Эрато Нуар №1

Антреприза

Антреприза
Работа №22 Автор: Шишканов Алексей Анатольевич

Спать, спать, спать. Выключатель света щелкнул, погасив настольную лампу. Комната погрузилась во мрак, только лишь серые тени предметов от огоньков телевизора и холодильника напоминали, что электричество всё еще течёт по проводным жилам дома. Кровать предательски скрипнула пружиной, дама прижалась к подушке и сладостно подумала о сне, как вдруг - в туалете что-то бабахнуло. Всегда когда владелица квартиры ночевала дома одна, случалось нечто такое, о чем лучше и не вспоминать.

– Опять?! – вырвалась у женщины измученная надрывная жалоба. – Да, что же тебе надо то?!

Свесившись с кровати, ноги ловко нырнули в тапочки и засеменили в ванную комнату вместе с хозяйкой. В темноте шаги владелицы дома раздавались не долго, собственно, идти не далеко. В ванной включился свет. Дама вступила в уборную, и ее смятение разрушилось - всего-навсего упал ковшик со стиральной машинки.

Лампочка затрещала, зеркало качнулось, водопроводная труба загудела, пол повело, женщине показалось она во сне. В ее собственной голове раздался голос, вроде мужской:

« Не бойся, я хочу с тобой поговорить».

Хозяйка покрутила головой, разминая затекшую шею, смежила веки пальцами и собралась умыться, но сотрясение комнаты вновь повторилось. Землетрясение? Сомнительно, в том районе, где она живет, не бывает дрожи земли. Что же тогда?

«Да, это я хочу сказать тебе», раздалось в голове, и дама улыбнулась сама себе приятной улыбкой, словно что-то ее развеселило.

– Ну, говори, – сказала женщина, тогда как прореженная и четко очерченная бровь на ее высоком лбу поползла вверх. Сходить с ума - так сходить. Раз уж этот внутренний глас или кто-то еще решил поговорить с ней… видимо неспроста ей мерещились шорохи и раньше, когда она бывала дома одна…

Снова колебания пола, лампа загудела и с треском мигнула пару раз, но никаких ответов на ее фразу не последовало. Гусак крана со шлепком ударил в сторону, стульчак поднялся и грохнулся обратно, занавеска, отгораживающая ванну, отъехала, обнажив сияющую белизну. Внезапно все прекратилось.

« Не бойся!» снова повторил глас в голове. И, словно прочитав мысль, добавил: «Раньше ты была не готова».

Владелица дома пыталась понять половую принадлежность голоса, который изменился, но не могла. Словно шепот и пение, он был и мужской и женский и какой-то еще, словно самая ласковая ария сливалась в нем на понятном языке. Произносимые звуки были тихими, они раздавалась гулом, как ветер, попавший в пустынный остов дома.

От волнения руки девушки, слышавшей загадочный голос, вспотели, она вытерла их об мягкую фланелевую пижаму, в которую и была облачена.

« Не могла же я сойти с ума?» задалась в мыслях вопросом женщина. Тут же ответила: « Нет, не может быть, иначе бы я приняла это за чистую монету. Псих не понимает, что он псих. Я помню из психиатрии, кажется, ведь так…»

Зеркало щелкнуло, такое большое зеркало, потом запотело, покрывшись испариной, и вдруг в центре него вырисовался чистый овал. Овал выгнулся вперед, вогнулся внутрь, колыхнулся точно водная гладь, исказился мелкой рябью, и тут в его центре появилось лицо. Теперь гладь зеркальная успокоилась, но влага, осевшая вокруг овала не опала, лишь пара капелек воды стекла вниз струйкой выбелив полосы чистого зеркала. Лицо человека, без бровей, но с рыжими волосами как у хозяйки квартиры, ласково улыбнулось.

– Привет, – произнесло зеркало, через едва приоткрытый рот теперь совсем уже другим, нежели два первых раза голосом. Зеркало не стало выпуклым лицом, просто в его глубинах, в этом овале, что-то вырисовалось. Казалось, это отражение хозяйки дома, но это было не оно.

Женщина не ответила, но кивнула.

– Как бы инфаркта не случилось, сердечко-то пошаливает у тебя последнее время, пора бы с кофе и чаем поменьше, и жирного. Эх, все тебе подсказываю…– со вздохом молвило лицо. – Пора бы нам поговорить, о том, что тебя так давно мучает, - лицо обернулось, словно прислушиваясь или принюхиваясь к чему-то, потом снова посмотрело на даму застывшую в немой позе. – Если буду пропадать - не переживай, я тут это, не законно, в общем.

Женщина в пижаме скривила лицо в подобие улыбки и произнесла:

– Х-хорошо.

Губительно странно, как при таком казавшемся безобразии и вопиющем непонятно чем, владелица квартиры сдерживалась и даже не упала в обморок, лишь пожевывала нижнюю губу, рискуя тем самым превратить ее в фарш.

– Ты задавала мне вопросы - помнишь? – спросило зеркало вторым своим голосом, перекатывающимся от стен комнаты эхом, словно кисель в банке.

– Н-нет, – хозяйка едва различимо пропищала ответ.

– Ты просила меня тебе дать во сне ответы, помочь, направить, наставить – помнишь?

– Да, нет же, не помню…– но, кажется, дама что-то все-таки припомнила. – Кто ты? – спросила хозяйка и судорожно закрыла рот руками, словно боясь, что оттуда может помимо её воли вылететь фраза или наоборот влететь туда от незнакомца в отражении.

– Не важно, – прошуршало зеркало в ответ. Лицо очень пластичное, медленно произносило фразы и совсем уж редко мигало огромными глазами, большими настолько насколько вообще возможно.

– Ты инопланетянин? Или домовой? Кто же ты? – заинтересовалась женщина.

– А что похож на них? – не весело спросил пришлый в зеркале. – Нет, я не они. Не важно - кто я! А важно то, что я отвечу на вопросы, которые тебя мучают.

Хозяйка отчего-то чуть не разрыдалась, такой эмоциональной она себя еще не ощущала. Может это от необычности ситуации? Или все сумасшедшие как она борются со скачками эмоций от потолка к полу и обратно?

– Может, ты желаешь мне зла? Может ты нечистая сила? А?!

– И я бы стал с тобой так говорить?! Если бы я был нечистой силой, я бы тебя сразу и давно уже того самого…Забрал в рабство, подчинил рассудок, что в твоем состоянии сделать легче легкого. Сколько раз я тебе намекал, чтобы ты не связывалась с гаданиями?

– Сколько? Говорил? – не поняла женщина.

« Интересно, а время течет как обычно?» - подумала она и словно в ответ ей за стеной громко и отчетливо раздалась соседская ругань. Было хорошо слышно, как звонко разбилась бутылка: « Ну, надо же, вроде обычно, но может этот в зеркале читает мои мысли и подделывает их? Или это все мое сознание и подсознание, и я свихнулась?»

– Ты меня слушаешь? – отвлекло её от мыслей нечто в зеркале. – Задавай свои вопросы, только быстрее, тут не хорошо сгустились тени, у твоих соседей. Сейчас придет…путеводная Госпожа…не хватало, что бы она еще меня тут увидала в таком состоянии,- при этих словах существо в зеркале поежилось, но ничего больше не сообщило.

– Я сошла с ума? – задала наиболее очевидный вопрос дама и, зажмурив живописные глаза, приготовилась к ужасной правде.

Ответом был саркастичный смех, существо захлопало в ладоши, не видимые оку. Тут она перестала жмуриться и пристально вгляделась в отражение.

Часть зеркала свободная от образа существа все время запотевала - вновь и вновь, а срывающиеся бусинки конденсата то и дело норовили исчертить его полосами.

Хозяйка квартиры из любопытства хотела коснуться покрытой капельками поверхности, на что существо иронично ответило:

– Нет, нет, нет и еще раз нет! Это я не только про твое сумасшествие, но и про желание потрогать зеркало! У тебя что? Руки лишние?

« Фух!» - пронеслись мысли в голове владелицы дома. « Слава Богу, это не мое внутреннее Я. А то я бы не перенесла…А может я сама себя успокаиваю?»

Зеркало фыркнуло на эти мысли дамы, но ничего не стало объяснять.

– Задавай вопросы, быстрее, быстрее радость моя, – поторопило нечто. – Не мудрено, конечно, что ты так реагируешь, вспомнить бы твою реакцию на выигрыш в лотерею. Но давай скорее, – существо обернулось, посмотрело позади себя и добавило, – тут уже не далеко до хозяйки тропы, быстрее! Задай вопрос, мучивший тебя всю твою жизнь.

– А почему сейчас задавать вопросы? – проявила логику женщина. – Я понимаю, ты джин, отвечающий на вопросы? Ты ответишь мне, а потом сожрешь мою душу или утащишь к себе в зеркало?

Существо в зеркале очень хотело забрать ее к себе в отражение после таких слов, но сдержалось.

– Почему – ты скоро узнаешь, а время это настало не случайно. Как говорит мой начальник, а он часто говорит и много… Время пришло, и завтра ты поймешь, что я имею ввиду. Ты, будучи вершителем, не осознаешь всей ответственности! Нужно именно таких как ты людей удивлять и заставлять смотреть на мир иначе, больше прощать, любить.

У дамы пронеслось в голове воспоминание, как она требовала с племянника отдать долг до последней копейки. Она до сих пор злилась на него за эту проволочку, а теперь на нее вдруг накинулась совесть. «Как она вообще могла так поступить?» - не укладывалось у ее в голове. Ведь денег он просил на лечение дочери, и чтобы отдать ей ему пришлось перезанять их. А она тогда, лишь хотела новую шубку. Новую норковую шубку – дура!

– Что ты имеешь в виду? – поёжилась женщина, не может же он знать, о том, что она совсем углубилась в пучину прибыли, позабыв о клятве и вере во благо. Ведь когда-то она работала и не делала того, за что теперь получает баснословные деньги. Совершает преступления против человека, не чураясь ни возраста, ни положения, ни ситуации клиента – он платит - она делает. Хозяйка, отгоняя мысль о том, что в зеркале её совесть, уточнила: – Почему именно завтра?

Завтра как раз предстояла особо сложная операция элитному посетителю, но не об этом ведь речь в самом-то деле…

– Узнаешь, все узнаешь – не спеши, – пояснил некто в зеркале. – Давай же спроси что-то существеннее…

Женщина задумалась, почесывая переносицу. Какой же вопрос ей задать? Пять секунд показались вечностью, но нервничающая особа решила:

– Кто я? В смысле не только человек, но вообще, кто я – какой глубокий смысл в этом? Я всю жизнь думала о моем месте в мире, в жизни других людей, в собственно своей жизни, если так можно сказать. Вот кто я?

Хозяйка не была уверена, что задала нужный вопрос, но эти слова сами сорвались с ее уст. Все больше нарастало ощущение реалистичного сна, с нелогичными поступками и отрывками повседневно волнующих мыслей.

– Да, ты человек, безусловно, – мгновенно ответил гость в зеркале. Видимо, и правда каждая минута была на счету. – Но, ты куда большее, если так говорить. Ты женщина, мать, жена, муза, любовь, многими словами можно назвать тебя. Но остановимся на том, что ты именно женщина. Я не могу принять ни твою, ни мою, ничью сторону.… Поэтому, сейчас правда польется из уст моих.

– Женщина…– словно зачарованная произнесла говорящая с зеркалом, – правда…

« Это так страшно!» - пронеслось в голове дамы, но она решила слушать.

Какая-то маленькая часть ее хотела воспротивиться правде, истине, но все остальное решило слушать, как можно больше слушать, не органами слуха, но душой.

«Кто это? Почему он с ней говорит? Откуда он знает? Как это возникло, и о чем он вообще говорит? Все так быстро!» – мысли наслаивались одна на другую, точно листья капусты в упругом кочане.

– Велик род людской и многообразен, но не может он ныне существовать без обоих: мужчин и женщин. Без женщин и мужчин, кто продолжают жизнь усилиями своими, и зачастую роли эти неравносильны, как по труду, так и по страданиям. Я не буду говорить о равенстве, и не буду говорить о насилии, о страхе и смерти, о многом… Раньше были женщины, и они есть сейчас, как бы не менялся мир, женщины сохранились и может быть, – существо в зеркале оглянулось и продолжило, – сейчас не каждую женщину можно назвать женщиной…Я могу назвать женщиной тебя в твои года и раньше и всегда, ты была, есть и будешь женщиной, тонкой и сложно устроенной, чья роль не только быть вдохновением и музой, матерью, но и чья доля нести жизнь наряду с мужчиной, только совсем иначе. Ведая больше чем ваши спутники…

При последних словах глаза дамы засияли от радости и трепета, ей нравилось то, что говорило зеркало, слова доходили до нее с какой-то энергией и вкусным смыслом, каждое слово было подобно лести. Но хозяйка квартиры не понимала – от чего ей так приятно это. Может потому что наконец кто-то признал, что она женщина… Казалось, что существо в зеркале ходит вокруг да около чего-то важного, но чего? Она не могла ощутить, но тайно догадывалась, о намеках гостя…

– Но подожди, моя роль тут особенно подчеркнута? Моя, моя профессия? Теперь? – тут хозяйка квартиры осеклась. - Что я совсем…часто…и вообще?

Завтрашний рабочий процесс представился еще более остро.

– Давай дальше, – сказало лицо в отражающем предмете.

– А что значит то, что я женщина? Что в этом особого? И как это связано со смыслом жизни? Отличается ли мой смысл от смысла других? – тут дама проявила свое тщеславие, всю жизнь она жила с мыслью, что не такая как все, что лучше, интересней, в чем-то даже более уникальна, чем другие. – Вот я всю жизнь, всю жизнь свою себя отдавала родным! Помогала, недоедала! Детишек и мужа на работу собирала, да на работе пахала! Мой смысл в этом? Ну, скажи же, в чем? Ты зажигаешь в моем сердце некогда угасшее желание докопаться до истины… Только теперь??? Но почему?!

На последние слова существо грустно вздохнуло, но не ответило. Это точно сон, ведь не стала бы женщина так не логично выражаться, да еще и беседуя с кем-то, кого и человеком назвать сложно. Можно конечно ущипнуть себя и проснуться. Можно ведь? Но прерываться было не время…

– Да, нечто особенное, пожалуй, имеется. Давай опустим все минусы людской природы, такие как жажда всем управлять, например, – за стеной что-то громыхнуло, после чего последовал детский плач. Зеркало покрылось очередной раз испариной, но теперь изображение гостя моргнуло и исказилось, покрывшись рябью: – Так давай живо выбери один вопрос, и я тебе отвечу! Кажется… Она идет!

Дама удивилась, услышав плач за стеной, ведь у соседки нет детей – она это точно знает. Наверное, гости? Да и шум в такое время… Точно - ей все это снится…

– Погоди, погоди, я не понимаю, но что особенное? Я так себя веду? Я такой рождена? – хозяйке совсем не хотелось спешить.

– Не корректный вопрос. Особенное есть в каждом, и в тебе тоже. Ты сама знаешь в чем. Посмотри на свои руки и ответь на вопросы: Чисты ли они? То ли ты делаешь? Когда ты последний раз видела чудо, и что для тебя самой является этим чудом? И самое главное - жизнь, не бесценна ли она? Для кого-то иметь ребенка обуза, а для кого-то по истечению лет и бессонных ночей настоящее счастье… Тут ты сама решишь, на этот вопрос ответ я и так тебе подсказал…Мой начальник, в прочем, просил не особо быть с тобой жестким, но я бы задал тебе трепки за твои дела!

Женщина испуганно отпрянула от зеркала. Да, она все понимала, все слова указывали именно на то, чего она так боялась, чего так страшилась? Но она спросила его не об этом! Почему она всю жизнь делала то, что должно и теперь вдруг зачем-то это откровение? Не может быть такого… Надо уйти в отпуск, передохнуть в конце концов…слетать на море. Свалить с себя груз ответственности, и докопаться до своей родословной, нет ли у них шизофреников в предках…

– Ты утонешь, я тебе обещаю, – произнесло существо. Словно издеваясь, оно добавило: – Быстрее еще вопросы, я не обещал что будет просто, но я обещал правду, и в моих ответах и вопросах она есть…Пошевели немного шариками в голове…

Владелица квартиры задумалась. А что если зайти с другой стороны?

– Почему ты явился? Явился и мучаешь меня своими дурацкими недомолвками! Я не понимаю, и теперь – почему? Если сейчас можно, а завтра уже нельзя? Через месяц, через два месяца? Почему??? – хозяйка дома явно все больше теряла самообладание и распылялась.

Все же решив вычленить один вопрос, дама не растерялась и, отбросив тщеславие и гордыню, спросила то, что долгие годы интересовало ее, акушерку видевшую появление и уход многих жизней:

– В чем смысл бытия или жизни человека? Если так говорить, моя вина, я знаю, подожди…она…я понимаю, понимаю! - горько воскликнула женщина. – Скажи, пожалуйста, не надо говорить обо мне, скажи в общем, я боюсь услышать. Я исправлюсь, да? – не верила сама своим ушам и языку женщина, такое она говорила впервые.

Даму интересовало, что услышит она в ответ, и совпадет ли он с тем мнением, что она уже сама сформировала. Ей было не так важно уже - кто она, ведь, по сути, ответ ей дали. Всё большее интересовало, то, что она знала и ощущала, но молчала, так как другие лишь посмеивались над ней. Ощущения, преследовавшие ее раньше, о том, что этот мир другой, а не тот каким его видят окружающие… и эти знаки, почему она раньше не прислушалась к ним? Теперь случилось, случилось что-то… И может это сон, или она сошла с ума, но это самый прекрасный и интересный, пугающий реалистичностью и правдой сон… Как многое она душила в себе долгие годы... Говорила, что это для философов, для кого-то более высокого духовно, а не такого мирского, как она, и вот …

Но ведь она старалась всегда быть полезной для семьи, старалась для себя, любимых детей и мужа!

– Хороший вопрос, – улыбнулось существо теперь самым приятным из голосов, что слышала женщина.

Даме казалось, что она улавливает в речи гостя нотки Материнского и Отцовского голосов. Родителей она давно не навещала в своем родном городе. Родителей, кому она давно не слала весточки, не звонила, не писала, даже деньги, и те перестала отправлять…Страх накинулся на владелицу дома, ей стало не по себе от холода…Что за существо это в зеркале, она уже не мыслила догадаться, так как наверняка ошиблась бы…Сильное желание позвонить в отчий дом навалилось на нее. Она почувствовала ком в горле. Жалость заскреблась в душе.

Гость продолжил:

– Но нам стоит поторопиться, смысл жизни в самой жизни, в самих вас, в самих людях, в том, что они есть. Чтобы быть… но просто быть не достаточно. Да и просто быть невозможно. Смысл в гораздо большем, чем может показаться, но для его выполнения надо делать куда меньше, чем вам кажется…любить, прощать, помогать, верить, не поддаваться панике и отчаянию.

– Что? – женщина от такого опешила. – Быть? Я…кажется, теперь…да не может быть? Кто твой начальник?! – эти слова подействовали на нее шокирующе, как ушат ледяной воды знойным летом: – Зачем? Почему мне? За что? Это конец?

– Если бы меня тут не было то, что стало бы с тобой дальше? Не важно, не важно - я тут затем, чтобы ты поверила в чудо! О, я чувствую, ты уже веришь… в моего босса. Это ли не чудо? Чудо, но злое… рядом! Ах, если бы коснулось то, что ты творишь твоих детей, ты бы раньше поняла, узрела, но это не наш метод…

– Нет! – вскрикнула женщина, и глаза ее быстро забегали по комнате. – Нет! Не надо, пожалуйста, не трогайте их, лучше меня, меня!

– Тебя? А я к тебе и пришел! – ответил лик в зеркале. – Итак, теперь ты будешь рассказывать всем то, о чем я поведал и поведаю еще. Только так, чтобы тебя не приняли за сумасшедшую, в чем я теперь не уверен. Завтра ты убедишься в том – что лучше не врать! Нда…кажется, хозяйка тропы подходит, надо бы уходить, а то еще чего доброго….

Усилием воли женщина заставила себя понять сказанное:

– Я сделаю-ю! Ч-что делать?

– Поверь в чудо. Донеси это до других, убеди их в этом, позволь себе спасти больше жизней! Убеди людей творить, творить, творить – а не пожинать! Помнишь, ты когда-то помогала Жизни зажечь в сердцах людей веру в лучшее? Ты была акушером! Ты была родником надежды, тебе доверяли! Ты творила великое дело! Но где, та - ты? Верни её…себя… Да, такой какая ты была, тебе не быть, но ты можешь стать лучше! Поверь… Мы все помогаем другим, не важно близким или нет. Мир бы сошел с ума, без надежды, веры и чудес. Мир такой разный: для сытых и для бедных, для слабых и для великих – и все же он для каждого свой, но он един. Ты поняла? Творить, оставлять после себя следы, зажигать сердца своим примером, делать и изменять, улучшать, модифицировать, вносить свою лепту, – твердило зеркало, словно сойдя с ума, постоянно оглядываясь.

В скорее начал мигать свет. Отражение блекло и вспыхивало; мерцало, а запотевшие участки покрылись льдом, видимо гостю было все труднее держать контакт или он с кем-то боролся.

Голос изрек:

– Смысл бытия не только в действиях, но и в мыслях, в настрое, в поступках, во всем, что есть в жизни и есть смысл!

– Как же мне изменить себя?! Что я могу творить? И что мы должны делать? Нести смысл? Но если мы его ищем и находим в пропитании, находим в удовлетворении своих нужд!

– Быть эгоистом, наплевав на жизни другие? Наплевав на всё, делая себя счастливым, но горько заставляя страдать от поспешных решений остальных? Каково? Сделать других счастливыми - значит и самому стать таким! Пока люди не поймут этого, в их собственной жизни едва ли будет место счастью! Совершать нужно благие поступки. Делать то, что твердит душа, а не то, что шепчет голос соблазна …Нужно творить, и быть выше молвы, нужно быть человеком. Маленьким, но Творцом всего! Теперь ты понимаешь, в чем огромный смысл? Родителей, женщины, отца, смысл человека-а-а...

В одно мгновение зеркало стало обычным.

Свет погас. Она стояла в пустой ванной комнате, тогда как за стеной раздавались крики, визг и детский плач.

Мужской бас за стеной повторял:

– Нет, нет…

Женщина проснулась утром, не помня - был происшедший разговор с зеркалом сном или явью.

Поздним утром от мужа, пришедшего с дежурства, хозяйка дома - пятидесятилетняя акушерка узнала, что в соседней квартире произошло убийство на бытовой почве. Сожитель соседки очень хотел детей, на протяжении пяти лет супружеской жизни это превратилось в маниакальную идею. Ночью, узнав в ходе ссоры, что его благоверная сделала очередной и совсем не первый аборт, он не выдержал, и заколол её. Мужчина не мог смириться с тем, что она убивала их, нет – его детей! Знал бы врача и того бы удавил!

Когда его забирали, убийца кричал, рвал волосы, обещал найти врача и прикончить его. Он рыдал, плевался, бил себе в грудь, кидался на стены! Он очень хотел детей, но она – вот кто настоящий убийца, не давала ему этого, вместе с проклятым врачом! Если бы он мог, плакал мужчина навзрыд при полиции, он бы стер с лица её еще раз и всех кто творит такое же!

И все это акушерке рассказал её муж, который конечно был не в курсе многого.

Не так давно эта соседка прибегла очередной раз к помощи подруги - знакомой нам акушерки: делала снова аборт… А она - зная о одержимости её благоверного идеей завести детей – опять пожадничала и согласилась, даже не думая о истиной цене всего этого…Врачу было совсем не по себе, не только от слов в зеркале, но и от осознания, что могли убить и её… От понимания того что она натворила, женщина по настоящему страдала … И все это - пресловутая алчность…Теперь она многое поняла, но не поздно ли?

* * *

Много лет спустя, в городе появился детский дом, где были дети, которых не должно было быть... Говорят, его владелица рассказывала удивительные истории, в которых была правда и ложь. Чаще всего, она вспоминала историю о перепутье, где одна дорога вела к гибели, а другая к спасению, но выбор всегда оставался только за нами, за каждым из нас.  

-5
816
10:48
+1
Свесившись с кровати, ноги ловко нырнули в тапочки и засеменили в ванную комнату (тут я чуть не обделался, представив эту картину) вместе с хозяйкой (уфф, выдохнули). В темноте шаги владелицы дома раздавались не долго (надо слитно), собственно (зачем тут это слово?), идти не далеко (а близко). В ванной включился свет (сам включился?). Дама вступила в уборную (вступила в партию), и ее смятение разрушилось — всего-навсего упал ковшик со стиральной машинки (обычное дело — ковшик сам по себе упал, всё время такое происходит).

Хозяйка покрутила головой, разминая затекшую шею, смежила веки пальцами и собралась умыться, но сотрясение комнаты вновь повторилось. Землетрясение? Сомнительно, в том районе, где она живет, не бывает дрожи земли. Понятно, что «дрожь земли» появилась тут, чтобы третий раз в одном абзаце не использовать слово с корнем «тряс», но можно было найти что-то, ну не знаю, вроде «район, где она живет, находился вдалеке от сейсмически активных зон».

– Но нам стоит поторопиться, смысл жизни в самой жизни, в самих вас, в самих людях, в том, что они есть. Чтобы быть… но просто быть не достаточно. Да и просто быть невозможно. Смысл в гораздо большем, чем может показаться, но для его выполнения надо делать куда меньше, чем вам кажется…любить, прощать, помогать, верить, не поддаваться панике и отчаянию.

– Что? – женщина от такого опешила. – Быть? Я…кажется, теперь…да не может быть? Кто твой начальник?!


На кого ты работаешь?! На кого ты работаешь?!
Гость
19:48
Зеркало, сребролюбие, жестокость, совесть, раскаяние — моралите почти в чистом виде, и зритель(читатель) — сторонний наблюдатель, не вовлечённый в действо… Ну а о нелепицах уже сказано выше и не мной. Удачи в конкурсе!
04:59
+1
«Ответом был саркастичный смех, существо захлопало в ладоши, не видимые оку».
Слушайте, мне смешно и страшно. Вы даже не представляете, как я хочу описать свой восторг от прочитанного добротным таким русским матом. Просто представьте, что я пишу это с улыбкой на лице. Только один вопрос: что это было?! Весь рассказ я догадывался, но когда под конец уж совсем стал очевиден посыл и что это самое «лицо» есть «оно», мне так стало смешно. Боже, как же это глупо. Если говорить коротко, о чём этот рассказ, то автор призывает нас плодиться, как кролики, при этом не дав советов о том, как выжить при таких требованиях и остаться людьми, а не кроликами. Совершенно очевидно, что автор ненавидит «чалдфри», и я более чем уверен, что он (ну, вообще-то она, скорее всего) подписал ту самую петицию о запрете абортов. Впрочем, это уже политика.
Собственно, что я хочу сказать, это не рассказ, а сугубо личное мнение автора, который решил пропагандировать свою идеологию через литературный конкурс, и я считаю это кощунством. Кто-то может сказать, что такова проблема, как и любая другая проблема в любом другом рассказе. Нет, не соглашусь. Обозначив проблему, автор должен был доказать её актуальность и предложить решение, но он этого не сделал, он просто сказал, что это плохо. А почему? (удивительно, что в рассказе не промелькнула фраза: «аборт — грех»).
Так, о самой подачи сие творения: плохо. Нет вычитки, редактуры, логики, адекватности… кхм-кхм, прошу прощения, никого не хочу обидеть: автор может быть очень хорошим человеком, но так же хорошо написать ему не удалось; возможно он имел ввиду нечто другое. Как и тот паренёк, что в Берлине зачитал свой доклад, автор просто использовал не те обороты.
Вывод: ошибок много, особенно в логике этой дамы, которая уж чересчур спокойно отреагировала на метаморфозу с зеркалом. Минус.
Ps/ «Свесившись с кровати, ноги ловко нырнули в тапочки и засеменили в ванную комнату вместе с хозяйкой», — было бы ещё смешнее, если бы ноги отдельно от хозяйки «засеменили в ванную».
21:34
Выключатель света щелкнул Света тут лишняя
серые тени предметов от огоньков телевизора и холодильника что означает сия фраза?
электричество всё еще течёт по проводным жилам дома электричество не может течь
Свесившись с кровати, ноги ловко нырнули в тапочки и засеменили в ванную комнату вместе с хозяйкой вместе это как? обняв ее за плечи? или сбоку?
В темноте шаги владелицы дома раздавались не долго а шаги ног звучали долго?
собственно, идти не далеко. а вот ежели бы она жила на вокзале…
В ванной включился свет. Дама вступила в уборную свет включился в ванной, а вступила в уборную?
В ее собственной голове раздался голос, вроде мужской:

« Не бойся, я хочу с тобой поговорить».
понятно, что голова ее (хотя, после самостоятельных ног...), но автор не унимается и уточняет «собственной»! у женщины было несколько голов?
дама улыбнулась сама себе приятной улыбкой, словно что-то ее развеселило т. могла улыбнуться себе не сама? а, точно! улыбкой с запасной головы!
неожиданный рассказ о мутанте, но куча перлов мешает его читать
зачем так вообще издеваться над читателями? самому себе не смешно? улыбнуло самого себя?

Гость
10:06
-1
1) Очередная придирка. Если хочет, пусть пишет.
2) описание, не самое лучшее, но описание.
3)метафора!
4)Придирка.
5) бред…
6) согласен
7) отчасти соглашусь, но это можно опустить. Хотя, тут претензий нет.
8) Ну, просто улыбнуться, это не самой себе.

Обосрал! Нет, чтоб нормально критиковать, так ты ехидничаешь. Переходишь на личное в конце.
Гость
19:23
Не рассказ, а какой-то плевок в душу. Обычно палачей не очень-то трогают смерти жертв, тем более, если палач — милая женщина, с образованием, специалист. Поговорите с такими не в туалете, не в виде призрака, а в виде обычного человека, вас никогда не поймут. Почитайте Улицкую, она, наоборот, возмущается тем временем, когда аборты были запрещены. Но я о другом. Я о главном: вот если во вторник подстричь ногти, то обязательно получишь на неделе деньги? Выходит как бы так. В рассказе присутствует некое роковое предсказание, привычка мозга искать закономерности, искать виноватого. Акушерку предупредили некие высшие силы и… вот предсказание сбылось, при этом самое что ни на есть грязное, за гранью понимания. В конце концов так и непонятно, кто же перед нами, какой человек: чудо, чудик или чудовище? Рассказ из десяти оцениваю в пять.
Без оценки. Существо из зеркала с идеалистическими воззрениями того, что всем и так понятно. О чем рассказ о том, что аборты плохо? Или о том, что лучше рожать и сдавать детей в идеальный детский дом? Почему этот кто-то выбрал именно ту самую акушерку и непонятно зачем дергал ее со своими вопросами, а одна бедная и понять не может, что от нее хотят. Это так и в жизни)) Кто может учить жить, у кого опыта больше? У того существа есть право учить эту женщину. По мне сюжет должен быть более понятным, я даже не пойму к какому жанру отнести работу, то ли мистика, то ли фантастика, но скорее мистика. Не моё, уж простите, автор.
00:40
Мораль сей басни мне понятно, но скучно, автор. Скучно и в идейном плане, очень плохо в плане исполнения (выше вам уже набайстрючили замечания по кривой стилистике и откровенно неграмотному словоупотреблению) и весьма жаль вашего потерянного времени, сил на написание этой пустышки (без обид, правда, пустышка).

Я поставлю 2 балла из 10-ти, в очередной раз — только за то, что, превозмогая себя, высунув кончик языка, наверняка, сидели не один вечер, выписывали буквы по клавиатуре. Вот за старание и накину единичку к единичке.
Загрузка...
Светлана Ледовская №1