Дарья Стааль №1

Геката

Геката
Работа №2
Тема дуэли: Одинокая жизнь
Автор: Burnedbylove
  • Победитель

https://music.yandex.ru/album/2058/track/24367

Лето перевалило за середину, созрело, как девушка, и стало жарким и влажным.

Я полюбил курить на задворках большого хаотичного дома Клавдии Ивановны. Комнату она мне сдавала с мая по август. За кровать и собственный выход из дома во двор я платил сущие копейки. Дом громадный, с пристройками, гаражами, довольно сомнительными галереями и — местами- двухэтажный, одновременно кирпичный и деревянный, где-то старый, где-то новый, и очень гулкий.

Других квартирантов не было. Клавдия Ивановна, ворча, ковырялась в огороде, питалась, по-моему, безграничными запасами кабачков и картофеля, а меня держала в качестве необременительной домашней зверушки.

Клавдия вдова. А я, вроде как, писатель. В общем и целом мы довольны друг другом.

Обычно после лета в Черниговке у меня появляется готовый роман. Третья часть «Арестантов будущего» уже была на подходе. Первая, правда, получилась за месяц отпуска — тогда я ещё трудился обычным клерком. Первую «черниговскую» девушку звали Карина, роман я назвал «Лебедь белая».

Приключения славян в космосе неожиданно быстро были приняты издательством.

С Кариной я познакомился случайно. Гулял по берегу моря в той части пляжа, где никто не купается из-за большого количества разнокалиберных лодок, «припаркованных» прямо в море: неглубокий Азов позволяет такие вольности.

Она сидела на гальке и строила дом из ракушек. Я поскользнулся и упал, домик сломался, а мне ракушкой рассекло щеку. Она бросилась помогать. Так и познакомились. От ракушки остался шрам.

Мы только гуляли, иногда целовались. По тонким намекам я понял, что Карина — девственница, живет где-то на краю Черниговки с очень строгим отцом. Мы расставались у берега там, где познакомились, всегда в половине девятого. Она шла домой одна, чтобы отец не увидел парня, а я шел к Клавдии.

Карина манила, смеялась, ластилась, но не давалась в руки. Не знаю, как и почему, но образ Зорянки из «Арестантов» сам собой появился в голове, перевернул с ног на голову всю мою давнюю затею с книгой, и я, влюбленный, хмельной, вдохновенный писал ночи напролет. Месяц писал, полгода доводил до ума, отправил в издательство и как-то умудрился попасть в струю популярности славянского фэнтези. При прочих равных добавил космос, и мою книгу взялись продвигать и рекламировать.

Я только хлопал глазами и вертел башкой. Ночами вспоминал Карину: её ласковые плечи, тонкие смуглые руки и карие оленьи глаза. Она дала мне понять, что неизвестный писатель, а тем более офисный клерк — не совсем тот, о ком она мечтала, поэтому мы расстались, неловко обнявшись. Я написал ей номер мобильного на клочке бумаги, она взяла, но свой не оставила.

***

На следующий год я приехал в Черниговку уже свободным человеком. Накопленных за время офисного рабства денег, гонорара и скромных отчислений от продажи книги хватило, чтобы снять комнату на три месяца. Я был настроен найти Карину и написать продолжение.

Но Карины не было. И никто про неё не знал. Я спросил Клавдию, я искал в том конце поселка, о котором Карина смутно упоминала, обошел все дома, денно и нощно дежурил на пляже. Ничего, никого.

Я стал пить. Писать не получалось.

Спасла меня снова женщина.

Фонарей в Черниговке немного, и с ней я познакомился тоже довольно травматично: стукнулись лбами. Кристина была совсем другая — круглолицая, невысокая, с длинной косой медового цвета.

Мы много гуляли ночами, я читал ей какие-то дурацкие стихи. Она сразу предупредила, что близости у нас не будет: в детстве ей пришлось пережить изнасилование, и с тех пор с мужчинами она может только общаться.

Я был так ослеплен её сверкающей косой и прозрачными серыми глазами, что считал за счастье просто говорить с ней, тем более что второй роман начал толкаться внутри, как созревающий человеческий плод.

Кристина ускользала под утро. Так уж получалось, что она провожала меня до дома и уходила в рассветную хмарь.

Когда роману оставалась одна глава до конца, она и вовсе исчезла. Перестала приходить. Я был сам виноват — перешел черту, набросился с поцелуями. Искал её, чтобы извиниться, но безрезультатно. Снова чуть не скатился в пьянку, и если бы не Клавдия с её успокоительными чаями и большой шипучей радиолой по вечерам, наверное, вторая часть так бы и осталась недописанной.

Уехал с разбитым сердцем, но живой. «Черный ворон» вышел из печати и стабильно раскупался. Я нашел какую-то работу, потому что в городе писать не получалось,а сидение дома сводило с ума. Из издательства трясли с третьей частью, и в этот раз в Черниговку я приехал в начале мая.

... и влюбился в её пустые улочки, ещё прохладный ветер и безлюдный морской берег.

Я был намерен в нынешнем году обойтись без курортных романов.

Ежедневно садился писать, но получалась какая-то постная безжизненная ерунда. Я пыхтел, курил, пил кубанский кагор, сидел с ноутом у моря, промаялся весь май и честно не обращал внимания на женщин.

Беда пришла, откуда не ждали — Клавдия уехала куда-то к родным в Мариуполь, дом оставила на мне. Чуть позже прислала телеграмму: «ПЛЕМЯННИЦА КАТРУСЯ ПОЖИВЕТ ДВА МЕСЯЦА ТЧК МЕШАТЬ НЕ БУДЕТ ТЧК ЕСТЬ ЖЕНИХ ТЧК»

«Катруся» оказалась серьёзной медлительной девушкой «из города». Врач посоветовал пожить ей у моря из-за проблем с дыханием. Жениху отпуска не дали, вот и поехала Катруся одна.

Поначалу мы почти не говорили. Она с утра уходила к морю, в обед готовила нам что-нибудь из неистребимых овощных запасов Клавдии, иногда жарила тонкую вкусную рыбеху, и снова уходила.

Почему-то с приездом Катруси книга потихоньку пошла. Я срисовал с неё забавного тонконогого робота, и вымученный план последней части вдруг обрел целостность, трогательную ноту, новое звучание...

Я отвлекся от романа, вышел во внутренний двор, курил, высматривал тихую гибкую тень Катруси. Лед вроде бы был сломан — теперь мы вечерами говорили о фантастике. Она, правда, в основном называла старые имена: Стругацкие, Беляев, Ефремов. Хвасталась, что прочитала всю «Современную фантастику». Мне эта серия впервые попала на глаза у Клавдии в доме, в одной из гулких прохладных комнат, под слоем благородной пыли : красные и бежевые книжки, со сборниками рассказов, томами, посвященными отдельным авторам (типа Брэдбери), и даже с литературоведческими статьями. Серия хорошая, но древняя.

***

— А современных русских читала?

Мы сидели в гостиной, под сенью радиолы, и пили какой-то травяной чай. Катруся его делала не хуже, чем моя хозяйка.

Девушка несмело улыбнулась:

— Только Князькина, «Лебедь белую» и «Черного Ворона». Хорошие книжки! Мне Клавдия посоветовала.

Я почувствовал, что краснею. Когда я из вежливости привез хозяйке два тома моих сочинений с автографами, я и подумать не мог, что она их прочтет, да ещё и посоветует кому-то.

— Она мне сказала, кто вы... только я стеснялась об этом говорить. Но теперь мне всё интересно!

Глаза у Катруси блестели, а щечки приобрели дивный ягодный оттенок.

Она стала спрашивать: о Зорянке, о Дажь-боге, о Ладе и Леле, о Ведуне и Белой Моране. Стала спрашивать о том, о чем я бы сам себя спросил, и даже о том, о чем я спрашивал себя постоянно.

Словно мы вместе писали эту книгу.

Словно мы...

Катрусины светлые волосы отливали серебром, а тонкие белые (ни грамма загара) руки были покрыты чередой маленьких веснушек.

Я бросился целовать эти руки с хрупкими холодными пальчиками, фарфоровые плечи, пряди волос за ушами, большие печальные глаза и выпирающие ключицы.

Она была — мой роботенок, она была — моя Зорянка, моя Белая Лебедь, моя Лада и моя Белая Морана...

Я унес её на руках в свою комнату, не слушая смешного лепета, уложил на продавленную тахту и позволил себе говорить с Катрусей на самом понятном людям языке.

***

Утром я проснулся от ощущения потери. ИЛи подмены.

У моей подмышки кто-то тихо сопел. Я вздрогнул, скосил глаза.

Уютно свернувшись калачиком, рядом спала Клавдия Петровна.

Клавдия.

Петровна.

Совершенно нагая.

С черными волосами над верхней губой.

С восхитительными старческими жировыми складками.

Со всклокоченными черными волосами с проседью.

С бородавкой на подбородке.

Я закричал.

Клавдия открыла голубые глаза, сощурилась и лениво проговорила:

— Не ори.

Я замолк, задохнулся, подавился собственным криком.

— Где... где Катруся? — наконец удалось мне выдавить.

— Я Катруся. — Клавдия заглянула мне в глаза, и я с ужасом заметил в них знакомую грусть.

— Чего??? — у меня закружилась голова, и перед глазами всё на миг поплыло.

— И Карина я. И Кристина я. Вот не надо было нам... — Клавдия вздохнула.- Ну да что теперь. Теперь любуйся такой, какая есть.

Она сползла с кровати, завернулась в одеяло и ещё раз посмотрела на меня.

— Ну чего ты пялишься? Знаешь как тут хреново одной живется? — Клавдия взяла сигарету, и я машинально протянул ей зажигалку.

Очевидно, заметив, что я не собираюсь больше орать, женщина села рядом.

Я онемел. Я думал о Карине с оленьими глазами и о Кристине с медной косой, полыхающей в лучах закатного солнца.

— Так вы это получается... — я проглотил комок в горле, откашлялся. — Ведьма что ли?

Просто не нашел, что ещё сказать.

Клавдия захохотала, запрокидывая голову. Такой я её ещё не видел. Удивительно, как ей шел этот дикий, утробный, но всё-равно девчоночий, смех.

— А ты что, думаешь, так только в книжках бывает? — спросила Клавдия, меняясь у меня на глазах. Сквозь облик Карины, Кристины и потерянной мной Катруси вырисовывалось какое-то новое лицо. И оно было страшным. И очень красивым.

— Всё могу, — пояснила она. — Уехать не могу. Сразу состарюсь и сдохну. Такие дела.

Трясущейся рукой я тоже достал сигарету и закурил.

Итоги:
Оценки и результаты будут доступны после завершения конкурса
Другие работы:
+9
344
22:37
+1
А чё, ХОРОШО! Тем более тут Морану упоминают)))) Мне как Маре это очень нравится)))
Славяне в космосе — Оооооооооооооооо!
Потом вернусь хвалить. Есть очень много, что сказать.
Спасибо.
PS// И «Конец света/Второе пришествие» тут хорошо пошло. (Хотя, конечно, плагиаторы они страшные.)
23:39
+1
Люблю смелые вещи. Не сказал что секс с бабушкой, это прямо что-то неописуемое, но всё равно интересно. Складываеться впечатление что первая и вторая часть текста плохо стыкуются друг с другом. Настроение разное.
Тема со сторушкой нераскрыта. Главный герой с ней переспал, и… что? Этот «и что» не даёт мне покоя. Кажеться некоторая незавершонность.
Но написано красиво, а поворот действительно произвёл впечатление. Одною голос этому автору.
07:47
Очень неплохая работа, правда, история как-то не заканчивается. Просто обрыв утренней сцены, не раскрыто.
А так бодренько, и картинка нарисовалась, и персонажи есть.
14:17
+1
Более чем зацепило. Описание творческой работы молодого писателя очень порадовало. Читается легко и захватывает с первой строчки. Концовка для меня была неожиданной. Короче, мой голос — ваш, уважаемый автор.
16:01
+1
Какой, право, это озабоченный писатель тугоум. И неловкий какой! То на пляже подскользнётся (как?!), то бодается, словно бык, то тень высматривает.
Многовато нескладных моментов, но сюжет есть, да. Только этого мало. А, ещё бабка неплохо получилась.
17:14
+1
А хорошо-то как, проглотила и не заметила, даже не буду долго говорить за что да почему, ГОЛОС
19:47
Написано гладко, сюжет не понравился.
12:54
+1
Хвасталась, что прочитала всю «Современную фантастику»
красные и бежевые книжки, со сборниками рассказов, томами, посвященными отдельным авторам...
Ох, ностальжи, я зачитывал их до дыр! Плюс за одни только за эти томики!

Ахахахахаха, тупейшая концовка, но зашла!
ГОЛОС здесь. Интересно, весело и внезапно)))
18:23
ГОЛОС. Хорош сюжет, неплоха техника
11:51
+1
«Мы целовались с ним под сосною, и он женился, поскольку честный» ©
Вещь интересная.
Правда представить вот эту картину я так и не смог, не взирая на очень богатое воображение:
Она сидела на гальке и строила дом из ракушек. Я поскользнулся и упал, домик сломался, а мне ракушкой рассекло щеку. Она бросилась помогать. Так и познакомились. От ракушки остался шрам.
На такие рассказы пародии хорошо писать…
Только без обид.
Правда автор меня опередил. У меня уже созрел в голове сюжет, как прочитал про вторую встречу.
Типа окончиться все в постели со старой хозяйкой. А тут бац, блин, и на тебе.
Я таки понимаю писатель женился, поскольку честный?
Голос

P.S.
А это случайно все же не пародия на какое-нибудь произведение?
Уж очень некоторые моменты напоминают именно этот жанр.
14:14
Отличная работа! Хорошо читается и с интересом!
Голос сюда!
23:33
Добрый вечер!
Включила я стало быть предложенный автором саундтрек и… хорошо пошло.
Карина, Кристина, Катруся — прочитались легко на одном дыхании, но потом наступило утро с Клавдией (да, все женские имена тут на «К», что сразу навело на определенное мысли, да еще вкупе с названием) и стало как-то тоскливо. Слишком… просто, в лоб? Я не хотела такой концовки, но получила именно ее.
В технике автору не откажешь, но этого лично для меня оказалось недостаточно.
Славянские детали для меня, конечно, бальзам на душу. Влияние девушек на написание книг — логично и понятно. А вот с концовкой надо бы поподробнее, проклятие (или особенность) Клавдии раскрыто весьма вскользь, многоточие прямо-таки многотонное.
Остался невыясненным вопрос, где же на самом деле жил герой — в пустынном месте, где всех жильцов одна Клавдия, или просто никого не видел? Или я так восприняла, потому что в тексте больше нет никого, кроме четырёх К и рассказчика.
Имена на одну букву заронили подозрения уже на второй девушке, но предложенного финала не предполагала )) стало быть, не всё потеряно, можно из этого рассказа сделать конфетку )) ещё немного подработать и будет замечательно ))
ГОЛОС.
18:02
+1
Знаешь как тут хреново одной живется? — Клавдия взяла сигарету, — Напомнило один анекдотец.
Даже не могу предположить. что теперь будет с писателем. Все тайны и загадки раскрыты, ну еще одну книгу по следам потрясений от одной ночи. А потом необходимо искать новое зачарованное место. И что-то я забыл даже тему дуэли. Геката очаровала. Финал нормальный, кто-то может себе представить другой, после таких разоблачений. Каждый додумывает сам. Легко, читабельно, сопереживательно и даже мило.
Голос.
20:53
Заинтересовавшись названием и попытавшись соотнести его к пяти К (плюс один), в рассказе, полез смотреть в инете. Так весь рассказ сплошная занавеска. Мало того что Геката богиня там всего (лунный свет, ведьмы, магия, колдовство и т.д.). так еще Кратейя — ее второе имя.
Думаю все с писателем и Клавдией будет хорошо. Вместе или порознь, не имеет значения. Финал — шедевр. Рассказ не отпускал до финала.
Голос.
23:38
Ну в Азове же нет моря! ((( Там есть Порт. А море в Ейске. В Азове речки, я там купалась.
Отличный рассказ! Техника, правда, очень замечательная! Пишите Вы оч. хорошо! Успехов Вам и голос! Но моря в Азове нет((
23:43
Я, конечно, не знаю всех тонкостей, но: Обычно после лета в Черниговке
А Азов, может имелось в виду наименование моря, а не города?
23:49
Может и так.
Загрузка...
Елена №2
Запишитесь на дуэль!