Светлана Ледовская №1

​Стажёр

​Стажёр
Работа №56 Автор: Сереброва Екатерина

Она прекрасна и холодна. И безжалостна, и непредвзята. У неё нет чувства юмора, но она способна застать врасплох. От неё можно сбежать раз-другой, однако всё равно тебя настигнет, какую бы ты себе дистанцию не отмерил. Она неизбежна и неотвратима. Внезапна и ожидаема. Горька и сладостна. Добрая приятельница и страшный враг. Имя ей Смерть.

Он смотрит за тем, как Королева небытия работает. Как бережно протягивает свои тонкие мягкие пальцы смертному, как ласково накрывает балахоном его лицо. С этим человеком всё — Смерть выполнила свою задачу. Она надевает белые перчатки и царственно уплывает дальше. О дальнейшем пути души заботиться не ей, а наблюдателю.

Человеческая аппаратура замолкает. Люди-доктора выключили её, отметив в своих бумагах, что пациент мёртв. У Смерти тоже есть документ — один большой, нескончаемый список, постоянно пополняемый. Только вычеркнешь имя — на его место тут же встанут три новых. У наблюдателя тоже свои списки, но лишь по одному месту — этой самой больнице.

— Я умерла?

Вопрос заставляет его встрепенуться. Он засмотрелся на тело, что не заметил, как душа уже перед ним. Свежая, напуганная, плотной консистенции, ещё далека до прозрачности. Потому, видимо, и не верит в то, что теперь сама по себе.

— Да, — подтверждает он очевидное.

Душа оглядывается и тоскливо взирает на тело, лежащее на больничной кушетке. Чему тут печалиться? Славное путешествие же впереди! О чём он и сообщает.

— Путешествие? — скептически переспрашивает бывшая смертная.

— Да, безграничное, свободное — простор для выбора, — с энтузиазмом уверяет он. — И никаких тревог, волнений. Сплошной покой, иногда и наслаждение.

Душа явно не доверяет.

— Пойдём, я провожу. Тут задерживаться нельзя, — он улыбается как можно дружелюбней, а ему хмурятся в ответ.

— Нет. Я хочу остаться.

— Понимаешь, ты останешься и превратишься в мятежный дух. Начнёшь пугать смертных. Саму себя. Это никому не понравится, а изменить ситуацию сложно.

— Но я хочу поддерживать близких, — возражает та.

— Сперва ты их поддержишь, а потом запугаешь, они будут несчастны. Идём.

— Нет.

Он в озадаченности глядит на свою руку — что, неужели не нравится? А душа упёртая, не двигается с места и рассматривает своё тело. Пока она в точности повторяет прижизненный облик, но в скором времени от него ничего не останется. Души забывают, кем были.

«У нас сбой!» — раздаётся голос оператора.

Он вздыхает: не справился. Из стены выплывает сердитая Смерть.

— Ты понимаешь, что срываешь не только мою работу, но и всю систему? — отчитывает она его.

— Понимаю.

— Сколько раз просила лучше готовить стажёров, — ворчит та. Несмотря на злобу, Королева небытия остаётся прекрасной, считает он.

А душа, кажется, другого мнения. Пятится назад и отмахивается.

— Чур, меня, костлявая, чур!

— Вот так всегда, — жалуется Смерть. И стажёр с ней солидарен, но боится признаться. — Поздно открещиваться, милочка, назад дороги нет.

— Я хочу тут быть! — настаивает душа, хоть уже и не страшится.

— Видела бы ты этих блуждающих дармоедов вмиг бы передумала, — говорит Владычица. — Хелла, напомни мне ещё раз поразмышлять над экскурсиями к особо сварливым призракам.

«Это будет затруднительно и отнимет много времени, Госпожа», — отвечает ей оператор Хелла.

— Значит, найдём ответственного. Всё, просто позднее скажешь мне, чтобы я не забыла.

Залог слаженной работы всей команды — соблюдение всех инструкций и доведение каждого дела до конца. Таковы правила Смерти. Скорость важна, но качество страдать не должно.

— Теперь ты, — Королева снова говорит с душой, — не передумала?

— А что меня ждёт, если я пойду дальше? — ещё один типичный вопрос.

— Я ведь ответил, — не выдерживает он. Душа на него косится.

— Значит, недостаточно разъяснил, — отзывается Смерть стажёру в укор. Добавляет для души: — Путешествие ждёт. Однообразное временами, но никто не жалуется.

— Ладно.

Смерть протягивает одну белую перчатку. Душа принимает. Они берутся за руки и растворяются моментально. А стажёра перебрасывает в следующую палату.

***

Владычица уже здесь. На сей раз они прибывают даже раньше положенного. Смерть парит над пациентом-мужчиной. Стажёр в сторонке фиксирует свои недочёты.

Над телом смертного работают доктора. Королева бдит, но находит время и показывает стажёру на медицинский аппарат. Он кивает, вспоминая, что тот показывает жизненно важные данные человека. По нему можно точно сориентироваться, что пациент мёртв. Им со Смертью, конечно, и без того ясно, но стажёру зачем-то объясняли это на курсах подготовки.

Между тем, доктор возится с пациентом, активно копошась в его органах. Внезапно он задевает что-то не то, и аппарат указывает на перемены. Смерть уже спускается к лицу человека, чтобы заглянуть в его глаза и убедить в том, что пора. Она чуть раздвигает веки своими изящными пальцами и заставляет смотреть на себя саму душу умирающего.

— Пойдём со мной.

А дальше стажёр впервые наблюдает за самым чудесным явлением — преображением Смерти. Королева перенимает черты облика того смертного, что был близок этому человеку на кушетке. Угадать уже умершего родственника пациента несложно — душа приоткрылась, и вся судьба как на ладони. Кто был значимым, а кто нет. И вот, Владычица в образе седовласой мудрой женщины. Протягивает к смертному чужие руки, покрытые светлой кожей, а тот тянет свои. Но они не успевают соприкоснуться, как доктор применяет своё главное оружие — дефибриллятор для запуска сердца. Пациент снова дышит.

Смерть в истинном обличии разочарованно отлетает назад. Зависает над потолком, нервно теребя запасной балахон для души.

— Разве мы не идём дальше? — осведомляется стажёр.

— Наберись терпения, — бросает Королева.

Он и набирается, выжидая вместе с ней. Дело не закончено.

Неизвестно, сколько ещё врачи кропотливо трудятся, пока сердце смертного вновь не останавливается. Смерть повторяет предыдущие действия, проникая в душу. Она вынуждена проделывать то же самое, поскольку человек не воспринимает предыдущей попытки. Потому Владычица злится, когда доктора мешают естественному процессу — они сбивают ей всю систему. Медперсонал — главный враг Смерти и её стажёра, значит, тоже.

— Пора уходить, — шепчет Королева небытия не своими устами.

Пациент касается её рук. Смерть целует умершего в лоб. Опускает балахон. Надевает белые перчатки. Грозит стажёру костлявым кулаком и уплывает.

Он на сей раз не хочет оплошать. Терпеливо ждёт, когда душа объявится. А она оказывается лучше, чем видимое тело.

— Я в Раю? — взволнованно спрашивает мужчина.

— Нет, на промежуточной станции, — стажёр пробует неудачно пошутить. — Я провожу тебя до него.

— Это хорошо. Мои грехи, значит, прощены? — беспокоится душа.

Стажёр в ступоре.

— Ага, — только и выдаёт он.

Душа не очень довольна приёмом. Но, к счастью, смиряется быстро. Стажёр обвязывает себя и её белым поясом — перчатки пока не самое надёжное средство для перемещения.

И затем их переносит к Небесным Вратам. Душа переживает, но сама отвязывается и ступает к небесному распорядителю. Стажёр мнётся на месте, не зная, как ему вернуться обратно. Некто подходит сзади и отвязывает его пояс, что моментально возвращает стажёра назад в больницу.

***

Впереди новый пациент — парнишка. У него — пулевое ранение. Он ещё в сознании и бредит, пока врачи пытаются усыпить больного.

Смерть, конечно, на месте. Она недовольно цокает в ответ на опоздание стажёра. Тот удручённо кивает в знак признания вины. Что-то с работой пока не клеится.

Тем временем, смертного оперируют. И очень долго.

— А мы точно знаем, что он умрёт? — интересуется стажёр у Королевы.

— Точно, — равнодушно отзывается та.

— Исключений не бывает?

— Случается.

— А когда?

— Когда человек борется за себя, — Смерть удивлена. — Ты разве не изучал теорию?

— Изучал, хотелось услышать от первоисточника, — с улыбкой отзывается стажёр.

— Какая глупость. Ваши курсы я и составляла.

— Извини, — вздыхает он. Снова мимо, что за день такой? — Госпожа, а разве врачи не способны спасти? Я слышал от них эту фразу. И о них нет информации в учебнике.

Смерть задумчиво смотрит и отвечает:

— Они снижают риски, дают пациентам надежду. Но на самом деле абсолютно ничего не решают. Всё зависит только от того, кого оперируют. А доктора мешают скорее — и нам, и им. Особенно их техника сбивает моё внимание. Только я настроюсь на быстрый и безболезненный уход — люди заводят свои игрушки, осложняют умирающему весь процесс.

— Да, печально.

Смерть отворачивается, определённо давая понять, что наговорилась. Стажёр не пристаёт с другими вопросами.

Парень умирает, и они совершают свои обязанности. Королева уходит дальше, стажёр отвечает всего на один вопрос о факте смерти и преспокойно отводит душу к Небесным воротам. Бывший смертный ожидал своей гибели, но приятно удивлён попаданию в Рай. Стажёр за него также радуется.

И успевает к следующему.

***

Казалось бы, он, наконец, начинает справляться, но расслабляться рано.

Перед ним и Смертью новый пациент. Вокруг него много суеты, кто-то из медсестёр говорит об известности больного. Стажёру без разницы, за кем наблюдать. А вот врачи значительно нервничают. На мужчине макияж, много колец и украшений —странный вид, одежда нетипичная. Но, может, стажёр просто мало видел смертных?

Королева небытия готовит балахон. По ней легко понять, что пациент совсем безнадёжный. И действительно, проходит мало времени, когда очередной смертный «отходит» к их миру теней. Смерть склоняется, чтобы поцеловать в лоб — даже касание рук уже ничего не исправит. Она протягивает балахон, однако внезапно душа пробуждается раньше положенного. Да ещё как! Начинает брыкаться, визжать, что пугает саму Смерть. Она отстраняется, и душа прорывается мимо неё. Стажёр в шоке смотрит на прошмыгнувшего мимо него человека, похожего на призрак, но не ставшего им.

— Лови его! Они все бегут только через двери, схватим с двух сторон! — кричит рассерженная Владычица теней.

Стажёр пускается в погоню, Смерть парит по другую сторону. Но душа до того прыткая, хотя и следует только одной траектории, что догнать практически невозможно. Тем не менее, на повороте Королеве удаётся вовремя проплыть через стену и ухватить беглеца за руку, стажёр вот подвёл, не успел поддержать, и душа снова вывернулась.

Новый длинный коридор, человек неистово несётся, сам не зная, куда. Смерть в отчаянии бросает свой балахон в надежде так попасть, но тот, конечно, не достаёт цели. Она скрежещет зубами, стажёр впервые видит её такой и любуется. Королева бросает на него злобный взгляд. И тогда он, почувствовав прильнувшей силы, пересекает стену, догоняя беглеца, и кидается к нему. Стажёру не хватает нескольких миллиметров, он падает, но всё же касается лодыжки человека. Чувствует ускользающую плоть, которая вот-вот растворится, но по-прежнему принадлежит миру живых. Они со Смертью досадливо смотрят на то, как душа, победоносно вскинув руки, пританцовывает и резко исчезает.

Неторопливо стажёр и Королева возвращаются к нему в палату, где опытный врач, конечно, уже применил своё главное оружие и привёл странного мужчину в чувство. Смерть, однако, не устраивается в ожидании неизбежного, а парит к другому. Стажёр в недоумении следует за ней.

— Так, значит, они всё-таки могут спасти человека? — спрашивает он походу.

— Могут, — угрюмо отзывается прекрасная Владычица, глубже кутаясь в свой балахон.

— А как душе удалось сбежать? Что с ней было?

— Клиническая смерть — так они её называют, — небрежно бросает она.

— И если бы врачи не успели, то душа не справилась бы?

— Задаёшь слишком много вопросов, — с назиданием отвечает Смерть. — Уймись и занимайся делом.

Они прибывают в другое помещение, стажёр расстроен и даже немного обижен. Он ведь был прав, почему его не поощрили?

***

— Соберись, последний за эти сутки для тебя, — сердито шепчет Смерть и занимает свою позицию.

Стажёр устраивается на место наблюдателя. Ему по-прежнему обидно, но он держит это при себе. На койке пациентка — молодая девушка. В разгаре какая-то операция, однако практически сразу медицинский аппарат издаёт противные звуки, врач берётся выполнять массаж сердца, а Смерть быстро исполняет свой ритуал. Сейчас она точна, как никогда, возможно, даже слишком поспешна.

Стажёр достаёт белый пояс, однако Королева забирает его. Похоже, она и вовсе собралась завершить всё сама. Он расстроен, но что поделать? Может, больше ему вообще не разрешат здесь появляться и отправят на другую работу. И мечте трудиться бок о бок с Владычицей теней наступит конец. Роптать тут не принято, стажёр почти сдаётся.

Душа возникает. Время прощаться. Смерть протягивает ей перчатку.

— Это я? — в шоке оглядывается душа на своё тело.

— Ты. Но не нужно расстраиваться, впереди путешествие длиной в вечность.

— А я не хочу уходить, — пространно проговорила душа.

— Лучше сделать это сейчас, чем застрять в виде субстанции, причиняющей другим вред.

— Но я не могу. У меня дети, больше никого у них нет, — слезливо просит она.

Смерть держит перчатку и явно начинает злиться.

— Мы не даём вам, глупым людям, выбор, а констатируем уже свершившийся факт — в чём сложность? — раздражается Смерть.

Стажёр не ожидал увидеть, как плачет душа, но именно это и происходит. Ему жаль её, он выходит вперёд.

— Ты не бросаешь своих деток, — произносит он, несмотря на молчаливые протесты Королевы, что отмахивается от него. — Их ждут долгие, счастливые жизни, — говорит стажёр, хотя знать наперёд судьбы живых ему не дано.

— Правда? — душа немного успокаивается.

— Правда, — стажёр обнимает тревожную мать. Надевает на себя и неё пояс, они вместе отправляются к Вратам.

Перед возвращением стажёр переживает, что теперь его не просто выгонят, но и накажут за инициативу. Отправят назад в общее скопление всех неприкаянных, ожидать своей участи...

Однако вопреки опасениям, стажёр попадает снова в больничное отделение. Его дожидается сама Смерть.

— Мы не закончили?

— Да, тебе предстоит ещё бумажная работа в нашем офисе.

— Так меня не исключат? — радуется стажёр.

— А должны? — усмехается Смерть.

— Я думал, не прошёл стажировку. Подвёл, нарушил правила...- признаётся стажёр.

— Кое-что действительно было не очень хорошо. Но последний случай убедил меня.

— И в чём? — робко уточняет он. — В том, что мне ещё нужно побыть стажёром?

— В том, что ты можешь справляться с этой работой, — он замер, боясь и подумать о лучшем. — Ты не стажёр больше, — протягивает Смерть свою изящную руку. — А мой ученик. Перспективный Жнец.

Стажёр пожимает протянутую руку с благодарностью и чувством облегчения. Надо же, ученик... Ученик самой Смерти!

+4
656
Ve
16:43
Про слог: текст показался мне суховатым. Мало образов и много действий. Сами по себе действия — это хорошо, но они, на мой вкус, должны быть в балансе с образностью. Иначе вы рискуете сделать текст просто текстом. Без жизни. Без красок. Без кино.

Про сюжет и идею:
Вы придумали и воплотили очень вкусную идею. Кто-то может сказать, что это уже было, но чего ещё не было? Тема, на мой взгляд, не заезженная, а достойных реализаций мало. Однако, опять же на мой вкус, главный герой в рассказе вышел слабым. Ему трудно сочувствовать, он не вызывает симпатии, а иной мотивации читать рассказ не предложено. Из-за этого то и дело хочется уйти мыслями куда-нибудь, подумать о своем. Но! Если доработать, то выйдет очень интересно!
Желаю успеха и доработать рассказ;)
14:57
«Мор, ученик смерти» Терри Пратчетта — недостойная реализация, да и вся серия в принципе? Да вы душой кривите.
Ve
14:06
Честно говоря, просто не читал эту серию, поэтому ничего не могу сказать.
Сугубо мое имхо — тема не заезженная, вот и все. Ну или я просто как-то случайно ее все время обхожу стороной)
15:52
"-ТЫ ДОЛЖЕН НАУЧИТСЯ СОСТРАДАНИЮ, ПОДОБАЮЩЕМУ НАШЕМУ.
-И в чём же оно выражается?
— В ОСТРОТЕ КЛИНКА".
Ликбез. Сэр Пратчетт надиктовывал свои произведения с 2012 года, потому что уже не мог печатать сам. Перестал это делать два года назад…
Я не знаю, какой мерой цинизма надо обладать, чтобы выкладывать на конкурс откровенный копирайт, да ещё и на эту тему… Простите, но это даже не фанарт, не дань творческому наследию: авторы обычно в своём произведении это озвучивают. Не интерпретация: идеи те же, что и у… В исходной книге. Разница только в половой принадлежности антропомоофного существа да обстановке.
Ve
16:57
Т.е. автор взял сюжет, героев и т.д. из книг Терри Пратчетта? О_о
18:03
Судя по вопросу, здесь будет очередной хайп на тему: «Это только твоё мнение! Забери его обратно!». Не заберу. Сравнивайте сами, пишите мне гадости, но хуже того, что сделал автор, Вы вряд ли мне сможете сделать. И, да, посмотрите на последнее предложение текста, а потом на мой первый комментарий. Мне тяжело это дальше обсуждать, извините.
Ve
18:14
Окститесь, сударь, мне даром не сдалось вас в чем-то переубеждать или писать вам гадости. Все что я сделал — это задал вопрос, а вы так бурно реагируете. Спокойнее нужно, спокойнее. Хотя, конечно, соглашусь: если автор сплагиатил, то позор ему.
А за «Мор, ученик смерти» спасибо, добавлю в список.
19:01
?
Это не Ваше дело, как мне нужно реагировать. Я расстроена и зла, и автор тому причина. После ухода Пратчетта, который некоторым стал чуть ли не рекламой, я его книг не читала год. Просто не могла. Сейчас опять реву. Блин.
Ve
22:44
+1
Справедливости ради: Начал читать «Мор, ученик смерти». Так вот: данный рассказ с уверенностью назвать плагиатом лично я не могу. Да, они похожи, но не до плагиата. Разводить баталии не хочу, но коли тут поднялась эта тема, которую отчасти спровоцировал я, то решил отписаться. Вот.
Автор, если вы не знакомы, с этим произведением, то советую его прочитать. Во-первых, довольно интересно. Во-вторых, вы можете многому научиться (особенно полезно при условии схожести тем).
Ну и опять же, справедливости ради: если вы знакомы с этим произведением и вы умышленно взяли эту тему у Пратчетта, то судить вас не мне, но это нехорошо.
Гость
12:37
Ну, неплохо. Читалось легко, были ошибки, но не серьезные. Вот только сюжет слабоват, а идея, напротив неплохая. Но, неужели для того, чтобы завоевать расположение Смерти нужно лишь лгать душам?
18:49
пока врачи пытаются усыпить больного усыпляют собак и кошек, неудачно подобрано выражение
в целом ровно
5-
D-G
17:15
Тема интересная, но зачем было придумывать какую-то Королеву? Можно было бы просто сделать Смерть и Смерть стажер. Что это за больничка, где все, ну почти все мрут? А подлые врачи допускают на операциях фатальные ошибки и всех усыпляют? Идея хорошая, но продуманно не до конца.
17:04
+1
Ну, если быть откровенной, это не рассказ. Это несколько статических зарисовок, объединенных одними и теми же главными героями — смертью и стажером.
А вообще, лучше в ближайшие сорок лет не брать за основу именно такой образ загробной жизни, потому что шикарную антропоморфную персонификацию Смерти и видения, что собственно происходит после конца жизни, нам подарил сэр Терри Пратчетт («Мор — ученик смерти», «Мрачный Жнец», «Санта-Хрякус»).

Тем, кто знаком с творчеством этого писателя (а таких людей немало), идея текста может показаться плагиатом.
В целом же написано ровно, приятно.
04:47
Я — автор рассказа. От всей души хочу поблагодарить тех, кто оставил положительные отзывы и тех, кто дал адекватной критики — и те, и другие дают возможность двигаться вперед, а это важно. Что-то из замечаний я, безусловно, учту.
Что касается Терри Пратчетта — я знаю его имя и даже название этих книг, но не довелось прочитать ни одной. Хороших книг очень много и невозможно прочитать все. Обвинения в плагиате в конкретном случае считаю глупостью. Как минимум, голословными. Тема смерти, как и рождения, любви — базовое состояние всего живого, обладающего разумом. Человека прежде всего, конечно же. И рассказы, основанные на этих категориях, не могут считаться первичными или вторичными (есть одна-единственная книга, которую можно назвать первичной), а уж тем более плагиатом. Естественно, каждый из нас, даже того не осознавая, может случайно написать нечто похожее на его любимую книгу или много разных. Просто потому, что всё уже написано до нас. В мой рассказ изначально была заложена идея стажировки — сугубо из моего личного опыта. Уже после появились мистические образы и всё остальное. Ну а персонаж Смерти появился у меня в самом первом рассказе, еще лет в 11, и вот теперь ее, в ином воплощении, возникло желание взять снова. Я это пишу к тому, что вложила душу в свой рассказ и, безусловно, мне было очень тяжело, не имея возможности ответить, читать голословные обвинения в свой адрес. Единственный плюс из ситуации — я поставлю Пратчетта на одно из первых мест тех писателей, кого хочу прочитать.
И да, я прекрасно понимаю, что до этого великого писателя мне пока далеко. Но кто не мечтает стать «классиком литературы»? :)
Загрузка...
Илона Левина №2