Светлана Ледовская №1

​Дипломная практика

​Дипломная практика
Работа №55 Автор: Раковский Антон Вадимович

Глава 1.

«… Давным-давно, когда серебро Цепи Миров еще не потускнело от накатывающих волн времени, небеса сияли голубизной, а леса были полны изумрудного света, в самом сердце Страны Севера открылись древние врата в миры, грани которых неведомы, а пороги недостижимы. Трое ступили на снежный склон горы, что копьем пронзает облака. И была их мощь так непомерно ужасна, что все твари бегущие, ползущие или парящие устремились вдаль от холодного края, а первые шаманы людские, только недавно высекшие искры магии из камня и воздуха, пали ниц, схватившись за головы. То был отголосок чужой мощи, судорогой пробежавший по ткани мировой…»

Трэм зевнул. Дипломная работа оказалась одним из самых скучных и нудных занятий, которые только можно было вообразить. Он взглянул на пылинки, медленно плывущие в воздухе в лучах полуденного солнца, и вяло махнул рукой, придавая им ускорение. Конечно, управлять их движением было невозможно, только усиливать и так существующий в нем беспорядок. С великим искусством Магии у Трэма дела обстояли примерно также. Он ничем не управлял, зато неплохо создавал суматоху и вносил сумятицу.

Вдали прозвенел колокол. Трэм оглядел читальный зал, залитый солнечным светом, ниспадающим сквозь огромные окна библиотеки, и тяжело, как старик, вздохнул.

- Это просто преступление перед природой, сидеть в библиотеке в такой солнечный день, когда тебе всего двадцать лет! – заявил он, захлопнув надоевший манускрипт. – Диплом никуда не денется, а вот двадцать мне уже не будет!

Его лучший друг, Ковыл, щуплый паренек в очках, недовольно поморщился.

- Тише можно? Я почти понял, в чем суть работы Речного Заклятия.

- Я тебе и так скажу, - отозвался Трэм, закидывая книгу в сумку. – Заклятие двигает воду! Та - да! А теперь пошли, есть пора!

Ковыл оторвал взгляд от книги и непонимающе огляделся.

- Неужели уже полдень?

- Ага. Вставай, пошли есть!

- Нет, - сделав над собой усилие, сказал очкарик и снова устремил взгляд в текст. – Поесть мы успеем, а вот до сдачи дипломной работы всего полтора месяца.

- Не всего полтора месяца, а целых полтора месяца! И, честное слово, если ты не съешь чего-нибудь как можно скорее, то тебя по ошибке примут за нежить и отрубят башку! – Трэм махнул рукой в воздухе. Фехтование нравилось ему куда больше скучных сборников древних мифов.

- Это не было смешно даже в первые двадцать пять раз, - сказал упрямо Ковыл, но книгу закрыл. – Впрочем, ты прав. Есть и правда хочется.

- Еще бы, мы тут уже три часа торчим! Пошли быстро, если повезет, успеем на поджарку!

Ковыл с натугой набросил на плечо лямку потяжелевшей от книг сумы, и поспешил за жизнерадостным другом. Выскочив на университетскую площадь, они зажмурились от яркого солнца.

- Что за день! – развел руками Трэм, едва не сбив с ног несущегося куда-то тощего первокурсника. - Погнали потом на поле! Разомнемся, отдохнем.

- Ну, можно, - неуверенно протянул Ковыл, сверившись с хронометром. – Только трудно будет найти свободный стол в библиотеке после обеда…

Но Трэм уже не слушал, а уверенно рассекал людской поток впереди. Его светлые волосы то и дело вспыхивали на солнце, напоминая игру белого пламени, и Ковыл припустил следом.

Подобно весеннему паводку, толпы студентов наводнили замковые библиотеки и архивы. С печатью скорби на лицах, будущие выпускники опустошали хранилища редких свитков и книг, изо всех сил пытаясь найти хоть что-то полезное для дипломных работ. Теперь почти в любой час все читальные залы были заняты морщащими лбы юными адептами магических искусств.

Преодолев сопротивление людского напора, друзья направились к приземистому прямоугольному зданию столовой.

- Ну вот, наверняка уже все отбивные поели, - с досадой произнес Трэм, смахивая непослушную прядь. – Останется только какая-то мерзость, вроде грибного пюре или оладий с кабачком…

- В кабачке очень много полезных элементов, да и ауру он неплохо прочищает, - запротестовал Ковыл, нелепо подпрыгивая, силясь угнаться за другом.

- Так кто же спорит? – Трэм зевнул, но тут - же приободрился, заметив на себе взгляд проходящих мимо симпатичных второкурсниц. С уверенной полуулыбкой и взглядом бывалого боевого рубаки, он небрежно махнул девушкам рукой, проходя мимо. Те в ответ демонстративно громко захихикали, украдкой оглядываясь на рослого парня. Дождавшись, когда девчонки скрылись за углом, Трэм заметно сдулся, и продолжил, как ни в чем не бывало:

- Но на вкус эти твои полезные элементы хуже крысиного бульона в пещере какого-нибудь протухшего водяного гада.

- И тебе приятного аппетита, - проворчал Ковыл недовольно, ощущая, как урчит живот, и моля всех богов, чтобы этого никто из девушек не услышал.

Ребята прошли через двустворчатые двери в столовую, где, как и обычно, негде было яблоку упасть от набежавших учеников.

- Кстати, о приятном! – воодушевленно сказал вдруг Трэм, занимая очередь к прилавку. – Как там твоя любовь с кафедры прикладной археологии?

- Никакая не любовь! – огрызнулся Ковыл. – Просто она интересный человек, хорошо разбирается в древней истории. Тебе, кстати, не помешало бы тоже поучить мифы!

- Человек то она интересный! – Трэм бесцеремонно оттеснил тщедушного первокурсника, выхватывая последнюю тарелку с пюре прямо у него из под носа. – А ну брысь, доходяга!

Первокурсник быстро ретировался в конец очереди, а Трэм продолжил:

- Да вот только мало того, что интересный, так еще и красивый! Отрицать это глупо, мой друг! Глупо и, как говорите вы, ученые, нецелесообразно.

- Тише, - сжался Ковыл, с опаской посматривая по сторонам.

- Ну ладно, ладно, - смилостивился Трэм, - Но смотри, время не терпит нерешительности. Сегодня шанс у тебя есть, а завтра кто-то другой…

- Избавь меня от этих претенциозных нотаций, умоляю, - выдохнул очкарик, всеми силами делая вид, что тема разговора его не сильно занимала. – Лучше подумай о своей дипломной работе.

- Умеешь ты испортить настроение, вот просто дар у тебя, - сморщился Трэм, и обиженно замолчал.

Похватав все съестное, до которого смогли дотянуться, ребята пристроились у широкого подоконника. Все столы и стулья были давно заняты.

Сосредоточенно пережевывая постную безвкусную кашу, Трэм вздохнул.

- Так ты точно решил? Займешься геологией после выпуска?

- Пожалуй, - Ковыл поглядел в окно, из которого открывался вид на прилегающие к замку зеленые поля. – Не хочу заниматься логистикой, уж больно это унылая перспектива. А ты не передумал?

- Нет. Отец все зовет на акведук, да только не мое это. Вот вольный наемник, это дело совсем другое. И мир повидаю, и опыта наберусь. Вот увидишь, я пройду по всем морям, какие есть. Даже на север сплаваю, где никто никогда не бывал! И потом, в этой работе тебя ничего не сковывает. Иди, куда хочешь! Эх!

- Наверное, - протянул Ковыл с сомнением, но переубеждать друга в очередной раз пытаться не стал. – Хотя с акведука можно начать. Его, насколько я помню, с Белых Гор прямо через пустоши прокладывать будут.

- Ну не знаю. Если уж я что-то и понял за эти годы, так это то, что решение, принятое за тебя кем-то другим, не принесет тебе в итоге ничего хорошего.

- Не всегда, - ответил Ковыл, имитируя манеру речи профессора социологии. – «Людям порой нужен кто-то, кто скажет, что делать. Кто направит, укажет путь. Порой оковы чужой воли приносят больше счастья, нежели полная неопределенности свобода мысли…»

- Какая чушь! – раздался совсем рядом звонкий голос.

Ковыл от неожиданности едва не выронил ложку с куриным бульоном.

- Во имя полевых хвощей! – демонстративно патетически воскликнул Трэм. – Подслушивать нехорошо, многоуважаемая госпожа! Мы, между прочим, могли в этот самый момент обсуждать ваши прекрасные голубые глаза!

- Неужели? Тогда это было бы чудовищно неловко, ведь у меня зеленые глаза, - девушка подхватила шутливый тон.

- Не суть! Главное, что они прекрасны! А кое-кто, предпочитающий остаться неназванным, как раз собирался цитировать поэму, воспевающую ваши рыжие длинные волосы, подобные первородному огню..., - Трэм показательно задумался. – Или, ты написал, «подобные неугасимому пламени», Ковыл?

- Я ничего такого не писал, - сварливо отозвался Ковыл, - Хватит нести чепуху!

- Он сегодня не в настроении, - участливо доложил Трэм девушке. – Ему не досталось его любимого рыбьего жира.

- Фу! Какая гадость, брр, - поморщилась девушка. – Право, даже не знаю, стоит ли мне сочувствовать такому поводу.

- Ты что-то хотела, Мира? – поспешно сменил тему Ковыл, бросив взгляд на насмехающееся лицо друга. – Что-то, кроме этих нелепых шуток?

- Да, что-то мы заболтались, - Мира грациозно взмахнула рыжей копной. – Профессор Гертон согласился вас принять. Зайдите сегодня вечером на кафедру, он хочет с вами побеседовать лично.

- Отлично! Спасибо большое! – Ковыл от радости на мгновение забыл о своем смущении. – Ты лучше всех.

- Значит, я все-таки услышу поэму в свою честь? – осведомилась девушка, надломив изящную бровь. – Не хотелось бы думать, что я замолвила за вас слово перед самым уважаемым профессором археологии просто так, бескорыстно.

- Но я ничего такого не писал…- растерялся Ковыл, но Трэм перебил его:

- Конечно! Завтра, на рассвете, Ковыл, наконец, представит миру свою выдающуюся лирическую балладу.

- Даже балладу? Очень интригует. Буду ждать! Только, не на рассвете. В обед будет в самый раз, - Мира снисходительно улыбнулась. – Увидимся завтра!

Девушка упорхнула, а Ковыл так и остался стоять столбом, глядя перед собой невидящим взором.

- Не благодари, - покровительственно положил руку ему на плечо Трэм.

- Что…Как…Не благодарить?! Зачем ты устраиваешь эти бессмысленные выпады! – воскликнул Ковыл с досадой.

- Друг мой, я не мог безучастно смотреть, как ты теряешь драгоценное время, - Трэм отложил пустой поднос. – Пройдет несколько лет, и ты, счастливо женатый, помянешь добрым словом своего старого приятеля, вояку Трэма…

- Да с чего ты взял, что я ей вообще нравлюсь?!

- Открою тебе секрет. Когда ты нравишься девушке, она всегда возвращается к тебе. Повод может быть любым, но она постоянно будет рядом, так или иначе.

- Бред! – всплеснул руками Ковыл, едва не сбив со своего носа очки в тонкой оправе.

- Кстати, раз уж теперь половина нашего диплома сделана, предлагаю со спокойной душой пойти на стадион! – Трэм расправил плечи и потянулся. – К началу нашей экспедиции из тебя нужно сделать настоящего мужчину.

- Вот ты все об одном, - отмахнулся Ковыл, вскидывая сумку. – Определяющим обстоятельством в нашем исследовательском походе будет наличие знаний в области истории и геологии, а не кубики пресса!

- Всего должно быть поровну! – Трэм поспешил на выход. – Геологии, кубиков. Пошли, времени и так немного. Тебе еще писать балладу, не забывай!

- Болван, - проговорил негромко Ковыл, – Устроил какой-то цирк.

- А ей понравилось! – крикнул Трэм радостно.

- Правда?

- Даю слово. Завтра будет лучший день в твоей жизни. Если сочинишь достойную песнь.

- И не подумаю, - проворчал Ковыл, внутренне радуясь встрече с Мирой. – Все это ерунда. Нет у меня никаких чувств к ней. Просто деловые отношения.

Он и сам не верил в то, что говорил.

* * *

- Ну, пожалуйста, расскажи вкратце, о чем там речь! – взмолился Трэм, спускаясь по каменным ступеням вслед за другом. - Вдруг профессор спросит!

- Конечно, спросит, - ухмыльнулся Ковыл. – И о древней истории спросит, и об алхимии минералов, и об углубленном заклинании времени…

- И об этом тоже? Мы же на кафедру археологии идем , - окончательно растерялся Трэм, чувствуя, как холодеют руки. – Я думал, он там просто, общие вопросы задаст и все.

- На раскопках нужны прикладные знания, прежде всего, - беспощадно ответил Ковыл, не упуская возможности расквитаться за случай в столовой. – Так что вспоминай все, что помнишь о великой стихии земли.

Трэм глубоко задумался. Шаги друзей гулким эхом разносились по пустому коридору подземелья. Потрескивали магические светильники, отбрасывая пляшущие тени на каменный свод.

- Дурацкий подвал, - проворчал Трэм. – Темно, холодно, пахнет сыростью. Сразу навевает мысли о крысах, могильниках и нежити.

- Где же еще изучать стихию земли, как не в подземелье? – отозвался Ковыл, поеживаясь от прохлады. – Ладно, давай я тебе расскажу быстренько пару исторических фактов. А то тебя, лентяя, могут и не взять.

- Без меня этот поход обречен, - сказал Трэм гордо и вскинул руку в воинственном жесте. – Профессор и несколько его неофитов станут легкой добычей для бродячих разбойников или диких лесных духов. Только мое непревзойденное боевое мастерство, да острый клинок смогут защитить вас!

- Ну да, ну да, - покачал головой Ковыл. – Давай, слушай, мастер! В общем так, в древние времена магия была тесно связана со стихиями. Это сейчас каждый второй владеет целым набором всевозможных заклинаний, специально оптимизированных для более быстрого и простого использования. А тогда шаманы общались с, как они думали, духами или элементалями.

- Ага, это все помню, - нетерпеливо перебил Трэм. – Давай дальше.

- Помнит он, - заворчал Ковыл недовольно. – И что же такое элементаль?

- Ээ, ну это дух, - ответил Трэм бодро. – Бесплотный который.

- Сам ты дух! – воскликнул Ковыл. – Бесплотный! Сейчас доподлинно известно, что духов не существует, все это есть колебания единого течения силы, проявляющего себя во многих разных формах. Запомни, энергия первична, она есть суть всей магии.

- Суть всей магии, понял. Дальше?

- Как говорится в мифах, древние боги созидания, выковавшие Великую Цепь Миров, создавшие небеса и звезды, построившие Великий Барьер, удалились восвояси. Отдыхать и наслаждаться проделанной работой, - Ковыл раскраснелся, начиная увлекаться все больше. – И когда первые люди только начали строить города, в наш мир вошли боги разрушения.

- Разрушение и созидание, две стороны одного и того же, - глубокомысленно вставил Трэм, но быстро поник под строгим взглядом товарища. – Все, молчу. Продолжай.

- Спасибо. Так вот эти боги начали все разрушать, как им и положено. Их было трое, и в своих ужасных деяниях они разделились. Один принялся плодить разных тварей, одна ужаснее другой. Считается, что современные вампиры, оборотни, тени и прочие произошли от него. Его и прозвали так, творящий скверну, или Декрамог.

- Так они разве не боги разрушения? Раз он создавал какую-то жизнь, то это было тоже созидание, нет? – неуверенно спросил Трэм.

- Да, да. Но то было, по большей части, лишь извращение уже существующей жизни, - отмахнулся Ковыл. – Дальше. Второй бог был одержим необузданной мощью и повсеместно демонстрировал ее, снося целые поселения, опустошая леса и иссушая водоемы. Его всегда изображают в короне, поэтому он считается старшим из них. Так его и прозвали – Ардрак. На языке старших народов – яростная смерть.

- А последний что вытворял?

- Последний, он же средний из трех, самый загадочный персонаж. Неизвестно точно, чем он выделялся, но бед тоже натворил немало. В книгах говорится, что старшие народы объединили все расы в войне против древних богов и изгнали их за пределы Цепи Миров. Кстати, Синяя Пустошь считается местом грандиозной битвы давних времен.

- То есть их победили? – разочарованно протянул Трэм. – Я думал, они были наделены огромной силой. И кстати, как звали среднего? Ты так и не сказал.

- Его звали Огненная маска, - раздался откуда-то сзади громкий мужской голос.

Ребята дернулись от неожиданности. Из-за угла неспешным шагом вышел профессор Гертон, глава кафедры археологии. – На языке старших – Илзург. Говорят, его лицо скрывала маска чистого пламени, и всякий, на кого он обращал свой взор, моментально сгорал. Извините, я ненароком вас подслушал. Любите мифы?

- Конечно, - хором отозвались ребята.

Профессор несколько мгновений рассматривал их со снисходительной полуулыбкой. В неровном колеблющемся свете подземелья казалось, что его длинные седые волосы живут собственной жизнью. Очертания черной мантии с длинным подолом терялись в полумраке.

- Уж не вы ли те самые одаренные студенты, которых мне прочила моя лучшая ученица? – сложив руки на груди, спросил он. – Два выходца с кафедры прикладной геологии?

- Профессор Гертон? Здравствуйте, - замялся Ковыл. – А мы тут к вам идем…

- Вы нас и застали в середине оживленной дискуссии, - вставил Трэм. – Мы постоянно только о древней истории и разговариваем.

- Я уже успел это оценить, молодые люди. Ну что же, пройдемте в мой кабинет, обсудим. Кстати, называйте это совпадением, если хотите, - Гертон воздел палец в воздух, величаво качнув седовласой головой. – Но речь у нас пойдет как раз об Огненной Маске.

* * *

Ребята осторожно устроились на деревянных стульях. Кабинет профессора, почти полностью заставленный полками с книгами, свитками и картами, был хорошо освещен. Стол, стоящий прямо посередине круглой комнаты, являлся единственным островком порядка.

Профессор, неожиданно ловко перепрыгнув через опрокинутый стеллаж, умостился в глубоком мягком кресле с темной обивкой. Оттуда он уставился на ребят, похожий на белого филина. Молчание тянулось уже неудобно долго, и Трэм собрался было прокомментировать обстановку, как профессор вдруг ожил:

- Итак, можете считать, что я вас беру! Я вижу в ваших глазах неподдельный интерес, а это самое главное. Отправляемся через неделю на университетской карете.

Увидев недоумение на лицах друзей, профессор слегка взмахнул руками:

- Могу сказать по личному опыту, знания приобретаются по ходу дела. Не пугайтесь! Для меня главное следующее: внимательность к мелочам, осторожность, аккуратность. Исследование древностей – очень деликатное дело.

Ребята молчали, и Гертон, придвинувшись к столу, указал на разложенную карту материка.

- Вы, конечно же, в курсе, что Белый Пик считается в мифах местом, где боги разрушения впервые пришли в наш мирок, - палец с длинным серым ногтем уткнулся в рисунок горного хребта. – Однако, вскоре после этого, они разделились, и каждый пошел своим путем. Нас интересует путь Огненной Маски. Так или иначе, его следы были найдены по всему материку.

- Я думал, это все мифы, - возразил Трэм, следя за манипуляциями профессора.

- Ну, разумеется, миф всегда является совокупностью реальных исторических событий и домыслов. Однако, есть веские основания предполагать, что Огненная Маска был реальным существом, сильным колдуном, весьма вероятно, выходцем из Старших народов, - прокряхтел старик, откидываясь в кресле.- В Индире была найдена полуистлевшая книга, которая, как сейчас считается, описывает его магическое искусство. Первый в своем роде манускрипт, в котором могли быть записаны заклинания, применяемые в ту эпоху. К сожалению, восстановить ее не представляется возможным. Малейшее воздействие и пух – она превратится в труху. Возраст ее исчисляется десятками тысяч лет.

- Ого, - едва сдержав зевоту, произнес Трэм.

- Подобные артефакты находили по всему миру, - сказал Гертон. – Само собой, будет большой удачей для нас с вами что-то найти. Я бы даже сказал, чудом, ведь исторические данные весьма противоречивы.

- Ух ты! – искренне восхитился Ковыл. – Значит, у нас есть шанс найти рукопись с древними заклинаниями!

- Даже больше. По некоторым данным, Огненная Маска был большим мастером инструментальной магии, - профессор поерзал в своем кресле. – А как вы, наверняка, знаете, в наше время это направление совсем застопорилось. Есть целый ряд нерешенных проблем.

- Да, именно поэтому магические движители для дирижаблей и кораблей такие дорогие, а большинство механизмов имеют очень небольшие размеры. Как мой хронометр, - увлеченно поддержал разговор Ковыл. – Чем больше энергии, тем быстрее развалится конструкция – быстро изнашивается.

- Именно. Так что дело у нас очень важное, ребята. Вы можете стать настоящими первооткрывателями! – Гертон снисходительно улыбнулся. – Ну что же, я вижу, вы люди толковые. Завтра-послезавтра я пришлю вам подробные инструкции и расписание поездки. Готовьтесь! Вы выбрали верную кафедру для практики.

- Ну и лапши же он нам навешал, - сказал Трэм пятью минутами позже, когда друзья покинули холодную кафедру. – Надеюсь, ты не особо уши пригрел?

- Конечно, нет, - поспешно ответил Ковыл, тщательно скрывая охвативший его энтузиазм.

- Первооткрывателями, вот он завернул, - Трэм потянулся. – Ну, что же, да здравствуют долото и зубило, а?

- Точно, - рассеянно ответил Ковыл, в красках представляя себя прославленным археологом. – Профессор интригует, а придется, в основном, копаться в земле по много часов под палящим солнцем.

- Мне то развлечение обеспечено, - ухмыльнулся Трэм.

- Какое?

- Ну как. Смотреть, как ты нелепо пытаешься понравиться Мире, при этом еще силясь разгадать тайны древней истории. Это будет действительно забавно.

- Ой, ну хватит.

- Не бойся, - доверительно сказал Трэм, кладя руку на плечо друга. – Я не дам тебя в обиду. Если у тебя не получится завоевать ее сердце, то я сделаю это сам, в твою честь.

- Да, пожалуйста, - заметно напрягся Ковыл. – Мне нет до этого дела.

- Ну да, то-то я чувствую, как ты мне сейчас вмажешь каким-нибудь земляным колдунством между глаз, - Трэм откровенно забавлялся. – Ну ладно, не злись. Даю слово чести, я не стану мешать вашим чувствам.

- Делай, что хочешь! Только работать не мешай.

Ковыл быстрым шагом пошел к спальному крылу замка. Трэм остановился. Покачал головой.

- Его еще учить и учить. И почему, боги, вы возложили эту миссию именно на мои могучие плечи?

- Потому что ты болван! – донеслось до него восклицание Ковыла.

- Эх ты! – Трэм догнал друга. – Я тебе даже больше скажу. Я не стану, не только мешать вашим чувствам, но и сделаю так, что к концу практики ты завоюешь ее сердце! Дружище Трэм тебя не подведет!

Но Ковыл только застонал от досады. Дружище Трэм порой был просто невыносим.

Глава 2.

В момент, когда дирижабль оторвался от земли, Ковыл все-таки не выдержал, и вцепился в подлокотники побелевшими пальцами. Окно около его места было плотно задернуто темной шторой, сейчас мелко подрагивающей вместе с корпусом воздушного судна.

- Не боишься? – осведомился со своего места Трэм, шурша пакетом с орехами.

- Ничуть, - Ковыл опасливо открыл глаза, стараясь не смотреть на окна.

- А если движитель сломается?

- Нас удержит горячий воздух, - Ковыл достал из сумки книгу. – Мы сможем плавно спланировать вниз.

- А если стая птиц пробьет шар с воздухом? И одновременно движитель взорвется? – не унимался Трэм, внимательно следя за реакцией друга. – Салон обуяет пламя, все начнут визжать и выбрасываться из окон?

- Тогда нам помогут специальные заклинания воздуха и воды.

- Хм, - Трэм задумчиво прожевал очередной орешек и потер подбородок. – А если пол провалится?

- Не провалится! – Ковыл старался выглядеть спокойным, но его ноги непроизвольно приподнялись, как если бы пол вдруг и вправду отвалился от судна. Раздосадованный своим проколом, он смахнул испарину и сказал раздраженно, - За всю историю воздухоплавания ни разу ни у кого не отваливался пол!

Трэм, довольно улыбаясь, откинулся в кресле.

- Может, мы будем первыми. О, смотри, внизу уже залив!

Ковыл только глубже зарылся в книгу. Воздушному судну предстоял двухдневный полет над заливами, лесами, и, в конце концов, пустыней.

- Пошли на палубу, - предложил Трэм бодро. – Погода пока хорошая, морской ветер, благодать!

- Нет, я потом пойду.

- Ты неисправим! Если мы начнем падать, кто спасет Миру?

- Ты и спасай, герой, - буркнул Ковыл, отворачиваясь.

- А кто тогда спасет остальных пассажиров? Нет уж, я за всеми пассажирами не услежу, даже моего геройства не хватит, - прохрипел Трэм на манер старого шкипера. – Ладно, пойду, скажу девушке твоей мечты, что она погибнет из-за тебя! Из-за того, что ты не смог отложить книгу!

- А она на палубе? Точно?

- Попался! - Трэм поспешно выбежал из крохотной двухместной каюты, увернувшись от брошенной в него подушки.

Ковыл поерзал на кровати, пару раз глубоко вздохнул. Затем резко вскочил и последовал за другом. На палубе оказалось тепло, ветра почти не было. Между многочисленных столиков сновали пассажиры, кто-то наслаждался солнцем.

- Похоже, ее нет, - выдохнул с облегчением Ковыл, оглядываясь.

- На твое счастье, - бодро сказал Трэм. – Пошли к носу? Может, видно Золотые пляжи…

- Мне и здесь хорошо, - Ковыл опасливо покосился на фальшборт, за которым открывался прекрасный вид на морскую гладь.

- Высота то метров сто, не больше, - покачал головой Трэм. – Ладно, я пройдусь до кормы, а ты слушай совет.

Ковыл вздохнул.

- Если придет Мира, то не надо говорить о геологии и тому подобной чепухе. Это никому неинтересно.

- Это только тебе неинтересно! – Ковыл поймал на себе взгляд пожилой пары и понизил голос. – И что же ей интересно, по-твоему?

- Красивые слова, - Трэм широко улыбнулся. – Скажи, например, как сияют ее волосы в свете полуденного солнца. Или, что глаза ее подобны морской лазури.

Ковыл закатил глаза.

- Это все, мастер?

- Пока да. Попутного ветра, шкипер, - Трэм снисходительно хмыкнул и прошествовал мимо.

Ковыл, осторожно держась за поручень, проследовал до ближайшего столика. Палуба несильно покачивалась, отчего у него внутри все замирало. Умостившись, наконец, на стуле, он вновь начал читать книгу. Краем глаза он заметил Миру, поднявшуюся на палубу.

- Привет! – улыбнулась она парню.

- Прив-вет, - у Ковыла неожиданно перехватило дыхание.

- Ого, старое издание «Творцов и разрушителей»! – Мира села рядом, и Ковыл попал в царство аромата сирени. – Редкая книга.

- Да, я ее вначале семестра нашел, - Ковыл прокашлялся. – Как там профессор?

- Нашел себе собеседников в лице пожилых геодезистов, - Мира грациозно смахнула рыжую прядь. – Ввязался в спор по поводу гегемонии Старших народов.

- Ах да, я помню, он выражал свое недовольство по поводу того, что Старшие требуют особого разрешения на раскопки в пустошах.

- Точно, - Мира подперла подбородок рукой. – А ты как относишься к эльфам?

- Честно, у меня не самая популярная позиция по этому вопросу, – неуверенно сказал Ковыл.

- Какая?

- Ну, мне они нравятся. Эльфы старше, мудрее. Именно они помогали нам в тяжелые времена, делились знаниями, - Ковыл неловко прокашлялся. – Но я понимаю тех, кто недоволен тем, что они с нами до сих пор обращаются, как с детьми.

- Это точно. Говорят, они и в других мирах тоже везде снуют, - Мира не сводила глаз с парня, отчего тот начал краснеть и нервничать.

- Да уж, - Ковыл замялся, не зная, что еще добавить. Молчание затягивалось, и парень вспомнил наставления своего друга.

- Дурь, - подумал он. – Если я сейчас такое скажу, то просто опозорюсь. Но вот она сидит передо мной, такая красивая. Недосягаемая.

- Мира, ты…- начал он, но осекся, покраснев.

- Что? – не расслышала девушка.

- Я хотел сказать, что…, - произнес Ковыл, ощущая, как уходит пол из под ног. – По поводу той баллады…

Девушка недоуменно смотрела на него несколько мгновений, а потом заливисто рассмеялась, на что обернулось несколько пассажиров.

- Я и забыла, что ты сочинял балладу! Право, не стоит, - не прекращая смеяться, проговорила она. – Не стоит. Я просто дразнила тебя.

- Что случилось? – подбежал Трэм откуда ни возьмись. – Какую шутку я пропустил?! О чем шла речь?

- Спроси у своего друга, - смахивая слезы, сказала Мира. – Я пойду, возьму нам сока.

Девушка направилась к стойке. На полпути она обернулась, продолжая улыбаться.

- Что это было? Рассказывай, не томи! – Трэм забарабанил пальцами по столешнице.

Ковыл, красный и поникший, воззрился на друга.

- Я попытался следовать твоему совету. Не представляешь, насколько глупо я себя чувствовал! А она рассмеялась в ответ!

- Это странно, - потер подбородок Трэм. – Может, и правда лучше бы археологию обсудили? Похоже, вы с ней одинаково сдвинуты на этой теме.

- Что?! То есть теперь ты советуешь ровно противоположное?

- Друг мой, с девчонками нужно быть внимательным! – Трэм огляделся. – Они, как ветер. Нужно улавливать их порывы…

- Я скорее сброшусь за борт прямо сейчас, чем послушаю тебя снова, - сквозь зубы проговорил Ковыл, и открыл книгу. – Все испортил, все, что можно.

- Ты преувеличиваешь, - Трэм махнул рукой. Как раз в этот момент вернулась Мира.

- Я взяла нам вишневого, - она поставила три стакана и весело поинтересовалась у Трэма: - О чем речь?

- О мифах, - без промедления ответил Трэм. – Об этом, как его там, Ковыл? Ислуг?

- Илзург, - кисло отозвался Ковыл. – Он же Огненная Маска.

- Точно, о нем.

- Интересно, правда? – Мира оживилась. – Столько всего лежит в земле с тех времен. Кто знает, что мы сможем найти? Профессор очень воодушевлен.

- У него ведь такие практиканты каждый год ездят на раскопки, - сказал Трэм. – Они, наверное, уже всю пустошь перепахали.

- Да, но впервые нам разрешили проводить исследования так близко к горам, - Мира огляделась. – Пик, наверное, уже завтра можно будет увидеть с палубы.

Между тем, ветер несколько усилился. Ковыл беспокойно прислушивался к поскрипыванию канатов и бортов, а затем сказал:

- Мне что-то нехорошо. Я, пожалуй, пойду в каюту. Укачивает.

Вернувшись в помещение, Ковыл почувствовал себя намного лучше. Он больше не мог выносить смешинки в глазах Миры.

- Вот болван, - сказал он себе. – Ладно, моя совесть чиста! Это было глупо, но я попытался. Хватит с меня авантюр на эту практику.

Он еще не подозревал, насколько ошибался.

* * *

От небольшого городка с воздушным причалом группа добралась до места раскопок за полдня. Путешествие на карете оказалось значительно менее удобным, чем на воздушном судне. Читать при тряске было принципиально невозможно, и Ковыл угрюмо смотрел в окно. Его настроение так и не улучшилось.

- Хочется размяться, сил нет. – сказал Трэм уже в сотый раз за последние полчаса.

- Остановимся в старом поселке горняков, - ответил профессор, поддевая то и дело сваливающиеся с его крючковатого носа круглые очки. – Там и поселимся. Ночевать в соляной пустоши идея не из приятных. Ночью очень холодно, днем – жарко!

Расстилавшийся снаружи однообразный ландшафт наскучил Ковылу и он обратился к Гертону:

- Профессор, расскажите, что сказали эльфы на заставе?

- Ох, эти Старшие, - профессор вздохнул. – Я знаю, как лояльно вы относитесь к эльфам, Мира, но я собираюсь высказаться не слишком лицеприятно об этих длинноухих зазнайках.

- Ну что вы, профессор, - отозвалась Мира спокойно. – Только соблюдайте рамки приличия, пожалуйста.

- Конечно, - Гертон снял очки, и использовал простейшее заклинание, мгновенно очистившее его линзы от пыли. – Эльфы! Не сыщешь на свете существа более самодовольного, чем представитель этого Старшего народа. Мы потеряли пять часов, потому что этот длинноухий сын тролля говорил, что наши разрешения не действительны. Те самые разрешения, которые они же нас и заставили получать!

- Да уж, не ожидал от мудрых собратьев такой волокиты, - сказал Трэм, глядя в окно. Уже совсем стемнело. – Получать разрешения на раскопки на собственной земле!

- Именно! Зато потом, - продолжал профессор. – Нас пропустили без малейших объяснений. Признаться честно, я уже начал прикидывать варианты, когда пришел посланник эльфов и разрешил проезд.

- Зато Трэм смог поупражняться в огненных и воздушных заклинаниях, - сказала Мира. – У тебя неплохо получалась склейка из двух ударов!

- Право, стоило ли вытворять подобные трюки вблизи заставы, - проговорил Гертон неуверенно. – Впрочем, поделом им! Пусть любуются, какие у нас одаренные студенты!

- Спасибо, - Трэм зарделся от похвалы.

- Это он еще в пол силы, - вставил слово Ковыл. – В группе колдовского боя он лучше всех делает воздушный молот.

- Правда? – профессор прищурился. – Не ожидал, право, таких талантов от адепта кафедры геологии.

Трэм хотел что-то ответить, но тут снаружи донесся голос проводника.

- Еще полчаса!

Группа встретила его прямо на выходе с причала. Невысокий, лысый, с загоревшим дочерна лицом, он оказался неразговорчивым и угрюмым. Подхватив багаж Гертона, проводник отвел товарищей к карете, и с тех пор молчал. Даже не удосужился представиться. Его крошечное посадочное место находилось спереди и сверху, прямо над движителем.

- Не пугайтесь, что поселок пуст! Горняки сейчас отбыли на заслуженный недельный отдых в город, - предупредил Гертон. – Наш многоуважаемый проводник, господин Руффель, позаботится о нашем удобстве. Уже через полчаса вы все сможете отдохнуть от дороги в блоке археологов!

Но профессор ошибся. По прибытию выяснилось, что ключи от блока где-то затерялись. Проводник направился в свою сторожку в поисках дубликатов, оставив ребят сидеть на собственных чемоданах.

- Никуда не годится, - бормотал Гертон, стряхивая пыль с ботинок.

Поселок приютился на небольшом возвышении прямо посреди соляной пустыни. С десяток небольших деревянных домиков глядели на путников черными провалами окон. Задувал прохладный ветерок, причудливо подвывая сквозняками.

- Жутковато, - заметил Трэм. – Представьте только, мы сейчас единственные люди на много миль вокруг. Ночь, сквозняки и покинутые дома, вот все, что ожидало нас там, посреди пустыни под колючими звездами…

- Опять ты за свое, - вздохнул Ковыл. – Никто не будет читать твои мемуары.

- Вы о чем? – поинтересовалась Мира, завернувшись в длинную мантию.

- Трэм собирается создать книгу о своих приключениях, - устало сказал Ковыл. – Чтобы потомки могли узнать о его великой жизни из первых рук.

- Можешь шутить, сколько влезет, - фыркнул Трэм. – Тебя забудут, а обо мне будут помнить еще сотни лет.

- Ага, - зевнул Ковыл, зябко поежившись. – Может, тогда соблаговолишь найти способ нам попасть внутрь?

- Я мог бы вышибить двери и окна, - Трэм пожал плечами. – Но мне кажется, профессор и лысый зануда не одобрят.

Ковыл не дослушал. Он заметил, как Мира смотрит на звезды, и у него потеплело внутри. На фоне бледно серой пустоши девушка казалась ему прекрасной принцессой.

- Красиво, - заметил он, проследив за ее взглядом. Усталость от дороги на время убавила его робость. – В детстве отец заставил меня выучить, где находятся все миры.

- Правда? – Мира посмотрела на него. – И где же?

- Половина из них сейчас ниже горизонта. Но, вот там, - Ковыл указал на яркую синюю точку. – Орингол, столичный мир эльфов. Говорят, их небеса даже ночью сохраняют белизну своего светила. А вот там, желтая точка – это родная звезда нориатов.

- А за всем этим чернота Великого Барьера, - проговорила Мира задумчиво. – И не знает никто, по сей день, как сребристая Цепь опустилась в извечную тень…

- От всех этих загадок крыша может поехать, - подпрыгивая на месте, сказал Трэм. – Ну, повис десяток наших миров, да горстка звезд в пустоте, ну и что! Жизнь то прекрасна! А как, почему и когда – от таких вопросов только стареет сердце.

- Неплохо сказано, - усмехнулась Мира. – Может, тебе и правда стоит написать книгу.

Через пару минут вернулся Руффель со связкой ключей, и ребята, наконец, смогли пройти внутрь. Археологический блок был очень удобно обустроен. Отмывшись от дорожной пыли и поужинав, ребята разошлись по комнатам и почти сразу заснули. Последним отошел в мир снов Ковыл, прислушиваясь к потрескиванию догорающих поленьев в печи.

* * *

Странности начались к вечеру четвертого дня. Несмотря на то, что ребята уже успели привыкнуть к раннему подъему, выездам к далеким каменным отвалам и отсутствию какого-либо режима питания, исчезновение профессора застало их врасплох. Хотя старик частенько один углублялся в пещеры, бормоча что-то неразборчивое, никто не пугался. Зачастую рассеянного профессора всегда окрикивали, и он находился.

Вскоре благодаря его чутью группа наткнулась на завал, под которым удалось откопать несколько древних наконечников эльфийских стрел. Чары из них давным-давно выветрились, и все же это был успех. Гертон был доволен хорошим стартом.

- Неплохой улов. Скорее всего – древняя братская могила, - попивая чай, говорил он. – Подобные места находили и раньше, только, гораздо южнее. Эльфы не то, что мы! Едва дух покидает их тело, как оно мгновенно истлевает. Во всяком случае, так было во времена войны. Часто на месте гибели эльфа, сородичи оставляли сломанную стрелу из его колчана. Здорово! Четвертый день, а уже есть результат!

И все было хорошо ровно до того момента, как события понеслись кувырком. Началось все с того, что вечером в полевую лабораторию на всех парах ворвался Трэм, едва не снеся по пути стойку с пробирками.

- Вставай, ученый! Побежали искать профессора! – крикнул он на всю комнату, отчего Ковыл чуть не сломал древнюю стрелу.

Разбрасывая искры распавшегося заклинания времени, Ковыл вскочил.

- Ты с ума сошел?!

- Потом изучишь эти реликты, - отмахнулся Трэм. – Руффель сказал, что профессор с Мирой не отзываются!

- Ну и что? – раздраженно переспросил Ковыл.

- А то! Они, дескать, нашли проход под завал и благополучно пролезли внутрь. А потом там начало все громыхать и ходить ходуном. Руффель их звал звал, но никто не выходит, - Трэм, не теряя времени, пошел к выходу.

- Ого, - Ковыл встревожился. – Что там могло случиться?

- Вот и узнаем! Побежали, Руффель за нами как раз прикатил!

Проводник выжал из движителя все, что мог. Карета вмиг домчала ребят до знакомой пещеры.

- Я уж с вами не пойду, не ходок я! Отправил послание на заставу, за подмогой! - прохрипел он, стряхивая набившийся в воротник песок. – Вы бы побереглись…

- Нет времени, старик! Жди снаружи, - Трэм залихватски соскочил с кареты. – Ковыл, побежали быстрее!

- Сейчас, я беру лечебные зелья, - Ковыл дрожащими руками заталкивал пробирки в поясную сумку. – А то вдруг пригодится!

- Здорово придумал, - Трэм уже скрылся внутри, - Готовь боевки на всякий случай, у меня нехорошее предчувствие!

- Зачем боевки? – Ковыл запыхался, догоняя друга в пещере. – С кем воевать собрался?

- Как знаешь, - Трэм взмахнул кистями рук. – Я заряжу себе в правую руку воздушный таран, а в левую огонь…

Через пару минут ребята добежали до знакомого завала, в котором и впрямь обнаружился неширокий лаз.

- Раз они пролезли, значит, и мы сможем! – сказал Трэм, тяжело дыша.

В этот момент где-то в глубине пещеры раздался грохот, а лаз осветился с противоположной стороны голубой вспышкой. Полетела каменная крошка и в воздухе разлился аромат магии.

- Кто-то там внизу ударил молнией! – крикнул Трэм, устремляясь в проход.

- Это Мира, нужно ей помочь! – Ковыл поспешил следом.

Извиваясь всем телом, ребята проталкивались сквозь каменные тиски. Пока они ползли, внизу ударило еще два заклинания, сначала огненное, затем что-то из арсенала магии воды.

- Кто-то кидает заклинания разных стихий, но зачем? – спросил Ковыл.

Трэм подал ему руку с другой стороны, поднимая друга на ноги.

- А ты говорил, боевки не нужны, - шепнул он.

Ребята оказались в небольшой комнате, из которой куда-то вниз, в темноту, вели каменные ступени. Очередное заклинание, брошенное внизу, осветило испещренные загадочными символами стены.

- Нужно спешить, потом изучим эти знаки, - одернул Ковыла Трэм, и осторожно начал спускаться. Шум, казалось, прекратился.

Преодолев три пролета, подсвечивая себе путь блеклым осветительным заклятьем, или, по простому, светляком, друзья очутились в просторном прохладном гроте. Не успели они толком осмотреться, как откуда-то слева раздался крик Миры:

- В сторону!

Пока Ковыл соображал, Трэм действовал на задумываясь. Он успел приметить громоздкую темную фигуру на другом конце пещеры, и, не думая, метнул заготовленный сгусток огня в ту сторону. Одновременно, второй рукой он создал воздушный таран, направив его себе под ноги. Отразившаяся от каменного пола волна воздуха подкинула ребят, как тряпичные куклы, и грохнула в нескольких метрах левее. Мгновением позже в то место, где только что стояли Трэм и Ковыл, ударило заклинание, выпущенное неизвестным врагом. Каменные ступени бесшумно взорвались, разметав осколки во все стороны.

- Проклятье! – послышался в темноте вскрик Трэма.

Ковыл при падении сильно приложился спиной о камень, и на время оказался полностью дезориентирован. Перед глазами у него мелькали красные круги. Он только понял, что его куда-то оттаскивают.

- Спокойно, Ковыл, - донесся до него сквозь гул шепот Миры. – Это я.

Пока парень приходил в себя, Мира оттащила Трэма с открытого места и уложила за большой неровный валун.

- Что вы здесь делаете? – раздраженно заговорила Мира на уху Ковылу. – Жить надоело?

- Мира…Что происходит? – у Ковыла все плыло перед глазами.

- Молчи. Трэму, похоже, попали осколки в спину, - сказала девушка жестко. - Я попробую его заштопать…

- В сумке, - тяжело дыша промямлил Ковыл. – Зелья…Вроде не разбились.

Он оказался прав. Каким-то чудом пробирки с целебной жидкостью не раскололись при падении. Мира выхватила одну из них и влила содержимое Трэму в рот. Тот лежал с закрытыми глазами. В неровном свете осветительного заклинания его лицо казалось серым. В уголке рта запеклась кровь.

- Если бы не его реакция, вы бы уже были мертвы, - сказала Мира, проводя ладонями над лицом Трэма, навевая неизвестные чары.

- Эх, - закашлялся тот, открывая глаза и вымученно улыбаясь. – О! Всегда мечтал умереть на руках красивой девушки…

- Ты не умрешь, - прервала его Мира. – Пара осколков вонзилось тебе в спину, только и всего. Переживешь. А теперь спи.

Новый взмах ладонью и Трэм закрыл глаза, погружаясь в глубокую дрему.

- Ты цел? – обратилась Мира к Ковылу, который не мог отвести глаз от лица друга. – Очнись!

Она отвесила ему пощечину, от которой он тут-ж пришел в себя.

- Да, я жив, - скороговоркой промямлил парень. – Что происходит?

В этот момент где-то рядом снова брызнули во все стороны каменные осколки. Мелкие камешки слегка задели Ковыла по плечу, отчего он плотнее прижался к укрывшему их валуну. В слабом свете светляка пещера почти не просматривалась.

- Не высовывайся, - посоветовала Мира, бросая в другой конец грота новое заклинание. – А то инструментал тебя живо прикончит.

- Инструментал?

- Нет времени, скоро здесь будет полно эльфов, - отмахнулась Мира. – Слушай меня, Ковыл. В одиночку мне его не одолеть. У него магический щит, поглощающий энергию любого удара. Наши заклятья только слегка отвлекают его.

- Да кто он такой? – выкрикнул Ковыл, когда очередной удар незримого врага прошел еще ближе, чем в прошлый раз.

- Инструментал, - объяснила Мира. – Гомункул. Слышал же о них? Так вот этот такой же, только более сложный, навороченный.

- Откуда он взялся?!

- Он лежал здесь тысячи лет, - Мира придвинулась ближе к парню. – Его создал Илзург, тот самый, из мифов. А наш достопочтенный профессор привел его в действие, чтоб ему провалиться!

Валун, за которым укрылись ребята, дрогнул от удара, но выстоял.

- К счастью для нас, тело этого существа повреждено! В нем огромная дыра, возможно, осталась от тех самых эльфов.… Если мы ударим одновременно, его щит не успеет поглотить оба заклинания, - продолжила девушка. – Бей самым мощным, что у тебя есть!

- Но, я не понимаю, ведь это же сказки…- Ковыл никак не мог поверить, что происходящее реально. – Как же так…

- Это правда, Ковыл, - совсем тихо проговорила Мира, глядя ему в глаза. – И мифы, и война. И боги разрушения. И самое худшее, они еще живы! Их не изгнали за пределы мира. Наоборот, это наши миры были спрятаны от них за Великим Барьером, за пределами их взора. Но профессор предал всех нас, а я не успела помешать, недооценила его….Будет война.

- Почему? – потрясенно спросил Ковыл.

- Инструментал был жив слишком долго, - девушка горько вздохнула. – Нет ни малейшего шанса, что Илзург не почувствовал его. Теперь он знает, где мы. И он явится к нам во всей своей мощи. А мы еще не готовы. Но сейчас главное – уничтожить гомункула! У него нет одной ноги, иначе он бы давно до нас добрался…Что самое мощное у тебя есть?

- Э, - растерялся Ковыл. – Гранитный шар, наверное. Но я никогда не использовал это заклинание…

- Пришло время попробовать, - по лицу Миры пробежала тень улыбки. – Соберись. Мы сделаем это вместе. Я помогу тебе.

- Ты уверена? – сердце парня бешено колотилось. – Мы справимся?

- Конечно, - Мира положила теплую ладонь ему на плечо. – Готов? На счет три. Раз! Собери все силы, сосредоточься. Два! Инструментал громоздкое создание, не промахнешься. И не жалей его, бей со всей силы.

- Фух, - Ковыл вздохнул, наполняя кисти рук магией. – Скажи, откуда ты все это знаешь?

- Хорошо, ты имеешь право знать, - Мира склонилась совсем близко к лицу Ковыла. – Я не студентка, Ковыл. Я была здесь на задании…к сожалению, я не справилась. Прости меня за это, если сможешь. Прости за все.

- Если тебя зовут не Мира, то могу я знать твое настоящее имя?

- Диона, - произнесла девушка, на миг задумавшись. Через мгновение она взяла себя в руки. – Приятно познакомиться, Ковыл. Ты готов?

Ковыл закрыл глаза, концентрируя силы, ощущая, как подрагивает заклинание на кончиках пальцев.

- Готов, - выдохнул он.

- Тогда три! – крикнула девушка, и ребята встали в полный рост, нацеливаясь на гомункула. Зловещий инструментал, похожий издали на ожившие черные рыцарские доспехи с сияющими сочленениями, поднял единственную руку для удара.

Эпилог.

- Заклинание не выявило лжи в ваших словах, вы говорите правду, - мелодичным голосом заметил эльф. – Ваши ранения не слишком существенны, и все же мы сопроводим вас в медицинское учреждение в ближайшем городе.

- А можно нам в тень? Солнце печет, сил нет, - пожаловался Трэм без всякого почтения к представителю Старшего народа.

Он лежал лицом вверх на каталке около кареты.

- Конечно, - эльф сделал неуловимый жест пальцами, и двое врачей-людей покатили его внутрь медицинского транспорта.

- Скажите мне в последний раз, - эльф задумчиво глядел на вход в пещеру, около которого толпились исследовательские группы, медики, ученые и многие другие. – Вы точно не помните, как все произошло?

- Я бы очень хотел, - признался Ковыл. – Но, кажется, я слишком сильно ударился головой. Помню только, как мы вошли, а дальше – темнота.

- Да, вы не лжете, обмануть меня мог бы только эльф, - Старший не сводил глаз со снующих туда-сюда людей. – Хорошо! Выздоравливайте! Такие, как вы, нам еще пригодятся в будущем. В скором будущем.

Медицинская карета начала удаляться в сторону города.

- Вот тебе и практика, - проговорил Трэм, силясь устроиться на жесткой кровати. – Профессор и аспирантка – черные копатели контрабандисты! Ну и ну.

- Да уж, хорошо, что эльфы все объяснили, - Ковыл смотрел в окно. – Кто бы мог подумать, что старый ученый и студентка отправятся в бега с награбленными сокровищами! А профессор то каков! Использовал университетский пропуск, чтобы миновать заставы. Хитрый ворюга.

- А мы как опростоволосились, - Трэм покачал головой. – Провалились в какую-то дыру и вырубились, как котята. Позор, кому расскажешь, засмеют. А я даже ничего не помню! Давай так, никому из наших об этом провале ни слова, хорошо?

- Договорились, - улыбнулся Ковыл. – Знаешь, я тут подумал, может мне тоже записаться в боевую секцию? Надо бы выучить пару-другую атакующих заклинаний.…На будущее.

- Вот это по-нашему! – махнул рукой Трэм, но сразу же поморщился от боли в спине. – Я только рад! Станешь, наконец, настоящим воином!

- Куда же я денусь, - улыбнулся Ковыл.

За окном неспешно проносилась пустыня. Поселок горняков остался позади.

- Эх, жаль, девчонка то красивая была, - закидывая руки за голову, мечтательно проговорил Трэм. – Еще и воровка! Просто мечта. Увидим ли мы ее еще когда-нибудь?

Ковыл оторвал взгляд от окна.

- Знаешь, я думаю, что наши пути с Ди…Мирой еще пересекутся. И довольно скоро.

- Ну-ну, - пробормотал Трэм. – Знаешь, какой вопрос самый важный сейчас? Зачтут ли нам диплом?!

Ковыл вздохнул, лицо его помрачнело.

- С дипломом разберемся, а вот, что дальше, - он придвинулся к Трэму, и понизил голос. – Она просила не говорить никому, но я не могу скрывать. Намечается большая драка. Очень большая. Без тебя мне не обойтись.

- Рассказывай, - прохрипел Трэм голосом ветерана. – Дорога длинная.  

+7
653
16:17
Читал-читал, а после вот этого момента:

Трэм бесцеремонно оттеснил тщедушного первокурсника, выхватывая последнюю тарелку с пюре прямо у него из под носа. – А ну брысь, доходяга! Первокурсник быстро ретировался в конец очереди, а Трэм продолжил:


я вдруг понял, что не могу дальше читать, т.к. мне совершенно неинтересны и даже несимпатичны эти герои. Есть одна тонкость: герой должен быть справедлив, должен стоять за правду. Только тогда читатель сможет его воспринимать как свойского парня, жить его жизнью. А из этой сцены в столовой получается, что ваш главный герой, простите, какой-то мудак. :(
16:25
+1
Не по данному рассказу, но просто не могу не заметить, что главные герои — мудаки, как вы выразились, тоже бывают привлекательными. Отнюдь не только романтичные доблестные защитники в сияющих доспехах нравятся читателю.
16:46
+2
Ну да, герой может бросить милую девушку, страстно полюбив роковую красавицу, а потом из-за слабости к автомобилям променять её на гоночный феррари, а его проиграть в казино. Может совершить серию вот таких мудачеств. Но во всех пунктах мы должны видеть, что его выбор правильный и оправданный с его текущей точки зрения, что мы бы на его месте может быть так же и поступили. Мы же ведь играем за него. Если же он необъяснимо совершает неправильный поступок просто потому, что он вот такое быдло — наш с ним договор тут же рвётся :(
07:18
+1
С великим искусством Магии магия с большой буквы — сходу весь пафос дрянного фэнтези
Те в ответ демонстративно громко захихикали тавтология
много канцеляризмов, скучно, штампованно и вторично
D-G
17:33
+1
Жалкая попытка сыграть на теме Гарри Поттера. К большому сожалению, все что связанно с магическими школами сравнивают с работами Джоан Роулинг. Ваши персонажи не похожи на двадцатилетних студентов, такое ощущение, что им лет по 14-16. Да и что это за специальности для магического учебного заведения — логист и геолог? Очень растянутый текст, сильно провисает середина. Нагромождения прямых речей, приводят к тому что начинаешь терять смысл.
Загрузка...
Константин Кузнецов