Валентина Савенко

На пути к звездам

На пути к звездам
Работа №13 Автор: Волоснев Артем Георгиевич

Фениксу

1.

Согласитесь, нам нравится чертить границы на нашей маленькой планете. Впечатаны они в наши мысли, кровь и плоть, и следуют за нами повсюду: куда мы, туда и они. Прокладываем мы их даже в космосе — ведь у каждой страны свой интерес наверху. У одних государств — это коммуникация и наука. Другие развивают космический туризм. Третьи посылают на орбиту военные спутники. Иногда кажется, что во всём различаются мнения людей, однако увидеть рассвет чужой звезды на чужой планете хотелось бы каждому. Голубая мечта! Она затуманивает нам головы, ломает наши жизни, и редко, очень редко, награждает затраченные усилия. Не по силам она одному человеку, и даже одному народу с ней не справиться. Поэтому стремится Земля к ней как единое целое в рамках международной звездной программы. Часто собираются ее сотрудники вместе, чтобы поделиться идеями. Они верят, что когда-нибудь это позволит человеку покинуть пределы Солнечной системы.

На одной из таких встреч как раз заканчивала доклад одна из корифеев программы. Когда-то в молодости она занималась тем, что могла реализовать: запускала спутники, создавала космические станции, строила колонии на Луне и Марсе. И только сейчас, в конце своего жизненного пути, она позволила себе помечтать о дальнем космосе. Однако сегодня проблемы незвездного характера заставили её спуститься с небес на землю.

— Это показывает, что космос больше не интересен обычным людям, — грустно покачала головой докладчица. — В течение многих лет звезды манили землян. К сожалению, это перестает быть правдой.

Доклад подходил к концу, и, чтобы основные тезисы навсегда остались в памяти аудитории, корифей повторила:

— Люди добились многого. Мы знаем как предотвратить голод и войны, так как мы научились уважать друг друга и природу вокруг нас. Мы можем не работать — ведь машины одевают и кормят нас. Однако необходимо помнить, что для развития человеку нужна цель. Путь к ней помогает осознать поток времени; её достижение наполняет жизнь смыслом и радостью. Увы, когда прогресс дал нам покой и уют домашнего очага, он отобрал у нас почти все желания. Звезды оставались одним из немногих оплотов, где человеку еще было позволено фантазировать. О чем говорить, космос пленяет умы людей и сегодня, но скорее по инерции, которая скоро угаснет. «В чем же причина?», — спросите вы. Мне кажется, что все очень просто: ослепляющий шторм успехов в самом начале нашей звездной одиссеи сменился штилем. Поколение первых ушло, и нам нечем впечатлить их детей, нечем разжечь их любопытство. Мы не в состоянии увлечь их за собой, и они перестали видеть во снах Луны далеких планет.

Сейчас мы, — она обвела рукой аудиторию, — работаем над несколькими очень перспективными проектами, но граждане стран с прямой демократией скоро не захотят их спонсировать, так как результат неочевиден и, в лучшем случае, будет только через сотни лет. Страны, в которых правительства самостоятельно распоряжаются финансами, часто неспособны увидеть необходимость того, чем мы занимаемся. Частные же корпорации не спешат сегодня выбрасывать деньги на проекты, которые не принесут им миллионы завтра или послезавтра. Поэтому, я призываю, нет, — поправилась она, — конечно же, я просто прошу наших молодых талантливых людей задуматься о том, как вернуть к космосу былой интерес. Спасибо за ваше внимание, — закончила она доклад.

На следующий день участники конференции разъехались по своим странам, и зерна этого доклада начали прорастать в главных офисах космических агентств. Цифры не врали — международная звездная программа была под угрозой. Если ее закроют, многие разработки и технологии будут потеряны; если человек когда-нибудь опять захочет покорить дальние звезды, ему многое придется начинать заново.

2.

— Чего это шеф вызвал нас на ковер? — Переживала Маша, сидя на стуле перед кабинетом начальника.

— Наверное премию хочет дать, — в очередной раз поделился своими идеями Гриша. — Сейчас выясним, — добавил он, когда секретарь пригласил нас зайти.

— Добрый день, — начал босс, и по его тону сразу стало очевидно, что и день то так себе, и премии ждать не стоит.

— Добрый день, — вразнобой согласились мы с ним.

— До меня дошла информация, что наша межзвездная пиар группа не справляется с задачей. — Не стал тянуть шеф и перешел к делу.

Межзвездная пиар группа, состоявшая всего из трех человек — страна у нас маленькая и межзвездная программа не ахти — насторожилась, хотя еще не понимала в чем проблема.

— Все очень просто ребята. Программа у нас за счет государства. А точнее налогоплательщиков, правильно? — Мы кивнули. — Они сами решают куда направить деньги. Если они вдруг решат, что лучше построить новую школу вместо полета к звездам, то нам будет плохо. Вернее плохо будет вам, потому что ваши зарплаты станут окнами и партами.

Любимой формой беседы нашего босса был монолог, нам же оставалось только кивать и впитывать информацию.

— Так вот, вчера я встречался с аналитиками, и, по их мнению, плохо будет уже через пару лет. — Монолог продолжался, — то есть мы не можем ждать, действовать нужно уже сейчас. Придумайте что-нибудь, либо руководство будет вынуждено нанять профессионалов. У вас есть две недели.

— Дааа, дела, — выдохнула Маша в коридоре. — Мы тут снимаем фильмы и сериалы про космос. Оплачиваем книги и игры. Берем интервью у космонавтов. У нас даже живая собака служит талисманом. А люди, получается, скоро перестанут верить в полеты к звездам.

— Отставить пораженческие настроения! Мы научим людей любить космос! Ну на худой конец, заставим! — Мой коллега и товарищ Гриша был всегда полон оптимизма и надеялся донести это до остальных. — Уже, правда, поздно, ночь на дворе. Я предлагаю начать завтра.

Ключевая фраза о переносе проблем на завтра была озвучена и единогласно одобрена. На сегодня нам оставалось только брести в разных направлениях к своим домам и мечтать, чтобы с утра люди посмотрели в небо с большим энтузиазмом.

На следующий день пиар группа, или, как нас называли остальные, трое с собакой, начали мозговой штурм в комнате совещаний. У людей было самое главное: термос с кофе и решимость изменить мир. У собаки была кость и решимость ее сгрызть. Вначале мы проверили сайт бюджета, где каждый гражданин видел на что тратятся ресурсы и доходы нашей страны. Большая часть финансов расходовалась по воле правительства, и нам оставалось только надеяться, что политики, которых мы выбираем, знают, что делают. Остальные же статьи расходов не имели первостепенной важности, и каждый мог поучаствовать в раздаче пряников. Это наполняло нас чувством собственной важности, а связанные с раздачей обсуждения, переговоры и дебаты помогали разным политическим лагерям выплеснуть свои идеи и эмоции на окружающих. Мирное переубеждение оппонентов также уменьшало напряжения в обществе, так как очень сильно утомляло участников.

— Описание межзвездного проекта выглядит великолепно, — похвалил нашу работу Гриша.

Ну великолепно, не великолепно, но точно хорошо. Здесь был описан каждый пункт развития проекта и его задачи. Космонавты и ученые рассказали о его важности. Профессионально, красиво, местами, правда, скучновато. Хотя короткие ролики из космоса вдохновляли.

— Люди скорее всего даже не доходят до описания, — предположил я. — Им неинтересно само название. Они его видят и сразу теряют интерес.

— Вот! Вот! Пошла первая мысль! — Воодушевился Гриша. — Давайте переименуем программу. Сейчас она как у нас называется? «Межзвездный национальный проект». Сухо и скучно, правильно? Назовем ее, скажем, «Звездные Колумбы» или «Увидеть Вселенную и покорить»!

— Не знаю. Рискованно. Проект будет нуждаться в финансировании еще не один десяток лет. А громкие, яркие названия могут подорвать доверие людей, — скептически отозвалась Маша.

— Нет, нет и еще раз нет! Не думаем, почему это плохо. Просто запишем. Это же мозговой штурм! Полет фантазии, — именно эта часть нашей работы была Гришиной любимой, и он отказывался давать ее в обиду.

Мозговой штурм продолжался, кость грызлась.

— Нам нужны идеи, ребята, идеи, — Гришу было не остановить.— Давайте придумаем очередное реалити шоу в космосе.

— Ага, «Дом на Луне», — построй свою спасательную капсулу, — ехидно прокомментировала Маша, но идею законспектировала.

— А что, неплохая мысль. Запустим пять парней и пять девушек в нашу колонию на Луне. Пусть они там поживут. Устроим конкурсы. Например, кто дальше пронесет девушку в скафандре.

— Вдобавок устроим тотализатор: «Кого? Вынесут? Первым?», — перебила Маша. — А давайте устроим конкурс короткого рассказа. С призовым фондом. Люди задумаются о том, зачем им нужен космос, запишут это. И нам новые идеи, и люди подумают о высоком.

Таким образом штурм длился весь день, правда, с перерывами. Чтобы поддержать работу мозга, да и выгулять Белку нужно было, мы скитались по паркам и музеям. Мы размышляли вместе, что было громко, сумбурно и весело, и поодиночке, но тоже сумбурно. К вечеру Машин блокнот был заполнен различными бредовыми, и не только, концепциями. Там были и гонки на Луне (проект многообещающий, но мало реализуемый), и ток-шоу на орбите (проект реализуемый, но без хорошего сценария не очень интересный), и многое другое. Наконец наши творческие силы иссякли. Назавтра было решено просмотреть записи, подумать, и к вечеру решить, что делать.

— Ух и понаписали мы вчера, — посетовал Гриша вечером следующего дня. — Одна запись другой лучше.

После мозговых штурмов у него часто портилось настроение, потому что время чистого полета фантазии сменялось временем скептиков — унылыми размышлениями и серостью будних дней.

— Не все так плохо. Давайте делать передачу для детей, — сказала Маша. — Во-первых, дети — это наше будущее. Как говорится, готовь налогоплательщиков смолоду. Кроме того, взрослые часто смотрят эти программы вместе с детьми. Так что двух зайцев одним выстрелом. Мы расскажем ребятам о космосе, о звездах и о том, как все это важно. Пороемся в истории развития космоса. А потом опишем проекты нашей межзвездной программы. Например, «Блуждающие планеты». Так ведь это называется?

— Точно, — кивнул я. Мне тоже идея передачи для детей нравилась больше других. — Покажем, что за пределами Солнечной системы были обнаружены огромные кометы, почти планеты, которые летят от одной планетарной системы к другой. В случае особо острой необходимости, мы могли бы построить огромные колонии на поверхности этих небесных тел и лететь на них к новому дому. Благо мы уже знаем несколько планет за пределами Солнечной системы, где есть вода и атмосфера, и знаем, как строить огромные независимые колонии по опыту Луны и Марса. Лететь, конечно, придется очень долго — только наши далекие потомки смогут увидеть новое Солнце. Но мы расскажем, что это может быть наш единственный шанс, если что-то непоправимое случится с нашей планетой.

Идея такой передачи приглянулась даже Грише. Мы не знали, решит ли она наши проблемы, но решили сосредоточиться именно на ней: программе с рабочим названием «О самом большом для самых маленьких».

До презентации нашей идеи оставалось всего 10 дней, а нужно было еще продумать все детали: длину каждого эпизода, бюджет, целевую аудитория. Кроме того, мы договорились сделать короткий ролик передающий дух и настроение передачи.

— Спишь? — Настойчиво интересовалась Маша.

— Что ты хочешь? — Спросонья поинтересовался я.

— Как любая девушка, я хочу романтики, любви и приключений. А ты тут дрыхнешь. Кстати, нам уже пора идти рассказывать как спасать наши звезды.

На разработку проекта уже ушел остаток отпущенного нам шефом времени. Последние дни были настолько напряженными, что я умудрился заснуть прямо за столом. К счастью, показ был недалеко от нашего офиса. Бегом можно было еще успеть.

3.

В темной комнате сидело несколько человек, и большой настенный экран демонстрировал нашу зарисовку. В кадре было двое: пожилой мужчина и маленькая девочка. Мужчина сидел на балконе и смотрел на горы, окружавшие их маленький домик, девочка что-то рисовала, сидя на полу.

— Дееедааа, а давай поиграем, — маленькой непоседе явно надоело рисовать, и она была решительно настроена разорвать тишину спокойного вечера.

Мужчина не возражал. Судя по всему, спокойствие ему тоже успело надоесть.

— Играть будем в Рассказчика? — Догадался он увидев, что её ноги уже торчат из-под кровати.

— Мгм, — промычало чадо, выуживая коробку с «реквизитом», состоявшим из пары свечей, старого пледа и ветхой шляпы.

Когда коробка была найдена, она поставила свечи в разных концах комнаты, выключила свет и открыла огромное, во весь потолок, окно. Гостиная тут же преобразилась: тени от свечей заплясали на стенах, вечерняя прохлада и звуки горной реки заполнили пространство. Довольная проделанной работой, девочка напялила на мужчину шляпу, а сама залезла в кресло, закуталась в одеяло и замерла в ожидании.

— Смотри сколько звезд, — показал он на небо, и девочка с удовольствием подняла голову. — Замечательный вечер для истории о Кораблях, на которых люди летят к своему новому дому. Хочешь услышать такую историю?

Она конечно кивнула.

Тут Гриша нажал «стоп».

— Это первые кадры канала про космос для детей, — объяснил он. — Мы их показали, чтобы передать атмосферу нашей идеи. Представьте: взрослые рассказывают детям о космосе, о первых ракетах, первых космонавтах, о космических туристах, о колонизации Луны и Марса. Они расскажут об успехах, сопутствовавших началу покорения космоса, и о наших разработках, которые приведут к новым. В том числе к межзвездному путешествию.

В течении получаса мы рассказывали о нашей передаче. В конце мы смогли убедить даже себя, что канал увлечет людей, заставит их опять поверить в наши идеи и проекты. Увы, босс не разделил наш энтузиазм.

— Отличное шоу ребята, — похвалил нас шеф после совещания руководства. — Но результаты нам нужны уже сейчас. Не через несколько лет, как вы предлагаете, а сейчас. Поэтому мы решили обратиться к профессионалам. На прошлой неделе мы уже связались с каким-то агентством, которое продвигает какую-то группу певцов. Только представьте, они вообще петь не умеют, а их рейтинги зашкаливают; моя дочь от их клипов в восторге. Агентство уже даже проект прислало — сначала мы меняем название программы, а потом проводим рекламную кампанию в поддержку этой новой программы. Сегодня их проект будет утвержден. Но и вы молодцы. Мы обдумаем ваше предложение. Вы просто поймите, что бюджет это такая непредсказуемая вещь, что желательно уже сейчас настроить людей правильным образом. Потом может быть слишком поздно. Наша демократическая система иногда сильно напоминает поезд, в котором машинист видит, что впереди обрыв, но вместо того, чтобы жать на тормоз, он просит пассажиров, которые сидят по вагонам и ничего не видят, решить, что ему делать.

Вскоре профессионалов наняли, а нам предложили альтернативную работу, от которой я отказался. В подавленном настроении выходил я с небольшой коробочкой личных вещей из нашего здания. На крыльце сидел знакомый инженер Жека. Его рабочий день уже закончился, и он наслаждался тихой ночью, попутно лепя сердце из пластилина. Рядом стояла лампа и самоучитель, который вещал, что делать.

— Пока не получается, — сказал он услышав мои шаги. — Ничего, скоро начнет. Как сам? Как дела?

— Уволился вот, — показал я на коробку с вещами, — теперь буду искать работу.

— Добро. Подумаешь немного, поймешь, что хочешь делать.

— Ты ведь знаешь: я всегда хотел стать пилотом космолета. С детства бредил космосом и хотел провести жизнь смотря на Землю с высоты в тысячи километров, но ценник обучения разрушил мои детские мечты. Родители устроили меня на факультет журналистики, где меня научили красиво писать и говорить. Получил диплом, попал в одну пиар фирму, затем в другую. Всего несколько месяцев как я начал здесь работать — ближе к звездам. А теперь все.

— У тебя все будет хорошо. Не переживай. Подбросить до дома?— Только сейчас я заметил его мотолет, который терпеливо дожидался своего хозяина неподалеку.

— Спасибо, не надо — хочу пройтись. Вечер хороший. Да и недалеко мне.

— Смотри сам, — он скомкал сердце, сел на мотолет и задумался. — Знаешь почему люди перестали верить в звезды? Все просто: сейчас ночью слишком светло. Звезд не видно, как будто их и нет. Ну а если серьезно, то люди просто не представляют себя там, наверху. Пилоты — в основном дети богачей. Космонавтов отбирают и тренируют с детства. Ученых тоже. Обычному человеку сегодня позволено только очень долго копить, чтобы купить туристическую путевку на наши станции. Космос — это дело избранных. А народу нужно, чтобы все было как в старых фильмах, где в космосе живут, влюбляются и расходятся, торгуют и путешествуют. Мы, те кто работают вот в этом здании, должны сделать все, чтобы оживить картинки старых фильмов. Заболтал ты меня что-то совсем, — внезапно закончил он и ухмыльнулся, — поеду, удачи в новой жизни. Звони, я буду скучать.

Он махнул мне рукой и улетел. Мне же оставалось только смотреть на небо и пытаться увидеть там внеземной свет.

+1
22:25
1031
22:33
Голубая мечта!опять???
На одной из таких встреч как раз заканчивала доклад одна одной, одна
К сожалению, это перестает быть правдой.корявая фраза
много «она», «ее» и т.д.
— До меня дошла информация, что наша межзвездная пиар группа не справляется с задачей. —

Не стал тянуть шеф и перешел к делу.
перенос слетел
вообще очень натянуто на фантастику, сильно натянуто
и читается трудно, муторно
05:02
-1
«Мы можем не работать — ведь машины одевают и кормят нас», и дальше: «Частные же корпорации не спешат сегодня выбрасывать деньги», — о чём вы говорите? Если машины удовлетворили все потребности людей, зачем ещё нужны деньги? Ну, допустим, деньги нужны для других нужд, но, опять же, каких, если потребителей больше нет? Это моё, конечно, мнение, однако, достигнув такого прогресса, что больше нет войн, голода, разве люди, нет, государства не должны были теперь сосредоточиться на покорении дальнего космоса? Интерес всегда есть и будет.
«Они сами решают куда направить деньги», — опять же, какие деньги, если никто не работает? А вы знаете, сколько тратится средств на содержание армии? А раз войн нет — эти огромные средства в достатке получили другие отрасли. А вы знаете, сколько зарабатывают компании, продавая оружие? Без войн их товар обесценил, но ведь накопленные деньги никуда не исчезли, и наверняка президенты этих компаний вложились в другие проекты. В какие? Спорный вопрос.
«я встречался с аналитиками, и, по их мнению, плохо будет уже через пару лет», — не понимаю, откуда такой скепсис у людей, если прогресс реален: Луна, Марс — уже колонизированы, и даже «мы уже знаем несколько планет за пределами Солнечной системы, где есть вода и атмосфера, и знаем, как строить огромные независимые колонии».
Мне нравятся подобного рода рассказы: когда авторы заглядывают в будущее и предполагают; но я считаю, что темы стоит брать попроще, иначе может выйти ерунда. Конечно, как развивалась цивилизации далее — ваша фантазия, однако либо умалчиваете некоторые моменты, либо уж объясняйте, почему так, а не иначе, в более убедительных выражениях. А объяснение «почему — потому что» меня не устраивает.
Что можно сказать в заключении: рассказ не имеет логического заключения, он обрывается на полуслове. Поставлю плюс. Есть пища для размышления.
05:14
-1
Не хочу сказать ничего плохого, но по большинству рассказов заметил неприятную тенденцию, будто авторы переделывали свои старые рассказы подгоняя их под критерии фантастики либо отсылали свои старые работы с других конкурсов, изменяя текст, чтобы пройти проверку антиплагиатом.
Хороший рассказ, даже грустный немного. Но мне нравятся более динамичные, чисто личное восприятие. Все к подобному сценарию и идет. Еще двадцать лет назад о космосе знали больше, чем сейчас, я имею ввиду простых людей, многим это становится не интересно, потому что виртуальная реальность поглощает и поглощает потихоньку всех нас. имхо.
Юлия Владимировна

Достойные внимания