Маскарад

Маскарад
Работа №2

Напоминаем читателям: в этом рассказе, согласно правилам конкурса, что-то спрятано. Что это - философская идея, отсылки к литературным произведениям классиков, загадка, шифр - доподлинно неизвестно. Но оно тут есть, и вы можете попытаться это скрытое найти.

Свои разгадки помечайте словом РАЗГАДКА, иначе они не будут считаться. Авторы самых оригинальных (и самых правильных!) трактовок будут награждены.

Я одернул пиджак и хмуро посмотрел в зеркало. Лучше все равно не сделаешь. А ведь на заказ мастерили...

– Ладно. Я готов.

– Я тоже. Ну как?

Я обернулся.

– Неплохо. Мне кажется, что платье более удобно, чем этот... – Я оттянул полы пиджака вниз. – Почему мне в платье нельзя?

– Мужчины в них не ходили. Ты ведь знаешь.

– И напрасно. И ходить проще, и рукам свободнее.– Я прочитал имя на ее карточке, приколотой к вырезу длинного зеленого платья. – «Анна-Мария»... Сама придумала?

– Нет. – «Анна-Мария» прицепила на мой пиджак другую такую же карточку. – Взяла из хроник.

На моей было написано «Витольд». Кажется, что-то историческое... «Витолетова соль»... «Анна-Мария» критически оглядела меня, поправила узел галстука, потом всплеснула руками и расстегнула нижнюю пуговицу на пиджаке.

– Эй! Зачем?

– Ну, милый, ты ведь не хочешь выглядеть деревенщиной? – спросила она.

– А что это?..

– Неважно. – Она вдруг помрачнела и снова окинула меня взглядом. – Ты нервничаешь.

– Конечно... На их месте могли бы оказаться мы. Правда, я не стану устраивать такой маскарад. Надеюсь, что и ты не будешь настаивать.

Она помолчала, глядя в сторону.

– Пойдем. Пора.


С трудом – привыкнуть к костюму было непросто – выйдя из дома, я встал в дверях как дерево, глупо вытаращив глаза. На старом потрескавшемся асфальте подъездной дорожки стоял белый, несуразно длинный автомобиль. Водитель – бедолага был втиснут в угольно-черный костюм и прикрыт сверху неудобной шапочкой с козырьком – предупредительно распахнул перед нами заднюю дверь машины:

– Прошу! – И напомнил на всякий случай: – Госпожи вперед!

– Безумие какое-то! – не удержался я. – Послушайте, а эта штука... она... она в повороты вписывается вообще? Не застревает на углах?

– Ну что вы! – отозвался водитель.

– Хорошо, – пробормотал я полез в машину.

«Анна-Мария» уже расположилась на заднем сиденье, рассеянно стряхивая с рук дорожную пыль. Я вытянулся на боковом сиденье во весь рост. Водитель заглянул внутрь машины, спросил «Удобно?» и, не дожидаясь ответа, захлопнул дверь.

– Могли бы автобусом доехать, – проворчал я.

– Нет уж! В приглашении четко сказано – экипаж!

– Подожди. – Я даже приподнялся. – Экипажи – они не такие. Я видел. И потом, в них запрягали лошадей...

– И как ты себе это представляешь? – с прохладцей спросила «Анна-Мария». – После такого экипажа нам только и останется что проследовать за ними...

Я поежился:

– Ты права. Не подумал...

– Нам еще рано выигрывать, – добавила она и положила руку мне на лоб.

Рука была прохладной. Рано... Интересно, а кому не «рано»? Проклятая Природа...


Наш автомобиль остановился у большого, недавно отреставрированного «с особым тщанием» трехэтажного здания. По его фасаду между вторым и третьим этажами тянулась надпись аляповатыми буквами «Дворец Сочетаний». Водитель выскочил наружу и со словами «Приехали!» распахнул дверцу. Я поблагодарил, выбрался первым и подал «Анне-Марии» руку. Взглянув на «дворец», моя спутница ощутимо вздрогнула и снова чуть помрачнела. Сначала я подумал, что она, как говорилось раньше, «вспомнила о смерти», но все оказалось прозаичнее.

– Ступеньки...

Их – ступенек – было не слишком много, но пока мы поднялись на крыльцо «дворца», я проклял реставраторов самыми страшными проклятиями. Неужели нельзя было обойтись без этого?! Ну не созданы мы для ступенек!

Наконец подъем закончился, мы вошли в предупредительно распахнутые двери и окунулись в приятную прохладу дворцовой залы. Она была уже полна. Господа в таких же, как у меня, темно-красных пиджаках и коричневых брюках, и госпожи в куда более разнообразных и платьях неловко прохаживались туда-сюда, как это было принято, по мягким ковровым дорожкам, раскланивались друг с другом и иногда останавливались перекинуться несколькими ничего не значащими словами. Среди гостей сновали юноши и девушки, с подносами в руках, одетые только в круглые шапочки. Видимо, такая уступка функциональности. Один из них остановился возле нас:

– Господин, госпожа...

Моя спутница ухватила сразу две небольшие емкости с торчащими из них трубочками и мило склонила голову. Юноша убежал.

– Не слишком ли он молод для?..

– Все перепутали! – вполголоса перебила она меня. – Ты видел?

– Что?

– Он же в шапочке!

– И что?

– Это же коридорный. Где ты видишь тут коридор?.. Ладно, держи.

Я взял свою емкость и снова поразился: ну зачем этот выпендреж? Что мне теперь с ней делать? Куда?..

«Анна-Мария», видя мое сомнение, заметила:

– Радуйся, что соломинку оставили. А ведь могли бы и в бокалах это подать.

– Что такое «бокал»? – спросил я.

– Такая же штука, только стекло потоньше и с ножкой как у цветка.

– Это что, стекло?

Она кивнула. Я огляделся и увидел, что кое-кто из господ приспустили брюки. Ну, раз так можно...

У тех, кто конструировал эти костюмы, таких проблем точно не было.


В голове зашумело, но оказалось, что это не выпитое так подействовало, а просто в небольшом углублении в дальнем конце залы несколько музыкантов взялись за музыкальные – и, как ехидно заметила «Анна-Мария», неаутентичные – инструменты. Рядом с ними суетился здешний распорядитель, выряженный в белом с золотом.

Гости подтянулись поближе, поглядывая на задрапированное черным занавесом возвышение, к которому вели ступеней двадцать, не меньше. Форменное безумие!..

Снаружи, с улицы, раздался громкий гудок. Распорядитель остановил музыкантов. Через секунду гости тоже приумолкли и расступились, оставив в центре залы широкий проход для Вот-Вот-Сочетающихся.

Они поднялись на крыльцо, вступили в залу – и музыканты снова принялись шуметь. Ума не приложу, что в этом приятного.

Вот-Вот-Сочетающиеся – победители Родительской Лотереи – были одеты в одинаковые ярко-белые одежды. Я подумал, что в этом есть что-то возвышенное и правильное. Вместо нелепых костюмов и бессмысленных платьев – обычные длинные накидки, чуть волочащиеся по полу...

«Анна-Мария» прижалась ко мне и вцепилась в мою руку своими двумя. Мне оставалось лишь следить, чтобы мои присоски не впились в ее кожу.

Под непрекращающийся шум Вот-Вот-Сочетающиеся медленно прошли мимо нас и принялись подниматься по лестнице. Я прикрыл глаза.

Что-то в этом недостойное... Неужели за столько лет, что наш народ проживает на суше...

Шум прекратился.

– Госпожи и господа! – вскричал распорядитель. – Мы благодарим всех вас за то, что вы в этот теплый, радостный, – тут его голос дрогнул, – день пришли сюда, в наш Дворец Сочетаний, недавно отремонтированный на ваши скромные пожертвования! Сегодня мы станем свидетелями того, как двое наших близких рука об руку шагнут в новую жизнь! Давайте же поддержим их, поможем, если придется, сделать этот непростой шаг!..

– Варварство... – негромко, но отчетливо проворчал кто-то.

Распорядитель, конечно, не услышал. Оно и к лучшему. Не хватает только скандала. И так всем сейчас непросто... Я украдкой огляделся. Интересно, кто? Вон тот сильно покрасневший господин? Или другой, что стоит у стены, чуть ли не в узел сплетя руки?..

Неважно. Важно, что многие здесь были втайне согласны с этим ворчуном. Да, Родительская Лотерея не давала нашему народу исчезнуть, ведь не для того мы выбрались на из океана тысячи лет назад, чтобы покончить жизнь коллективным самоубийством. Но – какой ценой нам это дается? Превращением простого, ясного, честного Долга в, противно сказать, зрелище! В подвиг! В пытку!..

– ...Давайте же начнем! – сказал распорядитель.

– Милый, ты как? – тихонько спросила моя спутница.

– Нормально.

Она погладила меня по руке:

– Пожалуйста...

Я промолчал. Я сейчас тоже был красен. И кое-кто вполне мог бы подумать, что это я не сдержался. Но сейчас все – или почти все – смотрели на возвышение, где двое бледных решительных победителей стояли, оглядывая зал.

В зале стало темнее, и мне показалось, что их тела, совершенно белые, белее накидок, испускают слабое свечение.

Музыканты наконец умолкли, и голос распорядителя в наступившей тишине прозвучал неожиданно громко:

– Да произойдет Сочетание!

И двое на возвышении одновременно сорвали с себя накидки и – Сочетались.

– Остановитесь! – вскричал кто-то.

Я оглянулся. К кричавшему уже устремились невесть откуда взявшиеся служители.

Нет, мне не показалось.


– Глупость какая-то, – сказал я.

Моя спутница настояла, чтобы обратно мы пошли пешком. Мы брели, стараясь не встречаться взглядами с шедшими рядом.

Словно преступники.

– Зачем все это было? И имена...

– Все растерялись, – отозвалась она печально. – Почему Природа не сделала так, чтобы все можно было забыть?

Еще бы... Поди тут не растеряйся. Мораль против инстинкта. Каждый из находившихся в зале – я знал это – в тот самый момент вспомнил своих родителей, которых видел раз в жизни... Отдавших свои жизни за то, чтобы род мог продолжиться.

– Первородный грех, – отозвался я. – Ты ведь знаешь. Первая кровь. Только первые двое были избавлены от него...

– Так говорят... Но ведь теперь можно обойтись без этого! Можно же разорвать это кольцо рождения в смерти! Можем прекратить это... варварство!

– Наверное. Только тогда уже наши потомки будут презирать нас за то, что мы не смогли остановиться раньше.

– Ну и что? – Она всплеснула руками.

– А сможешь ты с этим жить?

– А придется? – Она невесело рассмеялась.

Я промолчал. Да, скорее всего, не придется. Но вдруг...

+6
284
16:29
Мне понравилось. Написано непретензионно, легким языком. Полагаю, что это типа люди будущего или иная раса (сужу по присоскам), которые размножаются путем слияния (?). Ееще подумаю, как сформулировать. Интересненько)))

– Первородный грех, – отозвался я. – Ты ведь знаешь. Первая кровь. Только первые двое были избавлены от него...

Эм. А смысла я не поняла. Ну родили первые двое одного ребенка и не умерли, как дальше размножаться этому ребенку? Что умерли, что не умерли — один фиг)
16:39
Tetra, ну, раз уж тут прямо первородный грех указан, то рискну предположить, что дело было примерно как в Писании: раз родители не умирают, то могут родить еще одного ребенка, или даже, скажем, четырех, двух мальчиков и двух девочек. Ну а дальше за неимением других вариантов…
16:43
Я пока не знаю, как сформулировать, попозже выдвину варианты, если что и надумаю.
Комментарий удален
16:38
Возникает ножество отдельных мыслей, никак не увязывающихся в общую картину. Имхо, разумеется. Вариантов несколько.
РАЗГАДКА:
1) повествование ведётся от лица внутренних органов, все в красном, упоминается эволюция по Дарвину (что недаром вышли из моря). Двое людей в белых одеждах символизируют сперматозоид и яйцеклетку, и они «сочетаются».
2) второй смысл… Конечно же! «Витолетова соль» Это ж отсылка к химии, беротлетова соль, калия хлорат! Значит, мы на уроке химии… Все эти персонажи вокруг – это какие-то элементы, а ритуал Сочетания – обозначает химическую реакцию.
16:53
Смущает меня это все. Можно и химию предположить, и биологию предположить. Но антураж не вяжется. И рассуждения об историчности, бокал тот же… Если только посчитать, что это некий третий слой.
Подумаю пока.
17:17
Возможно, чего-то ещё пока не увидели. Действительно, надо думать.
18:08
Маскарад… Маскарад…
Пока вижу только мистера Берроуза У.С. (был у него персонаж, который купил «такой длинный лимузин, который не огибает углы, типа это для лохов — углы огибать»)… Но причем тут?..
21:32
Ааа… ничего не поняла. Запуталась во всех деталях((
РАЗГАДКА:
Свадьба разумных осьминогов.
Ученые давно установили, что практически все головоногие моллюски спариваются и размножаются один раз в жизни.
Ну а остальное понятно: давно вышли на сушу, пьют не через бокалы — отсыл к тому, что они выпивают человека заживо, присосавшись к нему. Поэтому он боится прикоснуться к спутнице присосками. Ступеньки тоже не для них, хех, как и костюмы с брюками.
18:31
Я постепенно разбираю разгадки, результаты будут завтра, пока же просто отмечаю, что угадано.

Осьминоги +
Т.е. Лису за свадьбу плюс, а мне только за осьминогов?))))) Хорошенькое дело))
22:51
тьфу. Я балда ) Я не увидела слово «свадьба», слишком долго смотрела на фразу про спаривание головоногих моллюсков. Потому что у автора в разгадках стоит «после спаривания они умирают», и я не могла понять, зачитывать тебе разгадку или нет
за свадьбу сейчас прибавлю, правда, на результаты это не повлияет)
Я и не надеюсь))))))
Ох уж эти осьминоги. Не знаю почему, но мне тоже померещились именно они.
РАЗГАДКА: Рассказ какое-то подобие «Планеты обезьян». Неожиданно осьминоги поумнели, вышли на сушу и стали жить среди людей. Отсюда они и переняли, перестроили под свою физиологию людские нравы и образ жизни: ношение костюмов, дворцы бракосочетания и т.д. Потом, видимо, с людьми что-то случилось и остались одни осьминоги.
Читатель становится свидетелями обряда зачатия. Рождаемость в осьминожьем мире регулируемая, поскольку осьминоги за раз откладывают по 150 яиц.
Прочитал про спаривание осьминогов crazy я в шоке.
Ну в кратце, всё.
Автору спасибо.
18:32
Я постепенно разбираю разгадки, результаты будут завтра, пока же просто отмечаю, что угадано.

Осьминоги +
Обряд зачатия +
05:06
О, это ж как в Футураме! Второй сезон, пятая серия «зачем мне быть влюбленным крабом». Где у Зойдберга настал сезон спаривания.
Пусть будет РАЗГАДКА)))
20:05
«На тебе ее икра!!! Брлрлрлрлрр!!!»
Черт, а ведь точно…
14:58
-РАЗГАДКА-
(1) Не вещь красит человека, а человек — вещь.
(2) Кроме этого намек на безответственный подход к своей работе. Делают все тяп-ляп.
(3) Женитесь по любви, а не по залету.
15:19
РАЗГАДКА
«Маскарад» — одна из книг Терри Пратчетта о Плоском мире. Известно, что в серии много разных отсылочек к разным книгам, потому что она начиналась как пародия на фэнтези, хорошее и плохое. А у нас как раз конкурс отсылочек! Нет? Ну ладно… Ладно, так и быть, я прикалываюсь.
Присоединяюсь к предыдущим комментаторам, это свадьба осьминогов. Предполагаю, что человеческая цивилизация вымерла в результате «очередного» апокалипсиса, следующей цивилизацией стали осьминоги и, как водится в фантастике, изучили предыдущую культуру. Что-то у нее переняли – может быть, больше для развлечения, чем для чего-либо еще.
Анна-Мария
Автор, я не знаю, правильно ли угадала, но если Вы действительно это вложили, я Вас обожаю. Дело в том, что Анной-Марией в комиксах Марвел звали возлюбленную Отто Октавиуса, то бишь – ну да, Доктора Осьминога. Это прекрасно: З
С Витольдом и его солью мучилась, но не догнала sad Соль знаю только Бертолетову, но связи не уловила. Буду читать разгадку!
18:33
Я постепенно разбираю разгадки, результаты будут завтра, пока же просто отмечаю, что угадано.
Осьминоги +, Свадьба +, Переняли культуру 0.5+
Загрузка...
Запишитесь на дуэль!