Аквариумная рыбка

Аквариумная рыбка
Работа №469

Аквариумная лампа едко светила прямо в синее брюшко Флиппера. Он едва покачивался на поверхности воды, а его крохотная тень чуть колебалась на дне аквариума. Марта замерла в нерешительности. С одной стороны, не очень гуманно смывать любимца Адама в унитаз. Но ведь Адама здесь больше нет, а хоронить рыбку как-то иначе казалось ей странным. Она еще немного постояла в траурном молчании, держа Флиппера в сачке на вытянутой руке, затем пустила грустный символ их расставания в последний путь.

Марта вернулась в гостиную, посмотрела на пустой аквариум и медленным взглядом обвела все помещение, погрузившееся в полумрак. Уходя, Адам почему-то оставил множество своих вещей – одежду, книги, разные мелочи и даже рыбку. Покупали они ее вместе, но инициатором приобретения был именно он. Марта со вздохом села на диван, натянула огромный пушистый свитер Адама на поджатые ноги и снова взяла бокал вина. Наверное, к этому никогда не привыкнешь. К тому, как внезапно и необратимо, кажется, что за считанные мгновения, самый родной человек вдруг превращается в хладнокровного чужака. Она осушила бокал и свернулась калачиком, уткнувшись носом в воротник. Воротник, все еще пахший им. Прошло почти 2 месяца, но легче ей пока не становилось.

***

Марте почудилось, что ее разбудил раздавшийся прямо над ухом голос, который назвал ее по имени. Резко выныривая из сна, никогда нельзя сказать наверняка, была ли причина пробуждения частью сна или явью. Но голос Адама все еще эхом отдавался где-то в районе ее затылка. Некоторое время она пролежала, глядя в потолок, чтобы успокоить гулко бьющееся сердце. Затем приподнялась на локте и огляделась. Электронные часы на тумбочке показывали 23:23. Видимо, ей удалось поспать часа три, что уже неплохо. Марта подняла скатившийся на ковер пустой бокал и пошла на кухню выпить воды. Там горел свет. Марта немного напряглась. Она точно помнила, что выключала его. Прокрутила в голове всю картину вечера еще раз: пришла домой, переоделась, откупорила бутылку на кухне, погасила свет и пошла в гостиную, где и обнаружилась трагедия в аквариуме. Больше на кухню она не заходила. Хотя яркий верхний свет, заливавший кухню, утверждал обратное. В голове у нее сразу всколыхнулся ворох ночных кошмаров. Большими глотками выпив стакан воды, она снова наполнила бокал вином из початой бутылки и выключила свет. Несколько секунд помедлила, стоя вполоборота к темному дверному проему и глядя на выключатель, затем снова прошла в гостиную. Дежа вю какое-то, подумалось ей. Около месяца назад она вернулась домой из магазина и обнаружила в душевой кабинке шумящий поток воды. Тогда она очень удивилась, но быстро списала это на болезненную рассеянность, которой подверглась в первое время после ухода Адама. А на прошлой неделе она проснулась посреди глубокой ночи от света люстры, бившего прямо в лицо. Правда, в тот раз она выпила побольше, чем пару бокалов, и действительно могла забыть погасить свет и уснуть прямо так. Другой вопрос, который она некоторое время задавала себе, пока не забыла это происшествие – зачем она вообще его включала? После ухода Адама Марта предпочитала полумрак, обходясь аквариумной лампой или елочными гирляндами на стене и окне, которые так и висели печальным напоминанием об их последнем совместном празднике. Если бы кто-то спросил, почему вдруг она стала избегать яркого света, она бы не нашлась, что ответить. Может, чувствовала себя обнаженной и уязвимой, словно у всех на виду. Больше всего на свете ей хотелось забиться в темную и тихую нору и проспать до лета, а летом обнаружить, что все это было лишь плохим сном.

Плохим сном.

Сон – это смерть. Боль – это жизнь.

Марта вскочила и, задыхаясь, отбросила одеяло. По спине и вискам струился пот. С минуту она ловила ртом воздух, пока рассудок окончательно не вернулся. Она была дома, в своей постели. За окном вступало в свои права пасмурное утро, и вновь мокрый снег стучал по подоконнику. Что же это такое ей приснилось? Вспомнить подробности никак не удавалось. Перед глазами стояли только цепкие пальцы, множество холодных пальцев, которые тянули ее куда-то вниз, на дно, во тьму. Над ней был источник света, но уже далекий, размытый, неверный. И все окружающее находилось словно в тумане – нечеткое, полупрозрачное, замедленное и вязкое. В голове ее стучало только: «Сон – это смерть. Боль – это жизнь.»

***

Разогнав под струями горячей воды остатки ночных кошмаров, Марта вышла из душа и с беспомощным видом огляделась по сторонам. Опять наступила суббота, а это значило, что ей вновь нужно придумывать занятия на день. Если в будние дни на ее стороне была работа, в которую можно погрузиться с головой, то в выходные она каждый раз оставалась одна в своей нескончаемой борьбе со звенящей пустотой собственного дома. Раздумывая, чем бы заняться, Марта подошла к окну. Взгляд скользнул вправо, к столику с аквариумом. В аквариуме беспечно плавала синяя рыбка. Сердце Марты застряло в горле, а кровь толчками забилась в ушах. Несколько секунд она остолбенело стояла и не могла даже вздохнуть. Потом шумно осела на пол.

***

Снег прекратился, но тучи потемнели еще больше и как будто висели даже ниже, чем с утра. Марта сидела у окна в кофейне рядом с городской площадью и безуспешно пыталась согреть замерзшие ладони о давно остывшую чашку кофе. Мысли ее блуждали где-то далеко. «Что происходит?», - думала она вяло и отрешенно, глядя в окно на проходящих мимо людей. – «Что, черт возьми, все это значит?» Она прокручивала эти события в голове и никак не находила ответа. Свет, голос Адама, странные сны, теперь эта рыбка. Что-то за всем этим явно таилось. Что-то простое, легко объяснимое и совсем не такое страшное, как рисовала себе Марта в своем лихорадочном воображении. Всему есть разумное истолкование. Нужно только взглянуть на вещи со стороны.

Дверь отворилась и быстро захлопнулась, обдав сидевшую напротив Марту бодрящим холодком. В дверном проеме стояла высокая девушка, топая по коврику сапожками и стягивая заледеневшие перчатки.

- Ник! – взмахнула рукой Марта, привлекая внимание.

- О, вот ты где, дорогая! Привет!

Никки порхнула за столик, на ходу скидывая шубку и разматывая шарф. Школьная подруга Марты осталась, пожалуй, единственной, с кем после учебы сохранился контакт. Это не было ее настоящее имя, скорее производное от фамилии, но все давно привыкли звать ее именно так.

- Слушай, у меня тут неподалеку встреча с одним заказчиком, так что я ненадолго, ладно? Что у тебя случилось? Звучала ты, прямо скажу, истеричненько.

Марта вздохнула, размышляя с чего начать и как не показаться идиоткой. Никки была из тех, кто крепко стоял на земле и мог найти логичное объяснение чему угодно. Как раз то, что нужно.

- В общем, понимаешь, в последнее время у меня дома происходит что-то странное. Иногда ночью вдруг включается свет. Это было уже несколько раз, представляешь? Я сначала думала, что сама забыла выключить, но теперь не уверена. Потом этот голос. Я иногда просыпаюсь посреди ночи от громкого голоса прямо над ухом. И такой реалистичный, отчетливый. Аж жуть берет. А вчера... В общем, рыбка. Я смыла ее в унитаз, а утром она опять плавает в аквариуме.

- Ммм... Прости, а зачем ты ее смыла?

- Так она сдохла! Плавала кверху брюхом, когда я пришла с работы.

- Ммм... – снова протянула Никки, будто бы думая о чем-то своем. - А что Адам?

Марта вздрогнула. Что Никки имеет в виду? Как Адам отреагировал на смерть рыбки? Но она же не обязана ему отчитываться, раз уж он сам больше не интересуется своим питомцем.

- А что Адам? – тупо повторила она, переведя взгляд в окно. – Ничего.

- Может это он свет не выключил, и во сне говорил слишком громко, ну и рыбку новую принес?

Марта вытаращилась на подругу в изумлении. Что она несет? Мы же почти два месяца как расстались. Она же знает! Она же не может не знать! Это что, какая-то глупая шутка?

- Ник... – начала, было, она, но тут у Никки зазвонил мобильный, она вскочила и направилась к другому окну, бурно жестикулируя свободной рукой. Через пару минут вернулась и сообщила, что ей очень жаль и она должна срочно бежать.

- Послушай, дорогая, - увещевала она, натягивая шубку, - не бери в голову. Ничего страшного. Ну заработалась, с кем не бывает. Я и сама сейчас в запарке с этим проектом. Иди домой и ни о чем не переживай. Подумаешь, рыбка! Все, побежала! Целую!

Никки выскочила за дверь и скрылась за углом кофейни. Марта смотрела ей вслед и думала о том, что теперь запуталась еще больше. Кажется, Никки вообще не поняла, о чем шла речь.

***

Марта возвращалась домой, намеренно стараясь идти тем путем, которым она не ходила раньше. Дело было не в том, что выбор разных маршрутов, как она слышала, тренирует память и внимание. Просто-напросто она не хотела пользоваться теми дорогами, которыми они всегда ходили с Адамом. Ей казалось, что у нее пока нет на это права, что ходить этими тропами без него – это предавать светлую память их отношений. И хотя она очень злилась за этот его ничем не предвещаемый уход, была обижена и уязвлена тем, что он даже не счел нужным поставить ее в известность, предупредить, как-то подготовить (и это после всех любовных клятв, что они друг другу надавали), несмотря на все это, она еще не могла посягнуть на святость их прошлого и сделать что-то, что навсегда сдвинуло бы чашу весов. Пока что она просто страдала, покорно перебирая в памяти, как четки, все их счастливые моменты.

Она брела, не разбирая дороги, вдоль облезлых кустов, с одной стороны, и задней стены высокого серо-бурого здания, с другой, и прокручивала в голове разговор с Никки. Не находилось никаких разумных объяснений странному поведению подруги. Возможно, она и правда очень торопилась, да к тому же просто устала от жалоб и страданий Марты, свалившихся на нее, как на самую близкую подругу, снежным комом? Это лучшее, что Марта смогла придумать в оправдание Никки, хотя было ли это оправданием, Марта сомневалась.

Незаметно для самой себя подойдя к дому, она вдруг обнаружила, что боится заходить в квартиру. Сомнения и страхи, которые она надеялась развеять с помощью подруги, никуда не делись, даже, наоборот, усугубились из-за поведения самой Никки. Марта поймала себя на том, что судорожно перебирает в голове, куда бы еще сходить, чтобы не идти домой прямо сейчас. Это ее рассердило и одновременно приободрило. Конечно, после нескольких лет, прожитых бок о бок с другим человеком, внезапно оказаться предоставленной самой себе было непривычно, сложно и попросту страшно. Но это же не мистический страх перед злыми духами, напомнила она себе и даже чуть улыбнулась. «Я просто очень расстроена, вот и путаюсь во впечатлениях». С этими мыслями она нажала на ручку и открыла входную дверь.

***

Несмотря на внутренние увещевания, руки Марты слегка дрожали, когда она делала беглый обход дома. Свет нигде не горел, вещи вроде бы лежали на своих местах, рыбка-самозванец по-прежнему плавала в аквариуме, как ни в чем не бывало. Убедившись, что все в порядке, Марта облегченно вздохнула. Взгляд ее случайно остановился на больших настенных часах с кукушкой, сломавшихся еще прошлым летом. Они с Адамом по очереди обещали друг другу отнести их в мастерскую, но время шло, а часы стояли. То есть, стояли они еще вчера, а сейчас монотонно и душераздирающе громко отбивали Мартин пульс.

Не сводя с проклятых стрелок застывшего взгляда, Марта задом попятилась обратно в коридор, оттуда так же, на ощупь, вошла в кухню и, как была, в полурасстегнутом пальто, набросилась на вчерашнюю бутылку, даже не потрудившись взять бокал. Огромными судорожными глотками прикончила теплое выдохшееся вино, сбросила пальто прямо на пол и принялась распахивать все дверцы и ящики подряд. Волосы ее выбились из-под шапки и лезли в глаза, свитер противно прилип к спине, руки плохо слушались, но она не обращала внимания на все это и продолжала выворачивать содержимое ящиков, приговаривая: «Он должен быть где-то здесь... Где-то... Здесь...»

***

Ощущение было такое, будто Марта вынырнула после очень долгого пребывания под водой. Зрению и слуху никак не удавалось сфокусироваться, дыхание прерывалось. Она сидела в полумраке на полу гостиной. Вокруг, насколько позволяла увидеть тьма и резь в глазах, царил хаос – валялось битое стекло, обломки деревяшек, тряпки. Откуда-то капала вода. Бледные онемевшие пальцы все еще сжимали молоток, когда гостиная озарилась ярким светом люстры. Марта зажмурилась от боли в глазах и почти тут же услышала издалека, будто из-под воды: «Малыш...» «Адам вернулся!» - пронзило ее. – «Или...» Она досчитала до трех, медленно обернулась и открыла глаза. В режущем, пульсирующем в висках свете ошибиться было невозможно. Комната была пуста.

***

Яркий свет. Блестящие предметы. Размытые лица. Тени. Силуэты.

Марта чувствовала, что куда-то движется, но никак не могла совладать ни с руками, ни с ногами. Она видела светящиеся шары, проплывающие далеко вверху, и слышала отрывистые мужские голоса, которые звучали как из-под подушки. Некоторое время она пыталась цепляться за эти обрывки, потом не удержалась и соскользнула куда-то вниз.

Открыв глаза, Марта обнаружила, что находится в небольшой комнате с двумя кроватями. Вторая кровать была пуста. На стене висел маленький телевизор на кронштейне. На тумбочке стояла банка с букетом желтых цветов. Марта попыталась осмыслить увиденное, но голову как стекловатой набили – было очень мутно и больно. Вспомнить, что же все-таки произошло, тоже не получалось.

В коридоре раздались шаги, затем остановились перед дверью. Говорил уверенный, чуть хрипловатый голос. Разобрать слова было почти невозможно, но внезапно Марта услышала, как голос произнес фамилию Адама. Адам здесь! Это не сон! Теперь все будет хорошо! Приложив все усилия, она немного привстала на постели, когда дверь, наконец, распахнулась. В комнату вошел человек в белом. Он был один. Человек заговорил, причем так, как будто Марты здесь и вовсе не было. Он описывал чье-то состояние, произносил непонятные слова, названия лекарств, периодически кивал в ее сторону или указывал рукой. Марта зажмурилась, вдруг почувствовав себя жалкой аквариумной рыбкой, вокруг которой что-то происходит, но ее саму никак не затрагивает. Комната была небольшой, но Марте чудилось, что она находится где-то далеко, за невидимой стеной, через которую не пробьется ни луч света, ни звук песни, вообще ничего из привычного мира, который сейчас ускользал от нее. Она слишком устала, чтобы бороться с этим кошмаром. Может, если перестать сопротивляться, быстрее наступит утро... Она по привычке досчитала до трех, снова открыла глаза и бессмысленным взглядом уставилась в стену.

***

Молодой человек рядом с доктором испуганно смотрел на девушку и вполуха слушал пространный монолог. Из витиеватых разглагольствований можно было сделать лишь один вывод – они не понимали, в чем причина, а, значит, не знали, и как это исправить. Он осторожно подошел ближе и склонился над девушкой. Их лица оказались друг напротив друга. Он робко улыбнулся. «Малыш!» - позвал он. Девушка все тем же бессмысленным взглядом смотрела прямо сквозь него.

-5
413
12:02
Рассказ не понравился: непонятный, путанный сюжет, скучное повествование, скомканный конец. Остаётся не понятным что же случилось с героиней и почему она сравнивается с аквариумной рыбкой, много не ясных моментов. Честно говоря, просто заставляла себя дочитать до конца, если бы не конкурсное задание — бросила бы чтение.
17:00
за считанные мгновения, самый родной человек вдруг превращается в хладнокровного чужака

Видимо, это главная мысль в рассказе. Нитью вьется от вступления до концовки нежелание ГГ принять уход любимого человека. Страхи, неуверенность, тоска, неотпускающие воспоминания… Нужно было закончить тем, что она отсекает все это и начинает новую жизнь. И мне почему-то показалось, что автор пишет о себе…
22:50
Не рассказ, зарисовка. Мне вот странно, почему зарисовки и рассказы вечно путают? Рассказ — это маленькая история с сюжетным построением, зарисовка — без сюжетного построения. Зарисовку можно превратить в рассказ, но выдавать зарисовку за рассказ — бред. Разбирать-то все равно как рассказ буду.

1. Персонажи
Они не описаны внешне. Увы. Опять. Однако во всем остальном образ девушки, которую бросил парень, очень яркий и злободневный. Она никак не может оправиться после разрыва, она грустит и все еще носит его свитер. Мне это напомнило фильм «Шестое чувство». Это неплохо, но только неплохо. Второстепенная герои, мельком возникающие в поле зрения, быстро улетучиваются из головы. Ну, может, подружка более или менее яркая.

2. Идея и сюжет
Идея стара и заезжена до безобразия. Уж что только не делали на ее основе — и комедии, и ужасы, и много чего еще. Как-то оригинально подать эту идею вам не удалось. К тому же и сюжет хромает на обе ноги. Есть завязка, а вот кульминация и как таковая развязка отсутствуют. Рассказ ни к чему не ведет, он просто демонстрирует ситуацию. Завершенности в нем нет. Сюжетный переворот от того, что парень ушел от девушки, к тому, что это девушка, в эфемерном смысле, ушла от парня, мне понравился. Однако он противоречит встречи с подругой. Подруга что, тоже в коме? Непонятно. Сюжетная дыра.

3. Язык
Вроде и неплохой, но ничего выдающегося. Описания поданы больше деталями (голубая рыбка, часы с кукушкой), но этих деталей так мало, что они не спасают. Рассуждения есть, но их маловато, а они могли бы неплохо вытянуть такую психологичную историю. Диалоги, где они есть, нормальные. Словесных завитушек, тобишь средств выразительности речи, очень мало и они преимущественно штампы. Единственное хорошее — есть зачатки атмосферы. Но только зачатки. Так же совет вам — не давайте героям пересказывать события, которые читатель уже видел-слышал. Лучше все же писать что-то вроде «она рассказала ей обо всем — и о рыбке, и о свете, и о прочих странностях». А так… пустая трата сил. Читается легко.

Ну что ж, честно скажу — мне бы больше понравилось, если было бы хорошо подано. А так… увы. И идея старая, и исполнение не очень. Расширьте историю, добавьте какое-никакое развитие событий, дотяните описания, рассуждения и атмосферу, и будет неплохой каноничный рассказ на тему. Всех благ.
11:22
Дикая тяжесть нависла в рассказе. Мир сужается вокруг героини, с которой, после вынужденного одиночества, начинают происходить непонятные вещи в виде включающегося света и появляющейся рыбки.
В итоге, как я понял, героиня попадает в психушку.
Многое в рассказе упущено или осталось за кадром. Многого не хватает. Нет пояснений многим вещам. Весь рассказ можно суммировать в один день одиночества. Грустно и печально.
Загрузка...
Запишитесь на дуэль!