Тренинг для писателей №45

Тренинг для писателей №45
Высшая Сила

Дорогие авторы!

В сфере последних событий (да,да, 1 серия 7 сезона...) мы долго размышляли о том, как здорово Д. Мартин сумел передать отношение персонажей с богами. Три, если нам не изменяет память, основные религии произведения имели огромное влияние на каждого из героев. За частую их цели и мотивы оправдывались исключительно желанием угодить "Всевышним".

Во многих произведениях мы сталкиваемся как уже с существующими религиями, так и с теми, что предложил нам сам автор. А вы так можете - создать своих божеств?

Кто выйдет у Вас: кровожадные мстители или всепрощающие мудрецы, справедливые каратели или подвластные собственным желаниям тираны?

Раскройте нам свой удивительный мир безграничной силы Богов!

Задача:

Придумайте своих богов, а если сможете, то и целую религию. Отразите ее в коротком отрывке текста.

+2
229
11:00
А у меня есть про религию.

Кусок из недописанной книги.
Предыстория: у главного героя были мать, брат и сестра. Мать и сестра погибли. Парень, переживая потерю, теряет сознание и видит сон.

Под конец службы Сабасу стало уже тяжело сидеть. Он откинулся на спину и взглянул на потолок.
Дар прародителей с безразличием наблюдал за ним, как всегда.
Голова внезапно раскололась жуткой болью. Дух Сабаса вытек из жалкой оболочки и устремился ввысь.
— Саб, смотри!
Ему четыре года. Тёплая женщина с хриплым сорванным голосом, садит его к себе на скрещенные ноги. Почему она просто не отстанет от него? На кой Хаос он ей сдался?
От неё странно пахнет. Не неприятно, но запах всё равно отличается от тех, что он знал. Аромат сильно выделяется. Она ложится и тянет его за руки, заставляя распластаться у себя на груди.
— Это знак Ильфии, — говорит она, показывая на рисунок.
Сабас смотрит на серебристую сетку и молчит. Ничего необычного он в ней не видит.
— Ильфия – старшая дочь Проматери и Всевышнего. Она была очень доброй и миролюбивой сеньорой. Когда другие дети поссорились, она сбежала под землю и спряталась в этой пещере.
Саб молчит и не двигается.
— Её муж – Никита — поселился сверху. Он охранял покой супруги и тоже не участвовал в спорах. Здесь в Капитолии Ильфия и её дети создали мирную обитель, воплотили мечты о гармонии и равенстве. Но даже живя в покое, она не могла забыть своих братьев и сестёр. Она проливала слёзы об их судьбах и судьбах их детей. Ильфия решила дать своей мечте о крепкой дружной семье реальное воплощение. И она начертала знак, соединив в нём пять братьев и пять сестёр, заключивших браки друг с другом.
Сабас вслушивается в её тихий голос. Картинка над ним оживает. Сначала знак меркнет, а потом вспыхивает тот его конец, что указывает на выход из храма.
— Самая младшая сестра – повелевала природой. Она была едина с ней, — на рисунке сияет зелёная сетка, — в мужья себе она избрала старшего сына Проотца, умеющего обращаться в разных тварей, — чёрное пятно посреди сетки загорается звериным следом.
Сегмент угасает. Медленно светлее левый луч.
— Сестра постарше творила химер. Он отвергала законы природы и тем самым дарила ей развитие, — в луче колышутся синие волны. – Она избрала себе домом океан, где всё так же зыбко и не постоянно, как она сама. Там она нашла себе сотню мужей и забыла своего истинного супруга. Но мы помним о союзе, что благословил Всевышний.
На синем фоне появляется вытянутая шипастая пластина. И снова всё гаснет.
— Средняя сестра, — в середине знака квадрат становится белым, — хранила тайну другого мира, откуда явились Проотец и Проматерь. Откуда в наш мир проскользнул хищный Зверь – их вечный противник. Дочь охраняла покой своих родителей, стерегла печать лабиринта между мирами, — Сабас видит этот самый лабиринт и в один миг понимает, что выхода из него нет. – Имя отца её детей кануло в лету, ибо мы не чествуем предателей и чинителей раздоров.
И снова знак меркнет. Правый конец звезды вспыхивает красным пламенем.
— Младшая сестра Ильфии владела силой другого мира. Она контролировала разумы, играла со своими и чужими детьми. Её первый муж погиб. Проотец нашёл ей другого, рождённого в нашем мире. Он был простым человеком.
В языках пламени выгорает след ладони.
— Сама же Ильфия подобно отцу и матери стремилась открывать. Для неё знания были вернее скал, дороже солнечного света.
Луч, указывающий на алтарь, тлеет желтизной, рисую непонятную картину.
— В мужья она выбрала самого младшего сына Всевышнего. Когда они обручились, Никита был ещё совсем мальчиком, но жизнь ему предстояла долгая. Он покинул наш мир, когда его внуки под землёй сами обзавелись внуками. Ильфию прославила не сколько миролюбивость, сколько изобретательность её мужа. Поэтому старшую сестру зовут повелительницей технологий нашего мира.
На конце звезды появляется какой-то странный механизм.
Рисунок снова заливается серебристым светом. Яркие детали смешиваются и теряются в хитрой вязи.
Про грех Проматери подземница и слова не говорит. Мадра не терпит ильфистов и то, как они перевирают столпы древней религии.
Сабас никогда не решится задать ей этот вопрос в будущем, но здесь он чувствует свою власть. Он получит ответы:
— Кто мой отец, Мадра?
Она молчит, отпускает его руки даёт скатится с себя, лечь рядом.
— Кто он? – спрашивает вмиг повзрослевший Сабас.
Мать холодеет, её глаза стекленеют.
— Неужели сам Блудный?
— Нет, малыш, — ледяная рука касается его щеки. – Блудный тебе и в подмётки не годится, — прикосновение тает. Тихий шепот подобен сквозняку. — Твой отец — Зверь.
Сабас открыл глаза и сел в кровати. Пропотевшая пижама, катетер между ног и игла в вене на руке – доигрался. Головная боль стала послабее. Чувство средней проваренности разливалось по телу. Зато его больше не трясло.
Зверомордая тварь сидела в углу. Саб зажмурился и снова посмотрел туда же – просто большая тёмная фигура. Только голубые глаза ловят отсветы аппаратуры.
— Пабло? – с надеждой позвал мальчишка.
— Его отправили в общежитие, — ответил незнакомый голос.
Сеньор встал и подошёл к низкой лежанке. Сердце Сабаса сжалось от страха. Всё тело напряглось.
Он хорошо помнил офицера, увиденного год назад на рынке, а значит и тварь ему не показалась.
Незнакомец сел у него в ногах. В свете экранов мальчишка смог лучше разглядеть его лицо.
Рядом с ним был повзрослевший на пару десятков лет Пабло. Великан был выше брата, но Младшему ничего не стоило его догнать.
Черты крупнее, чем у простого человека, но на большом лице выглядели гармонично, даже аккуратно, а не как у некоторых высокородных общинников, которые со всей серьёзностью гордятся большими носами, тонкими бровями или загнанными к шее подбородками.
Чёрные коротко стриженные волосы зачёсаны назад, высокий лоб, на котором прячется такая знакомая жилка, из-под тёмных бровей глядели голубые глаза, сильно выступали скулы, на щеках ни намёка на щетину… Уши у незнакомца тоже были немного выше, чем должны, прямой нос, волевой подбородок.
Такого сочетания не было ни в одном из кланов. Тираны постарались в каждом роду оставить достаточно генетических меток. У незнакомца не было ни одной.
Взгляд скользнул ниже – на куртку. Коричневая форма войск внутренней безопасности. Капитанский значок на воротнике. На груди справа – символ подразделения. Такой же, как и на форме Мадры Хаседор в день отлёта базы Волар.
Ниже рисунка было имя…
Это должно быть шутка. Человек с такой фамилией не смог бы выжить в Протеции. Странное чувство юмора капитана напугало Сабаса сильнее, чем всё остальное. Если бы его кишечник не был пуст, он бы точно обделался.
Бестэйа – фамилия тиранов.
11:31
+1
Должно быть очень интересное произведение. Мне не хватило иллюстрации, хотелось увидеть эту самую схему божественный браков, необычное представление религии. Понравилась многослойность богов, их множество и характеры. В силу недостаточный сведений о гг, сложно в целом сказать удалось ли внедрить религию в произведение, но познакомить с ней получилось отлично) спасибо, Кактус.
12:19
Там топорно вставлено про Зверя, а у человека, с которым знакомится герой, фамилия Бестэйа.
Что как бы намекает на необычную наследственность главного героя. Короче с религией он плотно связан и от приключений не отвертится.
Спасибо за отзыв.
Загрузка...
Запишитесь на дуэль!