая сотня и последний миллион — беженцы с Земли, в результате какого-то катаклизма.
В конце сигнал/вирус, означающий либо конец путешествию (пора осваивать новую планетку), либо что-то еще.
В общем, нормальное чтиво.
15:31
Ох, давайте начистоту. Это отрывок из романа? Если нет — то сочувствую, рассказ у вас не удался. Но обо всем по порядку.

1. Персонажи
Очень расплывчатые. Внешне описаны минимально, представить их себе так и не удалось. Кто такой мужчина из первой частички? Герои лишены характера. Опять же про них ничего непонятно — вроде у них есть какая-то предыстория, но она очень расплывчатая. Собственно на основании всего вышесказанного я делаю вывод — персонажи очень слабые.

2. Идея и сюжет
Идея с тем, что клонов заслали в космос ничего. Идея с тем, что корабль упал на планету и ее обители вспомнили, что такое воздух — красива и заманчива. Сюжет… сюжетное построение хромает на обе ноги. Добрая первая половина — попытка показать слишком огромный для рассказа мир хоть как-то, вторая половина вмещает в себя завязку (приходит вирус) кульминацию (корабль падает) и развязку (корабль упал и всем хорошо от этого). Причем последние три показаны настолько скомкано, что обидно становиться — поманили конфеткой зачина и тут же хрясь об асфальт незадачливого читателя. Не развернуто. Если хотите рассказ — уберите начало о мужчине вовсе, остальное же распишите. Историю мира можно рассказать по разному, например — через диалоги членов экипажа. Так же не забудьте рассказать читателю о том, что это за архив такой. Остальное можно оставить, только кульминацию надо докрутить размышлениями и страхами главной героини. А то она у вас как-то так реагирует: «А, мы падаем? Ну и пофигу. Падаем так падаем».

2. Язык
Сложно что-то сказать о нем в принципе. Средств выразительности почти нет, больше штампы, но сравнение космического корабля с консервной банкой мне лично доставило. В остальном голо и переполнено терминологией, которая так и не объяснилась. Лучше было написать побольше и все объяснить все же.

Вывод — не понравилось. Больше сказать нечего.
P.S. название очень слабо связано с происходящим в произведении… это грустно.
iyulia
20:25
Чувствуется юная душа автора.
16:19
Здесь, похоже, последствия апокалипсиса. Все погибли, а тех, кто остался, разместили (возможно по парам) по кораблям и… Вперёд на поиски подходящих планет. Безликие должна стать кем-то вроде Адама и Евы, а смысл капитана лишь в том, чтобы их доставить. Естественно, не все достигнут желанной цели, но шанс есть.
Описано запутанно и туманно. Последний миллион, первая сотня, вирус, архив, разваливающийся корабль…
Однако смысл ясен и хорошо прорисовывается. Идея неплоха, но многое остаётся неясным.
Загрузка...
Запишитесь на дуэль!