Светлана Ледовская №1

Интерробанг

Интерробанг
Работа №34 Автор: Филатова Кристина Олеговна

Цель, которую он преследует,- абсурд поскольку никто не знает больше того, что знает, другими словами, существует антропологическое ограничение.

Кортасар «Игра в классики»

1

— Оно может лежать, отказываясь от малейших движений, и смотреть в проплывающую мимо пустоту с нескрываемым вожделением. Оно давно питается ею, пожирая все существующие соки. На грязи, в трамвае или метро, рядом с открытыми окнами или в закрытых сумках, на крышах старых, давно не стремящихся в голубую высь небоскребов, на поломанных станциях или всеми забытых остановках, на вагонах, — везде оно разъедает стеклянный ареал, вбитый кусками в землю ограничений.

— Попробуйте представить, для чего оно существует?

— Я уже сказал, оно пожирает пустоту.

— Какую? Сплошную аномалию? Или, может быть, ту самую бездну, о которой вы могли прочитать в последнем номере «Рока»? Скажите правду... Зачем, по вашему мнению, оно живет среди нас?

— Думаете, если б я знал, то пришел бы к вам?! — с усмешкой ответил О.

— Но ведь вы проходите полный курс терапии, соответственно, встречи со мной не удалось бы избежать ни в той кортуле1, ни в этой.

— Доктор, пока вы со мной болтаете о кортулах, уже на крыше...

— Что? Пожирает спертый воздух или...

— Я совершенно серьезно предупреждаю вас. Сейчас на крыше происходит один из самых важных переливаний энергии...

— Думаю, вам лучше принимать Торазин вместо того препарата, что я вам назначил в прошлый раз.

— Энергии, которая влияет на состояние окружающего мира.

— Сейчас этот окружающий мир полетит к чертовой матери! Возьмите рецепт и перестаньте притворяться...

Стены заскрипели. Из железных рам, сквозь которых проходил тусклый свет второй кортулы, сквозили отблески силуэтов, проходивших мимо людей. Тканевая люстра безжалостно нависла над головами доктора, беззаботно ухмыляющегося, и пациента, принимающего миражи за ужасающую эволюцию действительности.

— Если я притворяюсь, тогда убейте меня,- уверенно сказал пациент.

— Вы, к счастью, забыли, что смерть больше не приходит за людьми.

— Кто это мне говорит? Один из лучших психологов нашего города!

— Я временно заменяю С.

— Скорее, временно заменяете себя! — воскликнул О.

«Всего лишь один день, еще один день,» — подумал доктор, комкая документы, лежащие на столе.

— Послушайте. Что сложного в том, чтобы следовать нашим рекомендациям? Не хотите тратить деньги на лекарства? Почему бы вам тогда не зайти в нашу аптеку. Совершенно бесплатно вы можете приобрести...

— Как вы ни понимаете?! Разве нужно человеку что-то приобретать, когда смерть исчезла с планеты?

— Не вижу в данной ситуации ничего плохого.

— Как и не видите, что у вас по крыше разгуливает оно и беззаботно...

— Хватит. Вот рецепт.

— Еще скажите: «Вон дверь!»

— Зачем? Вы и так знаете, где она.

— Но не знаю, где оно.

— Скажите мне,- стараясь быть спокойным, начал доктор,- вы действительно хотите знать все об этом явлении? Уверены ли вы в его пребывании, охватывающем реальность? В себе уверены? В том, что чувствуете, видите...

— А вы уверены, что ваш Торазин меня вылечит?

— Данный препарат только на время остановит вашу боль.

— Так и моя уверенность. Застряла в капсуле промежуточного обстоятельства времени.

— Приходите во вторник. С. заинтересован вашим случаем.

— С удовольствием. Как я вашими халатиками. Черными. А вы знали, что пару веков назад носили белые? Смешно, не правда ли... Ах, да, точно. Вы же у нас необразованный2 человек, все знаете. А вот, почему пустота наполняет наши комнаты- ответить не можете.

— Мы работаем с 263-ей минуты после полудня.

— Отлично. Думаю, хватит времени на то, чтобы найти смерть.

— И не забудьте употреблять эти таблетки в капсулах после каждого приема пищи.

— Доктор, вы, наверное, единственный кто еще что-то ест в этом городе кроме воздуха.

— Вниз по лестнице. Выход налево. Дверь переставили во время нашего разговора.

— Всего доброго, никчемный докторишко.

— И вам до встречи.

«За что такое счастье? Единичный случай! В мои руки. Уставшие руки,» — подумал доктор, закрывая карту пациента.

2

— Приходите во вторник! С. заинтересован вами! Так и сказали? — кричал в трубку огрубевшим голосом знаменитый психолог первого разряда С.

— Он не появлялся с пятницы,- растерянно отвечал доктор, виновато улыбаясь на другом конце провода.

— Что вы ему выписали?

— Торазин.

— Как?! Разве вы не читали его историю? Там же написано: «Один из образованных людей планеты второго разряда первого подразделения, способен на изобретение противодействующих сил.» И что вы молчите?! Я с вами разговариваю!

Тишина. Вполне объяснима. Доктор бросил трубку, осознавая свою вину, как провинившийся директор САМО. Уже вторник. 283-я минута после полудня. Ярко светит та самая люстра, напоминавшая о разговоре с О. «Где он теперь? Надеюсь, смерть не вернулась. Что за глупые мысли? Сейчас бы здесь валялись розовые тела,» — с ужасом думал доктор, постукивая пальцами по стенам кабинета. Он стоял посередине прикрепленных четырех «белых» к жестяному полу и необдуманно ощущал всем своим гнилым телом с протухшими мыслями прозрачную пленку жизни. Знакомые ощущения наполнили его сознание с затылка, заставив почему-то вспомнить эффект бутылочного горлышка и потерять равновесие плавающих где-то внутри капилляров, затем по всему туловищу до леденеющих конечностей прошла волна энергии. Он ощущал ее всеми сосудами или лишь частью кровеносной системы, нет, скорее, нервной... Усталость не отпускала, а энергия превращала тело в пороховую бочку сопротивлений.

Он видел через окно, что-то беспомощное, капающее с отверстий продырявленных словами и дождевыми потоками крыш, прозрачное, откормленное отсутствием научных объяснений. Это что-то простирало иссохшие руки к его лицу, и наполняемое его эмоциями спешило окутать одного из необразованных людей диким ужасом.

«Оно, как и все необъяснимое, питается нашими страхами,» — думал он, направляя руки в сторону необъятной черной паутиной системы, которую начинал принимать за чудовище. Сгусток темноты, пугающий кричащей тишиной, наполнил все видимое потухшими глазами пространство. А он все протягивал руки вперед, чтобы ощутить, почувствовать кончиками пальцев холодную поверхность. Чего? Заблудившегося пациента или, может быть, доктора С, которого сейчас боялся увидеть больше всего... Но черная пространственная дыра не превращалась ни в один из ожидаемых доктором образов. Он тянулся, чувствуя нападающую тишину, холод, похожий то ли на мурашки, то ли на капельки отчаяния... Дикая боль пронзала тело. Он хватал этот сгусток руками, все больше удивляясь своим ощущениям. С каждым разом все сильнее понимал, что это не чудовище... не чей-то образ... а... что же тогда? Трогаешь — ничего, хватаешь, окутываешь, бьешь — ничего. Что такое ничего? Ничего — это все-таки что-то. Что-то одушевленное, не совсем понятное, но вполне ощутимое. Что это такое? Хватаешь — пустота. Пустота..? Пустота..! «Как он там говорил? Кажется, что оно пожирает пустоту. Или он имел в виду обычную пустоту, к который мы привыкли? Тогда, по его мнению, это — не оно, оно гораздо страшнее и больше. А что если это и есть оно — то есть... пустота. Ничего не понимаю.» — с такими мыслями боролся человек в черном халате, ожидая доктора С.

А, так называемая пустота, не отпускала. Она поглощала его всего, начиная с холодных конечностей тела, заканчивая влажными от пота волосами. Поглощала по крупицам, по частям клеток или атомов. Она уже внутри. Залезла в дырявую человеческую душонку. Залезала вся, распластавшись на корке недоверчивого сердца. Сердца кричащего, беспокойно бьющегося, вырывающегося из груди. Сердца, существующего без кровеносных сосудов. Ощущение вырванных клапанов. Несколько? Может, и одного.

«Что за адская боль? Бездна, состоящая только из бесконечной пустоты и темнеющего страха. Эта бездна внутри. Наверное, смерть вернулась. Странно, что в облике пустоты,» — думал он, превращаясь в розовое тело3.

3

— Почему ты не открываешь дверь? — слышится крик из кабинета 784563xcq.

Розовое тело, словно замусоленная переживаниями тряпка, валяется посередине кабинета. Из окна влетают дождевые капли, поглощая еле живые клетки.

— Я ничего не чувствую,- отвечает тело на крик психолога.

— Но так не бывает. Что-то есть внутри. Говори. Скорее.

— Куда мы торопимся?

— Что с тобой? Что ты чувствуешь?

— Пустоту.

— Где? — с ужасом спрашивает доктор.

— Внутри.

— Тогда в капсулу.

— Какие капсулы?!....................... Когда пустота внутри?!
-3
640
22:02
бред, по-другому не скажешь
13:47
Персонажи: доктор С., подменяющий его доктор, пациент.
Сюжет: пациенту прописывают не те таблетки, так как он для них очень талантлив. Может изобрести некую «противоборствующую силу», о которой ничего, кроме названия, неизвестно. Доктор С. пытается в конце запихнуть клиента в капсулу, так как у последнего началась вроде как депрессия. Основная масса текста состоит из описаний переживаний ГГ.
Жанр: ближе к стихотворениям в прозе. Цель — показать эмоции ГГ (предполагаю сублимацию). Мир не прописан. «Антропологическое ограничение» — это к чему, оправдание абсурда? Но абсурд — это другое. Или отсылка к книге Кортасара в том плане, что нужно части по хитрому порядку читать?
Из плюсов: красивости есть в описаниях. Родилась ли бабочка фантастической поэзии тут из творческих мук? Поаккуратней бы сделать: штука специфическая, не только далековатая от читательских ожиданий, но и близкая к лирике, а она халатности не любит. Ещё и ГГ, скорее всего, списан с автора: уж очень сильный упор на эмоции ГГ. Не нравится такое самолюбование, как-то это несерьёзно и незрело. Никоим образом не всякие «Сью», просто чувствуется, что самому автору нужно было выговориться, совладать с собой. Отсюда и такая форма: стихотворение-рассказ. Либо ГГ создан по типу Орасио Оливейра Кортасара, тогда я не вполне понимаю авторскую задумку. Поделится эмоциями от прочитанного? Поставить ГГ Кортасара в иные условия? Пока не могу сказать, насколько текстом это обосновано.

Если рассматривать как эксперимент с формой- призрачное «возможно» из-за необычности.
ИМХО*
*(пугливо оглянулась).
05:54
Смесь абсурда с ошибками — ядерная смесь :)
21:52
о Боги! Дайте мне сил написать на это отзыв!
Ve
22:06
+1
Про текст:

Огромное количество ошибок. Работа не вычитана от слова «совсем». Текст местами читается легко, но этот плюс нивелируется огромным потоком не пойми чего. Автор, никто не будет даже пытаться вдумываться, если вы не потрудились сформулировать свои мысли четко.

один из самых важных переливаний энергии
— наверное, все-таки «одно из самых важных переливаний».
— Думаю, вам лучше принимать Торазин вместо того препарата, что я вам назначил в прошлый раз.
— думаю, врач все-таки назовет конкретный препарат.
Сейчас этот окружающий мир полетит к чертовой матери!
— ни один психотерапевт не позволит себе такой реплики. А выписывать рецепт, если он уверен, что пациент притворяется, и подавно.

кортулы
— что за кортулы? Объяснение-то появится?

— Кто это мне говорит? Один из лучших психологов нашего города!
— психолог не может выписывать лекарства, он не врач.

«Всего лишь один день, еще один день,»(,) — подумал доктор, комкая документы, лежащие на столе.
— запятая ставит после кавычек.

— Как вы ниНЕ понимаете?!


— Доктор, вы, наверное, единственный(,) кто еще что-то ест в этом городе кроме воздуха.
— запятую потеряли.

«Один из образованных людей планеты второго разряда первого подразделения, способен на изобретение противодействующих сил.»(.)
— точка тоже ставится за кавычками. Только восклицательные и вопросительные знаки имеют привилегию находиться внутри.

Про идею и сюжет:

Рассказу не хватает целостности. Из того, что вы написали, непонятно ни что за герои, ни что за сущность такая, ни в чем конфликт. Я могу додумать, что мысль была такой: «Я говорил, но мне не верили», но должен не я додумывать, а вы, автор, показать. Что касается странных цифр, то извините, но желание пытаться отыскать смысл ваш рассказ не вызывает. Возможно, имеет смысл подумать, как заинтересовать читателя в разгадке тайн вашего опуса.
22:20
+2
Не, я очкую…
Прочитал два абзаца.
Что-то какое-то непонятное и ****е, ладно, оставлю определения для других.
Хорошо, что мне не надо писать на это официальный отзыв)))))))))
22:29
Мда… вынос мозга. Я прочитал все до конца. Для абсурда написано весьма прилично. Вот бы чуть больше смысла, а то как-то… а что, если смысл тут в полном его отсутствии? Это мысль… Интересно.
Загрузка...
Мартин Эйле №1