Тренинг для писателей №36

Тренинг для писателей №36
Один день из жизни попаданки

В рамках месяца #ЛитЖФ предлагаем вам интересный тренинг.

Напишите один день из жизни попаданки. Не столь важно первый или последний, а может вообще по середине, главное условие — описать быт и то, как героиня с ним справляется.


+3
343
Женщина говорит: «Хочу есть!»
Мужчина говорит: «Хорошо…»
Мужчина идет в лес, много ходит, убивает лось или другой чего-нибудь… как ты это говорить? Существенное! Приносит это существенное, снимает шкуру, режет мясо, ложить как надо…
«Женщина! Делай еду!»
Хороший женщина еду не испортит…

Женщина говорит: «Хочу дом!»
Мужчина говорит: «Хорошо…»
Мужчина идет в лес, валит лес, носит лес, стругает лес… Мужчина ложить лес как надо…
«Женщина! Иди в новый дом!»
Хороший женщина – дом всегда как надо…

Женщина говорит: «Хочу любовь!»
Мужчина говорит: «Хорошо…»
Мужчина в лес не идет, делает любовь дома. Почему не делать? Дом есть, мясо есть, жена тоже есть – можно делать любовь много и… как ты это говорить?… Качественно! Мужчина ложить женщина как надо…
«Женщина! Делай любовь!»
Хороший женщина – любовь всегда качественный…

Женщина говорит: «Ты плохой муж! Хочу другой!»
Мужчина говорит: «Хорошо…»
Мужчина идет в лес, женщина брать с собой, обратно приходить один. И брать другой женщина…

Все просто быть. Понятно. Теперь — нет. Теперь есть такой женщина, что водить мужчина в лес, обратно ходить одна и брать другой мужчина…
Нет порядок! Попаданка, однако. Зачем такой хороший жизнь испортила?..

/Начало рассказа: «Допрос попаданки»/
14:31
Это не похоже на попаданку. Да и не день, а скорее эпизод из жизни.

Яблочный сад, спрятанный в глубине парка, нравился Соул Холивотер с первого дня её жизни в Ацилотсе.
Приятно вдохнуть цветочный аромат, залезть на дерево, спрятаться от других любительниц прогулок. Последних кстати в сезон Цветения становилось подозрительно много. Воздушные барышни – дочки парламентёров — назначали встречи своим избранникам из кадетов Королевской гвардии.
Соул в своё время стала свидетелем нескольких горячих романов, которые ещё долго обсуждали среди придворных. Кто-то бы сказал, что для женщины в возрасте, ещё и воспитывающей будущую королеву, подобное поведение не просто неприлично, а пагубно. Сидя на ветке и подслушивая чужие разговоры, мадам тайная советница сильно рисковала своей карьерой, но ничего не могла поделать – она слишком сильно любила получать информацию из первоисточника.
К тому же она всегда могла изобразить из себя глуповатую добрую няньку уже повзрослевшей принцессы. А ветка дерева… могла оказаться под её пятой точкой абсолютно случайно.
Близился жаркий сезон Созревания. Большинство парочек завяли в зачатке, но несколько особо буйных дошли до самого интересного этапа…
— Мы не должны этого делать, — пищала пятая фрейлина принцессы, страстно обнимая кавалера.
Мсье попытался выпутаться из её рук, но безуспешно.
— Если ты не хочешь… — начал он.
— Я… — стыдливо рдела мадмуазель. – Я не готова.
— Хорошо, — улыбнулся кадет и поцеловал свою избранницу. – Нам некуда спешить.
С досады Соул заскрежетала зубами. Её так и подмывало спрыгнуть на землю и потолковать с двумя идиотами, только зря занимавшими своё и её время. Если они и сегодня разойдутся ни с чем, то она точно пустит ход назначению забитого юнца на пограничную службу. В западных гарнизонах кадета научат ценить всякую возможность хорошенько отжарить цыпочку-другую без всех этих романтических соплей.
— Не готова она… — зло бубнила Соул, когда парочка разошлась.
В прошлом году девица тоже была «не готова», что не мешало ей встречаться сразу с тремя юнцами. Рядом с такими вертихвостками Соул видела себя самой честной и искренней женщиной на свете! Она, по крайней мере, надежд никому не давала.
Холивотер проверила время: тренировка принцессы заканчивалась ещё только через полчаса. Потом они вдвоём собирались спуститься в город. Соул за новостями, а Точе — просто пыталась перенять опыт у своей предприимчивой воспитательницы.
Мадам аккуратно сползла по стволу на ветку ниже, огляделась и уже собиралась спрыгнуть, как заметила ярко-красное пятно среди веток.
Яблоня, с которой Соул вела наблюдение, была старушкой. Сколько советница себя помнила – под деревом не лежало ни одного плода. Вид спелого фрукта, свисающего с ветки, удивил. Причинное место укололо шилом — Холивотер полезла наверх.
Она имела право хоть чем-то компенсировать истрёпанные нервы.
Ветка с яблоком оказалась слишком тонка, чтобы по привычке лечь и доползти к заветной цели. Соул трясла сук до хруста, надеясь, что фрукт свалится. Не тут-то было – желанную добычу словно приклеили. Тогда мадам встала на нижнюю ветку потолще, сделала пару широких шагов и оказалась прямо под яблоком.
Короткопалые ручонки с чёрными ногтями тут же схватили его. Это была быстрая и чистая победа. Она запустила зубы в плод.
Так Соул и стояла на высоте, жуя награду. Зрелый сладкий фрукт даже не подумал заявить о своей «неготовности» и в этом был куда честнее дуры-фрейлины.
— Создатель с ними, — в конце концов решила Соул. – Повзрослеют – поймут какими идиотами были.
От яблока даже черенка не осталось. Мадам начала путь обратно к земле. Порыв ветра подсобил, но как всегда по-своему – Холивотер свалилась.
— Вы в порядке?
Над ней в тени зелёных крон стоял Раймонд. Великан как всегда умудрялся сохранять абсолютно невозмутимый вид и удерживать ощущение, что просто над ней смеётся.
— Вполне, — ответила, лежащая на спине Соул.
У неё болела голова, спина, рёбра и самая мягкая, но не менее важная часть организма.
— Встать можете?
— Я хорошо лежу.
— Вас искала принцесса.
Холивотер подскочила и громко охнула. Нет, в её возрасте падать с деревьев противопоказано. Лучше оставить все самые вкусные яблоки безбашенным соплякам.
Она легла обратно. Раймонд опустился рядом с ней на колени и принялся осторожно ощупывать.
— Что вы делаете? – удивилась мадам.
— Ищу переломы, — он заставил её подвигать головой, скользнул пальцами по ребрам.
— Я бы почувствовал, — заверила Соул.
— Тело умеет обманывать, — заметил мужчина.
Его ладонь забралась ей под спину. Холивотер вздрогнула.
— Больно? – заметил Райм.
— Щекотно, — Соул чувствовала, как бледные щёки заливает краской. – Я в порядке, мсье.
Одна его рука осталась у неё под поясницей. Другая легко прошлась по ноге и схватила за коленку. Холивотер снова подскочила.
— Болит?
— Да нет же! – разозлилась советница. – Ай! – она рефлекторно потянулась к расшибленной лодыжке.
Резкое движение отдалось шее. Соул сжалась, хватаясь за голову.
— Я позову лекаря, — предупредил Раймонд.
— Не смейте! — Соул вцепилась в его руку.
— Сеньора, вы упали с большой высоты. Только прародители знают, как вы остались живы.
— С чего вы взяли, что я упала? Я просто отдыхаю. Какого Хаоса вы вообще здесь делаете?
Райм вздохнул:
— Вас ищут, — и добавил, — перелом — это ещё не самое страшное. Лучше позвать медика.
— Я просто ушиблась, — оправдалась Соул. – Ничего серьёзного.
Ещё не хватало, чтобы весь двор обсуждал завтра поползновения по деревьям первой приближенной принцессы.
— Вы уверены, что с вами всё в порядке?
— Да.
— А встать сможете?
— Смогу.
Соул села, а после медленно поднялась. Встав на больную ногу, она зашипела от боли и чуть не навернулась. Раймонд аккуратно перехватил её за талию, помогая удержать равновесие. Выглядело настолько нелепо, что Соул не выдержала и улыбнулась:
— Вот видите.
— Вижу, — кивнул подопечный и сам поднялся на ноги.
Советница с облегчением выдохнула, когда голубые глаза великана оказались гораздо выше её собственных.
— Больше никогда так не делайте, — тут же заявила она.
— Сеньора? – не понял Раймонд.
— Да уж не сеньор, — передразнила Соул. – Знаете такое обращение здесь не приветствуется. Вам, конечно, многое прощают, но не думайте, что это продлится вечно.
Она развернулась и захромала к выходу из сада, подальше от своего скоротечного позора и переростка-чужестранца. Пристроила дура сама себе на шею, а теперь только и делает, что ведёт себя перед ним нелепейшим образом.
Раймонда привела Альфа. Соул двенадцать лет не видела девчонку и готова была облобызать любого, кто хоть сколько-нибудь заботился о ней. Альфа была единственной связью с прошлой жизнью. Только теперь девушка шла дорогой, уготованной ей Создателем, а тайная советница так и сидела в Ацилотсе.
— Может быть дадите мне пару уроков? – мсье легко догнал её и сократил шаг, чтобы идти рядом.
— Заведите любовницу среди парламентёрских жён, мсье, мигом освоитесь при дворе.
— Вы думаете кого-то заинтересует моя персона?
— Народ во дворце присытился уже ко всему родному, а вы — экзотика. Воспользуйтесь своим положением.
— Что-то мне подсказывает, что оно не настолько выгодно, как вы описываете.
Соул остановилась. Она и правда думала, что бы такого посоветовать нерадивому чужестранцу, когда тот спросил:
— Может вас отнести до ваших покоев?
Это стало последней каплей.
— Мсье, я благодарна вам за помощь, но прошу: хватит.
— Я не понимаю, — помолчав, ответил мужчина.
— Оставьте меня в покое. Я в порядке. Это не первое дерево. с которого я свалилась и, будьте уверены, не последнее. Не ставьте меня в неудобное положение и идите по своим делам, куда бы вы ни шли.
— Я шёл за вами.
— Как вы вообще узнали, где я?
— Я искал.
— В следующий раз, мсье, шлите сообщение.
— Может расскажите как?
— Да вы издеваетесь! – не поверила Соул. – Вы во дворце уже больше недели и до сих пор…
Раймонд ничего не ответил.
— Дайте сюда ваш браслет.
Получив широкую полоску из чувствительного полимера, Холивотер принялась показывать.
— Теперь понятно? – спросила Соул через пять минут.
— Да.
— Отлично. Потренируйтесь на досуге.
Она снова заковыляла к лифтам. У мадам болело всё, но она не могла себе позволить заняться нытьём и саможалением — Раймонд не отставал. На выходе из сада мужчина наклонился и что-то подобрал в траве. Холивотер не сразу поняла, что именно.
Только когда они добрались до лифтовой шахты, она разглядела у него в руках яблоко. Не такое красное, как у старожилы сада, но вполне себе созревшее.
Заметив её интерес, Раймонд спросил:
— Вы никогда не думали насколько это удивительно – еда, лежащая у самых ног?
— Это всего лишь яблоко, мсье.
— Там, где я родился и вырос, такого нельзя было встретить, но здесь сеньоры перестали ценить подобные вещи.
Соул открыла рот, но так и не нашлась, что ответить.
— Я просто подумал, — продолжал он, — что странно лезть так высоко за тем, что можно просто подобрать с земли.
— Чего вы добиваетесь?
— Откровенности.
— И не надейтесь. Выпрашивать её подобным образом низко, мсье.
— Да? Видимо, я всё ещё недостаточно сведущ в местных обычаях.
— Это пройдёт. Поживите здесь лет двадцать – привыкните.
— Вам столько времени потребовалось, чтобы адаптироваться?
— Ада… что? – не поняла Соул.
— Привыкнуть. Вы ведь не здешняя, — видя её реакцию, он добавил, — Альфа рассказала мне.
Холивотер огляделась, выискивая лишние уши рядом. В голове движение отдалось болью.
— Только не смейте говорить об этом кому-нибудь, – зашипела она.
Двери открылись. Соул заскочила внутрь и по привычке прижалась к стене. Раймонд зашёл за ней и встал напротив. Кабина медленно поползла вниз. Холивотер снова попыталась отвлечься от сильнейшего желания сжаться в комок:
— Что ещё она успела вам рассказать?
— Именно о вас или в принципе? – спросил Раймонд, изучая внутреннее убранство кабины.
— Обо мне.
Их взгляды встретились. Светло-голубые глаза подопечного, казалось, снова смеялись над ней. Красивое лицо вот-вот готово было озариться улыбкой, но этого не происходило. Что такого забавного он находил в ситуации, Соул не понимала, и это злило её куда больше, чем боль.
— Сказать по правде, ваша история поражает… — начал Раймонд.
— Понятно, — оборвала Соул.
Стоило ли беспокоиться, что Альфа расскажет слишком много? Девчонка умела хранить секреты в пять лет, не разучится и в тридцать. А вот у подопечного даже лицо вытянулась от такой её реакции.
— Мсье, — улыбнулась Холивотер, – не пытайтесь набить себе цену. Я понимаю, что волокита с документами — это совсем не то, чем бы вы хотели заниматься, но, поверьте, ваш труд важен для ордена. Знаете, как на севере говорят: из капли получится море.
— Не подумайте, мне нравится моё текущее положение, — заверил Раймонд. — Но я могу быть куда полезней.
— Лучше найдите себе друзей в парламенте, это сильно облегчит вам жизнь. Не лезьте в дела ордена.
Кабина остановилась.
— Знаете, у меня на родине говорят иначе, — Раймонд снова поймал взгляд мадам. – Для обвала и одного камня достаточно.
Последнюю фразу он произнёс на незнакомом языке. Соул удивилась не столько его внезапному выпаду, сколько тому, что поняла каждое слово.
Двери раскрылись. Подопечный вышел в коридор. Браслет на руке просигналил о полученных сообщения. Устройство давно пора было менять – радиус связи сильно сократился.
Соул выскочила из лифта в последний момент. Раймонд уже исчез.
Михаил Волор
15:03
+4
Мане категорически не везло уже целую неделю. Началось всё с того, что у неё продырявились сапоги. Противные Маллербургские лужи конской и бог весть чей мочи тут же напомнили о себе. Полюбившийся пуу напрочь затупился, а хозяйка хутора, на котором находила кров и пропитание девчонка, увеличила свои аппетиты, потребовав не только огородничать, но и мыть за всю её семью посуду!

Маня попала в область Маллербурга вместе с однокурсниками… Перенеслись все, выжила одна она. Пока Вася, Миша и Гия ходили в город за едой, пока Лена и Света собирали гриби и пытались наесться. Гию сожгли за ересь. Лена и Света скончались от дизентерии. Мише отрубили руку за воровство, а последующих страданий он не пережил. А Вася… Вася повесился на осине.

Освоив местную речь, Маня потихоньку перебралась из южного в северный пригород и обосновалась у госпожи Ингред, где батрачила и по сей день. Спасло Маню умение неделю пить исключительно пиво и два года занятий в студтеатре. В свой первый день попаданства, Маня разжилась дерюгой, играла блаженную и клянчала хлеб и пиво. Позже стана самой обычной батрачкой.

Жизнь без друзей и родных девушка приняла спокойно. Без интернета — нет. Когда её наперстницы плакали по милым сердцу парубкам, она пускала слёзы по соцсетям и новеньким гаджетам. Пуу сменил смартфон, кистень на бечёвке — смартчасы, а огородничество — интернет сёрфинг.

И вот в день середины лета Маня поняла, что ей не везёт уже неделю. «Паника? Гнев? Ярость? Апатия?» — скажите Вы? Нет! Маня жила по принципу: «Вот и новый день пришёл, ну и на… Он пошёл. Завтра будет день опять, ну и в рот его ......». Посему лишь хлебнула кварту пива у корчмара и отправилась к кузнецу слёзно просить подправить и наточить пуу, пообещав поделиться уловом из речки_переплюйки и помочь кузнечихе по хозяйству. Всё было таким… обычным.

*Пуу — пуукко, финский нож. Кистень — род холодного оружия, гирька на подвесе.
18:48
Ха! Смачно. Маня в армии не служила? Уж больно принципы схожи. И интересно, почему повесился Вася, да еще на осине?
19:14
Шикарно!
Маня, давай!
NeshAliNehrin
10:38
Это хорошо, что на тему попаданства откликнулось несколько авторов. Но я бы обратил внимание уважаемых форумчан, что рамки действия персонажа должны быть ограничены одним днем.
19:11
Полицейский затянул последний ремень. Кайз зашипел на него не отводя взгляда.
— Слишком туго!
— Потерпишь. Осталось немного. — чуть слышно прошептал служитель закона и подергав все многочисленные ремни отошел кивнув палачу.
— Последние слово? — спросил его голос из-за спины.
Кайз напряг тело так, что ремни затрещали от натяжения.
— Да! Я буду вас всех ждать с той стороны, если там что-то есть! Помните об этом перед смертью…
Рубильник опустился и ничего не произошло.
Кайз, тяжело дыша поднялся и осмотрелся, вокруг были руины домов, все давно заросло, на груде бетонных обломков растет мох.
— Дерьмо. — сплюнул заключенный. — Эй… Где тут ад? Я пришел, эй!
Из темного провала вышел человек в химзащите, лицо закрывал войсковой противогаз.
— Эй, ты кто?
— А ты сам то кто? Откуда?
— Я оттуда, — ухмыляющийся Кайз показал наверх.
— Слышь, убогий. Че это за место?
— Вы пилот? — вопросом на вопрос ответил мужик.
— Херот, я. Говорю, чо это за место, как называется?
— Москва.
— Ха, я тебе сейчас противогаз на задницу натяну, от смеха конечно…
Мужик вытащил пистолет из под прорезиненного балахона.
— Попробуй… Блин, ты что, баба?
Кайз посмотрел на свою грудь.
— Бля, спалилась, да? Вот пока ты не напомнил, я даже не догадывалась.
Мужик в противогазе вытащил электрошокер и ткнул в нее.
Кайз перехватила руку у локтя отводя в сторону, смещаясь вправо, стянула маску за хобот вбок так, что противогаз сместился закрывая обзор и в три удара уложила противника, отняв оружие.
— А ты хилый для меня.
Кайз сорвала маску. Мужик задержал дыхание мыча, его кожа была бледной, словно он не знал солнца.
— Нет… верни маску! — взмолился он.
Кайз поставила ногу ему на грудь.
— Блиц опрос, за неправильный ответ будет больно! Кто ты?
— Аклапан.
— Что это за место?
— Москва. Аааа… — шокер затрещал, Удар током пришелся прямо в лицо.
— Что это за место?
— Мос… ква… ааа…
Кайз отключила приборчик.
— Что это за место?
— Р… республика Россия…
— Убью!
— Клянусь! Это Р-россия…
Кайз неподвижно застыла.
«Что за фигня»
— Какой год?
— 2117 май… кажется май…
— Мужик, я только что сидела на электрическом стуле в США, меня казнили, а теперь я в Москве? В 2117 году? Ты вообще за кого меня держишь, а?
— Каком стулеее… — истерично крикнул мужик, — дай я надену противогаз или мы оба умрем от радиации и боевых вирусов…
Кайз, поставила ему ногу на грудь придавив к земле.
— Как все произошло, война?
— Из-за русской дурочки, в 2017 ее казнили в Америке за убийство продавца хотдогов, ну у нас пошли возмущения, демонстрации, разгромили все посольства, потом все это росло и в какой то момент все сошли сума и обменялись ядерными, бактериологическими и еще хрен пойми какими ударами… Слышь, дай противогаз одеть… Тебе по хрен, а я жить хочу…
— Как звать тебя?
— Аклапан, говорил уже…
— Имя как? Не кличка…
— Так и зовут, звали… если не дашь противогаз надеть… А ты вообще откуда, с гор?
— Каких гор? Ты сказал мы в Москве…
— Да, после взрыва, южнее горы образовались…
Кайз упала на колени, по телу пробежала судорога, очевидно начали действовать отравляющие вещества…
— Та девушка, из-за которой все началось… — это я. Я убила продавца за несвежую сосиску…
Мужик перевернулся на живот, остервенело натягивая противогаз.
— Ну и дура!
Кайз упала, тело забил озноб, мышцы крутило, к горлу подступала тошнота.
— Эй, Клапан, скажи всем…
— Пошла ты!
— Скаж-и всееем… Я… Лена…
Загрузка...
Запишитесь на дуэль!