Дело в шляпе

Дело в шляпе
Работа №17

Напоминаем читателям: в этом рассказе, согласно правилам конкурса, что-то спрятано. Что это - философская идея, отсылки к литературным произведениям классиков, загадка, шифр - доподлинно неизвестно. Но оно тут есть, и вы можете попытаться это скрытое найти.

Свои разгадки помечайте словом РАЗГАДКА, иначе они не будут считаться. Авторы самых оригинальных (и самых правильных!) трактовок будут награждены.


Как хороша была Клавдия Ильична, как шел ей платочек, подаренный сыном на один из бабских праздников. Разноцветный, как флаг туземского государства, по нему ползали зубчатые амебки узоров, платок имел длинную бахрому и сидел на круглой голове Клавдии Ильичны как влитой. Она долго крутилась перед зеркалом, и так, и эдак разглядывая форму своей головы, внезапно ставшую такой правильной, почти совершенной, как на картинах славянских живописцев. Под такую заморскую прелесть не жалко было закрывать свои кучерявые волосы, крашенные у соседки Гали в огненно-жгучий цвет, под названием «что б загадочно, но страстно».

- Королевна… - выдохнула Клавдия Ильична в норковый воротник, и сладко зажмурилась. А затем пробасила в полный голос, чтобы услышал соседская псина за стенкой и подавилась лаем от зависти. – Королевна!..

И, довольная собой и своей прекрасной головкой, вышла в Замухинскую весну, ловить уплывающую маршрутку. Клавдия Ильична – женщина чуть за кхм…десят, такой возраст, когда место в автобусе еще не уступали, а стоять было уже тяжело. Оттого она и сидела сначала на стальных прутьях остановочной скамьи, если везло – выхватывала место в маршрутке, а затем и спокойно усаживалась на свое рабочее место продавца шляпного магазина под названием «Клаватея». Магазинчик подарил ей сын-москвич, купивший площадь еще в 90-х, и теперь помогающий овдовевшей матери вести «бизнес» в родном Замухинске. Именно он поставлял всю продукцию, черт знает откуда берущуюся в красном жигуленке, привозившим раз в полгода как изящные уборы, так и перчатки, платки и шарфы.

Бывало, идет Клавдия Ильична к своему магазину по зимним потемкам, что бывают с утра, а гунявые манекенские головы улыбаются ей, рады. Заходит она и здоровается с головами, сначала с женскими, потом с мужскими, строгий такой порядок – с женскими всегда надо первой здороваться. Наприветствовашись, она поправляет шапки, причесывает меховые изделия, натягивает вязанные беретки, завязывает шарфы, даже до самых верхних шапок достает, в которых впиталась пыль невостребованности. Наведя порядок, проходит Клавдия Ильична в свою коморку и ставит белый чайник из вонючей пластмассы. Нальет крутого кипятка в граненный стакан, в железнодорожном подстаканнике с красивым витым ушком, кинет пакетик безвкусного чая, возьмет за щеку рафинада и будет сидеть за прилавком. Маленькими глотками отпивает жгучую жидкость и разгадывает кроссворд мажущей шариковой ручкой, пока все не разгадает, а если чего не знает – придумает, никто ж не проверит.

Но в тот день все выходило необычным, не таким, как всегда. У самого магазинчика ее уже ждал носатый пожилой гражданин, очень похожий на обрусевшего еврея, она так и назвала его про себя «Еврей».

- Утро доброе, - поприветствовал ее Еврей, и шоркнул подошвой по крыльцу, дабы избавиться от лишней грязи. – Шляпа нужна.

- Утро, - Клавдия Ильична оглядывала блестящую в лучах утреннего солнца еврейскую лысину. «Шестьдесят или шестьдесят один?» - всплыл профессиональный вопрос о головном охвате. Клавдия Ильична вздохнула, она была не рада такому раннему началу дня, но делать было нечего. Она сняла свой прекрасный платок и принялась открывать магазин. – Проходите, ведь ассортимент представлен. Вам лето, зиму или демисезон?

- Поважнее, - пространно отозвался он и взмахнул руками, будто показывал габариты будущей шляпы. Пятьдесят девять. – Что б солидно.

Клавдия Ильична снова вздохнула. Манекены смотрели на нее грустно, даже немного зло, не верилось им, что в этот прекрасный весенний день их не поприветствовали. Стараясь не смотреть на них, Клавдия Ильична указала на правый угол, сделала красивый жест и начала красивым голосом:

- У нас есть шляпы как из фетра, так из шерсти и твида. Борсалино, федора, трилби, если посолидней хотите. Так же кепки, котелки, есть даже как у Боярского.

- Как у Боярского? - с сомнением причмокнул Еврей и устремил взор креветочных глаз в сторону «женской» стены. – На кой ляд мне как у Боярского?

- Модно, - оскорбленная до глубины души, Клавдия Ильична тряхнула своими огненными волосами. Уж очень ей хотелось в тот миг походить на медузу, и чтобы Еврей окаменел от ее гневного взгляда, или хотя бы вышел вон.

- А вот эта мне нравится.

И тут Еврей совершил невообразимое, и все последующее происходило с Клавдией Ильичной как в дурном сне. Даже небо за окном будто потемнело, защемило сердце Клавдии Ильичной, сжало в злой кулак так, что не могла бедняжка дышать. А глупый Еврей все стоял и щупал полы женской широкополой шляпы, с бутафорской ящеркой-брошкой на кожаном ремешке, и страданий Клавдии Ильичны вовсе не видел. Нащупавшись, он натянул шляпку на свою лысину и наклонился к зеркалу:

- Вот это хорошо, - довольно причмокнул он и моргнул собственному отражению, словно сам убеждался. – Очень хорошо. Беру.

- Это… - Клавдия Ильична едва мола говорить, и слова выходили какими-то слабыми, неуверенными, будто она сама сомневалась, в самом же деле она просто не могла дышать, - это женская…

- Правда что ли? Ну и черт с ней, все равно беру. Кто спрашивать-то будет?

Еврей подошел к кассе и протянул ей бумажные деньги. В тягостном оцепенении Клавдия Ильична взяла купюры и отчитала сдачу, благо, давно наработанный навык позволял ей выщелкивать разницу без особой концентрации и пальцы сами отбирали нужную сумму. Этот навык очень пригодился Клавдии Ильичне, ведь в тот миг ее настоящий разум был далеко, выше облаков, даже солнца выше, даже звезд. Разум ее внезапно попал в ту часть космоса, где ничего нет, кроме матовой пустоты, и где холодно, как в аду, холодно и глухо, сколько не кричи в эту бездну. Вот и Клавдия Ильична орала во все свое горло «Это женская!», а звук летел куда-то высоко и куда-то низко, но никак не долетал до ушей глупого Еврея.

- Пакет надо?.. - машинально спросила она, хотя в самом деле хотела повторить, что шляпка-то женская, а Еврей на бабу никак не похож.

Еврей махнул рукой, нацепил теперь свою шляпу и вышел из магазина, схаркнув на крыльце сопли.

- Это женская… - уже для себя повторила Клавдия Ильична, и посмотрела на манекенские головы.– Ну скажите мне, может он не расслышал?

Те угрюмо молчали, однако несчастная Клавдия чувствовала, как же и их взбаламутило происшествие.

А ночью Клавдии Ильичне приснился жуткий сон. Она сидела своем магазине, отчего-то была ночь и качал желтый свет уличный фонарь, хотя она точно помнила, что не было у ее магазина никакого фонаря. В магазине тихо, только скрип фонаря гуляет по пространству, из которого вдруг исчезли все шляпы, даже те, что на манекенских головах.

Вот идет Клавдия Ильична вдоль прилавка, и шагов ее не слышно. Манекенские головы смотрят на нее зло, недовольно, будто обвиняют в том, что она растеряла все их шляпки и шапки.

- Родненькие… - шепчет она и закрывает рот рукой. Лысины на манекенах блестят в неверном свете, ранее сомкнутые губы, бог мой, приоткрыты.

- Клавушка… - звук идет не из ртов, а как будто ото всех сторон сразу. - Клавушка, что ты наделала?..

- Что?.. - окончательно отупев от страха, Клавдия стоит в центре своего магазина и боится пошевелиться.

- Женскую шляпу мужику продала, - охотно отзываются манекены и глядят на нее пустыми раскрашенными глазами. - Родину предала.

- Какую Родину?.. - лепечет Клавдия и желает отойти в угол, да только ноги ее как деревянные.

- Сначала шапку женскую мужику продаешь, а потом государственные секреты - врагу! Непорядок!

- Непорядок, - в ужасе согласилась Клавдия Ильична, - так ведь и в стране бардак!

- В голове у тебя бардак, дура! – рявкнула ближайшая голова и хищно клацнула пластмассовыми зубами.

Проснулась Клавдия Ильична в липком поту, тело ее мелко противно дрожало. Опустила она ноги на пол, холодный, как ледяное железо, и застонала. Жуть все еще жила в ней, все еще охватывала скользкими кольцами что-то внутри, что Клавдии Ильичне было совсем тяжело дышать. Она уселась на кухонный табурет и схватилась за голову:

- Что ж делать теперь, а? Что ж делать?..

Так и просидела она на кухне до самого утра, в раздумьях. Здесь, в маленькой комнатке, заполоненной стойкими запахами одиноких ужинов, она начала думать о своем муже, умершего так давно, словно и жил никогда на земле. Клавдия Ильична не помнила ни тепла его тела, ни овала лица, ни голоса. Не помнила она ни трепета от его поцелуев, ни красоты песен, что летели над ржаными полями в малиновых сумерках, когда ночь наступала на землю мягко, как кошка. С безразличной печалью вспомнила она свою одинокую зрелость, проведенную в сырых туалетных, вонючую тряпку, намотанную на деревянную швабру, и запахов смоченного бурой водой гранита. Ей стало жаль ту Клавушку, которая таскала тяжелые авоськи, наполненные полусгнившей картошки, ту самую Клавушку, что приходила с работы за полночь, а с утра вставала еще до рассвета, чтобы отвести сыночка в школу. Как та прекрасная женщина, полная тепла и нежности жизни, та, что всегда была права и всегда знала, что делать, могла попутать мужскую и женские шляпы?

Когда слабые лучи пробились сквозь оконную решетку, Клавдия Ильична встрепенулась, как разбуженная птица, и принялась собираться. Выбежав в потемки, она позабыла надеть свой распрекрасный платок и с непокрытой головой заковыляла на автобусную остановку.

Она долго стояла на входе, не решаясь войти в пространство, за ночь ставшее таким чужим и далеким. Когда дверь, наконец, затворилась за Клавдией Ильичной, в магазине вновь воцарилась тишина. В тишине выла машинная сигнализация, лаяла шальная псина и где-то далеко, будто в другом мире, несся в неизвестность поезд. Воздух остался неподвижен и сух, даже дыхание не могло достаточно его взволновать. Лампа же разгоралась как-то тускло, нехотя. Манекенские головы смотрели на нее, не мигая, ждали чего - Клавдия Ильична не знала. Выдохнув, она нетвердым шагом двинулась вдоль прилавков.

Она дошла до рабочего табурета, в магазине стояло все то же беззвучие. Клавдия Ильична замерла и осторожно взглянула на головы:

- Бардак в стране, понимаете? Каждый что угодно может творить, и ничего ему за это не будет!

Головы молчали, только одна, крайняя, в красивом берете, едва заметно ухмыльнулась.

- Вот, поглядите! - она схватила с ближайшего манекена фетровую борсалино и нацепила на голову. – Поглядите, какая красавица, а?! Королевна!

И зачем-то заглянула в зеркало. Из зеркала и вправду на нее смотрела красавица: шляпа, как на зло, ей шла. Сидела, как влитая, пусть и была скроена под мужскую головушку, чего, кстати, Клавдия Ильична совсем не ощущала. Стало ей легко-легко, будто она не шляпу натянула, а тиару.

- Королевна… - повторила она и отчего-то горько заплакала.

Другие работы:
+6
745
10:00
+1
Мне опять понравилась «лицевая сторона»)))) «Не шляпа красит человека, а человек шляпу», — говорил Муми-папа. «Не-а, не принцесса! — А хто?! — Королевна!» «Сегодня ты играешь джаз, а завтра Родину продашь!»))) Да трудно рушить стереотипы, до слез, до ночных кошмаров. А все заморский платок на славянской головушке.))) Напомнило «Воротник» Тэффи))) Показалось, что размер головы откликается в возрасте покупателя.
Читала с удовольствием! Ничего не угадала, но и без того очень рада!
10:10
+1
Мне рассказ понравился. Героине не весело, а я улыбаюсь. Забавно все: и Еврей загадочный, и катушкосъезжание Клавдии И.
Разгадок не знаю но подозреваю, что неправильное написание отчества героини, некоторых слов — намек на что-то?
11:02
+2
Сразу обозначу, что рассказ мне не понравился. Очевидно, потому, что скрытого смысла я просто не увидел. Вероятно, я не на одной волне с автором. Ошибки — есть ошибки, с комментарием выше я не согласен. За банальные мелочи дергать не буду, но туземНого, а не туземСКого.

Однако, я был бы не я, если бы ушел отсюда просто так.
РАЗГАДКА:
(ну а почему бы и нет)
1 Магазин полный манекенов — комната с говорящими головами в Футураме.
2 Еврей в женской шляпке — Боггарт, обратившийся Снейпом, после заклинания ридикулус в третьей части ГП.
3 Нежелание примерять шляпу как у Боярского — намек на чемпионство Спартака в сезоне 2016/17

А еще мне жутко чудится здесь политота, но раскрывать эту тему не хочу (во избежание).
11:30
+1
Ваш острый нюх почуял антисемитизм и отсутсвие толерантности?
12:02
Нет, дело совсем не в антисемитизме (даже не думал об этом), но — еще раз — развивать тему я не хочу.
12:10
11:40
Про Спартак круто!)
12:34
-1
Ору… тот момент, когда хочешь показаться умным. Футурама? Гарри Поттер… Разбила себе лицо. А еще тут жидомассоны и рептилоиды :D А если соединить три догадки, то получится треугольник.
12:35
+3
Если вы про меня — то я не хотел показаться умным. Наоборот — я глупо шутил. Просто потому, что у меня не возникло желания серьезно копаться в рассказе.
13:48
+1
мне теперь нужна разгадка на эту разгадку 😆
13:51
Особенно на третий пункт, я полагаю? :D
13:54
Я, видимо, совсем открытая книга?😊
13:56
+1
Нетрудно догадаться)
Если что, Боярский — болельщик Зенита, причем очень публичный. А Зенит — один из главных конкурентов Спартака.
13:58
+1
Тогда это очень тонкий намек на чемпионство Спартака!))
14:00
+2
Я бы сказал — нанонамек.
Просто у меня сейчас больная тема(
14:09
+1
Спартак терпел, и нам велел)
14:23
У меня тоже я Кухню смотрю)))
14:26
Золотые слова!
Странно, за что тут минусы? За комментарий комментария?
21:24
Нет, я точно дура… Не понимаю, за что тут минус? Хоть бы объясняли, что ли… Или сделайте оценки прозрачными, имена часто объясняют, почему плюс или минус.
Ахаха, Клаватея!!! 😂
РАЗГАДКА: рискну предположить, что «Королевна» — отсыл к Морозко, и героиня вовсе не красавица, как ей самой кажется, а страшненькая, и шляпа и платок ей не идут.
13:29
Вот и я рискну предположить. Поскольку магазин называется «Квалатея», то Галатея, Пигмалион и Элиза Дулиттл тут каким-то боком. Каким-то.
Нууууу, может быть, типа шляпки волшебные. Ахах. Вот и я на ГП скатилась.
А когда читала описание сна, то почему-то всплыл «Гробовщик» Александра Сергеевича.
Мне рассказ понравился. Если что. Хотя нет никакого у меня внутреннего ощущения, что там что-то скрыто за синими занавесками.
Отсыл к Галатее, конечно, есть, но не вижу в этом скрытого смысла) Наоборот, на поверхности.
18:05
+3
Ничего не понял, кроме «бардака в стране».
Потом еще перечитаю. А то мерещится всякое…
21:05
+1
«РАЗГАДКА».
Замечательный рассказ! Мне кажется, что все эти манекены – это подобие настоящих человеческих лиц, человеческих эмоций, которые бывают у обычных скучных похожих друг на друга людей. И эти манекены – это все те лица, которые косо смотрят, покачивают головой, то туда, то сюда, осуждают. Манекены – это очень хорошо подобранный образ. Он чётко показывает не оригинальность человека. Манекены они и так все похожи. И люди, в большинстве своём тоже одинаковы. И те, которые похожи, они косо смотрят на тех, кто хоть как-то отличается.
В данном случае это мужчина, носивший женскую шляпу; женщина, носившая мужскую шляпу. Мы смотрим на них и думаем: Сумасшедший, дурак, чудак и т.д. Женщина изначально осуждала мужчину, также как все эти лица, пусть то манекены, пусть то из кожи. Но потом она сама стала, да, чудаковатой, но зато настоящей. Ну, понравилась ей мужская шляпа. Ну и пусть. Главное, что ей всё равно, о чём подумают другие, что скажут. Она и так «Королевна».
14:23
Я постепенно разбираю разгадки, результаты будут завтра, пока же просто отмечаю, что угадано.
Конфликт с общественным мнением (делаешь неположенное по социальному статусу) — угадано, плюс smile
Перегрин
09:21
+1
Мне только анекдот вспомнился.
«Купил мужик шляпу, а она ему как раз.»
16:45
+6
СУТЬ:

Кто такая Клавдия? Она обычная работница, труженица. Та, которой много. Та, которая за свои способности обрела полагающиеся потребности. Но она не проста — сын привозит заморские подарки, она считает себя королевной, а в её заведении по продаже шляп угадывается мрачность и безысходность кабинетов правительства, в которых застой стал нормой.

Кто такая Клавдия? Клавдия — как минимум советский чиновник, мечтающий стать нечто большим, да всем на зависть. Она попивает чай и пребывет в раболепском застое, среди молчаливых, безропотно исполняющих свою функцию, манекенов.

Но при дальнейшем прочтении начинают проскакивать откровенно Довлатовские нотки. События вполне могут происходить в Таллине или любом другом при-СССР — на это указывает необычное название магазина. И как было замечено, оно созвучно с Галатеей, что ведет нас к классической картине и не менее классическому произведению.

Миф о Пигмалионе и Галатее вывернут, изуродован. Вместо порыва страсти к искусству — шляпки на гипсовых головах. Вместо простушки, ставшей настоящей леди — суровая баба, жующая сахар. Тем самым автор подчеркивает всю нелепость и несообразность режима, то, как он вывернул классический ход мировой истории.Здесь цветет истеричесая любовь к порядку и высшей власти, здесь любые отклонения от нормы вызывают шок и трепет, здесь царит антисемитизм.

Клавдия не питает любви к манекенам, но обожает шапки на них. Эта удивительная любовь к предметам одежды — одна из черт ее характера. Она заперта в клетке собственных противоречий (что угадывается в зарешеченных окнах), а момент слабости лишь подчеркивает, насколько тяжелая роль ей предстоит в будущем. Один из символов перемен — Еврей, надевший не ту шапку. Автор подчеркивает, что прямо сейчас происходит нечто странное, пугающее, то, что может полностью изменить мировозрение. Тем самым, он указывает на болезнь Сталина. И Клавдия, как одна из ближайших к нему людей, знает об этом, она искренне боится происходящего. Вплоть до того, что она начинает слабеть, жалеть себя.

Но даже малейший намек на светлое будущее поднимает ее на ноги, вслед за слабыми лучами солнца. Солнце действительно ослабло, ведь гаснет Его лик. Клавдия понимает это и отправляется в магазин, который стал чужим и неизвестным. Он мрачен и тих, как усыпальница — больше нет лучей света, больше нет Его. Тем самым, автор обыгрывает поворотное событие в истории СССР — смерть Сталина.

Клавдия осталась совсем одна в этом мире манекенов, жалких прихлебателей и серой массы, которые только и могут, что носить шляпы, да пресмыкаться. И все же, она раскрепощается, надевает шляпу, о которой всегда мечтала и становится королевой. И в своей радости, она понимает, что это конец.

Что власть падет и закон ослабеет. Что Сталин умер и придется жить с новым порядком. Что манекены больше не будут молчать, ведь они уже скалятся на ее корону. Что тает лед и оттепель грядет.

Клавдия утрет слезы и раскроется. Она станет пользоваться ботинком не по назначению. Она станет кричать о мировом порядке и злостно нарушать его, внося смуту и бардак. Она станет лидером СССР на рубеже смены мировозренния, когда противоречия накалились до предела. Она станет самым непоследовательным и упертым политиком за всю историю страны, а ее антисемитизм перестанет скрываться.

Ведь Клавдия — это Хрущев.

12/10
16:57
+1
Знаете, ваш отзыв интереснее рассказа. И написано классно. Концовка просто убила!
19:25
+3
Ну это же просто прекрасно: З Прямо как все эти описания к произведениям современного искусства и иже с ними
07:38
+2
И этот комментарий победил в номинации «самая интересная трактовка»)
18:46
+2
Где-то в середине рассказа я понял, что разгадка найдена! Вот она: сам рассказ — Шляпа! Причем полная) Автор нарочно написал​ рассказ нудный и скучный, хотя и видно, что он не новичок и ему удается играть с чувствами читателя, он знает, что и где должно лежать, чтобы тронуло. А к аннотации так и написал- разгадка: Рассказ у меня шляпный. )))
Шучу, конечно, но после Клавдии — Хрущева, мне добавить нечего) проникся версией.
Из моих РАЗГАДОК могу сказать только одно — автор — мужчина, судя по пренебрежительному «бабскому празднику».
И ещё одно. Думаю, что ключ находится в месте, где говорится о космосе и о том, что там холодно как в аду. Это явная отсылка к чему-то…
Еврей в женской шапке: «не по Яшке шапка» ;)
Пардон. В оригинале «не по Сеньке шапка»
21:13
если тут есть разгадка, то выделите её как-нибудь так: РАЗГАДКА или разгадка.
а то я могу упустить при подсчёте
22:31
+4
Блин, Хрущева не заметила, но у меня сложился устойчивый образ Ленина. Лысый мужик, еврей. Ну точно. И потом этот фонарь желтый, манекены, как его желтое лицо. Весь магазин, его атмосфера — точно в мавзолее опять побывала. И то что водой гранит мочит. Ну мавзолей это, его тишина противная и желтый фонарь. Ленин из гроба поди одни наши головы, как манекенские видит.
И весь рассказ ну так классно СССРом пропитан, но не на подъеме его, а в духе упадка. Ну и да, сейчас все изменилось: мужики в бабском, женщины — наоборот. Аж Ленин вон в гробу перевернулся, встал и за шляпкой пошел.
И этот жигуль, опять же, красный!
11:05
+1
Сменила Клавдия платочек на мужскую шляпу и поняла, что — это ее. И может она быть какой угодно и она Королева…
20:11
+1
-РАЗГАДКА-
(1) Вещами жизнь не разукрасишь)
(2) Избавляйтесь от рутины — путешествуйте!
(3) О времена, о нравы! Полагаю акцент на женской шляпе — это отсылка к тому, что нынче мужчины менее мужественны. Эдакий привет в сторону хипстеров и не только)
Ильична – точно? Может, всё же Ильинична?
«чтобы услышал соседская псина за стенкой» ?!
« в красном жигуленке, привозившим раз в полгода как изящные уборы,» — привозившЕм.
«гунявые манекенские головы» — это какие??
«вязанные беретки», «граненный стакан» — одно Н.
«проходит Клавдия Ильична в свою коморку» — кАморку.
«отпивает жгучую жидкость» — настойку перца, что ли? С горячим чаем ну никак не вяжется. Он скорее обжигает, а не жжёт.
«всплыл профессиональный вопрос о головном охвате.» — лучше уж о размере товара или изделия.
«Она сняла свой прекрасный платок и принялась открывать магазин.» — прямо на улице сняла? И держала в руках? А как магазин открывать? И после того, как сняла платок, надо хотя бы наскоро привести причёску в порядок.
«С безразличной печалью вспомнила она свою одинокую зрелость, проведенную в сырых туалетных, вонючую тряпку, намотанную на деревянную швабру, и запахов смоченного бурой водой гранита.» Про гранит — это чегой?
Странные опечатки встречаются. Может, в них и таится скрытый смысл?
«наполненные полусгнившей картошки» — картошкой. *рукалицо*
«могла попутать мужскую и женские шляпы?» — женскую.

РАЗГАДКА.
Классика – «Королевна!» Маленький провинциальный городок, практически деревня, где все друг друга знают и все друг другу родственники. Быть хозяйкой магазина в таком городке – весьма значительный успех, и даже без заморского платка можно чувствовать себя важной персоной. Но красивая обновка добавила чувства собственной значимости, вполне реально превратившись в корону ))
«Клаватея» — шикарный отсыл к Галатее ))
Манекены – явный отсыл к общественному мнению, даже к политической верхушке государства, не поздороваться с которыми во все времена довольно чревато. Мадам, пардон, сударыня Клавдия весьма подвержена общественному мнению и страдает дефицитом общения. Впрочем, это не разгадка, а прямой смысл.
Ящерка является символом безсмертия, потому, возможно, она символизировала безсмертие магазина. Продав шляпу с ящеркой, хозяйка как бы отдала ему это самое безсмертие, неуязвимость перед внешними неприятностями.
Возможно, это отсыл к фильмам о Гарри Поттере, к уроку, где юные волшебники учились справляться со своими страхами, и один из них превратил профессора Снейпа в бабушку со смешной шляпой на голове.
Женская шляпа, купленная мужчиной, напомнила давнюю историю, как кто-то из известных музыкантов полгода выходил на сцену в женской блузке, и никто этого не замечал. Устав ждать внимательных и образованных зрителей, он рассказал об этом знакомой журналистке, а та уже написала статью, преподнеся факт как собственное открытие.
Отказ покупать шляпу «как у Боярского» — в общем-то нормальная реакция самодостаточной личности: зачем мне как у кого-то, когда у меня есть собственные предпочтения? Про «Спартак» уже прочитала, потому об этом не хочу повторять.
Вообще после прочтения чужих версий своя кажется лишней, но так и быть, отправлю ))
18:49
+2
Я постепенно разбираю разгадки, результаты будут завтра, пока же просто отмечаю, что угадано.
Отсылка к общественному мнению угадана, хоть и не вся, 0.5+
Загрузка...
Запишитесь на дуэль!