Легенда о черном лисе

Легенда о черном лисе
Работа №473

Пролог

- Я был примерно вашего возраста, когда услышал от отца эту историю. Каждую ночь, укладывая меня спать, он рассказывал мне о зиме, посетившей наши земли ещё давным-давно. Никто не знает, откуда пошла эта история и как она родилась, но верили в неё многие.
Пожилой человек поднялся со своего кресла-качалки и подошёл к небольшой и чуть покосившейся деревянной полке, где стояло несколько книг, и в самом углу стопкой лежали пожелтевшие со временем листы. Изрядно потянувшись, мужчина достал старый потрепанный альбом, сдул с обложки засевшую пыль и вернулся на своё место. Когда внимание его маленьких слушателей вновь было привлечено, он раскрыл предмет на середине и, держа левой рукой за низ корешка, чтобы не загнулись страницы, указал пальцем на правую половину. Рисунок оказался пожухлым, но разглядеть очертания лисёнка было нетрудно.
- Кто это? — Редли — маленький мальчик, до этого гревшийся у самого камина с печеньем в руке и не придающий значение рассказу своего дедушки —развернулся и с интересом посмотрел в альбом.
- Мы зовем его Рока, — ответил старик Норберт, едва заметно улыбнувшись. Казалось, он собирается поведать о давнем друге и рассказать немало интересного из тех приятных воспоминаний, что у него остались.
Детишки, позабыв о горячем чае и разбушевавшемся ветре за окном, который нещадно врезался в калитку, заставляя ту устало скрипеть, подсели чуть поближе, обступив рассказчика полукругом, и затихли в ожидании.
— Некоторые считают, что он прибыл сюда со своими братьями из другого мира или какой-то забытой земли, где никто не слышал о лете, — продолжил мужчина. — Но я думаю…
- У него есть братья? — перебил старика Редли, но остальные шикнули на неугомонного мальца, и тому пришлось замолчать, обиженно надув губы.
- Да, милый, конечно. Но не спеши, — Берт поднял указательный палец вверх и сурово посмотрел на внука, тем не менее по-доброму улыбаясь. — Иначе ты все упустишь и потом не поймёшь.
Норберт облокотился о спинку плетенного кресла и задумчиво почесал подбородок, вспоминая на чем же он остановился и раздумывая над тем, как лучше донести информацию до ребят, так как чтобы понять эту историю и поверить в неё, ему самому пришлось пережить многое.
- Так вот, о чем это я… — несколько громких вскриков кукушки на старых настенных часах напугали собравшихся. — Я думаю, что этот лисёнок родился от самой природы в морозную зимнюю стужу, как и его братья. Давным-давно, когда наш городок только застраивался и вокруг ничего не было, кроме густых лесов и синего моря, люди часто терялись. Некоторые находили дорогу, но многие так и не возвращались. В это тяжёлое для всех время появился Рока. Говорят, что все его тело покрыто чёрной шерстью, и только кончик хвоста белый.
- Дедушка Берт, — робко обратилась Кейти, теребя косичку. — Вы хотите сказать, что после появления лисёнка больше никто не терялся?
- Все правильно, дитя.
- Но почему?
- Рока был непростым зверьком. Он мог оставлять на снегу тёмные следы, похожие на разводы краски, по которым заблудившийся путник всегда находил дорогу обратно к своему дому, или проводил беднягу более коротким путем.
В комнате, где в камине мирно потрескивали поленья, повисла тишина. Обжорливые языки пламени все больше нападали на древесину, а их немой танец тенью отражался на стенах, забегая на платяной шкаф со сломанной ручкой, стоящий напротив.
Каждый думал о своём. Редли продолжал с интересом рассматривать рисунок. Он словно бы ожидал, что в эту метель лисенок выскочит с потрепанного листа, чтобы вместе с остальными согреться у огня. У некоторых появилась новая мечта: найти Рока, чтобы лично убедиться в правдивости слов их взрослого друга-сказочника. Кейти же просто хотела узнать больше о таинственном существе, но застенчивость не позволяла построить вопросы даже в своей головке.
- Это неправда, — подал голос Рэйнер — мальчишка с темно-зелеными колючими глазами — и вышел из угла. Все это время он молча слушал, по большей степени игнорируя слова своих друзей. Ребёнка, слышавшего подобную историю ранее от своей матери, интересовало мнение более взрослого человека, довольно долго прожившего и много повидавшего.
- Почему же? — мужчина изумленно посмотрел на ребенка.
- Это просто сказки. Никто никогда не видел эту лисицу. В лесу водится много диких животных, вот взрослые и пугают нас, чтобы мы не ходили туда.
- Если ты чего-то не видишь, Рэй, это не значит, что его нет. Послушай, я просто хочу…
- Я искал его! — выкрикнул мальчик, возмущенно взмахнув правой рукой. Он отлично помнил, как часами блуждал по лесу, как мерз и застревал в сугробах. А ведь мама точно также рассказывала ему про невиданного Рока.
- Но нуждался ли ты тогда в помощи? Солнце не засветит ночью, даже если ты очень этого захочешь, — миролюбиво ответил старик. — Оно светит тогда, когда это нужно.
Норберт прекрасно понимал негодование и недоверие Рэйнера, но и настаивать на своём мнении сейчас было бы опасно. Поэтому пожилой человек просто решил привести другой пример и дать мальчику подумать.
— Взрослые всегда врут, — бросил малец перед тем, как схватить с крючка свою шапку и выбежать из дома, так и не дослушав историю.
Зима заканчивалась. Рэйнер Кеннекс — мальчик, потерявший свою мечту в высоких сугробах и голых стволах растений и утопивший её в промокшей одежде и собственных слезах — продолжал вглядываться в толщу леса.

Глава 1

С улицы послышался детский крик. Несколько спасателей, взволнованно переглянувшись, выбежали из здания, пытаясь понять что произошло. К ним навстречу бежал ребёнок: мальчик на вид лет восьми, в порванной синей футболке. Он, тяжело дыша, что-то кричал и рьяно жестикулировал то показывая на машину, то в сторону леса. Но никто из мужчин не смог ничего разобрать, а мчаться в указанном направлении, не зная ситуации, означало подвергнуть опасности не только пострадавшего. но и саму команду.
- Там… Клейтон! — выкрикнул мальчик в лицо одного из спасателей, кинувшись к нему и чуть не рухнув от усталости.
Вся его одежда была влажная, грязная и почти полностью изодрана. Светлая копна волос растрепалась и поселила в себе маленькие веточки, листья и клочья земли. На руках и коленях, на бедре и лице кожа местами ободралась, виднелись несерьёзные, но ощутимые порезы. Весь вид малыша так и кричал об опасности и беде, в которую тот попал. Мальчика колотило, он говорил очень быстро, проглатывал часть слов и перебегал с одного на другое.
Лейтенант Рэйнер Кеннекс, присутствующий с самого начала, вместе с остальными пытался разобраться что же произошло. Единственное, что точно удалось узнать: мальчика зовут Энди и он с другом играл в лесу. В процессе что-то произошло, после чего тот самый друг, Клейтон, не может выбраться из какой-то ямы.
Вперёд вышел Мелвин Олби, капитан пожарной и спасательной части второго участка. Мужчина присел на корточки возле перепуганного ребёнка и крепко сжал его за плечи:
- Ты помнишь место, где это случилось? — спокойно заговорил он с мальчиком, стараясь заглянуть в наполненные слезами глаза.
Но Энди не шёл на зрительный контакт. Его взгляд перебегал с одного сотрудника на другого. Тогда Олби несколько раз встряхнул мальчика и пощелкал у лица, стараясь обратить внимание на себя.
- Энди, ты должен сказать мне, сможешь ли ты показать точное место. Понимаешь? Чтобы спасти Клейтона, ты должен взять себя в руки. Именно от тебя сейчас зависит его жизнь.
Кеннекс мог точно сказать: обычно серьёзный и сосредоточенный, капитан был взволнован не меньше самого пострадавшего. У мужчины появилась испарина на лбу, а нижняя губа за эти несколько секунд стала сильно искусанной.
Имея двух маленьких детей, Олби всегда трепетно относился к подобным известиям и болезненно воспринимал любой драматичный финал. В этом лейтенант Кеннекс полностью поддерживал своего старшего.
Расчёт из четырёх человек, парамедики и начальник части, включив сирены, мчались по узким улочкам города. Машина капитана Олби шла впереди. Энди указывал путь.
— Расскажи, как все было, — обратился Мелвин к ребёнку.
Оба заметно успокоились, но мальчик все ещё был напряжен, отчего уже дважды чуть не отправил спасателей в неправильном направлении. Сейчас требовалось направить мысли Энди в нужное русло. Мужчина понимал, что ребенку необходимо выговориться.
Они проехали еще около полумили и, свернув за черту города, теперь неслись по проселочной дороге. Если пешком можно было добраться до леса за минут десять, то окружной путь для машин не доставлял желающих до пункта назначения так скоро. Тем более с ночи дороги стали труднопроходимыми: грунт размыло из-за сильного ливня.
— Мы просто играли, — произнес мальчик почти неслышно.
Он отвернулся к окну, подперев голову рукой. Мелвин понял сразу, что в душе Энди не только страх за друга, но и тяжелый груз вины. С той минуты, как мальчик сел в машину и немного успокоился, глаза ни разу не поднимались выше уровня груди, а сам он все время ерзал и посматривал в зеркало заднего вида.
— Я… Клейтон, он… — растерялся Энди. Даже переборов свой страх, он все еще не мог подобрать слова. — Мы всегда гуляли там. В лесу на опушке. Но утром было очень мокро… Там было много деревьев, поэтому я предложил сыграть в прятки, чтобы не пачкаться. Клейтон сразу же убежал.
Ребенок провел пальцем по окну, задев стекло ногтем, отчего капитана передернуло.
— Я испугался. Поэтому не стал досчитывать до конца и сразу же начал искать. Я долго искал. Я даже звал его. Но он так и не вышел! Тогда я забежал дальше. Там была пещера. Маленькая. Я не знал, что она там есть. Клейтон был там, и я тоже решил его напугать.
Энди снова затих и посмотрел на Мелвина. Он боялся, что такой взрослый человек не поймет его, что будет ругать и непременно обвинит во всем. Именно так поступали все взрослые, которые злились. А этот капитан точно должен был быть зол. Но мужчина лишь на секунду отвлекся от дороги и ободряюще кивнул своему собеседнику.
— Я залез наверх, — нерешительно продолжил Энди. — На большой камень. А потом просто прыгнул. Прыгнул два раза и закричал. Я думал, что Клейтон испугается и выбежит из пещеры. А потом…
— Что было потом, Энди?
— Не знаю. Я просто упал вниз. А потом повернулся и увидел, что пещера пропала. Там был вход, но он исчез за большим камнем. Стойте! Мы приехали!
Мальчик показал в сторону небольшой опушки в метрах ста от дороги. Мелвин кивнул и передал по рации информацию подчиненным. Через минуту машина остановилась, и из нее вышли двое.
— Ты видел своего друга? — обратился старший к Энди, пока группа разбирала оборудование.
— Нет. Но я говорил с ним. Скажите! — мальчик вдруг схватил Олби за одежду и посмотрел в сосредоточенное лицо мужчины. — Вы же вытащите его? Я ведь не хотел… Я не хотел, чтобы так случилось!
Капитан крепко сжал ребенка в объятиях и слабо улыбнулся, стирая с детского лица набежавшие слезы. Он не любил врать. Но сейчас, когда ситуация все еще оставалась неясной, Мелвин мог лишь подарить мальчику надежду, в которой тот так нуждался.
— Энди, ты готов? — к паре подошел Рейнер со своими людьми.
Ребенок кивнул, и возглавляемый им расчет двинулся вперед.
Пещера действительно оказалась недалеко. Под покрывалом густого мха и папоротника заметить горную породу, лишь немного выпирающую из земли, было сложно. Возможно, когда-то давно в этом месте могла быть скала или, может, небольшой горный склон. Частые ливни и сильные ветра, начинающиеся в середине ноября и продолжающиеся вплоть до апреля, вполне могли сточить их.
Команда обошла рухнувшее дерево, видимо сбитое обвалом, и остановилась в нескольких метрах от небольшого проема между стеной пещеры и ребром валуна. Камни все еще могли быть неустойчивыми, поэтому начальник части принял решение, оставаться на расстоянии.
— Это капитан Олби! Клейтон, ты слышишь меня?! — обратился Мелвин к пострадавшему.
В ответ послышался приглушенный шорох и кашель.
— Да, я тут! — глухо отозвались из пещеры.
— Ты ранен?
С минуту стояла тишина. Команда с тревогой вглядывалась в узкую щель, боясь услышать положительный ответ. Откашлявшись, мальчик прерывисто заговорил:
— Нет. Мне тяжело дышать. Вытащите меня
— Потерпи, парень. Мы тебя вытащим.
— Росс! — Мелвин повернулся к расчету и, жестикулируя, стал раздавать указания. — Неси подпорки. Розарио, Макклайд, Кеннекс, нужно откатить валун. Колдвелл, мальчишка мог надышаться пыли. Попробуй передать респиратор через расщелину. Джонс, следи за Энди.
Молодая девушка, лет двадцати шести, отвела ребенка подальше, чтобы тот, не дай Бог, не полез геройствовать. Остальные занялись работой.
Проход в пещеру был не таким большим, метра два-три в длину, так что сдвинуть валун на первый взгляд проблем не составляло. Кеннекс осмотрел камень со всех сторон, выискивая более впалые края, чтобы было удобнее ухватиться.
Колдвелл, один из парамедиков, осторожно подполз к небольшому отверстию и, заглянув внутрь, подсвечивая фонариком, протянул заложнику пещеры респиратор:
— Клейтон, надень это и отползи подальше, если есть место. Постарайся закрыть голову руками. Спасатели попытаются оттащить камень.
Когда из глубин послышался тихий, едва слышный голос, оповещающий, что указания выполнены, Колдвелл отполз обратно и отошел в сторону, давая своим коллегам место для действий.
Лейтенант, чуть присев, ухватился за небольшую выемку, а Макклайд занял место над ним, отыскав более устойчивое место. Подойдя к напарникам, Розарио засунул под валун брус и подложил небольшой камень.
— Один, — начал отсчет Кеннекс. — Два. Три!
Розарио надавил на длинную часть рычага, и одновременно с ним два других спасателя начали толкать часть горной породы в сторону, уперевшись ногами в землю, однако она была довольно увесистая, и сдвинуть ее даже втроем с первого раза не вышло.
Глыба не шелохнулась и после второго раза.
Убедившись, что остальные камни не собираются осыпаться, начальник части поспешил помочь своим подчиненным.
— Один! Два! Три! — раздавались команды одна за другой.
После нескольких попыток валун все же сдвинулся и отошел на несколько сантиметров. Отдышавшись, спасатели повторили все еще в три захода. Расщелина стала значительно больше.
— Росс! — воскликнул Рэйнер.
Мужчина среагировал мгновенно. Подскочив к команде, упер конец подкоса в каменную стену, в которую раньше упирался сам валун, а второй — в саму глыбу. На всякий случай под основание Росс подложил несколько обычных небольших брусьев, чтобы укрепить накренившийся камень.
Спасатели отступили.
— Клейтон, ты в порядке? — лейтенант, тяжело дыша, склонился над проходом.
— Да.
— Ты можешь выбраться?
-Я не могу вытащить ногу, — отозвался мальчик.
К пещере вновь подошел Колдвелл.
-Она болит? Ты чувствуешь ее? — заговорил парамедик.
— Да, все в порядке. Только колет чуть-чуть.
— Рэйнер, — Кристиан Росс выпрямился и взглянул на лейтенанта. — Его нужно срочно вытаскивать. Наложи ему жгут и введи промедол.
— Краш-синдром? — сообразил лейтенант, но на всякий случай решил спросить.
— Возможно.
Кеннекс взглянул на капитана и, получив согласие, заполз в пещеру, включив фонарик на каске. Следом Росс протолкнул носилки.
Мальчишка сидел возле самой стены, продолжая прижимать руки к голове. Осмотрев его при небольшом луче света, Рэй убедился, что других ран, по крайней мере внешних их признаков, у ребенка не было.
— Привет, Клейтон, — мужчина потрепал мальчика по голове и улыбнулся. — Ты молодец.
— Кроссовок зажало камнем, — отозвался пострадавший и указал пальцем на камни, по всей видимости, упавшие уже внутри самой пещеры.
Спасатель проследил за направлением. Нога Клейтона оказалась между двумя небольшими булыжниками, которые, соприкоснувшись друг с другом, придавили лишь носок обуви.
Послышался легкий треск.
Рэйнер развязал шнурки и осторожно вытянул ногу мальчика. Как оказалось, пальцы тоже были целы. Видимо, Клейтон был просто очень напуган, поэтому боялся двинуть ногой и та у него затекла. Предположение Росса было с облегчением отметено.
— Кеннекс! — послышался взволнованный голос Мелвина Олби.
— Все в порядке, — отозвался тот и подхватил под руку ребенка. — Мы выходим.
Над их головами в очередной раз затрещало, по холодной земле прошли вибрации. Лейтенант на секунду замер.
— Стой! — все тот же тревожный голос.
Внезапно, в один лишь миг, все изменилось. Снаружи раздался оглушительный грохот. Крик командира. С сухим треском подкос обломился посередине, и его половина рухнула внутрь пещеры, зацепив руку отползающего Кеннекса. Валун, больше ничем не сдерживаемый, ударил ребром по стене, вновь закрывая проход.
От удара все внутри затряслось, древние камни рухнули вниз, засыпая собой путь к выходу. Рэйнер в последний миг отпрыгнул вглубь пещеры и закрыл собой мальчишку.

Глава 2

В жизни любого человека: ребенка, только осознавшего свое существование в огромном мире, сильного крепкого мужчины, способного на многие, даже немыслимые по своей отваге поступки, или же мудрого старца, повидавшего разные временные промежутки и прошедшего смутное время — наступает такой момент, когда отчаяние накрывает с головой, опуская в бездну незащищенности и бездействия. И хорошо, если от этого не зависит чья-то жизнь.
Пещера потонула во мраке, погрузив своих гостей в безмолвие. Никаких голосов. Никакой тряски или крушения. Кажется, все, что могло, уже упало. Два крохотных тела лежали посреди завала и не двигались. Тянулись мучительно бесконечные минуты ожидания.
Клейтон зашевелился и сдавленно замычал, пытаясь привлечь к себе внимание спасателя. После нескольких слабых толчков в область живота, мужчина завозился, скидывая с себя тяжелый, рухнувший на него предмет, и медленно перешел с сидячее положение. Он приложил руку к больной голове и тяжело выдохнул.
Темнота окружала их. Со всех сторон. Сдавливала. Пугала. Душила.
Рэйнер вдруг понял, что грудь щемило не от удара — ему было страшно. В этот момент хотелось кричать. Кеннекс и подумать не мог, что был способен испытывать такие чувства. Даже после всего, через что он прошел в процессе своей работы.
Но от страха не существовало лекарств. Для него никогда не было переключателя или защиты. Как бы ни было плохо в прошлом, все могло обернуться куда хуже в любой момент жизни. И никто не был вправе винить Рэйнера в этом.
Облокотившись спиной о неровную холодную поверхность стены, спасатель трясущимися руками снял с каски погасший фонарик и несколько раз постучал по нему, пытаясь перевести дыхание. Свет пару раз замигал, прежде чем луч ударил в потолок, освещая острые края камней и оседающую на землю пыль.
— Что нам делать? — осторожно поинтересовался мальчик, боясь, что от любого слова пещера вновь заволнуется и осыпется, только на этот раз прямо на головы.
Лейтенант не нашел слов, чтобы хоть как-то ответить. Он и сам не знал, как лучше поступить в такой ситуации. Если судить по толщине упавших камней, то спасателям бы понадобилось около суток, чтобы доставить нужное оборудование и разобрать обвал. Но было ли у них столько времени? Имелись ли хоть какие-нибудь гарантии, что не произойдет очередного обрушения? Рэй достал рацию и попробовал связаться с товарищами. Но каменный заслон блокировал сигнал.
— Сэр? — вновь позвал Клейтон, касаясь руки мужчины.
— Подожди минутку, — отозвался Рэйнер и резко привстал.
Из глубин подул холодный порыв ветра, долетая до ушей неистовым воем. Если Кеннекс и разбирался хоть в чем-то, то точно мог сказать: не присутствуй в пещере дыра или какой-то выход, такому сильному ветру неоткуда было бы взяться. Осознание этого заставило мужчину унять свой страх. Сейчас он был ответственен не только за самого себя, но и за ребенка, так долго ожидавшего помощи. Рэй должен был служить примером.
— Есть два варианта: мы можем либо остаться здесь и ждать помощи, либо пойти на поиски выхода, — Рейнер со всей серьезностью посмотрел на мальчика, ожидая его решения. — Если ты можешь идти…
— Я согласен, — тут же ответил Клейтон, поднимаясь.
В отличие от лейтенанта он более свыкся со своим положением и был готов рискнуть. К тому же ничего другого просто не оставалось. Сидеть на одном месте и ждать, когда погаснет фонарь — не лучшее решение.
— Тогда идем, — Кеннекс хлопнул юнца по плечу, желая приободрить.
Пещера изнутри стала выше, что позволяло идти взрослому человеку в полный рост. Вполне возможно, дорога уходила вниз, но путники, занятые поиском выхода, просто не заметили этого.
Рэйнеру приходилось вертеть головой, чтобы все увидеть. Луч фонарика поочередно раскрывал завесу тьмы, освещая мрачное царство камня и грязи, но довольно слабо. Какое-то время тоннель был широким, позволяя ребенку и спасателю продвигаться свободно, но потом сузился на несколько метров. Пленники каменного царства выстроились друг за другом, крепко держась за руки, и продолжили путь.
То справа, то слева, как бы выстраивая арку, тянулись колонны разной толщины и формы. Острые пики сталактитов прямо над головой вызывали легкий страх и восхищение. Казалось, стоит кому-то посильнее топнуть или ударить кулаком по стене — одна из этих закаменевших грязевых сосулек упадет на голову, вызвав за собой землетрясение и поочередный спад остальных. Уставшие от завалов Кеннекс и Клейтон старались передвигаться как можно тише и медленнее, не теряя друг друга из виду, пытаясь разглядеть в толще стен хоть какой-нибудь, пусть или крошечный, выход.
Пронизывающий до костей ветер продолжал бесноваться.
Через несколько метров земля под ногами стала влажной. Появлялись одинокие лужи, не высыхающие из-за отсутствия солнечного света и впитывающей все земли. Спасатель старался обходить эти участки: некоторые камни были довольно скользкие и, определённо, можно было навернуться. А падений на сегодня было достаточно.
Идя по самому краю, но избегая соприкосновения с колоннами, компания дошла до причины повышенной влажности в пещере. Ещё никогда прежде им не приходилось видеть подобного.
Широкое озеро распростерлось прямо посреди дороги. Каменный пол теперь огибал его, почти сливаясь со стенами. Ни мостов, ни камней по которым можно перескочить на другую сторону. Лишь сросшиеся «зубья» пещеры сходились в единую колонну ближе к центру. Оставалось либо перебраться вплавь, либо стать акробатом и пройти по узенькой дорожке, держась за стены. Но самое удивительное — идти было некуда. На другом берегу гостей встречала абсолютно голая стена, отшлифованная кем-то.
Какой бы глупой не показалась мысль, но Рэй был уверен, что форму такую она вряд ли приобрела по велению природы или желанию своему. Ветер и вода не смогли бы так слаженно отработать в обстановке полной изоляции. Откуда взялось озеро тоже неясно.
Лейтенант подошёл к воде и присел на корточки. Эта изумрудного цвета гладь успокаивала. Мужчина опустил руку в воду и тут же, поежившись, отдёрнул. Вода была ледяной.
— Не подходи! — прикрикнул спасатель на Клейтона, который в этот момент наклонялся к озеру, стоя на влажном булыжнике.
«Удивительно. Этих двоих всегда тянет к небезопасным камням?», — мужчина облегченно вздохнул, когда мальчик выполнил приказ и отошел за спину своего спасителя.
— Откуда здесь озеро? — Клейтона интересовал тот же вопрос, но, увы, ответить на него спасатель сейчас не мог.
За время их пути коридор пещеры никуда не сворачивал и не имел развилки. Потолок был нерушим, больших трещин не наблюдалось. Два человека, напрочь замурованные под землей, и ни души вокруг.
«Но откуда-то же пришел ветер», — пронеслась отчаянная мысль в голове Кеннекса. — «Может, мы прошли это место? Вернуться обратно?»
— Энергии твоего фонарика не хватит на обратный путь, — послышался посторонний голос прямо за спиной.
Мальчик испуганно обернулся, схватив мужчину за одежду. Сам же лейтенант, пораженный произошедшим, сглотнул ком в горле и обернулся куда медленнее. Кто вообще мог оказаться в таком месте? И как этот кто-то смог укрыться от их глаз?
Тусклая дорожка света обвела тоннель по периметру и лишь в самом низу осветила небольших размеров тело. Оба оцепенели от страха.
Неожиданный гость подходил этому месту как нельзя кстати. Такой же темный, неприметный и с холодным взглядом. Или, быть может, так просто казалось? Его яркие зеленые глаза внимательно изучали прибывших. Да и держался неизвестный довольно спокойно, словно провел большую часть своей жизни в этом месте и считал себя в нем хозяином.
Рэйнер дернул рукой, махнув пару раз по воздуху. Но, когда предмет поисков — край футболки Клейтона — был найден, дернул на себя, а сам шагнул вперед, закрывая собой ребенка. Лейтенант очень устал, попавшая под рухнувший подкос рука все еще неприятно ныла, незваный гость к тому же не поднимал настроения. Мужчина порядком разозлился, поэтому вопрос задал грубо:
— Что ты?
— Я тот, кем ты меня видишь, — спокойно ответил собеседник и шагнул вперед, заставив тем самым компанию отступить.
Отнести все к усталости? Обратиться ли к разыгравшейся от отчаянной ситуации фантазии? Быть может, умыть лицо в ледяной воде позади?
Мужчина не мог выбрать верный вариант. Как и ребенок, вжавшийся в него, Рэй не мог пошевелиться. Его пробил пот, в горле пересохло.
— Я давно ждал нашей встречи, — вновь заговорил некто, так и не назвав себя.
— Ты просто плод моего воображения, — отпарировал Кеннекс.
— Правда? Когда-то ты сам искал меня, — снисходительно напомнил пришедший, зашагав навстречу. Путники отступили к стене, пропуская того вперед. — Неужели забыл?
— Я был ребенком.
— Раз ты так уверен в своих словах, то давай просто поговорим? Плод воображения не сможет сделать ничего плохого. К тому же идти вам пока что все равно некуда.
Незнакомец подошел к самой воде и сделал несколько шагов назад, наполовину входя в нее.
Озеро, до этого мирно спавшее, взорвалось разноцветными красками. От яркого света на потолке и по краям стен засветились небольшие камни, на первый взгляд похожие на драгоценные камни. В центре воды стоял их новый знакомый — лис средних размеров, с черной пушистой шерстью и длинным хвостом, конец которого был белым. Высоко подняв голову, животное кивнуло в сторону суши ближе к себе, призывая людей.
— Не бойся, — попросил он взрослого и вышел из воды, усевшись чуть поодаль, чтобы просушить шерстку. — Ты не сошел с ума. Позволь мне рассказать.
Рэйнер оглянулся назад, ища поддержки у тьмы тоннеля. Но та ответила ему безмолвием. Лишь мальчишка, до этого трусивший за спиной, вдруг вышел вперед и сел напротив хозяина пещеры. В тот миг, когда лицо ребенка попало под свет, мужчина увидел на лице Клейтона восхищение и живой интерес.
— Кто ты? — видимо весь страх мальца отступил, и теперь он был полностью сосредоточен на новом объекте.
Как же было просто перехватить внимание детей. Кеннекс глубоко вдохнул и сел возле Клейтона. Происходящее было похоже на сказку. В какой-то миг лейтенант даже подумал над тем, что он просто спит. В своем родном доме в теплой кровати с сыновьями и дочкой под боком. Любимая жена, как обычно на выходных, жарит блины, а через полчаса нежным поцелуем разбудит каждого. И весь этот дурной сон смоет яркими лучами солнца.
Но все было по-настоящему. Холодная влажная пещера, вой ветра, светящееся огнями озеро, говорящий лис и мальчишка, страстно верящий в происходящее.
— Меня зовут Рока, — начал лис, взглянув на удивленное лицо спасателя. — И родился я в этих землях, убаюканный со своими братьями трелью морозного ветра и сказками дивного леса. Зима, матушка наша, родила на свет трех белых лисиц и одного черного.
— А где твои братья? — завел диалог мальчик.
— Раньше зима в городе длилась три месяца: каждому из моих братьев по одному. Они приносили в эти земли снега, разрисовывали окна и играли с детьми, пока я помогал потерявшимся в метели и снежных неприступных холмах путникам, выводя на верную тропу. Чем больше люди верили в нас, тем теплее была зима и ярче звучали песни застывшей на крышах воды. Но мир менялся, и все мы стали нуждаться в защите. Люди пожелали поймать волшебных зверей, чтобы заполучить славу.
Рока прервался и подошел к озеру, чтобы промочить горло. Стоило лису склониться над водой и коснуться кончиком носа водяной глади, свет снова стал ярче.
«Видимо, он как-то связан с этим местом», — догадался Кеннекс, краем уха все же слушая повествование Рока. В отличие от рассказов матери и старика Норберта этот был полным и раскрывал более обширное представление о загадочном мире.
— Да, ты прав, — вернувшись на свое место ответил лис на мысли Рэйнера.- Мы родились в этой пещере, поэтому все, что здесь находится, такое же необычное. Но вернемся к рассказу. Мои братья приняли решение покинуть город. И с тех самых пор ваша зима длиться лишь один месяц, а большую часть времени года властвуют ветра.
— Почему ты остался? — вступил в диалог спасатель. — И зачем рассказываешь нам все это?
— Моя задача — помогать людям. Если я покину город, зима навсегда уйдет от вас.
— Тогда помоги нам. Вытащи из пещеры.
— Разве не ты сказал, что я обычная фантазия? — кажется, Рока улыбнулся. — Я бы рад, но не все так просто.
— Тогда в чем проблема? Зачем ты заставил нас слушать тебя, а потом заявляешь, что не можешь помочь? — не выдержал Рэй и перебил лиса.
— Я этого не сказал.
— Тогда чего ты хочешь?
— Веры, — спокойно ответил хозяин подземного царства и темных тоннелей. — Чтобы выбраться, нужна вера, Рэйнер, — заметив непонимание на лице оного, повторил Рока. — Твоя вера. Не Клейтона. Не твоего начальника. А твоя. Та, что была в детстве. Настоящая, искренняя, не требующая ничего взамен.
— Как вера поможет нам выбраться?
Лис в очередной раз подошел к озеру и провел белым концом хвоста по поверхности.
- Идите сюда, — позвал он путников.
Гладь воды теперь не просто светилась, в ней зажглись звезды, усыпанные по всей площади. Они не были похожи на обычные, что на небе. Яркие и большие, тусклые и маленькие, они были словно живые. Казалось, что каждая из них была тёплой, даже те, что были далеко.
Мальчик ахнул, наклонившись вперед. И если бы не лейтенант, то точно бы клюнул носом один из огней. Рэй, не выпуская из рук запястье ребёнка, поднял взгляд, рассчитывая увидеть разлом или трещину, сквозь которые можно было бы увидеть ночное небо. Но взгляд встретился с мрачной горной породой, которая словно насмехалась над ним, ничего не понимающим человеком.
— Это огни вашего города, — пояснил лис, подходя к людям и усаживаясь у их ног. — Выход находится на дне.
- Нам нужно просто нырнуть?! — радостно воскликнул мальчик, пытаясь вырваться из рук мужчины.
- Да, малыш. Но, пока твой спаситель не поверит, никто из вас не сможет покинуть это место. Я могу проводить заплутавших и оказавшихся в беде только в том случае, если они доверятся мне.
- Одни сплошные сказки… — пробормотал Кеннекс, отходя в сторону.
Как можно было поверить в то, что город находится на дне озера? Неужто они смогут проплыть хоть метр, оказавшись в ледяных оковах вод? Это было неправильным. Ненастоящим.
Рэйнер отчаянно пытался прийти к одному решению. Он подошел к одной из колонн, выглядевшей крепче остальных, и медленно сполз по ней на холодный пол. Сняв каску, мужчина запрокинул голову и закрыл глаза. В нем сейчас боролись два человека: тот самый мальчик, рыскающий в лютую зиму в поисках своей мечты, и взрослый человек, больше не верящий в сказки.
Возле кромки каменистого берега лис и мальчик о чем-то разговаривали. Над их головами кружились огоньки, похожие на светлячков. Они то выстраивались в ряд, переливаясь перламутром, то изображали какой-то рисунок, отчего Клейтон восхищенно хмыкал и забавно кивал головой. Со стороны казалось, что собеседники загадывают друг другу загадки.
Рэйнер улыбнулся. Где-то в глубине души он был счастлив увидеть того, в кого верил. И пусть рассказанная лисом история была сказочной, явно вымышленной, как и сам повествователь, но, как и в любой сказке, в этой должна была быть доля правды. Если они оба: Кеннекс и мальчишка — не лежали под камнями, потеряв сознание, то назвать происходящее общей галлюцинацией было нельзя. Чудеса случались. Пусть и не в таком объеме, но даже в работе Рэй сталкивался с ними. Он знавал, когда человек, который по всем законам природы и медицины, должен был умереть, вдруг вставал на ноги, или когда лейтенант и его команда выбирались из таких мест, откуда, казалось бы, не было выхода. И если в те моменты у него не возникало сомнений, то имели ли они право появиться сейчас? Именно в тот момент, когда именно от веры зависела их жизнь.
Кеннекс вдруг вспомнил, как неделю назад вытаскивал пожилого мужчину из покореженной машины. Раненого и беспомощного спасатель просил тогда довериться ему. Сегодня его роль поменялась. Если в мире действительно существовало что-то большее, чем просто обыденная реальность, то почему бы не поверить в волшебство, чудо?
Рока вдруг замолчал и навострил уши, словно что-то услышал или почувствовал. Огни в воздухе застыли, заставив играющего с ними Клейтона тоже оглянуться. Ничего не найдя, мальчик требовательно взглянул на лиса.
— Ты готов, — отвечая сразу на взгляд ребенка и только что раскрывшиеся, но не успевшие сказать ни слова, уста спасателя, удовлетворенно ответил Рока.
— Ты уверен? — чуть поколебавшись, спросил Рэй.
— Сомнение — первый признак готовности, — кивнул ему лис, подзывая мужчину едва заметным кивком.
Лейтенант подошел к краю берега и с тоской взглянул на мигающие огни города. Сейчас он вдруг понял, что с той стороны каменных стен давно наступили сумерки, а значит спасательные работы под командованием капитана Олби должны были замедлиться. Кеннекс почувствовал, как его руки коснулась горячая маленькая ладошка. Это помогло успокоиться. Взглянув на Клейтона, мужчина подмигнул мальчишке и крепко сжал руку.
Не сговариваясь, двое одновременно шагнули в объятия сияющей воды, погрузившись в холодный подводный мир. Оставшийся на суше лис улыбнулся, провожая взглядом своих гостей.
Пещера вновь погрузилась во мрак.
Рэйнер раскрыл глаза еще под водой, увидел барахтающегося Клейтона, который сильно зажмурился и мертвой хваткой вцепился в его руку, немного утягивая на дно. Что-то оплело ноги, не давая продвинуться дальше. Мужчина взглянул вниз и, заметив, длинные плети водорослей, резко дернул ногой вверх, разрывая путы. Тусклый луч луны пробивал толщу воды насквозь, Рэй увидел и приближающееся звездное небо.
Спасатель вынырнул и подтащил с собой мальчишку, удерживая того на плаву. Подгребая рукой, Кеннекс огляделся по сторонам, решая, в какую лучше сторону двигаться. Берег был совсем недалеко, в метрах трех от места их появления.
— Держись, — с легкой дрожью обратился он к Клейтону. — Еще немного.
Уже меньше чем через минуту Рэйнер почувствовал ногами дно и пошел пешком, подняв мальчишку на руки. Вода оказалась не такой холодной, как мог предположить спасатель, когда коснулся ее в пещере, однако сильный ветер, ухудшающий и без того печальное положение, заставил ребенка заметно съежиться и задрожать, уткнувшись лицом мужчине в ямку между плечом и шеей.
Песчаный берег уходил вверх на небольшой холм, слева дощатый узкий мост со сломанными перилами с одной стороны приветливо заскрипел старому знакомому. Лейтенант сразу узнал это место.
— Не может быть… — охнул Рэй и сделал несколько шагов к холму, поднимаясь над берегом.
На его вершине стоял старый, но такой же крепкий, как и его обитатель, дом, уже чуть покосившийся под гнетом времени и жёсткого климата. Калитка не была заперта, возле будки во дворе лениво дремал пес-старик, отодвинувший морду от света покачивающейся лампочки над дверью.
В окнах, не смотря на позднее время, горел свет, хотя Кеннекс точно знал, что старик никогда не засиживался. Неужели он их ждал? Рэй понял, окажись это так, он бы уже не удивился. Не смог бы. Наверное, в нем что-то просто сломалось. Выскочи сейчас из зарослей кентавр, мужчина бы принял все за чистую монету.
Придерживая повисшего на плече мальчика, Рэйнер преодолел разделявшее его с домом расстояние и прошел через калитку. Пес лениво приподнял одно ухо, но не издал ни звука, распознав в пришедшем своего знакомого. Спасатель подошел к двери и поднял руку, чтобы постучать, как с той стороны что-то скрипнуло, ударилось о стену, и дверь распахнулось, ослепляя путников ярким комнатным светом.
— Я ждал тебя, Рэй, — с нежностью в голосе и с хрипотцой, присущей пожилым людям, поприветствовал гостя Норберт.
— Меня неожиданно много сегодня ожидают, — устало ответил ему лейтенант и кивнул в сторону комнаты. — Можно? Нам бы погреться и позвонить в часть.
— Да, конечно.
Старик Берт поспешно, шаркая по полу, отошел в сторону, пропуская людей. Кеннекс вошел в дом и сразу отправился к старому камину, где потрескивали дрова, как и тогда. Мальчишка на его руках уже спал, устав от пережитого за день. Уложив ребенка на кровать, мужчина отправился в коридор, где у стены висел телефон. Дозвонившись до части и кратко рассказав о произошедшем, Рэй попросил прислать к дому Норберта машину, чтобы забрать их, после чего вернулся в комнату и уселся возле огня.
Норберт за это время раздел мальчишку, укрыв одеялом и толстым пледом, и сделал горячий чай, молча протянув кружку спасателю.
— Я видел его, — задумчиво прикусив губу, заговорил Рэйнер. — И я говорил с ним…
— Я знаю, — Берт даже не удивился. — И ты справился, Рэй.
— Да, наверное… — рассеяно ответил Кеннекс. — И что теперь? Что мне делать с тем, что я знаю?
— Это лишь твое решение. Твой путь. Единственное, что мне сказал лис на счет тебя: «Он тот, кого мы ждали».
— Что это значит? — вскинув голову, Рэйнер удивленно посмотрел на Норберта.
Пожилой человек молча качнулся на кресле и посмотрел на танцующие языки пламени. Небольшой домик как и прежде таил в себе что-то особенное, успокаивая присутствующих.
— Ты ведь слышал полную историю семьи Рока? — неопределенно ответил старик. — Я знаю лишь то, что должен появиться человек, который изменит историю.
— И вы считаете, что это я? — иронично поинтересовался Кеннекс.
— Кто знает… В любом случае, это был твой вывод. И разве ты не чувствуешь в себе нечто особенного? Лейтенант, спасший десятки людей. Может, придет время, и именно ты займешься судьбой города.
— Я не знаю. Не уверен… — устало протянул мужчина.

+3
684
Алефтина
06:11
Написано вполне профессионально. Для конкурса вполне себе.
17:58
Написано хорошо, интересная такая сказочка со смыслом.
23:14
— Одни сплошные сказки… — пробормотал Кеннекс, отходя в сторону. — по контексту скорее уж Рейнер.
Это так прекрасно, что сил никаких нет! Просто 10 из 10. Посыл есть, завязка-кульминация-развязка, все составляющие текста в балансе, герои яркие, атмосфера есть, идея хорошая и замечательная есть, вообще все прекрасно. только концовку немного смазали. Не надо было про избранного добавлять. Оставили бы просто:
"— Да, наверное… — рассеяно ответил Кеннекс. — И что теперь? Что мне делать с тем, что я знаю?
— Это лишь твое решение. Твой путь."

И все. Было бы намного лучше. но такая маленькая огреха не смогла сделать такую дивную сказку хуже :3 Спасибо за приятно проведенное время, это на данный момент лучший из рассказов, что я здесь читала.
P.S. если вдруг последние предложения — завязка на роман, дайте почитать в конце, а :3
20:59
Рэйнер Кеннекс — один человек)
Да, я специально хотела оставить именно такую концовку, давая понять, что жизнь его продолжается и борьба с собственными сомнениями не окончена. Но, при реконструкции после файла с комментариями, возможно пересмотрю этот вариант исхода.
Еще раз большое спасибо)
18:16
Казалось бы, я должна поддержать собрата-лиса, но не могу :( Увы, автор, мне самой очень-очень хотелось бы, чтобы внутри что-то отозвалось, но этого не случилось.

Это одна из тех историй, сюжет которых знаешь уже в самом начале — ну, или почти в самом начале. И что случится, и чем закончится. И ладно, если бы написано было так красиво, такое эстетическое удовольствие было бы от прочтения, что и сюжет-то не важен, и предсказуемость его не смертельна. Вроде как «Доктор Живаго» — и проблема, и идея, и сюжет — всё на месте, всё более чем великолепно, но читала я (я, именно я, это только мое мнение, как и всё, что написано в любом моем комментарии) не ради этого, а потому что: ах, как Пастернак пишет! Но «Лис» написан достаточно… обычно. Хорошо, автор, хорошо! Но не «ах!» :(

Так что эту историю, в принципе, можно было бы рассказать в нескольких предложениях, и ничего бы существенно не изменилось… Мне так жаль, я многого ждала от этой сказки!

Но. Сказка приятная, правда. И Вы, автор, все равно молодец! Мне, наверное, просто слишком многого хочется. Пишите еще :)
iyulia
21:55
Прекрасно! Редкий случай, длинююющие предложения читаются легко))) Правда, это большая редкость.
09:34
Вполне! )
Комментарий удален
08:23
Хорошая сказка. Все в детстве верят в чудеса, возможно потому это самое счастливое время. Повзрослев, люди тоже могут поверить в сказку, но чаще это происходит в тупиковой ситуации.
Лёлик
18:58
Очень необычный взгляд на жизненные ситуации. Замечательная история, отлично написано
Загрузка...
Запишитесь на дуэль!