Светлана Ледовская №2

Тренинг для писателей №39

Тренинг для писателей №39
Жизнь на необитаемой планете

Представим, что команда из прошлого тренинга оставила вашего персонажа на небольшой необитаемой планетке. И внезапно оказывается, что на ней есть жизнь.

Почему его оставили? В какие передряги вы попадете? Заберут ли вас обратно или придется податься в космические Робинзоны Крузо?

Ответьте на все вопросы при повествовании от первого лица

Итоги:
Оценки и результаты будут доступны после завершения конкурса
+1
07:30
645
14:28
Живые
Невыносимая жара оказалась сущей пыткой. Я с трудом разлепил глаза, услышав отдалённый гул. С гулко бьющимся сердцем и с надеждой взглянул вверх, где в кронах деревьев ветерок перебирал листву. «Они вернулись!» – кричало сознание. Но шум слышался слева, из-за невысокого холма, до которого я пытался дойти.
Что же произошло? Я упал? Отключилось сознание? Зной наплывал с новой силой, хотелось содрать не только одежду, но и кожу. Как я оказался здесь? Экипаж…
Вспоминать совсем не хотелось. И самое главное, мне не приснилось – я один посреди причудливого леса, один из всего экипажа. Космолет «Нерон» покинул планету около шести часов назад. Приземление на экзо планету никто не планировал. Лишняя трата энергии, но посадка была вынужденной. Мы засекли чёткий сигнал о помощи.
Планета не имела названия, в звёздном каталоге значилась под кодом NZ 27. Первое знакомство поразило обилием растительности и умеренным климатом. Но признаков цивилизации мы не обнаружили. Не удалось выяснить, кто же подал сигнал. Запустив дрона, выявили наличие только органической жизни.
Перед самым отлетом мне захотелось пройтись еще раз по тенистому лесу, глотнуть, так сказать, напоследок настоящего кислорода. Удивительное место радовало отсутствием надоедающей мошкары и прочей живности. Я склонился над особенно ярким кустом, дабы разглядеть огромный лист в крапинку, когда краем глаза уловил движение слева.
Резко обернулся и…Что же произошло дальше? Увидел человека. Незнакомого! Или наоборот очень знакомого… Увидел… своего двойника. При этой мысли дрогнул лицевой мускул, я невольно приложил ладонь к лицу и вскрикнул. Рука оказалась раскалённой, как утюг. Жар распирал меня изнутри…
Конечно, первой мыслью было – я сплю. Человек спокойно смотрел на меня, ничего не предпринимая. Брат-близнец? Но нелепость предположения заставила меня отказаться от этой мысли. Наверное, секунд десять я разглядывал его в упор, он не шевелился, и казалось, даже одобрял мой пристальный взгляд. Это лицо и фигуру я каждый день видел в настенном зеркале: темные волосы, серые глаза, прямой нос, торс чуть полноватый в талии. Одет в десантный спецкостюм с жёлтой нашивкой биолога на рукаве.
– Вы кто?
Двойник проигнорировал вопрос. У меня закралось подозрение, уж не немой ли он. Желая познакомиться поближе, подошел к нему на расстояние вытянутой руки… Кажется, протянул руку для приветствия и все… Больше ничего не вспоминалось. Или он тоже протянул свою? Вот когда навалилась жара, двойник все же коснулся моей ладони.
Пока я валялся в отключке, «Нерон» улетел без меня. Возможно, двойник проник на космолёт, и остальные приняли его за меня. При таком раскладе выходило паршиво. Я видел, как стартовал «Нерон». Искать меня в таком случае вряд ли будут. Размышления на тему кто такой двойник ничего не дали. Я бесцельно бродил по лесу, пока не услышал шум. И даже пошёл в этом направлении… Гул шёл непрерывно и походил на рёв огромного животного.
Поднявшись на ноги, почувствовал головную боль, зато жар отступил. С опаской поднёс ладонь к лицу, но на этот раз рука оказалась чуть тёплой. Вокруг ничего не изменилось, все тот же лес.
За холмом, о счастье, плескалось море! Волны с грохотом бились об отвесную скалу. Тут же увидел едва приметную тропинку, ведущую вниз. Плескался в воде целых полчаса. Голова прошла, но захотелось есть. Взгрустнулось. В море видел небольших рыб, с голоду я не умру. Осталось придумать, как их поймать.
Проверил спецкостюм на наличие связи, коммуникатор поврежден, послать сигнал не могу. Починить тоже не могу, нет инструментов. Зато есть ионный пистолет. Можно устроить пожар, но, к сожалению, его не видно из космоса.
И зачем только откликнулись на сигнал? Экипаж подобрался на редкость дружный, командир – опытный космолётчик и душа человек. Два бортинженера, врач, шестеро разведчиков и биолог, то есть, я.
Мы возвращались на Землю из очередной экспедиции к созвездию «Волосы Вероники». Исследовали малую планету на наличие полезных ископаемых. Я в тайне надеялся встретить разумную жизнь.
Желание исполнилось весьма своеобразно. Оставалось только ждать, каким бы умным или хитрым не оказался этот… это разумное существо, оно не может полностью заменить меня.
Внутренний голос тут же ехидно заметил, а если сможет? Я не знаю, сколько был в отключке, и что оно делало со мною. Гнал от себя страшненькие мысли о полном уничтожении экипажа. Врач должен распознать самозванца.
Голод заставил ловить рыбу, рыбье мясо оказалось необычайно вкусным. В лесу проистекал чистый ручей. К тому же я наткнулся на целую плантацию жёлтых плодов, похожих на земные груши. Это райское место пугало и восхищало одновременно. Общаться здесь не с кем, но есть еда.
Чтобы не забыть речь, я каждый день разговариваю с деревьями. Рассказываю им о своей жизни, о Земле, о наших экспедициях. Деревья внимают молча, склонив кроны. Иногда мне кажется, что лес следит за мной. Я никогда не ночую в лесу, всегда на отрытых полянах или на берегу. Но однажды заснул у дерева, привалившись к нему спиной. Мне снился наш «Нерон», мой экипаж, звёздная карта, и далёкая Земля.
Ребята сидят в столовой за общим столом, капитан, как всегда, шутит, врач озабоченно считает у себя пульс, а бортинженеры Лева и Миша оказывают знаки внимания одной из разведчиц – Кристине. Я вижу себя со стороны, вот я пью чай, перебрасываюсь с капитаном парой слов, а вот уже иду по длинному коридору в сторону лаборатории. Сон показался мне очень реалистичным, проснувшись, не мог отделаться от мысли, что я действительно был на космолёте.
Облазил ближайшие скалы, исследовал небольшую бухту. Можно построить плот и выйти в открытое море, погода здесь весьма благоприятная для морских прогулок. Но неожиданно обнаружил самую настоящую лодку, с вёслами и парусом. Причём вчера ее на этом месте не было. Преисполненный надежды я кинулся искать аборигенов или того, кто мог ее построить. Но, увы, никого не нашёл, хотя прочесал всю бухту вдоль и поперёк. Как же я надеялся увидеть хоть одну живую душу! На лодке я отправился вокруг огромных скал, миновал бухту и выплыл в открытое море.
Кого же я надеялся увидеть в открытом море? Хватило меня ровно на неделю, бесконечная болтанка и солёный ветер сделали своё дело. Вернувшись на берег, я больше не предпринимал попыток покинуть лес. Лес открылся мне с неожиданной стороны. Я ни разу нигде не заблудился, если хотел есть, тут же подворачивалась поляна со съедобными плодами. Сны переносили меня в мир людей, я оказывался то на борту Нерона, то на Земле. Теперь ночевал и в лесу. Мне казалось, что лес даже убаюкивает меня.
Сны о космолёте стали повторяться все чаще, я наблюдал за жизнью экипажа, слышал все разговоры, но, самое главное, мог видеть, чем занимается двойник. Это существо, как окрестил я его, вполне приспособилось к жизни среди людей, ничем себя не выдавало. Оно подолгу задерживалось в селекционной лаборатории и мне не были ясны его намерения. Но я твёрдо был уверен, что он задумал что-то очень нехорошее по отношению к экипажу, а может и ко всему человечеству в целом.
Во сне я хотел одного – оказаться на борту «Нерона» и выдворить незваного гостя, пока он не натворил кошмарных дел. Моё беспокойство за жизнь экипажа как-то передалось лесу. Когда я проснулся, деревья сильнее обычного раскачивали кронами, хотя никакого ветра я не ощущал.
Смешно, конечно, предполагать, что деревья могут сочувствовать…
Днём я бродил по берегу, размышляя о чудесном спасении, волны старательно лизали песок у моих ног. Хуже всего было осознание, что я застрял здесь на неопределённое время и ничем не могу помочь экипажу. В отчаянии я кинулся в лесную чащу и остановился перед самым высоким деревом, кроной подпирающим небо.
– Его нельзя везти на Землю!
Я метался как безумный и не сразу заметил наступившую тишину. Ночью я ворочался в мягкой траве, пытаясь заснуть и в какой-то момент понял, что оказался на космолёте. Экипаж мирно дремал в своих отсеках, а на обзорном экране виднелся до боли знакомый зелено-голубой шар.
Я метнулся в центральный коридор к терминалу, разбудить экипаж – предупредить об опасности. Неожиданно передо мной возник двойник. Он хищно раздвинул руки, загораживая проход, его тело претерпевало изменения. Голова вытянулось вверх, принимая форму сплющенной груши, глаза налились чернотой, пальцы удлинились, превратившись в звериные когти.
От моего крика проснулся весь экипаж. А я не мог понять, как очутился на «Нероне». Думал, что это сон…
– Где чудовище?
Я оглядел коридор и каждого члена экипажа. «Двойник» исчез.
– Мм…
Командир смотрел вопросительно. Еще не веря своим глазам, я коснулся обшивки космолёта, стена была настоящей. Экипаж взирал на меня молча, зорко следя за каждым шагом. Врач, Дмитрий Петрович, с беспокойством рылся в карманах комбинезона.
Мой рассказ вызвал противоречивые чувства. Они явно не верили ни одному моему слову. А Дмитрий Петрович пытался подсунуть мне жёлтую пилюлю в блистере. Для них-то я все время находился на борту «Нерона».
– Это лес! – осенило меня. – Он поменял нас местами.
Со стороны звучало бредом. Командир с опаской переглянулся с врачом.
– Э… Максим Александрович, – вкрадчиво сказал врач, – может, вам приснился кошмар?
– Мы вчера малость перебрали, – подсказал командир, – у Кристины день рождения был.
Кристина тут же закивала, мол, это чистой воды правда. По их словам выходило, что я просто выпил лишнего? Что-то не нравилось мне в поведении врача, уж больно заботливо он ко мне отнёсся и смотрел так ласково, как на сумасшедшего.
– Лаборатория! Пойдёмте в лабораторию!
Командир пожал плечами и первым направился в сторону моей вотчины. Сейчас они убедятся, что я не сумасшедший. Лаборатория напоминала огромную оранжерею, чего только в ней не росло. Я направился в сторону правой секции, где так любил зависать «двойник». Моему взору предстали свежие всходы, напоминающие деревья с планеты NZ 27. Еще не понимая, что происходит, обернулся к остальным.
Врач смотрел насмешливо и чуть с вызовом, а командир сочувствующе. Лес, опять этот треклятый лес! Я сделал вид, что действительно мне приснился кошмар. Экипаж вернулся в свои каюты, Дмитрий Петрович уходил последним, и показалось или нет, когда он обернулся, его глаза налились чернотой.
Теперь сижу в лаборатории и не высовываю носа, экипаж, или то, что можно назвать экипажем, бродит по космолёту, иногда они предлагают мне присоединиться к ним, но я двери не открываю. Жду ответной реакции от посаженных деревьев. У меня все приготовлено: ионный пистолет и огнемёт. Не знаю, что может произойти, когда саженцы подрастут, но твёрдо уверен, что не дам им попасть на Землю.
Анастасия Шадрина