Ольга Силаева №1

​Курьерская служба «Пандора»

​Курьерская служба «Пандора»
Работа №54 Автор: Ведогонь

«Автор извиняется, что не успел вычитать текст...»

Перед ограблением банка, я был в туалете. Стоя напротив зеркала, прицеливался указательным пальцем с тонкой линзой на самом его кончике, чтобы одним точным движением надеть ее на свой уродливый глаз, из-за которого меня гнобили всю жизнь.

Возможно, если бы я немного задержался, моя судьба сложилась бы совсем иначе. Но, возможно, ей было суждено сложиться именно так.

Только я вышел из туалета, как в банк вошли трое вооруженных людей. Впереди всех шел бугай с огромной кустистой рыжей бородой в кожаной куртке. В руках он держал автомат. Следом за ним шла девушка с длинными русыми волосами и дробовиком, а позади них плелся парень с пистолетом, глядя себе под ноги. Именно он и объяснил всем, что происходит:

– Всем лежать, – раздался вялый возглас, – это ограбление!

После чего новоиспеченный грабитель направил ствол с глушителем в сторону стеклянной вазы, спустил курок, и прозвучало только тоненькое жужжание. Словно крошечная оса, пуля пролетела мимо вазы на сверхзвуковой скорости и врезалась в стену.

На секунду в зале воцарилась тишина. Никто не понял, что происходит и даже более того, действительно ли происходит ограбление или это какая-то дибильная шутка.

– Кретин! – заорала девушка с дробовиком. – Кто грабит банк с глушителем?!

– Не люблю я шум, – пробубнил он в ответ.

– Идиот. – Она передернула затвор и затем как следует пальнула вверх. Разлетевшийся в щепы кусок подвесного потолка мелким дождем обрушился на парня с пистолетом.

Да, это возымело эффект! На этот раз выстрел был настолько громким, что теперь ни у кого не осталось сомнений – да, нас действительно грабят. Все тут же попадали на пол и бугай запоздало завопил:

– Мордой в пол, живо! Кто пикнет, схлопочет пулю задницу!

И тогда он приметил меня – единственного человека, который остался стоять.

– Ты, кретин, тебе особое приглашение нужно? – Его желтые глаза вцепились в него. – Харю к земле!

Бугай направился ко мне. Размашистым шагом он быстро преодолел расстояние в несколько метров и подошел вплотную ко мне.

– Лежать я сказал! – Он замахнулся прикладом и ударил наотмашь.

Я тут же распластался на полу.

Может показаться, что я чересчур спокоен или даже смел, но на самом деле меня парализовало от страха. Я только и мог, что хлопать глазами.

– Ты управляющий? – Бугай покосился на бейджик моей груди. – Гони ключи от ячеек!

– Я… эм… но, – сыпался бессвязный лепет.

– Быстро! – Он пнул меня в живот.

– Гха-а-а, – только вырвалось из меня.

– Ключи, придурок!

Я лежал, свернувшись клубком, корчился от боли и с трудом понимал, что хочет от меня этот буйвол со свирепыми взглядом. И все же рука полезла в карман и достала ключи. Буйвол тут же выхватил их и бросил своему напарнику:

– Иди открывай! – Он повернулся к девушке. – Ты на стреме.

Девушка только коротко кивнула и для пущей убедительности обвела взглядом зал, прицеливаясь из дробовика.

– А ты пойдешь со мной, – гаркнул буйвол и, схватив меня за ворот, резко поставил на ноги. – Пошевеливайся. – Он отвесил пинка.

Мы прошли в депозитарий. Решетку, ведущая к ячейкам, уже вскрыли, но металлическая дверь по-прежнему была закрыта. Чтобы ее открыть требовалась моя рука – последний оплот спокойствия клиентов банка. Должен заметить далеко не самый надежный.

В углу сидела зареванная новенькая, которая только вчера устроилась работать в банк. Она скрыла лицо в ладонях и тихонько всхлипывала.

– Хватит глазеть, вперед иди, – бородач ткнул стволом в спину.

Боже, неужели это происходит. Неужели это происходит со мной. Только и крутились в моей голове мысли. Я совершенно не отдавал себе отчета, что сейчас грабят банк, в меня целятся из автомата, а в зале все лежат ничком. События казались сном, бредом, но уж никак не реальностью.

– Открывай!

Я приложил руку к сканнеру. Щелкнул замок. Вялый парень потянул дверь на себя и уже через секунду он обшаривал глазами бесконечные номера ячеек. Затем подошел к ячейке с номером «76».

– Я не смогу ее открыть, – неожиданно для себя проговорил я спокойным уверенным голосом. – Для этого нужны два ключа. Один у меня, другой у клиента.

Грабители отреагировали на мое замечание никак. Вялый парень достал из сумки толстый золотой ключ явно больше отверстия, но когда он поднес его к скважине, ключ вдруг изменил форму и с легкостью вошел в лоно замка.

Щелк! Раскрылась ячейка. Я не верил своим глазам. Мало того, что ключ изменил форму он смог еще и в одиночку открыть ячейку, что было невозможно. Похоже, я все-таки успел повредиться умом, когда бугай стукнул меня прикладом.

Прозвучит безумно, но больше всего в ту секунду меня волновало, как потом я объясню все это своему начальству. Не скажу же я, что пришли трое грабителей с волшебным ключом, который таинственным образом вскрывает ячейки в одиночку.

Вялый парень вытащил черную металлическую кассету и вынул из неё небольшую картонную коробочку. Довольно хмыкнул и отдал бугаю.

– Отлично. – Он убрал коробочку в карман. – Уходим.

Я уже было вздохнул с облегчением, что наконец-то все закончилось, как тут нагрудный карман бугая прошипел:

– У нас гости!

– Черт! – Бугай стиснул карман. – Понял. Жди снаружи, как договаривались. – Затем он посмотрел на меня. – Звиняй, придется тебе пойти с нами.

– Что? – спросил я, но в ответ на мой вопрос мне в спину уперся пистолет.

– Иди давай. И без резких движений.

– Но! Нет. Это шутка?

– Заткнись и иди вперед!

Снаружи нас поджидали сотрудники охраны. Две черные машины служили им щитом, из-за дверей которых они целились в нас своим оружием. Вдалеке слышался вой сирен.

Сердце в панике пробивалось через грудь. Вот, сейчас начнется перестрелка. Меня убьют и все закончится. Вся моя никчемная жизнь оборвется прямо на пороге гребанного банка.

– Не стрелять, – закричал один из охранников. – У них заложник. Повторяю: не стрелять.

Однако спокойнее мне не стало: целиться охранники от этого приказа не прекратили. Будущие вектора пуль буквально пробивали меня насквозь. Я чувствовал это, точно все уже случилось.

– Идем медленно к машине. – Бугай развернул меня и я увидел белый микроавтобус «Газель», припаркованный неподалеку.

Меня запихнули в машину последним. Издалека послышалось шипение раций, а на лицах охранников пролетело недоумение, но через секунду они открыли огонь. Град выбил задние стекла и забарабанил по металлу, прошивая насквозь хрупкий кузов машины.

– Какого черта они начали стрелять?! – Девушка бросила дробовик на пол и достала из кобуры пистолет.

– Гони! – рявкнул бородач новому персонажу спектакля – водителю.

Мотор тут же взревел, и Газель резво дернулась с места.

– Черт бы их побрал! – ругался водитель. – Я только отремонтировал машину! Уроды!

– Кончай кряхтеть!

– Парень, держись за что-нибудь! – крикнул мне бугай, но в ту же секунду машина резко вильнула, и я крепко приложился к борту. – Я предупредил.

Девушка и вялый парень отстреливались. Позади виднелись две черные машины охраны. В ответ сыпались пули.

– Нет, ну вечно так. Почему всегда все заканчивается какой-нибудь заварухой? – причитал вялый парень между выстрелами. – Почему всегда погони, стрельба? Неужели нельзя хоть раз зайти, сделать свое дело и спокойно уйти?

– Заткнись, Стас! – гаркнула девушка.

– Мне это надоело. Все время какая-то суета!

– Заткнись, Бога ради, заткнись, или я отстрелю твой поганый язык!

– Да заткнитесь вы оба! – Гаркнул буйвол и разрядил очередь в окно.

Черная лада вильнула и с грохотом врезалась в фонарный столб.

– Эта чертовщина меня задрала уже!

В эту секунду газель подскочила на ухабе и вялый парень, выронив пистолет, схватился за свой рот:

– Фмой яфык! Тфою… – корчился он от боли, – Фмой яфык!

– Придурок, – девушка покосилась на Стаса.

– Юра, рули к ночному, заляжем там! – Бородач разрядил еще одну обойму, и у второй машины разорвало колесо.

Вскоре мы въехали в тоннель, стало темно. Оранжевые огни мелькали яркими вспышками. Тем временем, мы все дальше уезжали от моей жизни.

Мы ехали довольно долго. По крайней мере, мне так казалось. За отсутствием часов и однообразием пейзажа я не был ни в чем не уверен. К тому же тоннель, в который мы въехали все никак не кончался.

Мои попутчики притихли. В автобусе царила гробовая тишина, точно кто-то умер. Может быть, оно так и было. Может меня пристрелили во время ограбления и это просто катафалк, направляющийся в загробный мир. Во всяком случае, о том, что я жив мне напоминала только боль отсиженной пятой точки и ссадина на виске.

Девушка сидела, прислонившись спиной к боковой стене, зажав между ног дробовик. Ее спокойное лицо озаряли редко мелькающие оранжевые огни. Она курила и провожала их взглядом. Я с удивлением для себя подметил, что когда она не кричала, ее можно было даже назвать красивой.

Парень, которого звали Стас, сидел напротив, уткнувшись в телефон, листал ленту какого-то модного сайта. Буйвол же пересел на переднее сиденье и с кем-то говорил по телефону:

– Да. – Его ответы были лаконичны. – У нас. Были накладки, но мы достали… Нет, мы сейчас едем к ночному. Можем передать там… Нет, туда мы не сунемся пока все не уляжется… Хорошо… Тогда завтра.

Он повесил трубку.

– Что говорят? – спросил водитель.

– Вляпались мы по самое не балуй, – отрезал бородач. – Владелец ячейки не самый простой хрен. Поднял на уши весь город.

– Даже так?

– Отлично, я уже предчувствую веселье, – проворчал Стас.

– Ладно, разберемся как-нибудь.

Машина резко затормозила.

– Приехали, – огласил водитель и с облегчением выдохнул.

Он обернулся назад и с недовольством оглядел изувеченный салон. Задние стекла разбиты. Сквозь тонкие отверстия в дверях струился мягкий оранжевый свет и падал на пол.

Он тяжело вздохнул. Отстегнув ремень, вышел из машины. Следом за ним девушка отодвинула в сторону боковую дверь микроавтобуса.

Снаружи нас всюду окружала непреступная мгла. Неба было не видно. Высокий потолок скрывался во мраке. Вдоль дороги серым полотном ютились впритык разномастные деревянные домики вперемешку с панельными, сляпанные как попало, словно они строились любителями. Похоже, мы находились в каком-то городе внутри то ли купола, то ли тоннеля, то ли просто под землей.

– Где это мы? – удивился я, лишь секунду спустя осознав глупость своего вопроса.

Разумеется, никто не ответит. Да и в моих интересах было знать как можно меньше, чтобы меня отпустили. К счастью или нет, но страх медленно отступал.

– Эй, Алекс, – заговорила девушка, – что мы будем делать с этим хреном?

Буйвол почесал свою кустистую бороду и поморщился.

– Хм… Завтра выбросим где-нибудь, пускай гуляет.

– Ха-а? – гаркнула девушка. – Давай хотя бы выкуп за него потребуем? Все равно сюда приволокли.

– Что за тупость, – пробубнил Стас.

– Тебе жить надоело? – Она зыркнула на него исподлобья.

– Да, нет. Мне очень даже нравится. – Он почесал нос. – Но это тупо. Мы могли бы просто вскрыть еще пару ячеек, если уж на то пошло.

– Анна, мы не будем требовать за него выкуп. Нам и так заплатят, – спокойно рассудил бородач.

– Ага! Какие-то жалкие копейки! У нас больше на ремонт этого рыдвана уйдет! – Она махнула рукой в сторону машины.

– Что?! – возмутился до этого молчавший водитель. – Что ты сказала?!

– Что слышал.

– Между прочим, я тебя на этой машине каждый день вожу, и сегодня она спасла ваши шкуры.

– Ага, в этот раз. Юра, у тебя не машина, а развалюха. Она даже заводится через раз. За деньги, что мы потратили на ее ремонт, можно было купить два, а то и три таких катафалка! В следующий раз она не заведется, и мы подохнем в этой чертовой коробке.

– Катафалка?! Катафалка? А ну-ка повтори, что ты сказала про мою машину?

– Не, Юр, машина и правда разваливается, – вклинился Стас. – Может пора купить новую?

– И ты туда же?! – водитель задыхался от злости.

– Заткнитесь все! – Не выдержал бородач! – Сборище дилетантов прямо. Задание еще не кончили, уже в склоки! Мало того, что ведете себя как дети, так еще и перед заложником! Позорище!

В эту секунду все снова вспомнили о моем присутствии и покосились на меня. Я выдавил из себя скрюченную улыбку и отвел взгляд в сторону.

– Что лыбишься, придурок? – Не успела она договорить, как тут же я получил удар в поддых и осел на землю, схватившись за живот.

– Анна! Черт тебя дери, что ты творишь?

– А че он лыбится?

– Боже, почему всегда от тебя столько шума?

– Нет, ну тебе точно жить надоело!

– Хватит! – крикнул Алекс. – Анна уймись!

Девушка уже было открыла рот, чтобы что-то сказать, затем обвела всех присутствующих волчьим взглядом и выдохнула:

– Да пошли вы все. – Она резко развернулась и пошла прочь.

Никто не пытался ее остановить. Более того уже через секунду про нее забыли.

– Надо выпить, – сказал Алекс, и все кивнули ему в ответ.

Я думал, меня свяжут или, по крайней мере, где-нибудь запрут. Я покорно приготовился к своей участи и надеялся, что завтра мои похитители исполнят свое обещание отпустить меня. Но у грабителей были свои планы:

– Пойдем, парень, – бросил буйвол через плечо, словно кость голодному псу и двинулся вперед.

– А?

– Пойдем, говорят, – чуть ли не прошептал Стас и тоже пошел вперед. – Можешь, конечно, остаться здесь, но без нас все равно не выберешься.

Я осматривался по сторонам. Я никогда не был в этой части города. Более того я не был уверен, что мы все еще находились в Петербурге. Я не знал даже, находились ли мы под землей или внутри какой-нибудь горы. Это местно было не похоже ни на что, словно его строила совсем другая цивилизация. Все дома имели причудливую форму. Из каждого окна наружу проливался свет – именно он, по большей части, и освещал дорогу, фонари не встречались.

Чем дальше мы отходили от автобуса, тем больше мне казалось, что мы очутились на другой планете. Улицы становились оживленней. Появлялись различные вывески, зазывающие в оружейный магазин, антикварные лавки, продуктовые универмаги, магазин «реликтов». Между домами в подворотнях я замечал странных людей в тени. Их лица были скрыты во мраке, и только благодаря слабым сигаретным огонькам я понимал, что они провожают нас взглядом.

Вскоре на улицах стали появляться девушки в тонких пеньюарах. Они стояли группами по три-четыре человека. Одна из такой стайки даже подошла к Алексу, но он покачал головой и сказал:

– Найди другого лоха.

Девушка только цокнула языком и вернулась обратно к своим подругам.

Когда же мы пришли в бар, Стас и Юра уселись за небольшой столик в углу прямо у окна, а Алекс стоял у барной стойки и говорил с барменом.

По хорошему, мне бы стоило вести себя скромнее. Уткнуться взглядом в пол и ни на что не смотреть, но я то и дело обводил глазами присутствующих, и чем больше подмечал деталей, тем неуютней мне становилось. Здесь у каждого был либо пистолет, либо автомат, либо дробовик, словно я оказался в фильме про дикий запад. Алкоголь лился рекой, а общий гвалт смеха и споров заглушал даже мои собственные мысли.

– На, держи, – буйвол протянул мне стакан с янтарной жидкостью.

– Что это? – машинально спросил я.

– Виски, – он поставил бутылку и остальные стаканы. – Да расслабься ты. Не будем мы тебя травить. Мы вообще не планировали брать заложника, так вышло.

Его «Так вышло» прозвучало, будто он говорил о погоде. Ну бывают дожди, что поделать, подумаешь. Ха.

– Завтра наверху все уляжется, мы тебя выкинем где-нибудь. А пока лучше выпей. – Он достал пачку сигарет и щелчком выбил одну. – Тяжелый выдался день.

В эту секунду в зале разразился скандал. Один из мужиков вскочил с места, перевернув стол:

– Мухлюешь, тварь! – Он целился из пистолета в своего партнера по картам.

– Спрячь ствол нахрен! – в ответ парень достал свое автомат «узи».

В эту секунду бармен нахмурился и спокойно достал дробовик из-под стойки.

– А ну оба успокоились, кретины! – закричал бармен, передернув завторв.

– Да пошел ты! – сказал проигравшийся и достал электрошокер.

– Оу, а вот это уже опасно, – напрягся Юра.

И не только он. Все в баре смолкли и медленно стали стягивать руки к своим пистолетам.

– Эй, придурок, убери игрушку, – сухо сказал бармен. – Если не хочешь подохнуть, убери ее сейчас же.

– Проигрался, смирись, – вторил его партнер по картам.

– Э, ну хватит, мы пришли сюда расслабиться, а не тебя идиота успокаивать. Хочешь подраться, пошел вон наружу! – по залу гуляли причитания.

Я смотрел на эту картину и ничего не мог понять. Все точно с цепи сорвались, едва парень достал электрошокер. Никому не было до него дела, пока он держал в руках пистолет. Это что комедия? Здесь снимают фильм?

Парень молча обводил взглядом разъяренных посетителей. Все вперились в него с ненавистью и готовностью изрешетить в любую секунду. И похоже, парень сообразил, что положение было безвыходным. Стоило ему только шевельнуться, как тут же началась бы стрельба.

– Ладно, спокойно-спокойно, – залепетал он, – убираю, спокойно.

Он сунул электрошокер в карман, и по залу пробежалась волна вздохов. И только бармен не успокоился, продолжая целиться из дробовика:

– А теперь пошел вон отсюда, и чтобы я тебя здесь больше не видел!

– Но…

– Проваливай!

Парень цыкнул и напоследок пнул стол ногой, но затем резко запрыгал на одной ноге. Затем хромая под общий смех вышел из бара.

– Что только что сейчас было?! – не выдержал я. – Что за черт?

Алекс только улыбнулся и ничего не ответил, мол, не задавай вопросов, на которые не хочешь знать ответов.

– Не забивай себе голову, парень, – водитель хлопнул меня по плечу. – Меньше знаешь – крепче спишь. На вот, хлопни-ка лучше с нами.

Он чокнулся с моим стаканом и залпом выпил весь виски. Ребята старались не подавать виду, но было заметно, что ситуация напрягла и их. Я вспомнил про ключ в банке, который открыл ячейку. А что если и с этим электрошокером такая же чертовщина? Я хотел было спросить, но вовремя прикусил язык и пригубил виски.

Внезапно дверь распахнулась и на пороге появилась Анна. Она лениво обвела взглядом присутствующих и как только наткнулась на нас, резко зашагала к нашему столику.

– Что это вы такие кислые? О, спасибо! – Она схватила мой стакан и залпом осушила. – Помер что ли кто?

Я молча взял другой стакан и налил себе виски. После первого глотка я подумал, что напиться, в принципе, не такой уж и плохой вариант, а главное я смогу хоть немного расслабиться.

– Да так, тут один кретин решил выпендриться, – усмехнулся Алекс, – ничего серьезного.

– Да и к черту, – она повернулась в сторону бармена, – эй, Армэн, принеси еще бутылку!

– Я тебе не официант, Аня, – крикнул он в ответ. – Сама подойди, да возьми.

– Тц, – нахмурилась она, – вредный старик.

Анна поставила стакан на стол, снова выхватила тот, что был у меня в руках, и выпила его залпом. Затем резко повернулась и направилась к барной стойке, оставив меня наедине с двумя опустошенными стаканами.

– Не обращай внимания. – Юра разливал виски по стаканам. – Она просто не любит… эм… таких как ты. В общем, просто не парься.

– Мда. – Я сделал глоток. – Ну, не думаю, что это самая большая из моих проблем сегодня.

– Ну да, – рассмеялся Юра.

И тут вернулась Анна с новой уже початой по дороге бутылкой виски.

– Я не поняла. – Нависла над нами тень Анны. – Какого хрена ты его утешаешь?!

– Я не… – начал было говорить Юра.

– Мало того, что мы носимся с этим придурком. Выкуп за него не требуем, так вы его еще и виски поите, да утешаете! Вы что все в мамочки за последний час заделались, а?!

Резким взмахом руки Анна ударила по моему стакану, и он слетел со стола. В эту секунду я уже не отдавал отчета своим действиям.

– Да, черт возьми! – вскочил я на ноги. – Неужели я не могу просто выпить долбанный стакан виски? Вся моя жизнь сегодня пошла к коту под хвост, а мне не дают выпить даже чертов стакан виски!

– Аа?! Тебе жить надоело, кретин?! – Анна схватила меня за ворот и приставила пистолет снизу моего подбородка. – Сдохнуть захотел?

– Знаешь, милая, а давай! Пристрели! – Я сел обратно за стол и, схватив бутылку, сделал несколько жадных глотков из горла. – Хоть избавлюсь от необходимости слушать твои крики!

– Наш человек, – пробубнил доселе молчавший Стас. – Поддерживаю.

– Ну все засранец! – Анна сняла предохранитель.

– Анна, успокойся, – закричал Юра.

– Анна! – вторил Алекс.

– Боже, сколько же от тебя всегда шума. – Стас закрыл уши.

– Да жми ты уже на долбанный курок! Давай!

– Анна, твою налево, разборки все на улице! – закричал бармен.

– Да пошел ты!

В эту секунду мы настолько погрязли в собственных дрязгах, что никто ничего и не заметил. Лишь несколько человек расскажут в последствии, что видели, как снаружи к бару подъехали два черных фургона. Как десяток человек с автоматами вышли из них, как один на полусогнутых подбежал к двери, одним резким движением распахнул её и, выдернув чеку, бросил гранату внутрь.

Кто-то тогда закричал:

– Граната!

– Ложись!

Я не успел ничего понять. Помню, оказался на полу. Вокруг было темно, ничего кроме звона в ушах я не слышал. Я рефлекторно попытался встать, но Анна дернула меня вниз, и я увидел, как град пуль стучит по противоположной стене.

Анна пыталась что-то сказать, но звон заглушал её речь.

– Я ничего не слышу! – закричал я в ответ, но она замотала головой.

Время и пространство стали густыми. Каждое событие происходило так медленно, словно оно совершалось внутри желе.

В центре зала лежали изувеченные взрывом тела. Некоторые посетители отстреливались, если так можно выразиться. Потому что в ответ летели молнии, ножи, огненные шары, словно в дешевом фентези. Я совсем не понимал, что происходит.

– Эй, ты меня слышишь?! – рука Анны легла мне на плечо. – Уходим, говорю!

– А?! Да! – я хотел подорваться, но Анна снова опустила меня.

– Куда под пули лезешь!

Мы ползли к барной стойке. Армэн отстреливался из своего дробовика.

– Черт! Уроды! – разъяренно кричал он. – Какой козел их притащил?! Кто заплатит за ремонт? Анна, не ваши дружки?

– Ничего не знаем, – парировала Анна. – Мы тут ни при чем.

Несколько человек с автоматами забежали внутрь.

– Черт, – выругался Алекс. – Анна я задержу, бегите к машине. Остальные уже там!

В эту секунду Алекс достал что-то небольшое из кармана и сжал в руках, закрыв глаза. Не знаю, что произошло дальше, но к тому моменту, когда мы оказались снаружи, прогремел взрыв и из каждой щели здания валом повалил водянистый туман.

Юра пригнал машину. Мы не просто забрались в нее, мы влетели в прыжке. Через секунду из бара выбежал Алекс и, попутно отстреливаясь, запрыгнул внутрь. Машина тут же взревела, и мы помчались прочь.

– Опять столько шума развели. – Стас чесал затылок. – Как же мне все это надоело.

– Ладно, хоть живыми выбрались, – рассмеялся Юра.

– Нехило бар разнесли. Армэн не на шутку разозлился. – Анна перезаряжала пистолет. –

– Отлично, бар будет закрыт еще черт знает сколько, – причитал Стас. – А ведь это единственный бар в ночном.

– А, ладно. Разберется. – Алекс прикурил сигарету. – У него такие концерты каждую неделю случается, переживет.

Я всматривался в лица своих похитителей и ничего не мог понять. Всеобщее спокойствие меня не просто удивляло, а убивало.

– Подождите-ка, – не выдержал я, – что это вообще было?! Что за чертовщина там творилась?

– А? Ты о чем? – Анна бросила на меня безучастный взгляд.

–Он спрашивает про световое шоу, которое устроили ребята, дура. О чем же ещё? – пробубнил Стас.

– Тебе жить надоело?

– А тебе не надоело мне постоянно угрожать смертью. Прикончила бы уже триста раз, – отмахнулся Стас. – Ты повторяешься, а это скучно.

Анна только цокнула и отвернулась к окну.

– Не думаю, что тебе поможет эта информация, парень. – Алекс выдул из себя тоненькую струю дыма.

– Это магия какая-то? Спецеффекты? А точно: вы, наверное, снимаете какой-то фильм, что-то я не сообразил сразу. – Я говорил и смеялся одновременно. – Да, точно. В жизни так не бывает! А сейчас мы приедем обратно в банк, и там нас будет ждать вся съемочная группа, да?

– Приди в себя, придурок. – Анна дала мне пощечину. – Мы не в кино. Или кровь на твоей рубашке тоже киношная?

Я медленно перевел взгляд на свою грудь. Некогда белая ткань была замарана в красных брызгах, местами порвана и под ней виднелись ссадины. Только тогда я ощутил боль избитого тела.

– Ладно. – Алекс снова затянулся и выдохнул. – Стас, покажи ему.

– Как же лень. Я бы лучше поспал.

Он с неохотой поднялся и подошел к изрешеченной двери. Приложил руку и закрыл глаза. В ту же секунду сквозные дыры кузова стали затягиваться, а еще через секунду скрылись и вовсе.

Я смотрел на происходящее, словно бедуин на танк. Какого черта происходит? Я что попал в дурацкое фентези?

– Если коротко – мы умеем заговаривать предметы, – ровно и безучастно объяснял Стас. – Но это не магия. Особый раздел физики, так сказать. – С этими словами он ткнул пальцем в место, где была дырка от пули, и проткнул его насквозь. – Я просто растянул металл и все. Заговорить можно любой предмет, но большая часть из них после этого становятся одноразовыми. А есть предметы, которые прошли долгую историю, они способны выдерживать большую нагрузку. Вот и все, наверное.

-- А ключ в банке?

– Это реликт, – отвечал Стас, – его можно заговорить на любой замок.

– И банк вы грабили, чтобы достать еще один такой предмет?

– Не совсем. – Алекс затушил сигарету и выбросил в окно. – Нам просто дали заказ – привезти содержимое такой-то ячейки. Вот и все. Что там внутри нас не волнует.

– Мы просто мальчики на побегушках, – рассмеялся Юра.

– Все? Доволен? Успокоился? – Алекс посмотрел на меня испытующим взгялдом.

В голове роилась тысяча вопросов, но даже мне было понятно, что никто на них отвечать не будет. Да и мне стало спокойнее, когда понял, что не спятил в этой суматохе.

– За нами хвост! – сухо констатировал Стас.

Вдалеке в тоннеле замаячили две черные машины. Они ехали достаточно далеко, чтобы открыть по нам стрельбу, но постепенно разрыв сокращался.

Наша автобус начал набирать скорость. Алекс, Анна и Стас проверяли оружие и готовились к перестрелке.

– Черт! – выпалил Юра и машина резко повернула в сторону.

Едва мы въехали в отворот тоннеля, как тут же вслед за нами свернули еще две машины.

– Кажется, кто-то очень хочет нас поймать, – Стас передернул затвор.

– Спасибо, кэп, – съязвила Анна.

– Юра, через метров триста будет поворот направо, рули туда, – скомандовал Алекс.

– Понял.

Но свернуть у нас не получилось. К тому моменту, когда мы добрались до поворота, нас поджидала засада. Три микроавтобуса блокировали оба пути.

Юра затормозил. Попытался сдать назад, но сзади уже подъехали еще четыре машины, преследовавшие нас.

Люди в черных комбинезонах, целившиеся в нас из своих автоматов отнюдь не походили на полицейских или частную охрану. Паучье чутье подсказывало, что это не очень хорошо, но это не точно.

– Выходить из машины с поднятыми руками, – прогремел бас.

Анна достала дробовик и передернула затвор, но Алекс помотал головой:

– Нет смысла, мы в меньшинстве.

Помню, он первым вышел из машины. Вслед за ним выбрались и мы. На какую-то долю секунды мне пришло в голову, что возможно меня отпустят, но когда кольцо черных солдат обступило нас, я был первом, кому заехали прикладом по голове.

Очнулся я в автобусе. Жутко трещала голова. Руки ныли от боли. Они были крепко связаны за спиной. Та же участь не миновала остальных. Двое бугаев в черных комбинезонах и балаклавах безразлично всматривались в нас, точно готовились пристрелить в любую секунду.

Иронично, но меня похищали второй раз за день.

– Куда вы нас везете? – спросил я, но никто не ответил.

– Бесполезно, парень, – сказал Алекс, – не трать силы зря.

– Молчать, – гаркнула черная балаклава.

Пейзаж за окном тем временем сменился. Мы ехали проселочной дорогой. Вокруг точно каменные стены на ней напирал густо разросшийся лес.

Спустя полчаса мы остановились возле огромной загородной виллы, выглядевшей точь-в-точь, словно вилла мексиканского наркобарона. Нас силком вытащили из автобуса и повели во внутренний двор.

За небольшим белым столиком в домашнем халате с чашкой и газетой сидел он. Я узнал его сразу – владелец сети банков «Бетельгейзе», Петр Анатольевич Есионов.

Нас подвели к нему и поставили на колени в нескольких метрах от стола, но даже тогда он не оторвался от своей газеты, а лишь молча сделал глоток и с довольной улыбкой выдохнул:

– Обожаю кофе по утрам. – Он поставил чашку на стол и повернулся к нам. – Знаете, вот только ради этого и стоит жить. Просыпаешься утром, выходишь во двор с чашечкой кофе. Хорошо бы еще к этому делу присовокупить сигарету, но тут, увы, – он развел руками, – врач запретил. Здоровье, мол, не то. Вообще и кофе-то нельзя, но я ничего не могу с собой поделать.

На секунду он поджал губы. Затем хлопнул себя ладонью по ноге:

– Хотя, знаете что? К черту! – с этими словами он достал пачку сигарет, закурил и сделал глоток кофе. – Вот, так-то лучше! К черту тупоумного врача! Живем один раз. Никогда не знаешь, где ты сдохнешь в следующую секунду. Пристрелят ли тебя в банке, а может в баре, как собаку. Или обуют в бетонные башмаки и пустят на корм рыбам. Я это к тому, что жизнь коротка, непредсказуема и может оборваться в любую секунду, а может и нет. Все решает случай. Что думаете?

Он снова затянулся и самодовольно выдул тоненькую струйку дыма в наши недоумевающие лица.

– Чувак, – послышался голос Стаса, – тебя что, Тарантино покусал?

Петр Анатольевич нахмурился и коротко кивнул головой одному из охранников. Тот тут же ударил прикладом в челюсть и разбил ему губу.

– В наше время все забыли о вежливости. Вот, вместо того, чтобы сразу вас допрашивать я решил сначала с вами поговорить, но в ответ слышу грубость. Не надо так. Я не люблю грубость.

В эту секунду Анна прыснула и зашлась хохотом:

– Вот умора, – задыхалась она, – приказал прикончить туеву тучу людей, а теперь говорит, что не любит грубость!

– Анна! – попытался приструнить ее Алекс, но не успел.

Петр Анатольевич снова кивнул головой. Охранник хотел было ударить Анну, но она резко увела голову в сторону, затем перевернувшись на спину, сбила охранника с ног и зажала его шею между бедрами. Другой охранник поспешил на выручку, но тут Анна закричала:

– Стоять! Если кто подойдет ко мне, я сверну ему шею!

Другой охранник на секунду замешкался, но затем навел свой пистолет прямо на лежащего парня и выстрелил несколько раз в грудь. Затем медленно поднял пистолет выше и направил его прямо в голову Анны.

– Петр Алексеевич! – закричал я.

– О! – удивился он. – Ты даже знаешь кто я.

– Я работаю на вас. Я управляющий банка. Я…

Он поднял ладонь.

– Да, знаю. Мне рассказали про тебя. А я-то гадал, как кучка неотесанных грабителей узнала про мою ячейку. – Он сделал затяжку и затушил сигарету. – Впрочем, все очевидно.

– Я не…

– Не надо. Я все понимаю. – Петр Алексеевич допил кофе. – Мне интересно только одно: кто ваш наниматель?

– Отпустите парня, – заговорил Алекс, – он просто случайно подвернулся нам под руку.

– Честно? Мне плевать. – Петр Алексеевич закинул ногу на ногу. – Я знаю только то, что вы кое-что украли у меня. Теперь мне интересно, кто попросил вас об этом. Сразу скажу: есть у меня маленькое хобби – пытки. Сегодня я хотел просто отдохнуть, но если вы не скажете, то я с удовольствием познакомлю вас со своей техникой. Это довольно интересно, можете спросить Гошу. – Он повернул голову в сторону охранника, который только что пристрелил своего напарника.

Гоша молча кивнул.

И без того призрачная надежда спастись рухнула окончательно. Вдалеке уже виднелась черный силуэт с косой, медленно бредущий ко мне. Все силы разом покинули меня и я сник. Что бы я ни сказал, мы все покойники.

– Ну так что? Есть желающие рассказать мне что-нибудь?

Все молчали.

– Нет? Отлично. – Он посмотрел на Гошу. – Гоша, будь добр, проводи наших гостей. И подготовь стол.

– Хорошо, – кивнул доселе молчавший Гоша.

Двое охранников отвели нас в подвал в глухую комнату без окон с серыми стенами. В центре стоял небольшой почерневший деревянный стол с прибитыми к нему кожаными ремнями для рук. В углу находился еще один стол. На нем ютились бесчисленные рабочие инструменты вперемешку с медицинскими и теми, о которых я ничего не знал.

– В угол. – Гоша указал пистолетом место. – На колени.

Мы покорно сели.

Через пару минут в комнату вошел Петр Алексеевич:

– Ты будешь первой. – Он указал на Анну и улыбнулся и галантным жестом пригласил за стол. – Дамы вперед.

Анна ничего не сказала. Лишь молча сглотнула и крепко сжала челюсти.

– Возьми меня, смельчак, – вступился Алекс. – Или ты только девушек горазд пытать?

– Ха! Нет, – усмехнулся Петр Анатольевич. – Ты забавный. Но ты ничего не скажешь, а вот она может.

Анна смотрела в пол. Впервые за наше недолгое знакомство я увидел на ее лице что-то кроме гнева – она боялась. Боялась настолько, что едва заметно дрожала, но даже тогда старалась не подавать виду.

Любой хороший герой из добротного боевика в эту секунду решил бы вступиться за нее, как это сделал Алекс, а то и накинулся бы на будущего мучителя. Возможно, даже успешно, но, скорее всего, просто благородно занял бы ее место. В реальности же этот поступок безрассуден. В этой выходке нет никакого смысла – только отсрочка неизбежного. Мы все рано или поздно окажемся в этом кресле. Нас всех будут пытать. Мы все обречены. Нет никакого спасения. К тому же, какое мне дело до людей, которых я не знаю? Людей, которые меня похитили, разрушили мою ненавистную жизнь.

Если рассуждать логически, то это безобразно глупый поступок. Но именно это я и сделал.

Когда Петр Анатольевич отвлекся, я резко вскочил с места и тут же ударил его ногой в пах. Банкир согнулся пополам, но не успел я опомниться, как охранники тут же повалили меня на землю и я получил удар ногой в живот.

– Скотина! – ревел Петр Анатольевич, продолжая избивать меня.

Я только валялся, как полено, скорчившись от боли.

– Урод, – он ударил меня еще раз, а за тем плюнул на меня. – Уговорил, будешь первым.

Меня усадили за стол. Ремнями туго скрепили руки.

Что я сделал? Зачем?

Я не отдавал отчета ни своим действиям, ни своим мыслям. Только взгляд Анны был единственным, что пробивалось сквозь пелену помутнения. В нем читалась благодарность, хотя, возможно, это было просто игрой моего воображения.

– Раз ты такой смельчак, – говорил Петр Анатольевич, стоя ко мне спиной, – я познакомлю тебя с одной новой пыткой.

Он подошел ко мне с молотком в руке. От страха у меня пересохло во рту.

– Ваш мир дает безграничные возможности для пыток. Эту я назвал «Феникс». Я буду хреначить молотком по твоей руке, пока кости не превратятся в кашу, затем, с помощью вот этой вещицы, – он повертел в руках обычную кожаную перчатку, – я восстановлю твои кости и снова разобью их. Не бойся, тебе понравится.

Не успел я ничего сообразить, как тут же банкир замахнулся молотком и со всей силы ударил по пальцам левой руки. Боль волной прошлась до мозга и забила в набат. Я закричал. Банкир снова ударил.

Молоток цокал и трещал, кромсая мою руку. Боль была невыносимой. Она была невыносимой, когда мне разбивали руку. Она была несносной, когда ее восстанавливали. Срастающееся крошево костей причиняло не меньшую пытку, чем раздробление.

Ни в одном фильме никогда не показывали, что происходит в голове человека, которого долгое время истязают. Первые пять минут агония захлестывает тебя целиком, ты корчишься, вырываешься, пытаешься что-нибудь предпринять, но все тщетно. Смирение наступает на десятой минуте. Боль становится только безумней, но ты начинаешь принимать ее как данность и уходишь внутрь себя, бросив кричащее тело на произвол судьбы. И тогда на двадцатой минуте тебе открывается правда о самом себе. Ты задумываешься, кто ты на самом деле. Что ты делаешь. Зачем. И в моем случае, большая часть моей жизни оказалась пустой и бессмысленной.

Зачем я старался угодить отцу? Стремился превратиться в «достойного» человека. На что я потратил свои тридцать лет? Смешно.

– Что ты ржешь? – Мучитель замер с занесенным над головой молотком в руке, старательно вглядывался в меня. – Все? Поехала крыша?

В эту секунду сверху послышался грохот, потом раздалась автоматная очередь. Затем звуки превратились в неразборчивую кашу.

Тогда мы еще не знали, но недовольные посетители бара во главе с Армэном собрали отряд из двадцати с лишним человек и отправились наказать нарушителя, который устроил кровавую бойню на нейтральной территории. Именно их наступление мы и услышали в подвале.

– Гоша! – рявкнул Петр Анатольевич.

Охранник встрепенулся.

– Сходи проверь, что за чертовщина там происходит. И этого тоже возьми. – Он указал пальцем на второго охранника.

Гоша коротко кивнул и оба охранника вышли из комнаты.

– А мы, пожалуй, продолжим. – Банкир снова занес молоток над головой и улыбнулся еще шире, чем прежде. – Я же не хочу, чтобы ты заскучал.

До сих пор мне кажется, что то, что я сделал в следующую секунду, вышло случайно. Но если вдуматься, то я уже сотню раз видел, как это происходит. Я видел, как Стас изменил форму ключа. Видел, как он залатал дыры в машине. Видел, как раз за разом Петр Анатольевич восстанавливал мою руку. Он крошил ее, затем восстанавливал. Боль пробирала меня до самого основания, но вместе с тем она учила меня, как это делается. И перед тем, как молоток снова упал на мою кисть, я смог ослабить крепеж ремня, который держал мою руку.

Высвободившись, я перехватил молоток и отобрал его. В ту же секунду высвободил и вторую руку.

Ошарашенный банкир сделал шаг назад.

– Что за? – лепетал он. – Как ты?

Он обернулся в поисках помощи – ужас на его лице говорил, что он вспомнил, как отослал охранников пару минут назад.

Я с трудом встал из-за стола. Ослабевшее тело с трудом справлялось с самим собой. Вместе с тем, я чувствовал, что во мне проснулось что-то, о чем раньше я не и подозревал. Оно и контролировало все мои движения.

Банкир схватил со стола гаечный ключ и бросил его в меня. Промахнулся. Ключ с лязгом отскочил от стены и упал возле моих ног.

– Вот и все, что ты можешь, – неожиданно прошептал я.

Рука с молотком резко взмыла вверх и рухнула на плечо банкира, и он тут же рухнул на пол.

– Сволочь! – кричал он, держась за плечо.

Сердце колотилось в висках их в горле. Жаром обдавало тело. В горле пересохло, но на этот раз не от страха. Мною двигала одна мысль: «Вот он – человек, которой причинил мне столько боли». И во власти этой мысли я сделал единственное, на что был способен в ту секунду – ударил его. Затем еще раз. Он кричал, но я его не слышал. Он извивался, словно змея на полу, но молоток каждый раз настигал цель. И только когда он замер, я почувствовал, что кто-то перехватил мою руку. Подняв голову, я увидел Анну, а рядом с ней Стаса, Юру и Алекса. Тогда я и отрубился.

Когда я очнулся, первое что мне бросилось в глаза – это свежевыбеленный потолок. Я всматривался в него и гадал, где я оказался. Шевелиться, чтобы оглядеться мне не хотелось, а потолок говорил лишь одно – определенно я никогда его не видел. Самое удивительное, что я ни на секунду не сомневался, что до этого находился на вилле Петра Анатольевича. События, может, и казались фантастичными, но уж точно не выдуманными.

– А, проснулся, – услышал я голос Анны, – эй, ребята, спящая красавица проснулась.

Я повернул голову. Анна стояла в дверях. Через секунду за ней появились еще три головы.

– Пропустите! – Расталкивая всех, в комнату вошел низкорослый мужичок в очках и медицинском халате. – О! Отлично. Ну-ка, ну-ка, посмотрим. Как себя чувствуешь, парень?

Я покачал головой:

– Вроде нормально.

– Это хорошо. Очень хорошо. Как зовут, помнишь?

– Максим.

– Я доктор Андрей Милюков, приятно познакомиться. Понимаешь, где находишься?

– Нет.

– Это тоже хорошо. Ты и не можешь этого знать, – рассмеялся он, но никому кроме него смешно не было. – Тебя ведь доставили в бессознанке, понимаешь, да?

Он оглядел всех присутствующих:

– Хм… ну ладно. Главное, что ты оклемался. Алекс очень просил тебя подлатать. Впервые на моей памяти, он о чем-то меня просит.

– Эй! – Нахмурился Алекс.

– Да, ладно тебе! – отмахнулся мужичок. – Не будь таким грозным.

Он наклонился надо мной и прошептал:

– Он не хотел даже отдавать мой заказ, пока не убедится, что с тобой все в порядке.

– Так вы заказчик?

– Ага, – кивнул он и обернулся к Алексу. – Вот, видишь, парень в порядке. Отдавай посылку.

Алекс вытащил из-за пазухи коробку и протянул доктору.

Андрей тут же сбросил крышку и вытащил на свет батарейку и стал любоваться ей в солнечном свете, беззаботно улыбаясь, словно ребенок, получивший на новый год заветный конструктор «лего».

– Что это? – спросил я.

– Батарейка. На мое исследование требуется чересчур много энергии, а это маленькая прелесть способна дать мне столько энергии, сколько мне нужно.

Я почувствовал, как меня разбирает злость.

– Подождите-ка. – Я встал с кровати. – То есть вы хотите сказать, что вам просто нужна была хрень, чтобы запитать чертову долбанную лампочку?

– Ну не лампочку, конечно, но в целом верно. В общем, это…

Я не стал слушать, что он хотел сказать дальше и лишь в порыве гнева ударил его с размаху. Доктор рухнул на пол, выронив батарейку, которая тут же закатилась под кровать.

– Ладно, думаю, я отчасти заслужил это, если смотреть на ситуацию с твоей стороны.

– Уму непостижимо. – У меня кружилась голова. – Мне нужен воздух.

Я вышел на улицу. Чертовски хотелось курить, хотя я и бросил пару лет назад. Сигарет как назло не было.

– Черт!

Кто-то похлопал меня по плечу. Сзади меня стояла Анна. Она протянула мне пачку и зажигалку. Я тут же закурил.

– Что думаешь делать дальше? – спросила она.

Я пожал плечами.

Теперь я мог вернуться к своей старой жизни. История закончилась. Но львиная доля меня даже помыслить не могла о том, чтобы снова вернуться в офис и перебирать бумажки, вылизывать чьи-то задницы. К тому же, ни много ни мало, но я не хило изувечил своего начальника – мечта миллионов офисных планктонов сбылась.

– Есть предложение, – послышался голос Алекса.

Вместе с ним на улицу вышли Стас и Юра.

– Знаем мы одно местечко, где как раз требуется человек, – усмехнулся Юра. – В небольшой курьерской службе с жутким названием «Пандора».

– Будет шумно и нескучно, гарантирую.

Я обернулся. Все они улыбались. Впервые в жизни мне казалось, что я нахожусь там, где и должен быть.

– Почему бы и нет, – пожал я плечами и затянулся.

– Отлично! – радостно выпалила Анна и забросила руку мне на плечо! – Тогда идем в бар праздновать!

– Хорошая идея, – согласился Алекс. – Выпивка за мной.

– Кстати, давно хотела спросить, – начала Анна, – что с твоим глазом?

Я на секунду опешил и машинально прикрыл рукой левый глаз.

– Один карий, другой зеленый. Это от рождения?

Я кивнул.

– Здорово смотрится! Ты прям злодей из фентези-фильмов!

– Что?

– Да, не слушай, ее. Вечно что-то мелет. – Алекс махнул рукой. – Хотя смотрится действительно прикольно. Ладно, идем в бар, виски сам себя не выпьет.

С того дня закончилась моя прежняя серая жизнь и началась другая. Множество тайн и приключений поджидали меня впереди, но тогда я еще даже не подозревал об этом. Не подозревал даже тогда, когда через пару дней, мы вошли в банк:

– Всем лежать, это ограбление!

+4
874
16:25
+1
В целом занимательно. Но по факту, получается, что ребята рискуют своими и не только жизнями ради просьбы какого-то странного очкастого придурка, которого сами ещё в конце и бьют для забавы. Так бывает во снах: то что-то очень важно, то вдруг неважно, и даже неважно то, что всё стало неважно.
Но одно дело сон, а тут получается, что внезапный провал логики обесценивает всё произведение, которое ты так старательно и долго читал :)
06:56
+2
с огромной кустистой рыжей бородой в кожаной куртке борода носила куртку?
а позади них плелся них лишнее
дЕбильная шутка
схлопочет пулю задницу ужас просто! пули-задницы, таки да, фантастика нового уровня
Его желтые глаза вцепились в него crazy Его желтые глаза вцепились в него и когтями рвали лицо.
бейджик моей груди у каждой груди персональный бейджик
Грабители отреагировали на мое замечание никак эт как?
сканнеру
Две черные машины служили им щитом, из-за дверей которых они целились несогласованное предложение
Град выбил задние стекла град?
достала из кобуры пистолет. на ней еще и кобура была?
своЙ автомат «узи»
Тц, – нахмурилась она что за Тц?
Анна сняла предохранитель. с предохранителя снимают
в общем, весь текст такое болото
2+
Ve
12:47
+1
Про текст:

Вычищать и еще раз вычищать. Судя по приписке вначале, автор и сам это понимает, что, наверное, хорошо, но все же. Повествование получилось суховатым. Примеры ошибок привел Влад Костромин. Сверьтесь и прошерстите текст, старательно вычесывая всех блох.

Про идею и сюжет:

На мой вкус, одна из немногих работ, в которой есть все три ступени: завязка, кульминация, развязка. Возможно, по мере чтения других рассказов, я изменю свое мнение, но пока так.
Местами проседает логика и мотивация героев, но если доработать, то может получиться что-то неплохое. Мотивация бандитов понята — они хотят денег заработать, выполнив заказ доктора, но вот чем руководствуется главный герой не очень ясно. Т.е. понятно, что он разочаровался в своей жизни, а жизнь бандитов ему приглянулась, но на этом нужно сделать акцент, тогда и читатель это с легкостью разглядит.
В общем, работать, автор. Желаю успеха!
D-G
18:47
+2
Мало фантастики. Есть супер ключ и по сути и все, если конечно не считать ПУЛЮ ЗАДНИЦУ, которая, видимо, обладает самонаведением и стреляет всем по задницам, да и еще фантастический автобус типа ГАЗЕЛЬ. Который весь изрешетили, но четверо людей в нем, прям как Гудини, не получили ни каких ранений. Автор, если вы не сумели прочесть свой текст перед тем как выложить, то это свинство по отношению к читателю. Вам видимо было лень потрать полчаса на окончательное редактирование текста.
sue
13:06
Небольшой совет автору — не начинать рассказ с «я был в туалете».)

Если только дальше нас не ожидает какая-то юмористическая феерическая феерия. Чего явно нас тут не ожидало.)
22:37
+2
«Автор извиняется, что не успел вычитать текст...»
Когда я это прочитал, сразу сложилось впечатление, что первым комментарием ожидается примерно следующее: «И это-то вы называете невычитанным текстом? Что же тогда по-вашему вычитанный текст? Здесь же рука мастера! Ни сучка ни задоринки! Браво!»
Как бы то ни было вместо наивного читателя явился Костромин)
23:19
+2
Офигеть…
Обычно автор использует, ну как правило, одного Марти Стю, или единственную Мэри Сью.
Здесь же вся толпа парней Марти, но этого оказалось мало, автор добавил девушку, но и этого ему показалось мало. К ним добавились все посетители бара.
Автор, вы душка…
Я с вас удивляюсь.
Только всего один вопрос — а что с шокером-то не так?
Минус.
00:58
Браво! Браво! Настоящий экшн! Живо, с юмором, прочиталось на одном дыхании. Спасибо автор, мне было интересно и смешно) законченный рассказ с характерными героями, с внутренним изменением персонажа, с атмосферой — все как в лучших традициях, но не избито, а живо и весело)
16:11
+1
«Пуля-задница»! Автор, Вы подарили шутку на века…

Но куда эпичнее, как Стасу прострелило язык, а он мало того, что вполне себе выжил, так еще и болтал весь оставшийся рассказ. Заросло, что ли?))

На самом деле, убрать бы отсюда «фант.доп.», поменять имена героев на иностранные (ну, согласитесь, когда Вы называете человека «буйволом», даете предпосылку к тому, что в тексте появится какой-нибудь Джерри, Митч, но никак не Юра и Стасик — не наш это зверь, увы), и уйти окончательно в треш — вот тогда бы все происходящее в рассказе окупилось.
Загрузка...
Илона Левина №2