Ольга Силаева №1

Жестокость

Жестокость
Продолжите рассказ

Перед вами начало текста, а в комментариях необходимо написать продолжение. Максимум 4 абзаца. Главное выдерживать стиль и не противоречить логике предыдущих событий. Допускается вольное введение второстепенных героев. Смерть персонажей возможна, но она должны быть сюжетно оправданной.

Важно: продолжение пишите новым комментарием к тексту, а не ответом на комментарий предыдущего участника

Вопросы по игре задавать куратору.


Кулак в лицо, это на самом деле не больно. Гораздо больнее становится потом. Но в разгар махача, это просто на мгновение запрокинутая голова и тут же фокус на противника. А еще отстранённость. Вот её Киргудулыч любил больше всего. Вот вроде и твои руки, и голова твоя, а всё равно, как будто со стороны... и как будто не с тобой.

Пенёк опять зарядил в нос и опять запрокинутая голова. Асыл сжал губы и наконец-то попал в ответ. Противник пропал из виду и через миг раздался долгожданный грохот упавшего тела. Киргудулыч много раз слышал похожий звук, когда с отцом был на продовольственном складе в очереди за пайком. Двое рабов с таким же звуком бросали мешки с картоплей на деревянный поддон весов.

Одобряющие крики одноклассников постепенно стихли. В подвале аудита наступила тишина. Асыл сплюнул солёно-железную кровь и торжествующе посмотрел на распростертого на земле Пенька. Восьмилетний одноклассник неподвижно лежал и незримо смотрел в обугленный потолок. Из носа медленно вытекала струйка крови.

— Он мёртв, — прошептал Стиллик.

Киргудулыч присел и осторожно коснулся лица лучшего друга...

Итоги:
Оценки и результаты будут доступны после завершения конкурса
Другие работы:
+1
399
13:05
+1
«Придур… — услышал Киргудулыч в своей голове прерывистый голос Пенька. — Ты мен… уб… л? Меня??! Быть этого не может! Мне же двести лет! Я тела менял, как перчатки, память моя хранит многое и тут — ты… Ладно, не ссы, паря! Ща я оживу… омммаимааам...»
Земля под ногами школьника задрожала, воздух загудел, завибрировал, поднимая с грязного пола пыль — дети, со страхом глядя на лежащего на полу мальчишку, попятились, один только Асыл, так и не отнявший ладонь от лица одноклассника, не в силах был пошевелиться. Слабость наполнила его тело, оно стало будто ватным, будто — не его вовсе.
Пенёк моргнул — и наконец-то всё закончилось.
— Дурак… — внятным голосом произнёс он. — Я бы тебе врезал… только сил — нет.
— И у меня — нет, — повалившись набок прошептал Асыл.
— Надо позвать кого-то из взрослых… — неуверенно произнёс кто-то.
— И что ты скажешь? — шепотом спросила его Алина.
— То же, что и всегда: баловались… — ответил кто-то. — А про смерть и воскрешение — ничего…
— Правильно, — поддержали его остальные. — Они — не поймут.
15:03
+1
Хм. Перевели в плоскость — Все будет хорошо! Только мертвый мальчик все время ворочался, похоже. Мне кажется, ничком и лицом в потолок, разные позы. Последующие реплики детей понравились.
15:12
+1
Ну… я попытался перевести. Понимаю, что начальный замес истории — не про это, а про бытовую сторону жизни, но мне этого и в «реале» — с лихвой. И смерть, и увечья, в реальной жизни — гораздо бОльшая трагедия, вне зависимости от того, с кем и что приключилось. Насчёт «ничком» — исправил))
Загрузка...
Мартин Эйле №1