Шестеро

Шестеро
Работа №3
Тема: Играет роль
Автор: Юлия Мак

https://music.yandex.ru/album/35045/track/348044

Я сейчас ребёнок: мальчик с глазами уставшего старца. Загляну за терновый куст, а там – боль. Хоть и непредумышленная, хоть и тоже одинокая как я, но боль. Укутает и нежно-нежно возьмёт меня за тонкие детские пальцы.

– Играет, – думаю я, – ну и пусть играет.

Пальцами.

– Терновому парку уже тысячу лет, – говорит она мне. Говорит и отворачивается, рассматривая сквозь пыль вчерашнего дня отлетевшие планеты.

И ведь только она их видит. А даже если глаза закроет, то всё равно – вот они: погибшие. Ей от этого больно, но такова она есть.

– Терновому парку уже тысячу лет, – повторяет она, – уходи. Я тут ещё хочу прожить. Мне тут по-своему больно.

Нежно, как может, отпускает мои пальцы. Вместе с кровью проливается мимолётная фраза, печальная нотка в отголосках её тембра, от бессилия она взвывает – отворачивается.

Она боль.

И не может быть чем-то иным. Даже весёлой быть не может, даже скучающей. Чем полна, тем и плещется.

Я сейчас ребёнок: мальчик с глазами уставшего старца. Ухожу. Мимо меня пробегает дорога, украдкой поглядит на меня и проездит шинами:

– Я – дорога всего-то! Чего ещё надо-то?

И сразу так неестественно становится ощущать себя лишь ребёнком. Беру в руки флейту и начинаю играть то Моцарта, то Вивальди. А в руках неожиданно – скрипка Страдивари! Но что с ней делать, не знаю. Смотрю на синее небо, а там летают тысячи разных чудес: подмигивают мне, толкаются между собой, да всё никак не поделят, кто спустится ко мне.

А я уже и без них, глупых и себялюбивых, играю на скрипке, пока пальцы не прожжёт.

– Скрипач я. Я сейчас скрипач, – говорю себе и слышу тепло музыки и касаюсь её легонечко, дабы не спугнуть.

А она уходит.

– Уже рассвет!

– А я и не заметил, – расстроенно мурлычу я и опускаю рыжую головку молодой девушки. И платочек на ней в горошек зелёный, но не идёт ей совсем. Снимаю его да как брошу в сумасшедшее красное зарево утра и поплетусь дальше: через кукурузное поле в деревню – домой.

А вокруг и рассвет уже идёт вместе с нами, протягивая нам зачем-то жёлтые фонарики.

– Ну и чудачество! – смеюсь.

Улыбаюсь, беру жёлтые фонарики да иду дальше, через кукурузное поле в деревню – домой.

Я сейчас молодая девушка: рыжий пепел волос швыряется кристалликами перхоти.

Становится холодно. Может, и раньше было холодно – не замечал.

Чудно!

Пытаюсь согреть руки в пламени густого волоса. Не выходит. Удручённый, иду дальше, но уже быстрее.

Но холод уже впился в меня так, будто сотни лет не морозил никого, глянул ещё сквозь ресницы-ледышки и говорит:

– Ну, что ж тут скажешь? Такую роль я играю – холод. А ты человек – сколько тобою ролей сыграно?

И тут меня будто в живую воду окунули: побежал я, куда глаза глядят. А холод всё кричал и кричал на ухо, не отставая:

– Куда несёшься-то, дурак? От меня хоть и убежишь, но от себя-то нет!

Запыхался. Вижу, там, впереди – следы копыт. Побежал по ним и набрёл на болото. Тут меня страх-то и окатил похлеще, чем холод. Слышу, как тот на прощание смехом заливается и всё дураком меня обзывает.

Ушёл.

– А болото-то это ­– то самое и есть, страшное. Болото-убийца. Болото, на которое никто уже и не ходит, – тихо прошептал страх и печально глянул, будто попрощался.

Тут сразу и слова односельчан вспомнились:

– Есть на окраине деревни место, где ни пруд, ни речка вовсе – болото. Но гнилое такое, что даже зверьё туда не хаживает. А если и забредёт вдруг, то злым возвращается. Аж будто демон в них вселился.

И вдруг стало страшно внутри. Девушка с густым пламенем волос дрожащим голосом шепчет:

– Ой, уходи, боюсь я, – и сжимает в кулачке платочек в горошек зелёный. А я отмахиваюсь от неё, перед этим бросив платок на землю.

– Ну не идёт же он тебе, говорю! – кричу на неё, а у самого голос дрожит.

Исчезла, взяв платочек с собой.

И тут же мальчик с глазами уставшего старца возник и давай реветь.

– Нет-нет! Пожалуйста, уходим отсюда, я бою-ю-ю-сь…

И испарился, обронив слезинку.

А за ним и музыкант показался: в одной руке флейта, а в другой скрипка Страдивари.

– Ой, – говорит, – не место это, чтобы музыку играть, не место, – головой качает, и пропал.

– Все они трусы, а я не трус, – гордо сказал высокий молодой парень. В руках у него была длинная палка.

***

Полдень.

Я, наконец, добрался до деревни – домой.

Захожу в дом, а там жена. Всё такая же: с бородавкой на подбородке и злым взглядом, будто черти смотрят.

«А вдруг она с болота-то и вышла?» – промелькнула мысль.

Я смотрел на Зою и не понимал: почему она не Рыжик?

– Где ты был все три дня? – кричала она, – чем ты занимался? Мне стыдно уже соседям в глаза смотреть, – вопила она, – что они подумают?

– Все вы одни и те же. Все фальшивые, ненастоящие. Но я, я могу быть разным, – грустно опустив голову, шептал я, – я могу научить тебя, Зоя.

– Что? Что ты несёшь?

– Печаль – она вот только печаль и есть, и то из-за этого грустит. Представляешь? А дорога – это дорога, а ей большего, оказывается, и не надо, – засмеялся Иван, – А холод, знаешь он какой, он с характером. Он не хочет быть иным, а печаль хочет. Я знаю – видел, как она грустила. Это всё рамки, Зоя, рамки.

– Чего? – спросила Зоя, глядя на картину.

– Да не эти рамки, глупая, – ласково сказал Иван и подошёл к жене, приобняв её, – твои рамки в сознании. Ты не хочешь быть больше, чем только Зоей. Помнишь, ты хотела быть балерино-о-о…

Зоя ударила мужа по щеке.

– Опомнись!

– Ты ударила меня! Ты ударила меня! Мне больно! – кричал маленький мальчик с глазами уставшего старца, – ты плохая-плохая.

Слёзы текли по щекам Ивана. Слёзы текли не переставая, внутреннему малышу было очень-очень обидно и больно. Никто не поднимал на него руку.

– Мой муж – сумасшедший!

– Женщина, не обижайте маленького ребёнка, – смущённо произнесла молодая девушка, – из нас никто его не обижает.

– Иван, что с тобой, боже?

– Женщина, не ревите, я сейчас Вам Вивальди сыграю! – с радостью произнёс музыкант, держа в правой руке флейту, а в другой – скрипку Страдивари.

– О божечки…

– Все они трусы, а я не трус, – гордо сказал высокий парень. В руках у него была дубина.

***

Сегодня их стало шестеро.

Мальчик с глазами уставшего старца появился в нём раньше всех. Изначально Ивану было достаточно общения с ним, с грустным и любопытным мальчонкой. Это он взбудоражил в нём желание бегать и гулять, наблюдать и чувствовать.

– Чувствуй природу, – шептал малыш, и глубоко вдыхал свежий воздух, – зачем тебе дана эта природа, если ты ею не восторгаешься?

Сегодня мы и пошли изучать терновый парк.

– В деревне нет парков, – говорил ему я, но малыш был непреклонен.

– Но зато он есть у тебя, – загадочно улыбался мальчик.

Через шесть лет появилась рыжая с зелёным в горошек платком на голове. Её пепел волос сразу полюбился Ивану, но этот чёртов платок… Иван даже сжигал его, но тот появлялся вновь и вновь.

– Упрямица! – обижался Иван.

– Он мне нравится,– спокойно отвечала девушка.

Иван любил слышать тепло её локонов, любил восхищаться ею.

– Ты не похожа на мою жену, – шептал он, – ты не похожа на других женщин. Да что тут говорить, ты не похожа даже на мою жену! А ты ведь знаешь, какая она? Сухая и злая, как ветка.

А рыжая лишь отвечала:

– Тебе просто нужно домой!

Печаль, как чёрная водолазка, облепила сознание Ивана, пробудив в нём восхитительное чувство творить и создавать прекрасное – так сразу после прихода молодой девушки в нём возник музыкант, в правой руке которого была арфа, а в другой – скрипка Страдивари.

Шесть дней назад появился Он – молодой парень. Иван так его и назвал – Молодой парень. Он силён и приходит, когда случается беда. Вот сегодня он спас Ивана из болота. А недавно Иван чуть не упал со скалы, когда был мальчонкой. Но тут же появлялся молодой парень с сильными ногами, спасая его.

– Вот находка! – радовался Иван своей новой личности, – так меня и не убьёт никто.

Хотя во всём этом была одна странность: возвращаясь в своё сознание, Иван не помнил деталей спасения. Он не помнил ничего.

Утешал он себя мыслью, что забывает всё из-за стресса. Ведь такое возможно: мозг блокирует плохие воспоминания, и всё забывается.

Но сегодня Иван, придя в своё настоящее Я, был очень удивлён, когда не нашёл в доме жены.

***

– А можно следующий пойду я? – пропищал маленький мальчик, – Мы с Иваном сегодня сходим на муравейник.

– Нет, малыш, – строго ответил музыкант, – я выучил новую композицию, мне нужно отыграться.

– Сейчас пойду я, – громко и жёстко сказал молодой парень с дубиной в руке.

– Ан не-е-е-т! – протянула Зоя, – новеньким надо уступать, – и улыбнулась.

Сегодня их стало шестеро.

+13
507
14:46
+2
Премия за качественный взрыв мозга! Я себя сейчас Губкой Бобом «квадратные штаны» из 44 серии ощутила. Это где он на суше оказывается, и глазки медленно стекают, стекают на песочек…
Это ж Синие занавески. Хорошие такие плотные и очень пыльные занавески. Почему они не на конкурсе висят, а здесь?
рыжий пепел волос швыряется кристалликами перхоти
— представила. Какой ужас! Перхоть кристаллическая…
Сюжета не нашла в изысках словоблудия.
16:39
Мне тоже местная перхоть запала в душу. Но я не стала акцентировать)
Очень трудно читать.
19:09
+1
Неожиданное произведение. Читала осмысленно.
17:56
Спасибо большое!
«Читала осмысленно» — мне этого очень не хватает.)
19:55
+2
Рассказ требует от читателя труда. И это неплохо! Сложносочинённый текст о вычурном безумии. Смело, и достаточно внятно для такой темы. Голос сюда!
17:57
Спасибо Вам! Очень приятно осознавать, что над твоим рассказом задумываются, пытаются найти и, возможно, находят. Очень рада!)
23:55
+1
Вам спасибо! За смелость и поиск в творчестве.
20:53
Я поняла. Это надо под музыку читать. Расколбас тогда гармоничней выходит. Это какой-то литературный аттракцион. Камера-обскура.
Этим текстом да под эту музыку можно пытать)))))
В общем, рекламирую как могу)))
20:59
+3
Мне видится, что здесь тема тоже хорошо раскрыта. С точки зрения внутренних личностей, каждый из них пытается жить. Завладеть героем всецело они не могут, потому что порой приходят одновременно, так что не живут, а только играют в жизнь. Каждая личность порождена какой-то реакцией или эмоцией. Этакая персонификация. Написано красиво. Не буду скрывать, мне кажется, я узнала автора по стилю. Мне нравятся ее работы такими, какие они есть.
ГОЛОС
18:06
+1
Виктория, Вы, как обычно, меня понимаете)) Спасибо Вам за это!))
А то, что личности появляются благодаря эмоциям и реакциям. Это точно!) Только думаю теперь, может на это как-то намекнуть? Но Вы же поняли…
18:10
+1
Я бы просто добавила событийный ряд.
21:08
+1
Отдельное спасибо за музыку.
Сначала я обрадовалась, когда про боль. Потом расстроилась. что под наркотой опять написано, надоело. Потом решила, что это саморефлексия субличностей. Я их борьбушку в себе записывала в подростковом возрасте тоже, не понимая, кто из них я.
За оригинальную вещь взялся автор, но тем труднее задача. Как простое сочетать можно, а сложные стилистические вещи еще суметь надо, вкус, глаз.
Понравились «протягивая нам зачем-то жёлтые фонарики», «холод впился в меня так, будто сотни лет не морозил никого».«Печаль, как чёрная водолазка, облепила сознание» — тоже хорошо, я бы добавила еще синтетическая или что-то в этом роде.
Интересно.
Можно докрутить, доработать.
Как-то хочется не просто налюдения сыр-бора, а цели или баланса между субличностями или вывода. А так ощущение, что меня грязью своей умыли. Если бы удалось цель или гармонию найти, было бы здорово, завершенность, что герой справился или хотя бы имеет намерение.
Выражения авторы интересны, и хочется продолжения.
21:16
И еще — раз невротик, всё время ожидаешь «вот щас начнет жаловаться». Грань эту тонкую лучше бы не переходить.
06:55
Эээмм… Навеяно Сплитом, да?
09:59
Либо «Множественными умами Билли Миллигана». Все же бессмертная классика.
17:58
08:10
+2
Подход к описанию безумия прекрасный — стоит понять, в чем дело, и сразу все становится на свои места. Пугающе, но очень красиво.

Из минусов — мне не хватило сюжета. С героем (героями) происходят какие-то одиночные события — болото, диалог с женой, — но они у меня в голове не выстроились в единую историю. Скорее это просто зарисовка из жизни. Допускаю, что цельный сюжет с завязками-развязками-кульминациями там скрыт на каком-то глубоком слое, но я до него не дорыла — кирка завязла. smile

И еще мелочь: раздражающей непоняткой осталось то, как личности попадают из реального мира внутрь главного героя. Он их убивает/они сами умирают и тогда попадают? Или просто так? Кажется, это существенная деталь для понимания происходящего, но я как-то ее упустила…
09:57
как личности попадают из реального мира внутрь главного героя.
Насколько я понимаю, они никогда и не были в реальном мире. Они появлялись сразу внутри героя. У Дэниела Киза все это прекрасно описано. Собственно, поэтому я считаю, что нет особого смысла что-то еще писать на эту тему, тем более так скупо и мелко.
11:50
+2
Насколько я понимаю, они никогда и не были в реальном мире
Позвольте не согласиться: Зоя, судя по всему, была.
12:54
Хм, вот с этим соглашусь.
22:34
Да, спасибо за время!) С сюжетом ещё поработаю обязательно)
09:51
+1
Интересный подход для понимания данных заболеваний. Конечно с текстом нужно поработать, но выбранная тема интересна тем что очень трудна. Уверен автор перелопатил кучу литературы. Удачи! Мой ГОЛОС Ваш.
17:59
Спасибо!) Да, над текстом поработать нужно точно. Тем более теперь нет ограничений в кол-во знаков.) Кучу литературы не изучала. Просто написала первое предложение, и идея как-то сама появилась. А до этого, да, смотрела документальные фильмы о подобном. Интересно всё же)
И Вам удачи!
Рыжая с пеплом волос??..
Слышать тепло её локонов??
"– Ты не похожа на мою жену, – шептал он, – ты не похожа на других женщин. Да что тут говорить, ты не похожа даже на мою жену!"
"… музыкант, в правой руке которого была арфа, а в другой – скрипка Страдивари." — до этого момента вместо арфы была флейта.
Даже странно, что при таком изящном описании безумия встречаются вот такие «перлы» ((( мама дорогая (((( потому голоса нет, извините.
12:38
Мы с Вами мыслим одинаково)))
18:08
Это не пёрлы – это стиль. За арфу спасибо! Поменяю.
12:17
+1
Голос сюда.
Читать было легко и интересно (даже несмотря на мою нелюбовь к подобному стилю изложения). Очень ярко, красочно, объёмно. Живо и честно.
Спасибо автору.
18:01
Спасибо!) Очень рада, что Вам понравилось!) Может, Вам теперь начнёт заходить подобный стиль))
12:45
После прочтения возникла и стойко держалась мысль: «Вычурный эпикриз». На мой взгляд, не естественно возводить в степень духовности шизофрению, над этим можно смеяться или соболезновать, но сопереживать шизофреникам — это прямая дорога на соседнюю койку!
Поэтому =0
wink
16:10
Написано хорошо. Но автор пересидел за подобной литературой, действительно когда шизофрению возводят на пьедестал без какого-либо нормального вывода, это для меня неполно.
16:28
+1
Интересный текст. Много удачных выражений (их уже перечислили). Есть и глупости, типа путаницы в музыкальных инструментах, как Веда отметила. В целом, это качественный текст, несмотря на все мелкие недочеты. Очень понравилась идея и как она раскрывается: не сразу, не прямо в лоб. То есть прямо в лоб там есть, но автор оставил читателю время и возможность догадаться.
Что не понравилось: все же мне милее та тактика, когда автор не полностью растворен в главном герое. То есть когда он-то нормальный, это вот у Гг сбойнуло. И когда я как читатель могу увидеть эту грань. А здесь я ее не вижу.
Ну лан, пойду читать остальное.
18:12
Спасибо за замечания! Подумаю.
Отлично описано безумие, здесь не может быть стандартных описаний и сюжета. Именно так — нереально, непонятно, сумбурно. Однако, на мой взгляд, тема лучше раскрыта в другом рассказе.
21:38
+3
По моему, просто один день из жизни Ивана -дурака. Никакого пьедестала, просто описание от лица больного. Никаких выводов. А какой может быть вывод? Шизофрения — это неизлечимо?
Написано здорово! Захватило сразу, терновым кустом. Теме соответствует. Согласен с Викторией, про каждую личность, порожденную эмоцией (стрессом) и появляющейся спонтанно в экстремальных ситуациях. Хотя, думаю, что часть личностей все-же перенял у живых людей (бывших живых), например Зоя.
Кстати, про арфу, может описка, а может и нет.
Рассказ прочитался легко, понятно, даже красиво. Может со мной что-то не так?
Сравним с конкурентами.
19:41
+1
Спасибо! Очень рада)
Да всё с Вами так!) Просто «захватило сразу, терновым кустом»)))
Так что там с конкурентами то?) Сравнили?)
21:24
+1
Да. Мой Голос — ваш. Лучше поздно, да лучше.
22:30
Это точно!)
21:03
+1
«Терновому парку уже тысячу лет» а не тысячА?
16:23
Такое ощущение, что автор посмотрел фильм «Сплит» и решил на скорую руку написать рассказик. Не смогла дочитать даже до середины. Сложный сюжет при всем умении не уложить в короткий рассказ. Поэтому сие произведение больше смахивает на бред. Это как, если взять воздушную сахарную вату и запихать в маленькую рюмку… а дальше у кого на что фантазии хватит…
22:06
+3
Это как, если взять воздушную сахарную вату и запихать в маленькую рюмку… — и ведь войдет, если превратить ее обратно в кристаллики.
Между прочим, перекликается с работой №1 «Игра в жизнь» Там с помощью таблеток/чипов, здесь внутренними личностями.
Мне понравилось, образно, натурально, даже изящно.
– Женщина, не ревите, я сейчас Вам Вивальди сыграю! – с радостью произнёс музыкант, держа в правой руке флейту, а в другой – скрипку Страдивари. — просто шикарно.
Шиза, сюр, наркотический бред — кто-то может объяснить разницу?
"Нас выращивали денно,
Мы — гороховые зерна,
Нас теперь собрали вместе,
Можно брать и можно есть нас.

Но знайте и запоминайте:
Мы — ребята не зазнайки
Нас растят и нас же сушат
Не для того, чтоб только кушать.
"

Однако Голос.

18:59
+1
Спасибо за поддержку, Игорь Евгеньевич!)
«и ведь войдет, если превратить ее обратно в кристаллики»)) А-а-а)) Это смутило и улыбнулась!) Это по настоящему оригинально) Эта фраза подняла мне настроение. Спасибо!) И подумала: «Да ерунда это всё — проигрыш и все дела!». Главное, что кристаллики-то в рюмку заходят!!!)))
Правильно подумали, значит вы очень позитивный человек. И добрый!
15:14
вот именно, если превратить в кристаллики, тогда это уже не будет сахарной ватой… так же и в рассказе — кристаллики вместо сахарной ваты.
Загрузка...
Запишитесь на дуэль!