Нидейла Нэльте

​К звездам

Мириадами огней сияют звёзды на небе, миллионы лет их свет стремится к Земле, веками люди смотрят на небо в надежде дотянуться до небесных светил. И ещё немало лет прошло прежде, чем первые космические корабли отправились изучать бесконечность Вселенной.

***

Вспыхнула синим пламенем и тут же растворилась в пустоте вспышка червоточины. Разведывательный корабль «Голиаф» вышел из подпространства в нескольких парсеках от края звездной системы PX-475B и, выровняв курс, направился к первой планете этой системы.

В комнате управления корабля царил полумрак. Обычно ярко-освещённая комната сейчас озарялась лишь тусклым светом немногих включённых мониторов и блеском сотен индикаторов. Все кресла экипажа, кроме одного пустовали и создавали впечатление заброшенности судна.

Пилот устало откинулся на спинку кресла и прикрыл глаза. Он был среднего роста и одет в стандартную униформу космофлота черно-синей расцветки с отличительными значками старшего лейтенанта. Черные встрепанные волосы и небольшая борода делали его старше своих лет. Обычно живой и яркий взгляд карих глаз был притушен усталостью. Пилот вывел корабль из подпространственного туннеля и сейчас ожидал пробуждения остального экипажа от анабиотического сна.

Дверь в комнату управления с тихим шипением отъехала в сторону и скрылась в стене, пропуская внутрь яркий свет и капитана корабля. Как и положено капитану космического судна дальней разведки он выглядел спокойным и уверенным в себе человеком, чему немало способствовал его высокий рост, аккуратно зачесанные волосы пшеничного цвета и чуть насмешливый взгляд синих глаз. В царившем вокруг полумраке капитан не сразу разглядел пилота, хотя и сразу почувствовал, что он тут есть. Впрочем, пилот спал, так что в некотором роде его тут не было.

Обойдя пару терминалов управления, капитан приблизился к креслу пилота и осторожно потряс его за плечо.

- Алексей, - тихий голос капитана не достиг усталого разума парня, и пришлось потрясти его сильнее. Пилот с явным трудом открыл глаза и попытался сфокусироваться. В тёмной комнате это было трудновато.

- Ох, Павел Валерьевич, извините, что-то я задремал, - едва поняв кто перед ним, Алексей выпрямился в кресле и потер глаза.

- Давно ты проснулся?

- Пару часов наза-а-ад, - пилот не сдержал зевок и виновато посмотрел на капитана. Тот лишь покачал головой и велел идти спать.

- Нет-нет, что вы, я дождусь, пока Олег не проснётся и …

- А ну быстро освободил кресло пилота и пошёл спать, - глаза капитана сурово сверкнули, заставив Алексея дернуться, но продолжил капитан уже мягче. - На тебе лица нет, а Олег ещё часа два спать будет. Иди давай, я пока побуду пилотом. Давай-давай, не хватало ещё, чтобы ты задремал и врезался во что-нибудь.

По правде сказать, в современных кораблях врезаться во что-нибудь можно было только специально, а не по недосмотру пилота. Автоматика спасает корабль от мелкого и крупного мусора, мгновенно меняя траекторию движения. Человеческой реакции такое не под силу. Разрабатываемые долгие годы интеллектуальные системы сейчас трепетно следили за состоянием корабля и экипажа, что порой крайне раздражало, когда требовалось по десятку раз подтверждать какую-либо операцию. Особенно когда параноидальное желание обезопасить экипажи кораблей вообще от всего завело конструкторов в тёмный лес бюрократических проволочек, после чего даже холодильник начал требовать подтверждения каждой операции выемки продуктов лично капитаном. Естественно это ОЧЕНЬ не понравилось любителям перекусить в неурочный час. Пришлось упростить ряд систем, иначе никто не желал летать на таких кораблях.

Так что Алексей с чистой совестью поблагодарил капитана и отправился спать, уже обычным, а не анабиотическим сном. Подобная сонливость после пробуждения периодически нападала на каждого члена экипажа, но это было в порядке вещей и не считалось чем-то опасным. Хотя бы потому, что из-за пресловутых интеллектуальных систем корабль вполне мог управляться и без участия человека, а пилот и навигатор требовались только для выбора оптимального маршрута. В редких случаях приходилось прокладывать маршрут вручную, ещё реже кораблём вообще приходилось управлять.

Капитан уселся в стоящее рядом кресло второго пилота и, дождавшись пока Алексей выйдет, включил освещение на полную мощность. В ярком свете хитроумно запрятанных в потолок и стены светильников комната управления переставала выглядеть заброшенной, но вместе с тем теряла какой-то налёт космической романтики. Полукруг терминалов управления вокруг кресла пилота и противоположный ему полукруг кресел перед огромным смотровым экраном выглядели немного пошаркано и совсем не величественно. Но в капитане за годы службы погасло свойственное всем молодым людям желание выглядеть круто и загадочно, и он предпочитал отчётливо видеть каждую деталь своего окружения. Единственное «крутое» что он себе позволил – это включить камеры внешнего наблюдения и перетранслировать полученную картинку на монитор, перед которым стояли кресла остального экипажа.

Некоторое время изображение заметно моталось, но вскоре включился стабилизатор и картинка выровнялась. Капитан поколдовал над панелью и на изображении появились названия и координатная сетка, где отдельно были отдельно отмечены ближайшие к Земле и хорошо развитые планеты-колонии. Для «Голиафа», находящего на разведке в дальнем секторе, это были еле различимые светящиеся точки. Особенно на фоне проплывающего мимо газового гиганта системы PX-475B. Капитан с лёгкой грустью отметил, что местный гигант очень похож на Юпитер, на одной из лун которого он родился.

От воспоминаний о доме его оторвал резкий голос, раздавшийся в коммуникаторе на его руке.

- Капитан, вы обязаны принять меры! Вы заходили на кухню?

В голосе говорившего сквозило такое недовольство, что капитан побоялся отказать. Проверив автопилот он направился проверять что ещё такого умудрились натворить его ручные Лорды Хаоса, если их обычно спокойный и непрошибаемый врач был так зол.

***

Капитан быстрым шагом шёл по коридору. Один поворот, лестница на верхний уровень и вот перед капитаном открылась потрясающая картина. Посреди общей комнаты на столе, исполняющем роль обеденного, едва не царапая потолок, возвышалось кристаллическое дерево. Капитан тихо присвистнул. Обычно эти полимерные «растения» использовались для декорации помещений и вырастали не более 20 сантиметров в высоту, как, например, деревца в этой комнате. Однако совершенно не понятно, чем оно могло разгневать врача. Который, уже успокоившись, но всё ещё недовольно что-то втолковывал навигатору и технику.

- Павел Валерьевич, мы не виноваты! – едва заметив капитана дружно загалдели те.

Капитан лишь тихо вздохнул и строго посмотрел на стоящих перед ним, отмечая, что команда у него подобралась колоритная. Вот, к примеру, их штатный врач – высокий сухопарый мужчина пожилых лет, тем не менее, ещё не вышедший на пенсию. Орлиный профиль, строгий взгляд и аккуратно зачесанные седые волосы - одного взгляда было достаточно, чтобы понять какова профессия этого человека. Не говоря уже о том, что он единственный среди экипажа носил белый халат поверх стандартной формы. Навигатор и техник на его фоне выглядели нашкодившими мальчишками.

- Конечно, оно само тут выросло, - едко ответил он. Парней явно ни капли не смутил такой ответ.

- Как бы, они всегда сами растут.

Капитан ещё раз вздохнул. Эта парочка смутьянов делала жизнь на корабле весёлой и интересной, но отчитывать их за такое всё равно приходилось.

- Да, конечно. Тогда, быть может, объясните мне – как оно само смогло вырасти в моей кружке? – сталь вновь вернулась в голос врача.

- Ээээ…, - навигатор смущённо потупил взгляд и запустил пятерню в волосы, растрепывая их. Ещё когда капитан увидел его фотографию в личном деле, он подумал, что в детстве этот парень наверняка был грозой своей школы. Рыжий, голубоглазый с россыпью веснушек на лице, он сильно контрастировал с мёртвенно-бледным черноволосым механиком. Вскоре в их компанию гармонично вписался второй пилот – накаченный брутальный детина с гривой темно-русых волос и низким басовитым голосом. После месяца экспедиции капитан прозвал их Лордами Хаоса и посвятил себя борьбе с ними.

- Извините, Анатолий Дмитриевич, но мы действительно понятия не имеем, откуда оно тут взялось, - подал голос техник. Врач с подозрением посмотрел на него.

Капитан вздохнул в третий раз и, наконец, решил взять инициативу в свои руки.

- Так, давайте по порядку.

Как выяснилось, своё начало кристаллическое дерево брало из кружки Анатолия Дмитриевича, что немало его печалило. Поскольку все из ряда вон выходящие события происходили по вине известного круга лиц, то вполне очевидно ожидать, что именно они в этом и виноваты. На этом моменте навигатор не выдержал и принялся с жаром доказывать, что он, конечно, считает необходимым вносить разнообразие в повседневную рутину, но никогда в жизни не стал бы использовать для этого чьи-то личные вещи. Техник горячо его поддержал. Врач не менее горячо возразил, приведя примеры. Навигатор оскорбился и пустился в объяснения.

Капитан уже отчаялся остановить спорщиков, когда дверь одной из кают открылась, и из темноты появился заспанный Алексей. Пилот обвёл всех присутствующих взглядом и поинтересовался причиной шума. Размахивая руками ему объяснили, после чего пилот потупился и смущённо произнёс.

- Кажется, это я виноват, - парень смутился ещё больше под удивлёнными взглядами. – Все уже спать легли, я последний был – в каюте прибирался. Когда уже собрался к криокамерам идти заметил, что у одного из наших деревцев отвалилась веточка. А на столе как раз стояла кружка, как я думал с водой. Ну, я её туда и поставил, и спать пошёл.

- Там был спирт, - задумчиво произнёс врач. Некоторое время он молча стоял, а затем всплеснул руками. – Напишу об этом статью!

И ушёл за пилой.

***

Остаток бортового дня прошёл без эксцессов.

Помещение, куда направился техник после разрешения спора, походило на ангар. В ровный ряд выстроилось три беспилотника, вдоль стен расположились столы и тумбы, заваленные инструментами, запасными частями и прочими непонятными штуками. Ровный белый свет от ламп заливал помещение, делая тени и контуры четче. Посреди этого безмолвного царства механизмов бесшумно двигался техник, колдуя над вверенными ему аппаратами. Его и без того бледное лицо в таком освещении как будто заострилось и стало злее. В фильмах персонажи с такой внешностью обычно или сразу являлись злодеями или становились ими по ходу действия.

Но техника меньше всего беспокоила судьба каких-то там героев фильмов. Изредка он аристократическим движением отбрасывал прядки волос с лица и продолжал свои манипуляции с беспилотниками. Пальцы привычно проверяли крепления антенн и камер, ковырялись во «внутренностях» аппаратов, простукивали корпус в поисках повреждений. Такая работа вводила в некое подобие транса, поэтому парень не сразу услышал сигнал коммуникатора.

- «Голиаф» вызывает Елисея, прием!

- Слушаю, - недовольно отозвался техник. Сейчас он работал и не был настроен поболтать. – Что там у вас?

- Топай в комнату управления, глухая тетеря. Капитан объявил общий сбор! – голос навигатора на секунду умолк, а потом уже куда-то в сторону добавил. – Наш бортовой шаман опять выпал в астрал.

- Я всё слышал! - успел крикнуть техник прежде, чем связь прервалась.

Когда он пришёл в комнату управления все уже были там. Оба пилота сидели в своих креслах в окружении терминалов, остальные заняли свои места перед пока что отключённым смотровым экраном.

Едва техник занял свое кресло, как капитан поднялся со своего и начал обычную в таких случаях речь. О том, что они, как вторая волна разведывательных экспедиций, должны тщательно проверить отмеченные первой волной планеты, ещё о том, что спуск на планету разрешается только в чрезвычайных случаях, а ещё, что каждый должен понимать свой уровень ответственности и ещё много, очень много прочих мелочей.

Навигатор откровенно скучал, уставившись в одну точку. Подобное происходило всякий раз по прибытию к очередной планете, но каждый раз парень забывал о том насколько же это скучно. В университете на не интересных лекциях хоть поспать можно. Ему определённо было не ясно, каким образом врач и техник умудряются сидеть с невозмутимыми лицами и кивать в нужных местах. Конечно, ведь со своего места навигатор не мог увидеть, что в глазах обоих плещется бесконечная пустота космоса, явно свидетельствующая о том, что не только техник может впадать в транс.

Капитан продолжал говорить на автомате, углубившись в собственные мысли. Когда же прочно засевший в его мозгу текс закончился, капитан замолчал. В комнате управления повисла тишина, некоторое время её нарушало лишь тихое гудение «нутра» корабля. Первым из оцепенения вышел навигатор, вслед за ним в себя пришли и остальные.

- Кхм, - капитан смущённо кашлянул, собираясь с мыслями. – Надо всё-таки что-то делать с этими «небольшими» побочными эффектами от анабиотического сна.

Он кивнул пилотам, и те вывели на экран изображение с камер.

- Ну-с, вот с чем нам придётся работать на этот раз.

Занимающая большую часть монитора планета на первый взгляд мало чем отличалась от Земли, да и вообще от всех колонизированных людьми планет. Такой же огромный сияющий синим шар. Единственным бросающимся в глаза отличием было почти полное отсутствие облаков и невероятно гладкий ландшафт. Если долго смотреть на этот почти идеально ровный шар начинало казаться, что кто-то решил подшутить и занёс в список перспективных к колонизации планет газовый гигант.

- Это же чертова пустыня! – воскликнул навигатор, приподнимаясь с кресла и впиваясь взглядом в изображение планеты. – Это же миллиарды кубов песка и миллионы квадратных километров пустынь! Они там совсем рехнулись?!

- Георгий, - строго сказал капитан, взглядом прося навигатора успокоиться. – Планета отмечена как потенциально полезная, значит, мы должны её обследовать. Провести тщательный анализ литосферы и атмосферы. И гидросферы, если найдём.

Капитан ещё немного строго поглядел на навигатора, который прямо таки пылал негодованием, и в полголоса, словно боясь, что его услышат, сказал.

- Но вообще мне тоже интересно, чем думали в первой волне, когда помечали потенциально полезной эту Сахару космических масштабов.

***

Беспилотники один за другим покидали корабль, подобно метеоритам врываясь в атмосферу планеты. Яркими росчерками они пролетели по инопланетному небу и разлетелись в разные стороны для осмотра планеты и составления географической карты.

- Чёртова пустыня, - продолжал бурчать навигатор, сидя в кресле второго пилота и зло стуча по кнопкам панелей. На небольшом мониторе перед ним возникали на мгновенье и тут же исчезали таблицы, графики, диаграммы. Постепенно наполнялась содержанием открытая сейчас на смотровом экране карта их сектора. Капитан приказал заранее составить их следующий маршрут, чем и занялся навигатор, с тоски решив сделать его вручную. – Что б я хоть ещё раз повёлся на рекламу.

- М? – сидящий в соседнем кресле Олег оторвался от созерцания карты и повернулся. – Ты о чём? Я думал, что ты с детства хотел в космофлот.

- Ага, хотел, - навигатор последний раз ударил по панели и развернулся к пилоту. – Я не сколько в космлофлот хотел, сколько по другим планетам побродить. И не чистеньким улочкам колонизированный планет, а по действительно ДРУГОЙ планете. Чтобы над головой фиолетовое небо и два солнца, а под ногами красный песок и растения синего цвета. Чтобы как в другой реальности, понимаешь?

- И чтобы можно было прыгать в длину на три своих роста, - добродушно улыбнувшись добавил пилот. – Много вас таких, кто книжек начитался и грезит другими мирами. Я вот тоже думал, что буду лихо уходить от погонь, сажать корабль при нулевой видимости, маневрировать в потоке астероидов. А теперь сижу и смотрю - правильно ли ты составил маршрут. И если мне не понравиться, то я спрошу мнение у КосмоНавигатора2К, а потом заставлю тебя переделать.

Навигатор лишь огорчённо вздохнул в ответ на слова пилота и перевел взгляд на карту с маршрутом.

В нижнем углу смотрового монитора, чуть прикрывая звёздную карту, висела маленькая пиктограмма, показывающая, насколько продвинулась разведка планеты. Пока что она горело ярко оранжевым, сообщая, что беспилотники закончили облетать планету на больших высотах и теперь снизились для детальной съемки. Когда они закончат и вернутся на корабль, то можно будет немного «побродить» по планете, с тоской подумал навигатор. Не то чтобы он не знал, куда шёл работать, но искренне надеялся, что ему повезёт наткнуться на что-нибудь интересное. В детстве он посмотрел один фильм, в котором герои были отважными исследователями космоса. Они ложились в свои стазисные камеры в одном мире, где была вечная зима и жили существа из кремния, а просыпались уже в другом, где ярко сияли два светила на небе и жили весьма дружелюбный антропоморфные амфибии. Это так поразило юного мальчугана, что он твёрдо решил стать космолётчиком. Увы, реальность оказалась даже не суровой – она оказалась невыразимо скучной. Особенно когда тебе подсовывают для исследования пустыни, а до этого пришлось изображать энтузиазм при изучении бактерий на какой-то захудалой планетке, где даже местная звезда собиралась скоро потухнуть.

Навигатор хотел ещё раз зло стукнуть по панели, но его становил писк индикаторов, сообщавших о возвращении беспилотников. Пиктограмма в углу экрана сменила цвет на жёлтый и пилот, одобрив маршрут, свернул звёздную карту и предложил посмотреть что есть интересного на планете. Очередной раз вздохнув, жалуясь судьбе, навигатор развернул уже карту планеты и застыл в изумлении.

Посреди фиолетового песка, поблёскивая в свете местной звезды, возвышались руины.

***

Когда в 2134 году исчез Вояджер-1, передав напоследок абсолютно невероятные данные, никто даже не подозревал, к чему это приведёт. Люди тогда занимались развитием науки и общества, потихоньку колонизируя Марс, Венеру и спутники газовых гигантов. Было, конечно, чем заняться, но масштаба не хватало. Да и ничего нового Солнечная система преподнести уже не могла. Так что после таинственного исчезновения Вояджер-1, многие решили заняться этой загадкой. Но понадобилась почти сотня лет непрерывных исследований, чтобы, наконец, понять, как исчез аппарат. Ещё четверть века потратили на создание теорий и рабочей математической модели. Потом ещё пара десятков лет для проверки и вот перед человечеством открылись блестящие перспективы.

В то время остро стоял вопрос перенаселения Земли и колоний. Многие считали, что человечеству пора уже перейти к колонизации Галактики, но даже изобретение кристаллического топлива для ракет не позволило им выйти за пределы Солнечной системы. Точнее позволило бы, но к соседней системе долетели бы разве что правнуки первых космолётчиков.

Однако открытие, сделанное благодаря Вояджеру, позволило в сотни раз сократить путь. Много копий было сломано на научном поле брани прежде, чем полученные законы были вписаны в современную физику. Особенно долог был спор о том, каким образом сокращается расстояние. Было ли это искривление подпространства или же переход на другой энергетический уровень, при котором частицы двигаются гораздо быстрее, чем свет в нашей реальности. Споры идут до сих пор, но они до такой степени отошли от понятий доступных простому обывателю, что люди просто назвали эту технологию подпространственным переходом.

Сотни кораблей отправились исследовать неизведанное. Много звёздных систем было обследовано, ещё больше осталось. Но нигде, увы, нигде не удавалось найти даже призрачный намёк на существование братьев по разуму. Вселенная молчала и разговаривать с человечеством не желала.

И вот, спустя почти сотню лет со дня отправления первого исследовательского корабля, они нашли руины. Всего лишь руины чьих-то городов, всего лишь осколки чьей-то жизни, далекий отголосок шума древней цивилизации. Но это был кто-то ещё, кто мог осмыслить себя, окружающий мир и кто мог, когда-то очень давно, поприветствовать людей посреди этой бескрайней пустоты.

На совместный крик пилота и навигатора прибежали остальные члены экипажа и также застыли, глядя на экран, где ветер неспешно гнал фиолетовый песок и разбивался о стены чьего-то древнего города.

Капитан медленно обвёл присутствующих взглядом и твёрдо сказал.

- Мы спустимся туда. Но! Но сначала мы просканируем всё, что только возможно просканировать на этой планете, затем отправим подробный отчёт на Землю. И только после этого спустимся туда.

Экипаж слаженно кивнул.

***

Вместо трёх дней необходимых для полного исследования планеты было потрачено два. Никогда ещё прежде работы не были выполнены так быстро - экипаж не допускал и мысли о перерыве. Напряжение на корабле росло с каждым часом и требовало себе выхода.

И едва все данные были отправлены на Землю, как капитан отдал приказ посадить корабль. Заметная дрожь прошла по «Голиафу», корабль вошёл в атмосферу планеты и, постепенно снижаясь и сбрасывая скорость, направился к заранее подобранной посадочной площадке – большому плоскому камню, возможно бывшему когда-то площадью или фундаментом здания.

Посадка прошла успешно, а подготовка к пешей прогулке по планете заняла ещё два часа. К тому моменту напряжение достигло своего пика, и уже трудно было сдержать желание шагнуть в открытый шлюз, забыв обо всех предосторожностях. Но экипаж выдержал и это испытание терпения.

Под ногами шуршал фиолетовый песок, вокруг то и дело заворачивались небольшие вихри, а местное светило нещадно жгло свои владения. Посреди руин ветер поутих, и появилась небольшая тень, давая возможность лучше разглядеть окрестности. Некогда, несомненно величественный город возвышался посреди пустыни, но сейчас от него остались лишь жалкие обломки. Оголённые и выбеленные словно кости древнего зверя вокруг торчали обломки стен с изредка виднеющимися прорезями окон. Невозможно было понять что за здания находились вокруг, были ли это жилые дома или общественные заведения. Может быть, это научный комплекс или курорт. Сейчас даже определить прежнюю высоту строений представлялось весьма трудной задачей.

Экипаж «Голиафа» бродил посреди обломков чужой цивилизации несколько часов, но к своему сожалению, ни нашёл абсолютно ничего интересного. Белые стены не несли на себе никаких отметин разумной жизни – они были пусты и чисты. Ни царапины, ни какой-либо замысловатой закорючки, ни даже простейших рисунков.

- Возможно, они не считали разумным писать на стенах своих домов, и у них были такие же методы хранения информации, что и у нас, - предположил техник на исходе первого часа. Всего на эту небольшую экспедицию капитан отвёл 4 часа, после чего они вернуться на корабль, поднимут его на орбиту и отправятся дальше, как и предписано по инструкции.

- Но тут нет ничего кроме стен, - первый пилот выглядел разочарованным. – Я слышал, что за несколько тысяч лет от человеческой цивилизации не останется иных следов, кроме костей. Сколько же лет прошло здесь?

Пустыня ничего не ответила. А между тем время шло. По засыпанным песком улицам идти было тяжело, а стены образовывали запутанный лабиринт. Разделяться капитан запретил, и всё время проверял свое положение на карте. Вскоре он велел идти обратно к кораблю.

Звезда уже цепляла горизонт своим краем, когда экипаж вернулся обратно. Тени удлинились, а раскинувшаяся вокруг пустыня походила на огромное море медленно вздымающихся волн. Тут так давно ничто не нарушало общий порядок вещей, что умиротворение, царившее здесь, казалось неотделимой частью планеты. И поддавшись какому-то странному желанию, капитан разрешил посмотреть на закат из шлюза корабля.

Жгучее разочарование наполняло сердца экипажа, ведь они так надеялись сами узнать хоть что-то о жившей здесь расе. Теперь же придётся ждать сухих заключений от археологов.

- Это нечестно, - заявил навигатор, сидя на каком-то ящике и глядя на планету через энергетический щит. – Мы нашли эту планету и ничего не смогли узнать о ней!

- Технически не мы нашли её, - рассеяно возразил ему капитан. – Да и разузнали мы о ней очень много.

- Я хотел разгадать загадку этой цивилизации, а не выяснить, что тут есть огромные залежи железа.

- А кто не хотел бы.

На этом разговор прервался. Звезда уже почти скрылась за горизонтом и холод стремительно усиливался. С чувством полнейшего разочарования капитан приказал закрыть шлюз и приготовиться к взлёту. Но снова случилось непредвиденное.

Порой всем, кто знал навигатора, казалось, что он просто невероятно везуч. Судьба любила баловать его, а он умел этим пользоваться. Повезло попасть на обучение в престижный университет? Он будет учиться прилежней любого студента. Повезло попасть в космофлот? Более ответственного сотрудника вам не найти. Судьба любит тех, кто умеет разумно распоряжаться её подарками, но на этот раз он особенно чем-то ей угодил.

Звезда уже почти скрылась из глаз, когда отчаянно всматривающийся вдаль навигатор заметил едва заметные проблески света, сверкающие по всей пустыне. Он потёр глаза и обернулся к остальным - спросить, видят ли они тоже самое. Ответом ему был удивлённый безмолвный взгляд, устремлённый наружу корабля.

В наступающей темноте ночи, в последних лучах заходящей звезды еле заметные, но всё различимые, сияли силуэты неведомых существ. Они не замечали ни космический корабль, ни барханов вокруг. Они ходили по площади и заходили в такие же светящиеся силуэты зданий. Можно было даже различить силуэты каких-то гигантских растений.

Но звезда окончательно скрылась за горизонтом и планета снова стала неживой. Некоторое время царила тишина.

- Они ещё здесь, - дрожащим голосом неожиданно сказал техник. Он сделал паузу, а затем быстро заговорил срывающимся голосом. – Я думаю, что знаю что мы видели. Это не призраки и не фантомы. Это развитие нашей технологии подпространственных переходов. Не знаю что произошло здесь, но условия жизни на этой планете перестали им подходить. Возможно, их звезда заканчивала один из циклов своей эволюции или же произошла какая-то иная катастрофа. По каким-то причинам они были вынуждены остаться на этой планете и тогда они решили сдвинуть свою реальность.

Техник остановился перевести дыхание, никто не рискнул задать вопрос и даже издать хоть какой-то звук.

- Точнее это мы так называем этот процесс. Сейчас многие склоняются к тому, что это всё-таки переход на другой слой реальности, а не сжатие пространства. Эксперименты проводились не один раз и всякий раз эффект был такой же. Перемещённый объект всегда становился заметен в слабых лучах света, падающих под большим углом. Но, то, что сделали они – это за гранью наших возможностей. Мы точно не знаем что происходит во время перехода, поэтому помещаем экипаж в криокамеры. Но они… Они переместили целую планету! Они создали целую реальность, где условия для их жизни идеальны! Возможно, они даже не заперты в пределах этой планеты! И мы сможем попасть к ним! В их реальность!

Последние слова техник почти прокричал.

Мир в одночасье встал с ног на голову, и сейчас всё казалось странным. Пожалуй, сами фантомы не произвели такого впечатления, какое произвело объяснение их существования.

Они были живы, эта внеземные существа. Их цивилизация, продолжала спокойно существовать и тогда, когда прилетевшие землями уже успели похоронить её. Она продолжила бы и дальше существовать, даже когда именитые археологи перерыли бы каждый сантиметр бескрайних фиолетовых пустынь, не найдя абсолютно ничего.

- То есть ты хочешь сказать, что мы всё-таки нашли разумную жизнь? – стараясь выглядеть спокойным, спросил капитан.

Техник сдержанно кивнул.

- Что ж. Не знаю, кого мы нашли – врагов, друзей или просто соседей по Галактике. Это и не важно, важно лишь, что мы больше не одни посреди пустоты космоса, - с дрожью в голосе объявил капитан.

И звёзды согласно мигнули.

0
737
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
Ольга Силаева №1