Светлана Ледовская №1

​Инкуб

​Инкуб
Работа №62 Шишин Андрей Владимирович

Хотите, чтобы я рассказал вам историю, которую, я уверен, вы и так все знаете? Ну что ж..., ладно.

Родился, как большинство, в Преисподней. Никаким мессией стать не должен был, и в телах людей не воплощался. В блошином конце квартала Искушений мать срыгнула меня прямо на мостовую. Мама отличалась у меня особым строением тела и его красотой. Я же вышел, как все. Обычный такой сморщенный демоненок.

Рос, учился в школе. Всё как у всех. Со своими взлетами и падениями. О падениях говорить не буду, их было много. А вот взлеты, в силу того, что взлет был всего один, назвать его будет не сложно. Да-да, я тот самый демон, занявший почетное четвертое место в олимпиаде по скорочтению среди демонов. Всё, конечно, благодаря тому, что чтение в школе и не преподавали, только задания на дом задавали, да и те не проверяли. В силу этого и того, что большинство демонов в преисподней вообще читать не умеют, не то что быстро, я и поднялся так высоко.

После получения заветного четвертого места мне казалось, что весь мир у моих ног. Но учеба прошла, взлет казался мимолетной фантазией или редким воспоминанием. В то время как настоящее постучалось в дверь нашего дома повесткой, призывающей к службе в легионе. Тут-то рога на моем загривке и встали колом...

Чтобы отсрочить вековую службу в легионе, мама протолкнула меня в свое учебное заведение. Она суккуб с большим опытом за плечами и считается чуть ли не легендой в преисподней. Множество мужчин пало у ее ног.

Поступил я на факультет мало популярный среди собратьев демонов, если не сказать совсем не популярный. Но это был факультет моей мамы, курсы обучения суккубов и инкубов вела именно она. Вот на специальность инкуба, как вы догадались, я и поступил.

В моей группе было всего полтысячи демонов, что для приличного демонического вуза является едва ли достаточной цифрой. Но мама все вопросы утрясла, и мы начали учиться. Девочки-суккубы с параллельного потока всё время хихикали над нами и подтрунивали, то и дело пытаясь на нас опробовать свои чары. Из-за этого, кстати, многих будущих инкубов исключили — за то, что поддались их чарам. Я же решил для себя быть тише смерти ниже магмы. Учился и не отсвечивал, ни во что не ввязываясь.

То небольшое число друзей, что у меня было с детства, почти всех их загребли в вековую службу легиону. У них таких связей как у меня не оказалось. С оставшимися же друзьями я любил часто зависать в котельных клубах, где можно было истязать обреченных на вечные муки грешников. Это было очень весело, но из-за этого я пропустил почти весь курс физической подготовки.

Мама, когда узнала, чуть не испепелила меня на месте. Позже она все-таки договорилась с преподавателем, что я напишу ему реферат о полезности кровавой резни и о главных правилах мучительной казни.

Если реферат о кровавой резне мне дался не так легко, то о мучениях благодаря котельному клубу, я знал всё и с легкостью написал этот реферат на отлично. И в основном благодаря ему (и конечно моей маме) я получил заветный зачет.

Так прошло мое первое десятилетие обучения. За это время я, наверное, научился только одному — впредь не прогуливать занятия.

На втором десятке занятия нашей группы стали совмещать с группами с других потоков. Это были и уже знакомые нам суккубы с параллельного потока, и не знакомые доселе учащиеся иных специальностей. Мы слушали лекции о слежении с демонами-соглядатаями. Лекции о влиянии на людей с потоком фурий (они очень шумные). Но самое страшное было, когда мы попали на лекцию о внушении с пятью тысячами карателей.

Каратели хищно смотрели на нас и о чем-то перешептывались. После лекций некоторых инкубов находили избитыми в туалетах. К концу десятилетия учебы избиения почти прекратились, но они всё равно постоянно зубоскалили и издевались над нами. Говорили, что инкубами становятся только такие заморыши как мы, которых и демонами называть не стоит. Было обидно, но мне до сих пор кажется, что это правда.

За второе десятилетие я уже больше стал понимать, что говорили на лекциях, а еще я научился не отвечать на нападки со стороны всяких грозных психов.

Третье десятилетие не задалось практически с самого начала. От нашего учебного заведения должна была направиться делегация преподавателей и самых лучших учеников на международный семинар по вопросам современной демонологии «Демон-20666».

Самыми лучшими учениками, разумеется, стали дети владельцев вуза и самых значимых преподавателей. Я попал в их число, хотя и учился средненько.

На конференции мне было не интересно и, вместо всяческих семинаров и сессий с именитыми демонами в своей области, я общался только со стаканом в местном баре. В конце дня, когда я уже изрядно набрался, в бар пришел знаменитый эльфийский демон Авурииль, с его двумя изящными горящими зеленым огнем клинками «Эльфорубами». Каждый раз, когда один эльф убивал другого эльфа, эти клинки насыщались силой. Именно этот демон отвечал за все братоубийственные эльфийские войны. Он же стал так знаменит благодаря его безупречно воплощенному плану по расколу эльфов на темных подземных и светлых лесных. Во времена тех кровопролитных войн Авурииль стал главой своего направления.

От осознания того, что мне вряд ли когда удастся стать столь же великим как он, обучившись на инкуба, я не удержался от язвительной колкости в его адрес:

— Твои мечи, поди, только для эльфов опасны? А любому другому приличному грешнику и кожи не надрежут?

Я быстро понял, что совершил глупость, когда длинные брови Авурииля загорелись тем же зеленым пламенем что и клинки. Он быстро подошел ко мне и, обнажив клинки тихо сказал:

— Хочешь проверить?

Может быть, на эльфов он и мог произвести впечатление, но я, будучи в изрядном подпитии, вместо ответа сделал быстрый выпад в его сторону.

Мой кулак, словно молния пронзил пространство и время. Совершив в воздухе мертвую петлю обманного жеста, он устремился четко в цель. От такого смертоносного удара не было спасения ни у кого...

Конечно же, я промахнулся мимо его головы. А вот рукоятки его мечей вбили меня в пол настолько быстро, что я даже не заметил, как оказался на полу с головной болью. Наверное, он должен был меня на месте убить. Но тут подоспела моя мама, и я пожалел, что он меня не убил.

Она окутала его своим вниманием, отвела в сторону от меня, и через десять минут они вместе уже весело хохотали и целовались.

Семинар закончился для меня новостью о том, что скоро у меня появится новый братец. А по прибытию домой в вузе меня даже наградили за отлично проявленные театральные навыки против именитого демона с целью пополнения своего рода новым поколением с хорошей родословной. У меня из хорошей родословной была только мать, но я определенно пошел не в нее.

В остальном, третий курс прошел для меня под лозунгом — впредь держи язык за зубами и не налегай на спиртное.

Весь четвертый курс я занятия не посещал. Мне всё ставили автоматом, потому что я сидел с новорожденным зеленоглазым братиком и ухаживал за ним. Менял сожженные его отрыжкой постельные принадлежности и играл в детские развивающие игры, попутно обучив его говорить на четырехстах пятидесяти восьми тысячах языков и наречий. Парень оказался и правда, смышлёный. Но его зеленый испепеляющий взгляд не раз проделывал во мне зияющие дыры.

Родственники, что приходили на обряд его инициации, отмечали хорошую мою работу в качестве сиделки. Я никак не мог взять в толк, правда ли они меня хвалят, или просто издеваются надо мной.

В любом случае, для себя я вынес много полезных в моей будущей профессии навыков. Научился воплощать и предвосхищать желания.

Всё пятое десятилетие нам отвели на подготовку дипломной работы. Мы должны были собирать информацию по придуманной теме. Проходить практику, заниматься изучением собранного материала и его анализом. Пару раз я посетил молодежный клуб «Содомия» и решил, что знаний, полученных там за два раза, для меня исчерпывающе много. Всё остальное время я ходил в свое удовольствие издеваться над грешниками. А еще однокурсники подсадили меня на новое веяние. Нужно было играть в земные компьютерные игры и быть максимально токсичным — мешать людям играть и всячески над ними издеваться. Это и правда было очень весело. Великим демоном я от этого, конечно, никогда не стану. Но чувство собственного великолепия после каждой игры было на высоте.

За девять лет меня везде, где только могли, забанили ангельские приспешники. Я поклялся им отомстить, но уже через месяц об этом успешно забыл, вспомнив вместо этого о своем не начатом дипломе.

Страх раскаленной магмой потек по моей спине и подмышкам. Но вскоре я нашел гениальное решение. Я тотчас направился в цех с котлами для грешников. Нашел закуток с магматическими батисферами, в которых вертелись писатели, писавшие свои книги при помощи алкоголя и наркотиков. В этой постоянно вертящейся батисфере они не только варились как в котлах, но и постоянно блевали и терялись в пространстве. Изумительное зрелище. Вообще таким способом написания книг, они еще при жизни на нас работали чаще всего, руководствуясь тем, что мы им шепчем в таком состоянии. И поэтому иногда из батисфер разрешалось даже выводить писателей погулять. Чем я и воспользовался. Выпустив двоих именитых писателей наркоманов из батисфер, я потребовал, чтобы они написали для меня диплом по заданной теме. Справлялись они из рук вон плохо. Мне пришлось, скрипя зубами, достать для них наркотики. Всё-таки грешники неисправимы. Но по партнерскому соглашению с небесами после наказаний мы обязаны выпускать их в жизнь, где их уже попытаются исправить ангелы. Как у них это иногда получается, я не знаю. Да мне и неинтересно, в аду главное наказывать.

Принеся в назначенный срок свой диплом, я вдруг понял, что он там никому не нужен. Но почему-то и без него никак. Потом они стали задавать мне вопросы, но ответы не слушали. И вообще вся эта сдача диплома показалось мне изощренным видом пытки, в котором с тобой говорят, от тебя что-то хотят, спрашивают, но при этом ни капли не слушают. В момент, когда я был обозлен настолько, что готов был броситься на преподавательскую комиссию, они вдруг закончили с распросами и поздравили меня с прекрасной сдачей диплома...

За пятый курс я научился делать всё быстро. И использовать всевозможные лазейки для достижения цели.

— И что было дальше?

— Дальше? Ну, дальше я попал в мир полный возможностей, где каждый может быть тем, кем захочет. Где от безличия до величия один крохотный шажочек... Вы это хотели услышать?

— ...

— Простите, не удержался. Когда я пошел искать работу, я понял, что никому не нужен человек без опыта, да еще и с не соответствующей работе специальностью. Инкубом не очень хотелось быть, но я всё же пошел пытать счастье с работой соответствующей специальности. И знаете, что я обнаружил?

— Что?

— Инкуб никому не нужен! Это раньше профессия считалась престижной. Люди с этой специальностью ходили, совращали умы правителей, политиков, видных деятелей. А сейчас? Инкубы нашли простой способ совратить всех, и теперь вся работа в руках пары дьявольских корпораций. Одни совращают умы священников, другие преподавателей. И всё.

— Так почему вы не нашли работу у них?

— Они и так каждое столетие сокращают свой штат. Новых там не набирают совсем. Всё потому, что пара преподавателей и священник совратят умы целых поколений, проделав за десяток лет больше работы, чем раньше один инкуб за тысячелетие. А потом эти извращенные умы выдвигаются в политики и становятся видными деятелями, и выбирают их другие извращенные души.

— И так вы попали к нам?

— Ну, не то чтобы прям «так», я и раньше смотрел на вашу структуру с уважением. Мировой бренд, филиалы в каждом городе и даже деревне. Уважаемая фирма с очень древней, как сама преисподняя, историей.

— Ну что вы, что вы. Приятно, конечно, но это не совсем так. Впрочем, не буду ходить вокруг да около, вы нам и правда подходите. Мы, если честно, уже очень давно набираем в штат людей вашего образования, сразу на позицию старшего продавца. Как вам перспектива сразу перескочить через одну ступень в карьере?

— Звучит очень здорово! А почему?

— Люди с вашим образованием и качествами как нельзя лучше подходят нашей фирме. Сеть лавок чудес «Небесный баловень» всегда нуждалась в существах, способных предугадывать желания, умело рекламировать ассортимент чудес и, в случае чего, находить общий язык с самыми нерадивыми клиентами. Сами знаете, как это бывает. То им покажется, что чудо оказалось не тем, что они хотели. То увидели, что у других чудо лучше. То им кажется, что оно не так работает, и они начинают звонить в нашу техническую службу. На должности старшего продавца вы будете курировать все подобные случаи и решать вопросы с проблемными покупателями. Вам нужно будет наставить их на путь истинный и дать понимание своего чуда.

— Звучит неплохо.

— Именно. Для человека с вашим багажом знаний это будет проще простого. Если вас всё устраивает, подпишите здесь, и уже завтра выходите на работу. Корпоративная белая форма и нимб с именем будут ждать вас в вашем шкафчике.

— Спасибо вам большое! Именно об этом я всегда и мечтал!

Белый балахон удачно скрывал в себе проступающие из тела шипы. Нимб поглощал вспыхивающее от ярости на покупателей пламя, исходящее из загривка. А хищный оскал, готовый порвать человека на части, стал частью имиджа и дежурной улыбкой на всех стендах и плакатах торговой сети лавок чудес. Всё и все на своем месте.

Разве не так?

0
497
20:48
много канцеляризмов
опять поделка под юмористическое фэнтези?
как суккуб могла забеременеть от эльфа?
и разве это не гоблины зеленые?
D-G
10:57
Слабо… Лучше бы ЛЕГИОН наоборот, был бы местом куда хочет попасть каждый демон и ради этого учиться целый век. Больше деталей. Эльфы — Вы серьезно???
16:09
Ну… Я думала, речь про Почту России )
Загрузка...
Илона Левина №2