Эрато Нуар №1

Утроба

Утроба
Работа №21 Дисквалификация в связи с отсутствием голосования Автор: Герасимов Артём Сергеевич

1

Свет фонарика вытаскивал из темноты замусоренный пол и сломанные рельсы. Кира медленно шёл, стараясь не споткнуться и не наступить на что-нибудь острое. Его вздохи были такими громкими, что казалось, они распугивали крыс под ногами.

Кира слышал их писк, но не видел: крысы быстро убегали, испугавшись света. Сзади раздавался еле слышный скрежет. Будто они бежали по ржавым рельсам.

Раньше Кира был бы счастлив оказаться в таком месте. Хотя раньше он был рад оказаться в любом месте, лишь бы там можно было покурить травы или вкинуться таблетками. Но это было давно. До самоубийства матери… до пропажи Артёма.

Кирилл держит на руках годовалого ребёнка и смотрит на отца. От него пахнет сигаретами и ещё чем-то неприятным. Они стоят в коридоре, ведущем в кухню, а отец загораживает вход. За его спиной слышатся всхлипы.

- Почему мама плачет?

- Мама расстроена. Тебя это не касается. Возвращайся с братом в постель.

- Он не засыпает. Хочет есть.

Кирилл дрожит: от отца пахнет алкоголем, а его лицо выражает злость. Но Артём действительно не спит, всё плачет и плачет.

- Ты ведь знаешь историю про пиковую даму? - Спросил папа.

- Она приходит за детьми, которые не хотят ложиться спать. - Ответил Кирилл.

- Правильно. – Он улыбается. - У неё на ногах такие большие ногти, что она скребёт ими по полу. А лицо изуродовано: даже рта нету. Всё в шрамах. - Кирилл задрожал. Воображение рисовало пиковую даму. Она часто приходила к нему в кошмарах. Отец продолжал.

- А когда она находит мальчика, её живот открываеться и она сжирает тебя рёбрами. Кусочек за кусочкам.

- Папа!

- Тише… слышишь?

И Кирилл услышал скрежет. Он закричал и побежал по тёмному коридору. Ударился об стену и порезал руку об шифоньер. Артём всё плакал и плакал. Захлебывался, кашлял и продолжал кричать.

Кирилл лёг с братом в постель, укрывшись одеялом с головой. По руке шла кровь, пачкая простынь.

- Артём прошу… - говорил он сквозь слёзы. Перестань орать… она услышит… умоляю тебя…

Кира шёл по рельсам, стараясь отогнать воспоминания. Отец был редкостной мразью. Его забрали в тюрьму, когда Кире было четырнадцать. А ещё через три года он узнал, что отец умер. Сдох в клетке, как и подобает крысе. Мама страдала и даже начала пить. Конечно, как же трудно жить без человека, который бьёт тебя и мучает твоих детей!

Но она справилась. Ей помог младший сын. Артём стремительно рос, и с каждым месяцем Кирилл и мама всё больше убеждались - он необычный мальчик. В четыре года Артем перестал по-детски плакать и смеяться. Зато он начал учиться. В семь лет Артём уже знал больше, чем Кира, а в десять - больше чем любой взрослый человек.

Конечно, мама души в нём не чаяла: настоящий вундеркинд! Гений! А про Киру она забыла. А он не был особенно против. Кира нашёл друзей, таких же несчастных и озлобленных.

Крыс становилось всё больше и больше. Они бежали вперед, словно пытались кого-то догнать. Или убежать.

Скрежет усиливался. Наконец Кира понял, что это: звук длинных ногтей, скребущих по металлическим рельсам…

Артём пропал пять лет назад, когда ему было двенадцать. В это время восемнадцатилетний Кира получил свой троечный аттестат. Младший брат просто ушёл на одно из своих занятий по высшей математике или ядерной физике, чёрт его знает, и не вернулся. Его безрезультатно искали год. Однажды Кира пришёл домой и увидел мать, болтающуюся под потолком в петле.

Кира бежал так быстро как мог, и всё же старался смотреть под ноги. «Если споткнёшься - умрёшь».

“Зачем ты пришёл сюда?!” - Раздался голос отца. Казалось, его голос звучал отовсюду. “Почему ты не лёг спать? Теперь она тебя сожрёт! Хорошие дети должны спать по ночам. Теперь ты сдохнешь! Зачем ты пришёл сюда? Теперь ты сдохнешь!”.

Кира упал, споткнувшись. Фонарь выпал из руки и покатился вперед, развернувшись так, что светил теперь прямо в глаза. Кира почувствовал: лицу идёт кровь, а из глаз бегут слёзы. Скрежет был громким, но не настолько, чтобы заглушать голос отца.

-Теперь ты сдохнешь.

Всё это было сном. Страшным сном - иначе быть не могло. Почему он пришёл сюда? Сообщение на мобильный телефон от Артёма, пропавшего пять лет назад: «Я на заброшенной станции метро». Кира не поверил, думал - чей-то розыгрыш. Но брат пропал давно: кто об этом мог помнить? В полицию идти смысла не было, а друзей у Кирилла не осталось. Он не видел другого выхода, кроме как отправиться туда одному. Нашёл информацию в Интернете, продравшись через тонну страшных историй и наконец, нашёл, что это за место. Заброшенная платформа и туннель, который через сотню метров упирается в тупик - вот что здесь должно быть.

Сколько он идёт в этой темноте?

Кира обернулся и увидел её. Высокую и тощую, с изуродованным лицом и дырой в животе, из которой лилась кровь и торчали острые, как бритва, рёбра.

Бежать нет смысла. Он и не может: кажется, ногу подвернул. Пиковая дама всего в десяти метрах. Кира не мог убежать, но он мог драться. Кирилл схватил лежащий рядом обломок трубы и опираясь на него, поднялся. Затем перехватил его обеими руками, приготовившись бить. «Либо я смогу убить её, либо она сожрёт меня».

- Убей или сдохни, - подхватил голос отца, - убей или сдохни! Хорошие дети должны спать ночью, а те кто не спит должен убить или сдохнуть. Убить или сдохнуть.

Пять метров. Кира целился в голову пиковой даме. Ещё пара шагов - и он ударит изо всех сил.

В кармане завибрировал телефон. Почти машинально Кира выхватил его из кармана. Вновь сообщение от Артёма: «Сейчас день».

Киру будто током ударило. Голос отца всё повторял свою мантру. Пиковая дама приходит за детьми, которые не спят по ночам, но Кира вошёл в туннель утром, а сейчас день. От этой мысли он словно протрезвел. Сквозь неестественно громкий скрежет Кира услышал звуки, которых до этого момента не было. Всхлипы. Почему она так медленно идёт? Почему она плачет? Почему закрывает рукой лицо?

«Потому-что это не пиковая дама. Пиковой дамы не существует».

Голос отца исчез.

Кира бросил железку и двинулся вперёд, стараясь игнорировать чудовищную боль в ноге. Образ девушки менялся. Подобно наваждению растворились уродливое лицо и дыра в брюхе. Теперь перед ним стояла обычная плачущая девушка, испуганная как и он сам. В руке она держала нож.

Кира прыгнул, схватив её за запястье. Девушка изо всех сил старалась вонзить нож ему в шею.

«Я больше не вижу монстра. Но она всё ещё видит» - пронеслось у Кирилла в мыслях.

- Посмотри на меня! - Кричал Кира.

- Нет!

Девушка зажмурилась, безуспешно пытаясь вырвать свою руку, держащую нож.

- Посмотри на меня. Посмотри! Я не монстр, прошу, посмотри. - Девушка открыла серые глаза и с ужасом уставилась на Киру. - Я не обижу тебя. Слышишь? Я хороший парень.

Она перестала вырываться. Кажется, теперь она видела его настоящие лицо.

- Точно? - Недоверчиво спросила девушка.

- Точно.

Она уткнулась ему в плечо и расплакалась. Кира гладил её по голове и думал, что он мог убить эту девушку, если бы не сообщение от … Артёма? Значит, его брат всё-таки жив и кажется, он понимает происходящие лучше чем Кира.

- Как тебя зовут? - спросил Кира, когда девушка немного успокоилась.

- София, - она коротко всхлипнула, - можно просто Соня.

- Кирилл, можно просто Кира. Я бы пожал тебе руку, но по-моему, мы уже прошли этот этап.

Девушка слегка усмехнулась. Теперь Кира разглядел её повнимательней. Короткие ярко-синие волосы лежали на грязных шпалах. На ней была чёрная майка, которая в пылу борьбы сползла чуть вверх. Кира изучал шею и ключицы, милое лицо и тонкиеноги в рваных джинсах.

- Ты можешь объяснить. что здесь происходит? - Теперь Соня успокоилась окончательно.

- Думаю, я знаю немногим больше тебя. - Кира пожал плечами.

- Давай ты расскажешь всё на обратной дороге? Я не знаю это место и оставаться здесь не собираюсь.

2

Они шли около пятнадцати минут, когда Кира увидел свет. Из-за ушиба ему пришлось облокотиться на Соню. Она была сильнее, чем казалась. Они пару раз останавливались, чтобы перевести дыхание. Кира коротко рассказал про брата, умолчав про сообщение.

-…На всякий случай, решил проверить все заброшки. - Кира закончил свой непродолжительный рассказ.

-

-Я не помню, как оказалась в туннеле. - Она говорила слегка грубо. Так иногда говорят люди в группе, когда речь заходит о чём-то неприятном. - На заброшенную станцию я залезла сама, нужно было… побыть одной.

-Наркотики?

- Не твоё дело. Если бы мне нужно было твоё…

-Травка или таблетки?

Она помолчала а потом с неохотой бросила:

-Травка. Как ты понял?

- Ты пошла в заброшенное метро, вооружившись лишь слабеньким шокером, который зачем-то от меня прячешь.

Соня вздрогнула. Потом кивнула.

- На всякий случай. - Она прикрепила коробочку к поясу. - Я ведь тебя не знаю.

- Понимаю. Так что ты курила? Натуралку?

- Какая разница?

- От натуралки не бывает галлюцинаций.

- Думаешь это приход? - Она больше не злилась. Просто спрашивала.

- Наверно нет. Я чистый уже пять лет. Если натуралка, зачем лезть в метро? Можно и по улице гулять.

- Спятил что ли? Зима, минус тридцать.

Кирилл остановился.

- Когда я спускался в метро, была весна.

- Сейчас январь. Если это шутка то ты выбрал не лучшее время.

Она говорила быстро, слегка повизгивая. Кира смотрел вперёд, в темноту. Может она сошла с ума? Или лукавит насчёт наркоты. А если нет? Значит, время в этом странном месте идёт быстрее. А значит…

Кира увидел впереди свет.

- Выход! Сейчас всё и выясним.

Он выведет девчонку и повернёт обратно. Артём может быть жив!

Они ускорили шаг, свет стал ближе внутри и Киры что-то сжалось. Он почувствовал, как по спине потекла струйка ледяного пота. Это был не выход…

- Нет! - Соню слегка затрясло. - Нет, нет, нет, нет! Это бред какой-то!

Они стояли на рельсах у платформы. Чистой, слабо освещённой но работоспособной платформе в метро. Кира знал эту станцию, он жил рядом с ней. Конечная, или как он её про себя называл «начальная». Тот же пол, те же лавочки, только ни одного человека.

- Помоги мне залезть. - Попросил Кирилл.

- Кира, это ведь бред. - Соня посмотрела на него мокрыми от слёз глазами. - Это невозможно, просто физически.

- Успокойся. Мало ли как эти станции расположены. Ты у нас спец по метрополитену? Я вот нет. Давай залезем наверх.

Они забрались на платформу и поднялись по лестнице. Странно было видеть это место пустым, даже нереально. Девушка поднялись к турникетам. Двери закрыты. Кира смотрел за стекло. Выход был так близко! За дверью виднелись закрытые ларьки, но переход, как и станция, был освещен.

Кира схватил урну и раскрутив её вокруг себя метнул в дверь. На стекле - ни царапинки. Чеки вылетели из урны и словно осенние листья медленно опускались на пол.

- Это бесполезно. - Сказала Соня со странным спокойствием в голосе. - Пойдем, посидим? Я устала.

Они спустились на платформу и сели на одну из лавочек в центре.

- Мы точно шли назад? - Спросил Кира, хотя знал ответ.

- Ага. - Они помолчали. - Мы, скорее всего, умрём.

- Ты пессимистка.

Кирилл вытащил телефон. Связи нет, как и не было. Как Артём присылает эти чёртовы сообщения? Может, связь появляется время от времени? Кира ничего не понимал, кроме одного: Артём жив и он должен его найти.

- Соня, мы должны двигаться дальше.

- Ты спятил?! - От её спокойствия не осталось и следа. - Опять в этот туннель?

- А ты что предлагаешь? Сидеть тут пока не умрём с голоду?! - Воскликнул Кирилл.

- Лучше умереть с голоду тут, чем лезть в пасть монстра.

- Я должен найти своего брата.

- Твой сраный брат сдох! – Соня кричала как сумасшедшая. - И ты сдохнешь, как и он.

Кира почувствовал как сильно ненавидит Соню. Сейчас каждая клетка его тела была напряжена. Кирилл схватил девушку за волосы и подтащил к себе.

- Заткни. Свою. Пасть. - Злобно сказал он.

Соня пнула его в больное колено - ногу словно подожгли. Кира скинул девушку на пол и навалился на неё. Соня вцепилась ногтями ему в уши. Кирилл хотел схватить её за шею, но руки попали ниже: на грудь. Кира почувствовал, что невероятно возбуждён.

- Ты не посмеешь, тварь! - Она плюнула ему в лицо.

“Что эта девка себе позволяет? Думает, что может вести себя как хочет безнаказанно? Она думает, что он слишком слаб и труслив! Думает, что я никто?!” - Неслось у Кирилла в голове.

Кира задрал её майку и сдернул лифчик, обнажив небольшую упругую грудь. Он опустил руку в её джинсы.

Она извивалась, иногда попадая по его колену, но боль Кире даже нравилась. Он никогда в жизни не был так возбужден. Он хотел секса. Нет, он хотел изнасиловать Соню. Ударить эту суку по лицу, войти в неё и душить пока она не закроет свой тупой рот.

Кира взглянул на её лицо. В её глазах больше не было злости, не было страха, только… мольба.

Я не обижу тебя. Слышишь? Я хороший парень

Кира провёл рукой по её гладкому животу и вцепился руками в ремень.

Точно?

Он зажмурился и схватил шокер.

Точно.

Кира с силой вдавил его себе в шею и нажал на кнопку.

***

Когда Кирилл очнулся, его слегка колотило. Сознание пыталось ускользнуть, вновь провалиться в небытие, но он не поддался. Неимоверным усилием воли Кира заставил себя сесть, прислонившись спиной к колонне.

Девушка сидела на полу, сжимая в руках шокер и испуганно смотря на Киру. Несколько секунд они сидели вглядываясь друг другу в глаза.

- Ты в порядке? - наконец спросила она.

- Да… я… я не знаю что на меня нашло…

Она перебила.

- Я провоцировала тебя. Я хотела, чтобы ты сделал это… Не знаю почему…

Кира посмотрел на свои руки. На секунду он показалось, что спит. Происходящие не могло быть реальностью. К боли в ноге прибавилась мигрень и звон в ушах. Кира начал глубоко дышать: было душно. Метрополитен всегда был местом, где можно лето спрятаться от жары: здесь всегда было прохладно и свежо.

- Это место, чем бы оно ни было, играет с нами. Управляет нашими страхами и эмоциями. - Наконец вымолвил он.

Девушка кивнула.

- Посмотри сюда. - Она с опаской подошла к Кире и протянула ему чек. - Он выпал из урны, которую ты перевернул. Прочти внимательно.

Кира всмотрелся в написанное. Обычная информация, которую никто не читает. Чек при пополнении счёта мобильного: « Акция: получи бонус в подарок при оплате в нашем терминнале. Вы можете получить дополнительную сумму…»

- И что? - Удивленно спросил Кира.

- Тут ошибка. Ты что не видишь?

- Я не очень силен в правописании.

- Как это можно не видеть? В слове терминал, две «н».

- Опечатка? - Предположил Кирилл.

- В чеках не бывает опечаток. К тому же, оглядись внимательно. Когда я жду поезд, всегда считаю колонны. Привычка такая. Тут их на три больше. Кажется, будто кто-то ставил декорации и допустил несколько маленьких, почти незаметных, ошибок.

Кира огляделся. Он никогда не обращал внимания на такие мелочи внимания.

- И что нам делать?

Девушка посмотрела на Киру, устало пожав плечами.

- Идти дальше. Больше вариантов я не вижу. - Она отбросила шокер и встала. - Эта штука сломалась. Теперь мы вооружены лишь фонариком.

Кира кивнул. Странно, но он был даже рад двинуться в тёмный опасный туннель. Перспектива сидеть на этой станции и ждать неизвестно чего пугала в разы больше.

Колеблясь, Соня подошла к нему, помогла встать и подставила плечо. Они доковыляли до рельс и спустились.

- В какую сторону пойдём? - Спросил Кира.

- Думаешь, есть разница?

Он помотал головой.

3

Туннель, казалось, не закончится никогда. Больше никаких монстров, голосов или желаний не было. Нечто, что пытало их, выдохлось. Или просто выжидает.

- Как думаешь… - Начала Соня и запнулась, подбирая слова. - … то, что с нами происходит, это… что это?

Кира тупо пялился вперёд, обдумывая ответ. Если с миром происходит то, чего не может происходить, есть всего два варианта. Либо что-то не так с миром, либо что-то не так с человеком.

- Что-то не так с миром. - Сказал Кира. - Мы попали не в метро. В другое место. Может быть, в другой мир. И этот мир хочет нас убить.

- Так почему он этого не сделал? - Соня говорила спокойно, даже отстранённо. - Есть же куча возможностей!

- Значит, силы этого места, или кого-то, кто прячется в нём, ограничены.

- Я… я подверглась насилию в детстве. Мне было четырнадцать. Какой-то мужик схватил меня на улице и прижал к стене. Его спугнули, и он не успел сделать ничего… ничего такого. Но страх остался. А тут… я знала что будет… знала, что говорить, чтобы сделать тебе больно.

Кира молчал. В американских фильмах девяностых часто показывали парки развлечения. В них всегда была комната страха. Герои садятся в паровозик и едут по тёмному туннелю, где из-за каждого угла выпрыгивают монстры, появляютсяпривидения и прочие. В русских парках тоже были такие аттракционы. Но никогда не было паровозика. Нужно самому идти в темноту, в которойподжидает что-то страшное. Кириллу всегда казалось это отличие глупым. Зачем идти в пасть к чудищу, если у тебя есть выбор? Только сейчас он понял, что оказался в гениальной комнате страха: ты можешь не идти вперёд, но второй вариант ещё хуже.

«Есть хотя бы вероятность того, что мы выживем тут?» - Подумал Кира и тут же себе ответил: « Есть, если всё сделать правильно».

- Это… место использует наши страхи. Чего ты боишься? Чего ещё ты боишься? – Спросил он.

- Сейчас и узнаем.

Впереди показался свет.

Это была вторая станция в ветке. Такое же странное освещение, также чисто вокруг. Только теперь посередине платформы лежало три трупа.

Двое, словно живые, лежали с открытыми глазами. Их пустые взгляды были обращены к молодым людям. Кира чувствовал, как на него накатывает страх. Он знал, что это место опасно. Он знал, что может умереть, но теперь этому были прямые доказательства: три мёртвых тела. Обычные люди. Лысеющий мужчина, бабушка, молодой парень с длинными волосами. Все они мертвы. По настоящему. Соня начала плакать, а Кира медленно похромал к трупам.

- Кира, мы умрём. Чёрт, Кира! Мы умрём так же, как они.

Он отмахнулся от Сони и подошёл ближе к телам. Упал на колени. Боль обожгла ногу, но он не заметил её. Рядом с трупами кто-то аккуратно разложил их вещи. Рядом с бабушкой положили тележку с пакетом. Около парня - гитару, телефон, кошелек. А возле мужчины лежали: удостоверение милиции, пистолет, наручники и… записная книжка. Кира схватил её и судорожно стал листать. Номера телефонов, список покупок, ещё какие-то записи, а на последних страницах:

«я не понимаю что происходит»

- Кира, мы умрём. - Продолжала Соня.

- Подожди.

Он принялся читать.

Я не понимаю что происходит.

“Я ждал поезд в метро и тут… будто задремал. Открыл глаза и всё словно изменилось.

Поезда долго не было, и я обратил внимание, что табло не горит. В метро сидело ещё четыре человека. Все переглядывались. Тут к нам прибежал парень. Сказал, что выйти не получается. Мы проверили: не выйти ни с одной стороны. Двери закрыты и сломать их не получается. Я попробывал выстрелить в стекло, но бесполезно. Даже царапины нет. Мы застряли в метро. Мальчик предложил идти по туннелю. Вроде совсем ребёнок, но не испугался. В любом случае, другого выхода нет”.

- Кира, чёрт! - снова сказала Соня

- Да подожди секунду. - Он перевернул странцу.

Это Артём! Этот мужчина написал про Артёма!

“В туннеле было что-то странное. Я не знаю, как объяснить, но мы чудом вышли. Как какие-то звери. Я слышал про секретное метро времён Второй Мировой. Странно в этом признаваться, но я до чёртиков боялся всего, что может там обитать. И вот теперь, кажется, мой страх оказался правдой. Я слышал этих тварей! Что бы ни происходило, я должен сохранять спокойствие. Мои спутники испытали слишком сильный шок. Говорят какую-то чушь: одни про призраков, другие - про гномов или что-то в этом роде. Мы сели передохнуть. Впятером. Девушка совсем обезумела. Она достала нож и сидит на другом конце платформы, повторяя одно и тоже. Мы решили остаться здесь. Я не знаю, что делать”.

У этих людей тоже самое! Только их затащило сюда с обычной станции. Он вновь перевернул страницу. Почерк стал менее разборчивым.

“Девушка убила их. Я видел, как она подбегает к ним. Я потянулся к ремню, где висели кобура и наручники и… я достал второе. Я ошибся, думая что смогу скрутить её, обезвредить и сохранить жизнь всем, но девушка оказалась шустрее. Мразь ударила меня по яйцам и приковала собственными наручниками к лавочке. Потом ударила парня, несмертельно: он был жив, но истекал кровью. Потом она убила беззащитную бабушку. А потом подошла и перерезала глотку парню. Чёрт. Я не могу достать пистолет. Хорошо хоть мальчик…”

- Мы умрём так же как они!

- Соня чёрт, помолчи секунду!

мальчик успел убежать. Я ожидал, что девушка побежит за ним, но она осталась тут. Если она подойдёт ко мне, я убью её. Даже одной рукой. Но она не подходит. Просто улыбается и ждёт.”

Почерк стал ещё более неразборчивым.

“Я засыпаю. Сколько прошло времени? Несколько часов? День? Сутки. Кажется, прошла вечность, а она всё стоит, улыбается и смотрит на меня. Боже это невыносимо!”

***

“Я не могу больше терпеть. Да, деточка. Да, мы все умрём так же, как и они”.

- Кира, мы умрём. Чёрт Кира! Мы умрём так же как они!

Что-то в её голосе настораживало. Он не менялся, совсем. Одни и те же интонации. Сердце остановилось. Кира обернулся и увидел, что Соня стоит с ножом в руке и… улыбается.

Кира схватил пистолет и наставил его на девушку.

- Это ты?!

- Кира, мы умрём. - Она продолжала повторять это с улыбкой на лице. - Чёрт, Кира! Мы умрём так же, как и они.

- Умрёшь только ты! Что с моим братом? - Закричал Кирилл.

Пистолет в руке дрожал, а на глаза поползли слёзы. Всё сходится. Соня пыталась убить его в начале пути и сдалась, когда он обезоружил её. Потом на станции… она часть этого места.

- Что ты такое!? - Кира кричал. Слёзы лились из глаз. А девушка стояла на месте и улыбалась. Как и тогда, когда убивала копа. Просто ждала.

- Она монстр. - Из-за спины раздался голос Артёма. Кира хотел обернуться, но тот голосом его остановил. - Держи её на мушке.

Ничего в жизни Кира не хотел больше, чем обернуться сейчас. Увидеть брата. Обнять его. Но он знал, что стоит отвести пистолет и они умрут.

Артём появился из-за спины Киры. Он казался старше. Именно так Кирилл и представлял своего повзрослевшего брата.

- Она не смогла найти меня в туннеле. Не смогла найти, поэтому ушла искать других жертв. Я еле как смог отправить тебе сообщение. Единственный способ выбраться отсюда - убить её.

Соня всё так же смотрела на него, улыбаясь и не шевелясь.

Палец елозил по спусковому крючку, но Кира не нажал на него. Что-то не так. Мысли путались в голове. Боже, он так устал! Один выстрел и всё закончится. Один выстрел.

Соня могла быть монстром, если подумать, Кира ей не доверял. Сегодня каждую секунду он опасался, что она предаст…

«Это место использует наши страхи» - вспомнил Кирилл.

- Кира, - сказал Артём, - спасибо, что пришёл за мной, но если мы хотим уйти…

Кира опустил пистолет.

- Артём никогда не называл меня Кира. Только Кириллом. - Конец, казалось, так близко, но… это не Артём.

- Да какая к чёрту разница! - Оно закричало.

Кира повернулся и наставил дуло на существо.

- Артём никогда не кричит. - Кира сжал зубы. - Перестань использовать его образ, мразь! Чем бы ты ни было!

Он выстрелил.

На секунду мир исчез, а потом вернулся. Соня стояла на том же месте, но на её лице не было улыбки. Она с ужасом смотрела на Киру.

- Ты слышишь меня?

Он кивнул. Кира сделал шаг, но она отошла.

- Соня, это место.... Оно играет с нами. Я видел то, чего не было.

- Что? - Она словно была готова в любое мгновенье броситься в атаку, но медлила. - Что ты видел?

- В записной книжке… лысого мужчины...В ней было написано, что люди попали на станцию, потому что как и мы решили идти по туннелю…

- Но решили остаться на второй станции?

- Да, но одна девушка сошла с ума и перерезала остальных. А ты также повторяла одну и туже фразу и улыбалась. Очень жутко улыбалась.

- Ты подошёл к трупу и начал читать записную книжку. Читал то же самое. Только там сошла с ума не девушка, а парень. А потом ты начал читать от имени убийцы:. «Казалось, прошла вечность, а я всё стоял, улыбался и смотрел на Полицая». А потом развернулся и наставил на меня ствол.

Повисло молчание.

- Это место не так уж богато на сюжеты. - Сказал Кира и расхохотался.

Девушка присоединилась к нему. Они подошли друг к другу и обнялись. Кира не понял, когда истеричный смех перешёл в рыдания.

4

Кира проснулся, но некоторое время лежал с закрытыми глазами, не двигаясь. Ему что-то снилось, но он не помнил что. Этот сон вроде был кошмаром, но в то же время он чувствовал надежду. Приятное чувство. Ему не хотелось просыпаться, но пришлось.


Он открыл глаза. Перед ним сидела мама. Она совсем не была похожа на себя, на ту мать, которую Кира помнил. Перед ним сидела молодая красивая женщина в черном свитере и белом халате. Волосы собраны в строгих хвост, на лице элегантные очки. Совсем не похожа, и всё же это была она.

- Мама?

- Вы помните, как вас зовут? - сказала она строгим голосом.

- Кира… Кирилл.

- У Вас был приступ. Вы знаете, где находитесь?

- Я... - Он лежал на кушетке в белой комнате. Шкафы с книгами, цветы, большой деревянный стол за которым сидела мама, а за ней окно за которым дерево покрытое желтыми листьями. - … Был в метро.

Кира начал вспоминать свой… сон?

- Метро?

Только сейчас Кира понял, что одет в смирительную рубашку. На удивление в ней было очень удобно. Даже комфортно.

- Правильно я понимаю, что Вы спускаетесь в метро, когда у Вас приступы?

- Какие приступы?

- Приступы, когда Вы не можете себя контролировать. Когда не понимаете что реально, а что нет.

- Нет у меня никаких приступов. - Сказал он неуверенно.

- Кирилл, Вы убили ребёнка.

- Я никого не убивал. - Кира почувствовал, как сердце забилось в груди. - Мой брат пропал! А я спустился в метро, чтобы найти его.

- У вас нет братьев. Во время приступа Вы затащили ребёнка в заброшенное метро и задушили.

- Нет! Я не убивал его! - Кира закричал и начал дергаться. Серые глаза смотрели на него с равнодушием. Он обмяк и заплакал. - Мама… нет, он просто не вернулся домой. Мам, я хотел найти его.

- Всё хорошо. - Она неожиданно нежно улыбнулась и встала с места. Погладила по голове. - Ты просто болен. Мы вылечим твои приступы, чтобы ты больше никогда не спускался в метро и никогда больше не мог уйти… уйти от чувства вины. - Улыбка вдруг стала злобной. - Что бы ты продолжал страдать.

- Мам, я… я не виноват.

Дверь за его спиной распахнулось, и кто-то схватил Киру за руку. Его толкнули на выход так сильно, что он ударился носом о стену. Он совсем не почувствовал боли, но закричал. Просто от страха.

Всё это было ложью? Я… убил его.

-Заткнись. - Раздался голос отца. Он стоял в мятно-зеленой форме санитара. - Поднимайся.

Кира повиновался, не скрывая смех. Разумеется, этот грубый санитар, который так его пугал, был актёром в театре его галлюцинаций. Его собственный выдуманный мир.

- Кира!

Он увидел Соню. Симпатичную наркоманку, с которой они познакомились в дурке. Девушка, которую Кира героически спасал. Он хотел рассказать ей, но не мог перестать смеяться.

- Соня… аха, ты не поверишь… ахахах.

- Соня изо всех сил бежала к нему. Это было похоже на сцену из романтического фильма, где двое влюблённых бегут друг к другу по пляжу.

Отец-санитар встал между ними и с силой ударил её.

- Не бегай по коридорам.

Он схватил Киру за шиворот и потащил. Ему было жаль Соню, но он всё равно не мог перестать смеяться.

- Я тебе… ахаха… потом расскажу.

Они свернули за угол и пошли по переплетениям коридоров. Отец всё ускорял темп, заставляя двигаться быстрее, но Кире это даже нравилось. Поскорее бы уже всё закончилось. Наконец он распахнул дверь и толкнул Киру в палату.

- Удачной вечности.

Кирилл продолжал смеяться, пока не понял, что плачет. По-настоящему, как в детстве. Артём тоже плакал. До того, как потерял эмоции и стал супер-умным-любимым-ребёнком.

«Поэтому ты его убил?» - Кира задал самому себе вопрос.

Комната была совсем тёмной, за исключением маленького прямоугольника света, исходившего из окошка в двери. В этом островке света лежала маленькая пластмассовая коробочка с надписью

« Лекарства, прописанные врачом»

Кира открыл коробочку и вновь рассмеялся. В ней лежала бельевая верёвка. Он почувствовал зуд на шее, жжение, которое можно было убрать - это он точно знал - обмотав бельевую верёвку вокруг шеи.

«Ты завидовал этому мальчику, поэтому убил его?»

Он не знал, чей голос слышал на этот раз.

Кира обмотал другой конец верёвки вокруг ручки двери.

« Тебе было плевать на него всю жизнь»

Он попытался лечь на пол так, чтобы только верёвка, впивающаяся в шею, держала его Темнота начала расступаться, и он увидел владельца голоса. Он увидел себя.

- Ты только и делал, что говорил как тебе грустно. Как тебе жаль. Но мы-то с тобой знаем. Да, может, ты не убивал его своими руками, но когда бледная мама встретила тебя на пороге и сказала, что Артём пропал, что ты почувствовал? Помнишь?

Кирилл помнил. Он почувствовал радость.

5

Туннель окружал темнотой. Соня больше не слышала звуков: никаких шорохов, никаких скрипов, лишь звук дыхания и бешеное биение сердца.

Когда наваждение спало, они вновь взглянули на записи. То, что читал Кира до этого и вправду было там написано. Только теперь вместо парня убийцы была женщина. Даже забавно: изменив всего одно слово, эта тварь заставила их бояться друг друга.

Соня была уверена, что это какой-то монстр. Может быть, что-то вроде клоуна-убийцы из книги, которую она читала в детстве. Вот только девушка не боялась. Больше просто не могла. Всё что могло случиться, казалось, уже случилось. Даже смерть сейчас казалась чем-то естественным. Зачем бояться того, что и так произойдёт?

Кира, казалось, тоже не боялся. Он вообще не выражал эмоции. Лишь бурчал себе под нос что-то про брата.

«Это ведь нормально? Желание найти своего брата это нормально».

Но почему-то Соня не верила в это. Он не был похож просто на обеспокоенного родственника. Он был похож на одержимого.

- Свет впереди. - Сказала Соня.

Кира не ответил, просто сжал её ладонь. Всё и так было понятно. Они вздохнули и двинулись вперёд.

Первое, что они увидели - женщину в крови. Она сидела на рельсах, на том месте, где свет платформы сталкивается с темнотой туннеля. Можно было подумать, что она не решила, где должна умереть: на свету или во тьме и решила остаться посередине. Она выглядела как типичная богатенькая барышня. Модель ил бизнесвумен. Соня таких ненавидела. Она представила, как у женщины начался день с поломки автомобиля, как ей пришлось ехать в свой дорогущий салон красоты на метро. Как это место внушило ей презрение и страх к остальным людям. Как она начала убивать…

Когда они подошли ближе, Соня поняла: женщина не просто измазана кровью. Её искромсали ножом. С боков, с живота, с щёк отрезаны куски мяса. Казалось, что она нанесла на лицо ярко красные румяна.

- Она отрезала от себя куски. - Сказал Кира.

Соня смотрела на женщину. Она была красива, но чуть полновата. Соня представила, как женщина стремительно толстеет. Куски жира вываливаються, поялвяются складки, и она в панике начинает их отрезать.

Соня почуствоВала тошноту и потрясла головой. Это место так на неё влияет, или она просто начинает сходить с ума? Тут Соня поняла, что КириЛл смотрит в другую сторону. На платформу, а точнее, на того, кто сидел на ней. На лавоЧке сидел белобрысый кудрявый ребёнок.

Кира не сказал ни слова, просто подпрыгнул и скуля от боли, залез на платформу. Он побежал, но тут же упал и принялся ползти.

- Нет. Нет. Нет. Нет.

Соня забралась следом. Её друг трёс тело ребёнка со вспоротым животом.

- Телефон. - Кира достал из кармана мобильник. - Ты слал сообщения. Вот ведь они.

Соня не знала что делать. Просто стояла позади и смотрела на Киру. Какие сообщения мог слать ему умерший брат? Может Кира сходит с ума от горя. « А он не был сумасшедшим с самого начала?» Соня прикусила язык. Это место уже пыталось стравить их, нет уж не в этот раз.

- Он не включается! - Закричал Кира. - Почему ты, сука, не включаешься!? Почему!?

Он кинул телефон на пол, тот разлетелся на несколько частей. Вот и всё. Соня просто села на пол и беспомощно смотрела, как Кира, плача и дрожа, отползает от брата.

- Мама?

Кира продолжал отползать на спине, глядя вперёд пустым взглядом. Он продолжал что-то лепетать, захлёбываясь в плаче. Соня не понимала, о чём он говорит. Он то плакал, то говорил серьёзно и строго, то начинал истерично хохотать.

«Ты так и будешь сидеть на месте?» - Спросила себя Соня. - «С ним что-то происходит. Помоги же ему»

Она вскочила и побежала к нему.

«Схватить его за голову! Повалить и сказать то же, что сказал он, когда они только встретились. Сказать, чтобы он смотрел на неё и кошмар пройдёт». Она должна спасти его.

Соня была всё ближе. Осталось каких-то несколько шагов. Кира смотрел вверх и хохотал.

Два шага.

Он резко стал серьезным и посмотрел на девушку.

«Сбить его с ног, нужно сбить его с ног». - Думала она.

Кира резко шагнул вперёд и ударил её по лицу. В глазах потемнело. На секунду мир превратился в боль.

- Не бегать по коридору! - Сказал он глухим голосом, а потом вновь рассмеялся. - Соня… хахаха это просто жесть. Я тебе… ахаха… потом расскажу.

Он сошёл с ума. Соня лежала на кафеле без сил и чувств. Она больше ничего не могла сделать. Она даже не могла встать. Чудовищная боль начала уходить. Она всего лишь одинокая девочка, слабая, беззащитная, умирающая девочка. Кира что-то говорил вдалеке, но она его не понимала. Перестала понимать, а через мгновенье перестала слышать. Она засыпала.

Навсегда.

Звонок.

Соня распахнула глаза. На секунду ей показалось, что она снова дома и надоедливый будильник пытается разбудить её. «Но ведь Кира разбил телефон». Воспоминания сливались друг с другом. Она не знала, что реальность, а что сон.

Девушка заставила себя подняться. Она вытерла с лица кровь, обильно текущую из разбитого носа и огляделась. Телефон лежал на том же месте, разбитый в дребезги.

Звонок.

Другой телефон. Соня поняла, что звук исходил от тела Артёма.

Звонок.

Она поползла. Пол вдруг стал скользким. Соня не сразу поняла: это её ладони в крови.

Звонок.

Она у тела Кирилла. Теперь она чувствовала вибрацию, настойчивую и требовательную. Она достала телефон из кармана брюк и нажала на кнопку «принять».

- Ты нужна моему брату.

6

Кира растворялся в темноте. Больше не было боли, не было сожаления. Была только приятная обволакивающая темнота, похожая на тёплую ванну. Только вместо воды что-то более густое и более… нежное.

Стук. Что-то не давало погрузиться, будто выталкивало. Ещё один.

- Открой глаза.

Знакомый голос. До боли знакомый. Он открывает глаза. Ничего не видно.

- Иди на мой голос.

Кира повинуется. Идти сложно, кажется, воздух стал тяжелее… более густым. Никаких звуков нет, казалось даже он сам больше не издает их.

Артём! Он выглядит как в тот день, когда пропал. Тот же дурацкий школьный костюм, рюкзак.

- Прости меня. - Сказал Кира.

- Прощаю. - Артём серьёзно, как и всегда, кивнул. - Сейчас это неважно.

- Я хотел, чтобы ты умер. Завидовал тебе, ревновал. Я…

- Я знаю. - Артём смотрел на Кирилла. Его голубые глаза, казалось, светились в темноте. - Почему ты считаешь что тебе нельзя завидовать? Почему тебе нельзя ревновать? Ты всего лишь человек.

- Но…

-Ты не виноват в том, что случилось. Но если ты позволишь себе умереть здесь, это будет неправильно.

- Разве я ещё не умер? - Кира огляделся. Вечная тьма. Именно так он и представлял себе загробную жизнь. - Где я?

- Там же где и был. В нём.

- В метро?

- Это не метро. Это… сложно объяснить. Это существо. Оно не знает откуда появилось и зачем. Возможно, ошибка мироздания. Оно существует на какой-то другой плоскости реальности, но скорее всего, территориально находится на месте метро, поэтому и попадают в него именно оттуда. И выглядит оно как метро, только слегка размыто.

- Откуда ты это знаешь?

- Мы не просто в существе. Мы в его желудке. Эмоции, которые мы испытываем - как желудочный сок. А когда мы растворяемся, мы становимся его частью. Я не испытываю эмоции… почти не испытываю, поэтому я перевариваюсь очень медленно. Но сейчас я уже почти оно. Это существо… я… мы чувствовали тебя. Тебя и девушку внутри, я тратил последнии силы, чтобы хоть как-то связатся с тобой.

- Я не понимаю. Это существо пугает нас, чтобы переварить? Поэтому оно убивает людей? Заманивает к себе, убивает и пожирает?

- Нет, нет, нет. - Обычно безэмоциональный, Артём сейчас говорил очень грустно. - Вы сами попадаете внутрь. И как только ты оказался здесь, ты стал частью нас. Начал чувствовать то же, что и мы. Вы боитесь не потому, что оно хочет чтобы вы боялись. Вы боитес,ь потому что оно боится. Вы страдаете, потому что оно страдает. Оно не хочет, чтобы вы умерли… это оно хочет умереть. Мы хотим умереть.

- Я не понимаю.

- Мы одно целое. - К его голосу присоединились и другие. - Мы устали страдать. Мы хотим умереть.

Послышался хор голосов.

- Поэтому мы и позвали тебя сюда. - Тысячи голосов звучали одновременно. - Мы хотим, чтобы ты закончил это.

Кира зажал уши.

- Как?!

- Ты необычный человек. – Сотни голосов. – Ты что-то большее. Ты можешь сам поглотить нас!

Стук повторился. Потом ещё раз.

Кира не открыл глаза, но видел… Изображения, накладывающиеся друг на друга. Он одновременно видел своего брата и Соню, давящую на его грудную клетку.

- Двадцать восемь, двадцать девять, тридцать… Она прислонилась губами к его губам, вталкивая воздух в лёгкие. Стук, стук.

Он открыл глаза

.

- Кира, слава богу…

Он чувствовал, будто балансирует на канате. Упадёт в одну сторону - погибнет, упадёт в другую - и не сможет сделать то, что должен.

- Я… я понял.

Люди пропали, и осталась только темнота. Но Кира понимал, что они всё ещё здесь, они и есть темнота. До этого мозг Киры просто не мог воспринять это изображение, но теперь, когда его часть растворилась в этом существе, он видел… видел то, что не мог описать. Это была душа?

- Кира нам нужно уходить.

- Нет. - Он боялся говорить. Казалось, с каждым словам он теряет равновесие. - Прошу, доверься мне.

Это было похоже на голографические картинки. Два изображения медленно сливались в одно… настоящие.

Артём ошибался: они не были в желудке существа. Всё это существо было желудком. Только переваривало оно не тела, а сознания. Только когда они оставались в темноте туннеля, они видели приблизительную правду, всё остальное - ложь. Одна иллюзия на двоих. Нет, на сотни людей.

« Будто кто-то поставил декорации, но допустил несколько малозаметных ошибок».

Их мозг расставил эти декорации, просто помнил он всё не так точно. Поэтому колон меньше. Поэтому в чеке опечатки. Поэтому он видел пиковую даму… Они чувствовали то же самое, что чувствовало существо, а мозг лишь находил оправдание этим чувствам.

Они просто ощущали то же самое, что и это существо. Ещё до того, как попали сюда. Поэтому люди и становятся «съеденными». Сюда попадают люди, которые испытывают ненависть, сожаление, вину, страх… те, кто и так хочет умереть!

- Соня, послушай. Я знаю, как тебя отсюда вытащить. Это будет звучать глупо, но ты должна захотеть жить.

- Что?! - В её взгляде читалась обречённость. - Ты несёшь бред.

- Всё что с нами происходило… это всего лишь чувства, которое переживало это существо, и мы с ним. Оно… хочет умереть… сильнее всего оно хочет умереть, если ты сосредоточишься на желании жить, оно вытолкнет тебя.

Как же это было глупо! Кира и сам это понимал. Но он знал, что это поможет. Был уверен, потому что сам был частью этого существа. Он больше не растворялся. Теперь Кира поглощал его. Он сделает то, что должен, а потом убьёт себя и всех остальных. Он знал, что не спасётся, но Соня… она может.

- Просто делай то, что я говорю!

- Я… я не знаю как. Не знаю, как хотеть жить! - Кира взял её за руки и посмотрел в глаза. Соня не плакала, даже не была грустной. Скорее злой и раздосадованной. Будто не справилась с домашним заданием. - Я никому не нужна…

- Ты нужна мне. Мне нужно, чтобы ты жила, во что бы то ни стало. Потому что сейчас ты единственный человек, который мне дорог.

Она слегка улыбнулась.

Кира чувствовал, что это срабатывает. Такие пустяковые слова, но они работали. Существо выталкивало её, будто отравленную еду. Кира всё ещё балансировал между двумя реальностями.

- О чём ты мечтаешь? Представь это ради меня, прошу.

Она закрыла глаза. Кирилл понимал, что она исчезает, в той же степени, в которой он тонул в густом, черном соке существа. Желудочном соке, состоящих из эмоций.

Вдруг Соня открыла глаза и резко навалилась на Киру. Их губы соприкоснулись.

Он упал. На какой-то миг обе реальности перестали существовать. Монстр исчез. Даже Артём. Осталась только девушка, которую он сжимал в объятьях и… счастье.

Его дернуло вверх.

- Да вы что сума сошли?! - Кира смотрел на усыпанную людьми платформу. Большой мужчина в форме держал его за шиворот. - Вот молодёжь пошла. Тут же дети ходят!

Тут же мир взорвался звуками. Чей-то кашель, шаги, музыка, шарканье ног. Боже, как это было прекрасно! А потом Кирилл вдохнул прохладный воздух.

7

Кирилл открыл глаза. Сердце быстро билось. Он взглянул на свою жену, спящую рядом. Соня мирно сопела, улыбаясь чему-то во сне.

Аккуратно, чтобы её не разбудить, он выскользнул из-под одеяла и вышел в коридор. Свет тут был включен. Всегда включен.

Ровно пять лет назад они вышли из метро и с тех пор не заходили обратно. А спустя несколько лет переехали в другой город. Новый маленький город встретил их растительностью, свежим воздухом и отличными ценами на недвижимость

Конечно, это было не просто и не сразу. Но они прошли все трудности вместе, плечом к плечу.

Кирилл зашёл в ванную. Открыл зеркало и достал несколько таблеток. Выпил их и умыл лицо ледяной водой.

Они выбрались, но существо ещё жило где-то под землей родного города. Существо, частью которого был и его брат.

Кирилл услышал знакомый шёпот. Он выпил ещё несколько таблеток.

Голоса говорили неразборчиво, но их было много, а один из них, Кирилл был готов покляться, принадлежал Артёму. Они винили его? Звали его обратно? Хотели убить?

- Что вам надо?!

Он смотрел в зеркало и видел в своём взгляде пустой взгляд брата. А потом всё исчезло. Кирилл вышел в тёмный коридор.

« Почему не горит свет?» - подумал Кирилл, а потом понял, что и без света всё видно. Просто серо, словно на улице сумерки. Кирилл посмотрел за окно, но за ним не было привычного пейзажа. Лишь непроглядная темнота…

- Кирилл. - Он обернулся и увидел Соню, она, зевнув, тёрла глаза. - Всё хорошо?

Он огляделся. Свет в коридоре горел. За окном красовался сад и детская площадка, освещённая луной.

- Да просто не спится...

- Не могу нормально спать, когда никто не сопит под боком. - Она улыбнулась и игриво закинула руки ему на плечи. – Ну, раз уж мы оба не спим, как думаешь, чем бы мы могли заняться?

Он жадно впился в неё поцелуем.

Какое-то время Кирилла не интересовало ничего кроме Сони. Но он знал, что это закончится и мысли опять буду крутиться вокруг одного и того же вопроса.

Сейчас он счастлив. Но если это измениться? Если его эмоции вновь буду крутиться вокруг вины, страха, чувства вины и желания умереть?

И главное: как то существо появилось на свет? Больше всего на свете Кирилл боялся, что знает ответ.  

+1
825
11:33
«Удачной вечности».
Сначала я подумал, что это фанфик по фильму «Пиковая дама»; потом, что по книгам «Метро 2033» и «50 оттенков серого»; потом, что фанфик по фильму «Куб»; потом… Ядерная смесь, вам не кажется? Но я понял! Это… «Оно» — Пеннивайз! Так себе ужастик, тухленько. А вообще мне показалось, что это всего лишь пародия на вышеупомянутые произведения, но, увы, вряд ли это так. Много слов, нет, много воды. Здесь столько всего понаписано лишнего, что во время чтения я раз пять отвлёкся. Ну, не получилось! Стремление писать хорошо у автора вроде бы есть, однако желания нет.
Написано на скорую руку, ошибок полно: где слово не написано (но имелось ввиду), где-то срослись слова друг с другом, а ещё бывает, что заглавная буква вдруг в середине слова выросла. Корректуры не хватает, в общем. Тема не раскрыта. Ответ на главный вопрос «почему?» спущен на тормозах банальной love story. Жаль, жаль.
Я испытываю смешанные чувства: вроде плохо написано, да зерно имеется. Эротические сцены и намеки на… — вот, не в тему; слышь, Петровна, «вот молодёжь пошла. Тут же дети ходят!»
«Он не включается! — Закричал Кира», — возьми батарею со своего телефона и поставь в этот телефон. Псих.
«звук исходил от тела Артёма...<>… Она у тела Кирилла», — так у кого телефон-то?
Хотел бы поставить плюс… шучу, не хотел бы. Минус.
PS/ «Это место, чем бы оно ни было, играет с нами. Управляет нашими страхами и эмоциями», — ага, просто кто-то распылил афродизиак, вот и всё.
22:22
+1
А мне понравилось…
Мистика.
Герои убедительные.
Обстановка тоже прорисована.
5 баллов рассказ точно заслужил.

P.S.
А за что минус-то?
Рассказ может не нравиться.
Может отталкивать тема.
но минус здесь явно перебор.
Исправляю ситуацию ставлю +.
21:09
-1
Свет фонарика вытаскивал из темноты замусоренный пол гравилуч???
когда она находит мальчика, её живот открываеться и она сжирает тебя рёбрами. Кусочек за кусочкам. открываЕТся
и порезал руку об шифоньер как это возможно?
борьбы сползла чуть вверх сползают вниз, вверх задираются
терминнале терминале
куча ошибок, вторичный сюжет, ничего интересного

15:03
терминнале терминале


Там же написано, что это существо косячит, восстанавливая мир по памяти жертв.
не понял
15:07
Вы написали, что слово неправильно написано, а я говорю, что ошибка эта преднамеренная, и позже в тексте поясняется.
Вы то откуда знаете, что она преднамеренная?
15:13
Поздно сообразила цитату вставить. Дублирую.
Кира всмотрелся в написанное. Обычная информация, которую никто не читает. Чек при пополнении счёта мобильного: « Акция: получи бонус в подарок при оплате в нашем терминнале. Вы можете получить дополнительную сумму…»
— И что? — Удивленно спросил Кира.
— Тут ошибка. Ты что не видишь?
— Я не очень силен в правописании.
— Как это можно не видеть? В слове терминал, две «н».
— Опечатка? — Предположил Кирилл.

Вы структуру мышления человека как представляете? словами? или образами?
15:22
Это же надпись на чеке. При чем здесь структура мышления? Он не подумал это слово, а прочитал, пусть и не вслух. Автор передал написанное буква в букву, чтобы читатель дотумкал: дело нечисто.
Видимо, дело в восприятии текста читателем. Но без этой очепятки дальнейший диалог я бы не поняла.
я еще раз повторяю. представьте себе чек. как вы его представите? образом или описанием?
15:30
Сам чек — образом, надпись на нем — буквами, теми, что отложились в памяти, как при чтении рассказа, например.
х-м…
не убедили, но ладно
15:33
Зато я поняла, почему вы считаете это ошибкой. Спасибо за ответ.
drink «ну, за взаимопонимание» ©
Гость
20:04
Упрямое ковыряние в запретном, прямо наслаждение какое-то — лежать и представлять — вот ты сумасшедший, вот тебя в тоннеле вот-вот слопают крысы, как это приятно, вот тебя съели и сейчас переваривают, обливая пищевой кислотой, а тебе так приятно распадаться на аминокислоты, вот ты убиваешь, вот тебя, вот ты среди трупов спишь (как-то совсем не хочется вспоминать те странности молодых антигероев. Я категорически против такой литературы. Образно говоря, пусть она останется там, в другом мире, в мире дьявольщины.
Несмотря на то, что ошибки и опечатки присутствуют и даже бросаются в глаза, рассказ мне очень понравился. Если бы над ним еще поработать(( Точно автор спешил и не успел хорошенько вычитать его, прямо жаль, что так вышло. В который раз убеждаюсь, что самое главное это сюжет. Порой даже самый вылизанный текст без ошибок не вызывает сильных эмоций если нет хорошо закрученного сюжета. Здесь это присутствует, как и завязка, и кульминация, и развязка, мысли и метания героев, необычный мир о котором можно много еще додумывать. Поэтому плюс. Но в голосовании высокую оценку поставить не могу из-за множества ошибок. Автору удачи в конкурсе!
05:52
Дочитал только до сцены попытки изнасилования, дальше не смог. Особенно после «и дырой в животе, из которой лилась кровь и торчали острые, как бритва, рёбра».
Вы, автор, меня уж простите, но атлас анатомии человека есть в свободном доступе в Интернете. Рёбра никак не могут находиться в животе.
В целом — это не фантастика. Это я даже не знаю что. Хорошо, что мне не придётся писать отзыв на этот рассказ.
Загрузка...
Светлана Ледовская №1