Светлана Ледовская №1

​Воображаемые друзья

​Воображаемые друзья
Работа №43 Автор: Наталья Каптуревская

(Маленькая оккультная сказка для интровертов)

«- Меня зовут Агни и у меня много друзей! Не веришь? Сейчас призову!»

Ранним весенним утром, когда солнце только начинало свой путь из-за горизонта в зенит, а природа только начинала просыпаться, на цветущей поляне позади парковой посадки проснулась уткнувшаяся в теплый мохнатый лисий бок девочка лет десяти со светлыми волосами и ярко-голубыми глазами. Опершись на руки, малышка приподнялась и тряхнула головой, разгоняя остатки сна. Не вставая, она на четвереньках подползла к озеру и перед ее глазами предстало сонное отражение с огромными глазами ярче самого озера.

Вода, которую малышка плеснула себе в лицо, насмешливо отвесила ей холодную оплеуху и сбежала обратно в озеро, где отражались уже двое.

— Тебе разве не пора домой? Или в школу? Ты ведь туда каждое утро ходишь? Я слышу, как ты все это рассказываешь братьям изо дня в день — проскрипело существо, напоминающее маленькое неотесанное полено с ручками и ножками.

— Не хочу! — девочка упрямо стукнула кулаком по искрящейся утренним светом водной глади — Мама рассказывает мне какая я особенное, а в школе меня называют врунишкой, фантазеркой и хулиганкой! Никто мне больше не верит! И так всегда и везде...

Вода вновь отвесила ей хладную пощечину, но уже по своей инициативе.

Водная гладь поменяла свою форму и из озера выросла очаровательная женская голова, полностью сливавшаяся с водой.

— Мы ведь много раз говорили тебе подстраиваться. Не говори им, и они примут тебя, как свою. У тебя появится много друзей, и ты будешь коротать свое свободное время не только на этой поляне, регулярно призывая духов. В твоем даре нет ничего плохого — бесцветные водные глаза Ундины смотрели будто бы сквозь ребенка, вдаль.

— Но они ведь не видят... не знают!

— Это их удел — голос элементаля был спокойным и тихим, словно дуновение ветра — Ты сильнее их. Твой удел — принять свой дар и жить с ним.

— Но... как?

— Агни, тебе пора идти. Опоздаешь — проскрипел лесной дух.

Девочка нехотя подхватила рюкзак и медленно направилась в сторону дома.

— Я не люблю гадких людишек, но мне ее жаль — обратилась в водную гладь ундина.

— Жаль... — подхватили и разнесли ее слова по воздуху сильфиды.

Сопровождаемая назойливым шепотом сверстников «Смотри, вон идет та, странная», «Ненормальная», «Ты слышал?..», «Она меня пугает!» Агни зашла в дом.

С кухни доносился пряный аромат чего-то определенно вкусного, было тепло и уютно, старый дом жил своей ветхой кирпичной жизнью. В гостиной, отец, залитый ярким неоновым светом монитора, словно из Святого Грааля цифрового поколения, читал какие-то статьи в интернете, а напротив него в кресле умостился большой гуманоидный демон без кожи, читающий одну из старых бабушкиных книг по магии и явно пародирующий читающего отца.

— Привет, мамуль. Ад, откуда очки? Привет, папуль, Адриэл снова над тобой издевается.

— Какая разница, все равно я его не вижу — с досадой пробурчал мужчина, на что демон удовлетворенно хмыкнул и пнул компьютерное кресло прозрачной ногой, которая, впрочем, прошла сквозь него.

— Агнесса, на кухню! — послышался боевой клич матери

Вопреки всему, мать Агнессы, опытная ведьма Дана, обладала на редкость добрым и мягким, для чернокнижника, характером. Однако, Агни еще с ребяческого возраста поняла, как мать воздействует на людей и что ее лучше слушаться. Такую роскошь, как добрый и мягкий нрав, мать могла позволить себе благодаря мощному дару подавления чужой воли, который помогал ей добиваться желаемого, хотят того люди или нет. Не будучи глупой блондинистой куколкой, девочка сделала для себя вывод, что проще найти плюсы и захотеть того, что просит мама самой, нежели ждать, пока тебя «переубедят».

— Да, мам?

— Опять ночевала на той поляне?

— Я провела там весь день и случайно уснула под боком лиса. Он теплый.

— Теплый, как моя милая малышка — улыбнулась мать, обернувшись. У нас сегодня панкейки, быстро кушай и беги в школу, не то опоздаешь.

— Да и мне пора бы позавтракать, сегодня надо выйти пораньше — присоединился к утренней трапезе отец.

— Пораньше? — удивилась Дана.

— Хочу зайти в парикмахерскую.

— Зачем? Твои волосы замечательно выглядят.

Мама Агнессы обладала необычайной тягой к мужчинам с длинными волосами, а потому тема парикмахерской была для нее и ее желавшего состричь свои локоны мужа слегка болезненной. Каждый раз, когда пушистая, местами поседевшая, грива Грегора норовила покинуть его голову, оставив ее отблескивать в одиночестве и прохладе, Дана совершала какое-то колдовство и волосы продолжали расти. Уставший от прихотей своей жены, мужчина не раз порывался пойти в парикмахерскую, но почему-то каждый раз «переубеждался».

Услышав, что речь в очередной раз зашла о парикмахерской и поняв, что сейчас ей придется встать между железной хваткой матери и беспомощными доводами отца, Агни спешно доела свою порцию и выпорхнула из кухни собирать учебники. Она знала, что ждет ее в школе и отчаянно не хотела туда идти, но лучше было сделать это по своей воле, чем очнуться на последнем уроке отличницей по всем предметам, куда более затравленной, чем «хулиганка Агни», «ведьма Агни», «пиковая дама» и прочие ее нелицеприятные прозвища, которые девочка умудрилась получить за полгода.

«Ничего они не понимают, — думала девочка, упрямо засовывая книги в рюкзак — Пиковая дама — это королева мечей в таро. Это умная, независимая, сильная женщина».

— Собралась? — из стены появилась вечно ухмыляющаяся безгубая голова демона со впалым носом.

— Собираюсь — обиженно буркнула малышка, не успев покинуть замок своих мыслей.

— Хочешь, провожу тебя сегодня? Поболтаем по дороге — любезно предложил Ад, улыбаясь во все несколько рядов ослепительно белых клыков.

— Благодарю, справлюсь. Если ты пойдешь со мной, они снова будут называть меня неправильной.

— Подумай, а так ли хорошо быть правильной? — продолжила ухмыляться голова улыбкой чеширского кота и перевернулась задом наперед, сверкнув красными глазами в черных впадинах глазниц — Ведь это так скучно и АЙ!

Торчавшее из другой спины тело демона получило мощный пинок под зад.

— Нечего мою дочь тут совращать, иди вниз и издевайся лучше над мужем, он уже привык.

— Именно поэтому издеваться над ним уже не так весело — хмыкнул Адриэл и просочился в пол.

— Радость моя, ты уже собралась? Папа подкинет тебя до школы.

— Не хочу в школу.

— Я знаю, но мы не можем менять город ежегодно только из-за того, что ты не умеешь скрывать свои способности. Я уже много раз тебя учила, но все без толку. Если хочешь...

— Не надо меня гипнотизировать. Справлюсь. Я знаю, что у меня нет выбора и хочу я того или нет, мне все равно придется пойти в школу.

— Мы все прошли через это, дорогая. И тебе придется.

Дана тепло обняла дочку и проводила вниз.

— И чтоб никаких мне парикмахерских! — нахмурила она брови, заглянув мужу в глаза.

— Никаких парикмахерских. — с остекленевшим взглядом повторил муж и вышел на улицу.

— Мам, подумай о папе. Может, он действительно не хочет длинные волосы? Он уже седеет, и они могут напоминать ему, что теперь он старый и не такой красивый, как раньше — заявила малышка, в ответ на что мамина челюсть чуть не разбилась о пол.

— Ну что за глупости ты говоришь! — выдавила из себя улыбку женщина — Твой папа всегда молодой и красавчик! — взглянула она в глаза дочери и подтолкнула ту к выходу.

— Папа — красавчик! — безэмоционально отчеканила Агнесса и направилась к выходу.

А в школе все было по-старому. Издевки, упреки, скандалы с учителями за невыполненные уроки, жалобы от особо вредных учеников учителям и снова скандалы...

Особенно хорошо девочке запомнился последний урок, когда молодая учительница, их классный руководитель, выглядевшая, как типичная училка с пучком темно-русых волос на голове, в очках, зеленом пиджаке и юбке-карандаш зашла в класс, а за ней неспешно проплыл дух мужчины. Ничем не примечательный парень с короткой стрижкой, в джинсах и свитере. Девочке показалось, что она видела, как этот мужчина пару раз забирал учительницу из школы на машине.

Правда, сейчас он обладал серым цветом кожи, горящими белыми огоньками в пустых глазницах, крайне потрепанным видом и горящими белыми огоньками в пустых глазницах. Призрак создавал ощущение, что во всей цветной картине реальности он лишь вырезанный фрагмент из черно-белого фильма ужасов тридцатых годов.

Когда женщина отвернулась, малышка подкралась к духу и тихонько спросила:

— Ты кто? Знамение или усопший?

— Усопший. Я ее муж. Хочу, чтобы она знала...

— Агни! Ты что там такое делаешь?! — строго прервала диалог преподавательница.

«Это мой шанс! Быть может, тогда они мне поверят!» — решила Агнесса и преисполнилась решимости и, набрав в легкие побольше воздуха, сказала:

— Анна Вадимовна, я искренне приношу вам свои соболезнования!

— Что за чушь ты снова несешь? Какие еще соболезнования?!

— У вас муж умер.

— Да как ты смеешь, мелкая чертовка! — малышка получила увесистый подзатыльник и не успела оправиться, как оказалась выволоченной за открытую дверь кабинета — Еще раз ляпнешь подобную дрянь и всю твою семью проверят на наркотики. И тебя, и твоего отца-подкаблучника, и твою чертову мамашу-психопатку — злобно прошипела она в лицо Агнессе — Все поняла? — Агни испуганно кивнула — А теперь проваливай, не хочу тебя видеть! Иди домой, расскажи все своим родителям и хорошенько подумай над тем, что я тебе сказала.

Не говоря ни слова и без оглядки, малышка медленно поплелась домой.

Маленький ребенок, который никогда не сможет найти себе места в этом жестоком мире.

У ворот школы к ней подлетел как всегда не унывающий демон.

— Привет, вот я и встретил тебя! — радостно отсалютовал он — провести до поляны?

Ответом было молчание. Агни в упор не замечала его.

— Я расскажу все матери, чтобы она что-то сделала, в случае чего. А эту — сделав сальто в воздухе, Адриэл кивнул в сторону школы — я даже проклинать не буду. Тот мертвяк сам ее по миру пустит.

— По миру пустит... — пробормотала девочка, отчетливо делая длинные паузы между словами.

— Когда ты вырастешь и наберешься опыта и, ТЕМ БОЛЕЕ, научишься скрывать свой дар от тех, кому он не нужен, ты научишься различать духи усопших и духи убитых.

Большие голубые глаза, полные слез, взглянули на рогатое существо без кожи, впервые со смесью ужаса и удивления.

— Давай рюкзак.

— Я без него никого не вызову.

— Сегодня тебе это и не надо. Отдохни наедине с природой, а завтра будут выходные.

— Не хочу домой.

Крошечный рюкзачок скрылся в огромной, наращивающей размер, красно-черной лапе. Демон вырос до нескольких метров и, оттолкнувшись когтистыми лапами от земли, взмахнул кожистыми крыльями, подняв небольшую пыльную бурю в каменных джунглях многоэтажек.

На поляне было как всегда тихо и спокойно, солнечный свет озарял просыпающуюся после долгого зимнего сна природу и растения купались в его тепле. Мелкая рябь на озере расплывалась от центра к поросшим травой и мхом берегам, отражая красоту света и словно уговаривая солнце взглянуть на свою красоту еще раз.

Агнесса села в позу лотоса и подставила свое крохотное личико солнечному свету, зажмурившись и наслаждаясь юным весенним теплом.

Одна из обитавших в посадке Сильфид явила свой лик девочке, тем самым нарушив ее спокойствие:

— Опять будешь кого-то призывать? — прошептала она голосом ветра.

— Скорее всего. Но еще не знаю кого, — прищурилась девочка на солнце.

— Только не египетских богов. Им не хватает общения, как и большинству языческих божеств. Ты же помнишь, с каким трудом мы в прошлый раз всем лесом спровадили Апофиса?

— Брр, — поежилась малышка, открыв глаза — Боюсь, не только я, но и весь лес еще долго его не забудет. Но мама говорит, что мне нужно учиться работать не только с природой и стихиями, но и с темными искусствами.

— Только не здесь — молвила Сильфида и исчезла.

— И маму свою больше не приводи — вторила Ундина — она в прошлый раз мне воду в озере среди лета вскипятила так, что я неделю остывала.

— Простите — опустила голову малышка, но тут же воспрянула — Значит, попробую шаманизм. Я видела пару мантр в книгах мамы и фентезийных компьютерных играх.

Духи с интересом воззрились на дитя с мест своего обитания.

Девочка пела и танцевала, но это больше было похоже не на шаманский ритуал, а на обычное развлечение маленькой девчушки, гуляющей в лесу.

— Смотри, эта чокнутая совсем чокнулась!

— Ненормальная!

Сквозь состояние транса и свой голос, напевающий звуки мантры, девочка услышала мерзкие голоса мальчишек, которые чаще всех били ее в школе и цеплялись по любому малейшему поводу и при отсутствии оного.

Агни открыла глаза и это стало ее ошибкой, маленькие провокаторы увидели, что их заметили и начали издеваться с новыми силами.

— Что, Агни, проклянешь нас?

— Или дашь сожрать демону? Тут тебя никто не увидит.

И в нее полетел камень. А затем ветка, за которой последовал большой ком грязи, угодивший девочке прямо в лоб. Малышка упала, грязь залепила ее лицо и испачкала одежду, было обидно до слез, но она знала, что если сейчас расплачется, ей несдобровать. Духи попрятались и не высовывались.

Мало того, что они не любят показываться людям на глаза, а тут еще и перепалка. Это могло привести к печальным последствиям. А впрочем, большинству из них было попросту все равно.

— Бедная маленькая Агни вся в грязи, где ей и место!

Издевающихся мальчишек прервал вихрь ветра, в котором Агнесса увидела могучего, широкоплечего высокого воина в красном плаще и черных латах, у которого были серебристые волосы по колено и очень длинное, заостренное кверху, левое ухо. Отставив одну ногу назад, воин вынес меч вперед и головы эфирных тел мелких паршивцев слетели с плеч, а сами тела попадали. Мальчишки же, почуяв неладное, и, почуяв удушье, вскочили на ноги и побежали что есть сил как можно дальше от поляны, вмиг ставшей зловещей.

— Какой странный сон... — произнес воин.

— Т-т-ты кто? — Агнесса испугалась не на шутку.
Этой поляне не хватало только зловещих, алчущих смерти крестоносцев.

— Мертвый эльф — почесав бритую часть своей головы обернулся незнакомец и девочка вскрикнула от ужаса: всю голову «мертвого эльфа» опоясывал огромный шрам, диагональю перечеркивающий лицо. Бельма в его глазах созерцали мир с полным равнодушием — Человеческий ребенок? — удивился он — Я же в крепости умер, там не место детям.

— Умер?

— Да не впервой уже — махнул рукой мужчина, не замечая страха малышки.

— Ты так говоришь, будто умираешь каждый день.

— Бывает не каждый, а бывает и по нескольку раз — хмыкнул он и, наконец, осмотревшись, подал девчушке руку — Итила’а’нор.

— Агнесса — рука девочки прошла сквозь руку незнакомца, дух которого, казалось, начал таять в воздухе.

— Кажется, я оживаю. Пора в бой — уже явно растворяясь в воздухе прошептал Итила’а’нор.

— Удачи — пролепетала все еще сидящая на траве, шокированная Агнесса и, как только эльф растворился в воздухе, со всех ног побежала домой.

К концу учебного года жизнь Агни стала окончательно невыносимой.

Мальчишек, издевавшихся над ней, в тот же день сбила машина, да так, что оба потеряли головы. После этого ее перестали задирать в школе, все шарахались от бедной малышки, как от прокаженной. Когда она садилась в классе, места вокруг нее мгновенно пустели, учителя ее не вызывали, каждый человек, знавший ее, относился к ней с подозрением, презрением и страхом. Мать не могла нарадоваться и каждый раз, когда девочка появлялась дома, она рассказывала ей, что та стала настоящей ведьмой, идущей по пути величия и ужаса. Ну и конечно же, родители были безумно рады тому, что им уже никуда не нужно переезжать.

Однажды, в конце учебного семестра, в кабинет ввалилась полиция и утащила протестующую Анну Вадимовну. Как выяснилось позже, она убила своего мужа.

После этого случая с девочкой перестали контактировать и учителя. Спустя неделю всеобщего полноценного ужаса при виде малышки и после недопуска к экзаменам, о котором она не хотела говорить матери, девочка пришла на свою поляну и упала на траву в слезах и абсолютно без сил. Ей больше не хотелось жить. Тогда сверху, вместе с лучом солнца, к ней спустилась яркая, как сам огонь, Саламандра, которая сказала, что в глубине посадки, где начинается лесной массив, поселился человек, практикующий друидизм и магию стихий. Агнесса взяла ее руку без малейшего страха обжечься и Саламандра, сопровождаемая духами леса, увела ее вдаль.

С тех пор о девочке никто ничего не слышал...

+1
642
Гость
02:56
+1
Прочитала быстро, написано великолепно, читается легко. Понравилось, но вот конец!!! Конец совсем плох. Такая милая история, так хотелось чего-то волшебного, но автор оставил с носом sad И да, все мы бываем немножко не такими, как все.
00:37
+1
Автор, прошу извинить, но ваш рассказ мне не понравился. Объясню почему. Во-первых, не очень чисто стилистически написано, например, «Мама рассказывает мне какая я особенное, а в школе меня называют врунишкой, фантазеркой и хулиганкой! Никто мне больше не верит! И так всегда и везде...» слово «особенное» не согласуется, кроме того, не понятно: речь идет о школе, но добавляется, что «так везде».
«Водная гладь поменяла свою форму и из озера выросла очаровательная женская голова, полностью сливавшаяся с водой.» Не понятно: выросла из воды или слилась с ней?
«Не говори им, и они примут тебя, как свою. У тебя появится много друзей, и ты будешь коротать свое свободное время не только на этой поляне, регулярно призывая духов.» — что не нужно говорить?
«Однако, Агни еще с ребяческого возраста поняла, как мать воздействует на людей и что ее лучше слушаться.» Ребяческого это с какого, если сейчас ей 10 лет?
«Торчавшее из другой спины тело демона получило мощный пинок под зад.» — непонятное описание.
Во-вторых. Сюжет. Сюжета по-видимому нет. Девочка 10 лет, обладающая экстрасенсорными способностями, не может найти общий язык в школе. Все. Никакого развития персонажа нет. Есть один застывший конфликт: девочка и ее окружение. Такого не может быть ведь все искусство писателя в том, чтобы показать конфликт и решить его, н или как-то развить. Конфликт — это сама жизнь, не может быть жизни, если она не движется, а замерла на одном месте.
В-третьих. Какова идея вашего произведения? Показать в несколько штрихов зарисовки отдельных сцен? Но ведь автор, как мне думается, перед тем, как садится писать, ставит перед собой какую-то цель. Он что-то важное хочет сказать людям, какие его будут читать. Не так ли? У каждого человека свои особенности и странности. Вы показали переживание человека из-за этих странностей. И все? А дальше что? Я понимаю, что из-за анонимности вы не можете ответить. Просто подумайте, какую же мечту-идею вы хотели людям донести, чтобы она их захватила и заинтересовала. Удачи вам.
21:38
с огромными глазами ярче самого озера яркость озера величина переменная, следовательно, не может быть принята за эталон при измерении
Вода, которую малышка плеснула себе в лицо, насмешливо отвесила ей холодную оплеуху оплеуха бьется никак не по лицу — по лицу эт пощечина
Вода вновь отвесила ей хладную пощечину почему вновь? до этого была оплеуха. и почему хладную?
вообще очень нелепо фразы построены
и где тут фантастика? опять бредни ребенка-шизофреника пытаются выдать за фантастику
Ve
14:58
Про текст:

Читается легко, но постоянно встречаются излишне сложные предложение. Посмотрите на свое начало:
Ранним весенним утром, когда солнце только начинало свой путь из-за горизонта в зенит, а природа только начинала просыпаться, на цветущей поляне позади парковой посадки проснулась уткнувшаяся в теплый мохнатый лисий бок девочка лет десяти со светлыми волосами и ярко-голубыми глазами.
— таким предложением только и отпугивать читателей. Я не говорю, что нужно писать одни короткие предложения, но составные должны быть оправданы хоть чем-нибудь. У вас же часто встречаются такие, которые с легкостью можно было бы сократить или разбить на несколько, что существенно улучшило бы текст.
А еще вопрос: где знаки препинания у прямой речи? Почитай про оформление диалогов. У вас везде отсутствуют запятые или стоят точки, где их быть не должно.

Про идею и сюжет:

Могла бы получиться неплохая сказка. Но вы капитулировали как автор. Вы запрятали конфликт под ковер, едва он только начал вырисовываться. Костромин хорошее сравнение привел. Такое ощущение, будто вы рассказали небольшую историю пропажи девочки-шизофреника, добавив ее видение мира. В целом, не опускайте руки, работайте, перепишите рассказ и все у вас получится, но пока работа очень сырая.
Успеха!
«всю голову «мертвого эльфа» опоясывал огромный шрам, диагональю перечеркивающий лицо»… Это всё равно, что «очертя живот»… Тем не менее у автора есть потенциал. Должно получиться, когда перестанет писать красиво и поинтересуется, что такое драматургия. Ну и перечитает всю классику. Это само собой.
Загрузка...
Светлана Ледовская №1