Эрато Нуар №1

Н.В.

Н.В.
Работа №66 Автор: Помазунова Татьяна Николаевна

«Долг писателя — не одно только доставление приятного занятия уму и вкусу; строго взыщется с него, если от сочинений его не распространится какая-нибудь польза душе и не останется от него ничего в поучение людям»

Н.В. Гоголь

В одном из обыкновенных домов, «многоквартирных» скворечниках, в которые если приглядеться, можно увидеть, как и кто проводит вечера, и вся их жизнь выставлена на показ, в одном из самых обыкновенных окон горел свет после полуночи. Там наслаждалась чтением девушка молодых лет. Странно теперь, скажите вы, молодая с книгой, а вовсе нет, как было, так и осталось. Кто-то читает, кто-то пишет, а кто-то занимается иными делами, только дела на протяжении веков меняются. Вот и в современном мире другие дела есть, помимо чтения, и осуждению думаю, их подвергать не стоит. По мне, так если бы и в прошлых веках телевизоры с «интернетами» были, такая же точно история была бы, как и сейчас. Все вечное движется по кругу, но прогресс есть прогресс.

У девушки же, из обычного окна, дел было не так много, а чтение было одним из любимых занятий. Позволить себе оказаться где-то в старом Петербурге, или в настоящей русской зиме, она могла только так. Да и современный мир ее все чем-то не устраивал, то слишком мрачно, то слишком не справедливо, ну как и любого творческого человека. А творчество свое данная личность выражала в написании коротких рассказов. Если строго не судить, то рассказы были интересные, где-то даже захватывающие, но опытному взгляду сразу было бы видно, что написано «молодо-зелено», без опытно еще. И понятное дело, мечты ее были о писательстве, с самого детства увлекалась она этим трудом. А вдохновением ее был, всем известный Николай Васильевич Гоголь. Много ли раз перечитывалась его биография, и излюбленные произведения, говорить даже не стоит, по сто раз точно.

Тем не менее, талант ее лежал на полке, все больше покрываясь пылью от нелюбимой офисной работы, утреннего нежелания вставать, общественного транспорта и ненавистных коллег и прочее прочее...

Спасала девушку ее дружба с очень харизматичной девчушкой, которая все твердит, что в жизни надо уметь добиваться своих целей. Подруга была для нее отдушиной среди прочих забот.

И так как было излюбленное их время года, а именно зима, то облюбовали они местечко в местном кафе. Большие окна, новогодние фонарики, салфетки, снег идет, все как полагается. Эта обычность и доставляла необыкновенное чувство счастья, если конечно не называть все это «приторным» и «приевшимся». Не приедается снег за окошком, за любимым столиком. В один из таких вечеров, наша героиня встречалась со своей подругой, обсуждая мир, небытие, красоту, простоту и различные смыслы. Кстати говоря, о простоте и красоте, героиню нашу звали самым, что ни на есть обыкновенным именем Зина.

— Что ты так пристала к своей работе? Если не любишь, зачем ходишь туда? Это же как каждый раз сутра в яму прыгать, ну раз, два, ну неужели нравится тебе эта яма? — критиковала подруга Зину.

— Нет, Илюхина, не нравится — отвечала Зина своей подруге, которую называла всегда по фамилии, и только в исключительных случаях, когда действительно что-то серьезное, по имени.

— Вот, Зинка, у тебя талант писательский есть, напиши что-нибудь, издай хоть рассказик маленький

— Не понимаешь ты, а что если не примут, а что если еще хуже, не почувствуют, не поймут, душой не проникнутся, отклика человеческого не будет? Что же тогда?

— Не попробуешь, не узнаешь! — Илюхина прищурила взгляд и надула без того пухлые щеки.

Тут-то Зина обмолвилась о конкурсе, где нужно написать рассказ в фантастическом стиле, отправить и всего-то ждать, и может тогда услышат, оценят, поймут. Спорить с Илюхиной теперь было бесполезно.

— Пиши! —убеждала она.

— Гарри Потер, известная книга, прекрасная фантазийная!- Зина перебирала в голове хорошие истории

— Ну ты о своем герое пиши!

-Мой герой...

И тут же в голове ее всплыл образ Н.В. Гоголя, весь такой фантастичный, окруженный нечестью из других миров, не видимой обычным людям и спасающий весь мир при помощи волшебного пера.

— Мой герой — Николай Васильевич!

-Ну, Зина, Гоголь, не то чтобы не тот о ком нужно писать, он замечателен, но все же ты еще подумай...

— Нет, Илюхина, спасибо, решено!

В бреду, лепетав что-то, наша героиня побежала домой. "Гоголь, Гоголь, я буду писателем, может не такой замечательной как Вы, но хотя бы чуть-чуть, меня услышат, меня поймут«,-мечтала Зина.

Илюхина, так и осталась сидеть рядом с заснеженным окном и неоплаченным счетом за кофе будущей писательницы.

Просидев оставшийся вечер и почти всю ночь, краткий рассказ около пяти-шести страниц был почти готов, не хватало лишь финала. Худощавая девчонка спала прямо на столе, проспав работу, на бегу одеваясь, она мчалась к офису.

В голове ее крутилось: «Сейчас нужно подойти к начальству, объяснится за опоздание».

— Здравствуйте, простите, так получилось, что я ... — Зину прервали на полу слове.

— Девушка, а Вы кто? — начальник грозно смотрел на нее.

— Кто я? Зина я! Вы меня не узнаете?

— А, Вы! Зачем Вы снова здесь, Вас уволили уже пол года назад, что Вам опять нужно? — он был тверд и зол.

— Как уволили? Я только вчера была здесь.

-Уходите и как можно скорее.

Ничего не понимая Зина подошла к коллеге, с которой поддерживала теплые отношения, но не успев ничего сказать, коллега начала первой:

— Ты что, опять к нам захотела?

-Я не знаю — отвечала растерянная девушка

— После твоего шикарного увольнения, даже я захотела уйти

— Как я ушла, не напомнишь?

— Ты что память потеряла? — коллега округлила глаза, в этот момент ей пришлось уйти, по срочному вызову к начальнику.

Зина брела все по тому же заснеженному городу, как и вчера, но не понимала абсолютно ничего. Заметив свое любимое кафе, она еще больше смутилась, название было тем же, но вместо кофе, там делали маникюр и прически.

Зина рассуждала у себя в голове, идя дальше по улице: «Что происходит, вроде бы все так же, но совсем иное. Номера автобусов такие же, а автобусы другие и едут не туда».

Клуб «Морозко», название ей понравилось, и потому, зайдя внутрь, за столиком возле окна Зина увидела свою подругу.

-Ты что куришь? — вскрикнула Зина.

— Тебе что надо? Сто лет тебя не видела и еще столько бы не видеть — Илюхина сказала эту фразу с ненавистью и злостью.

Даже не пытаясь, что-либо выяснить девушка побежала домой. Бродив в поисках собственного подъезда, она не заметила, как наступил вечер и на город опустилась темнота. На улице не было ни души, уже подходя к двери домофона, она услышала рык. Обернулась. Никого. Снова рык и вдруг прямо перед ее лицом, худое создание с огромными желтыми клыками, длинными руками и хвостом. Оледенев от страха, Зина попятилась назад, чуть не упав, кто-то дернул ее за руку, и они уже бежали. Человек впереди, она следом и странное создание, на удивление медленное, сзади.

Уже задыхаясь, они забежали за поворот, нырнули в мокрую дверь и, пройдя по темному коридору, вышли в небольшую комнату. Кровать, стол, два стула, тумба и окошко с желтыми занавесками, старые стены и низкий потолок. Все именно так и представляла девушка, было в «старопитерских комнатушках классиков».

Когда, наконец, ее спаситель повернулся к ней лицом, Зина обомлела, Н.В. Гоголь собственной персоной прямо рядом с ней.

— Ты еще не знаешь, что по ночам здесь ходить опасно, думал, ты догадаешься уже, ну что ж присаживайся, чаю пей — говорил Николай Васильевич.

— Как это возможно? — Зина тихонько опускалась на стул, не отрываясь от Гоголя

— Долго объяснять... Так, ты удивила меня своим рассказом, где я стал главным героем, сражаясь со злом, я понял, что именно ты, можешь мне помочь

— Помочь чем, где мы?

— Мы сейчас в моем мире.

— Загробный мир такой?

— Загробный? Нет, После того, как я умер, я попал сюда, кто-то попадает в Рай, кто-то в ад, а кто-то сюда — вздохнул Н.В. Гоголь, — здесь все достаточно просто. Есть зло, есть добро, и те и те сосуществуют, однако ночью злодеи норовят напасть и уничтожить. Для этого есть я. Вся моя последующая жизнь заключается в охране порядка.

— А причем тут я, как я сюда попала, я что умерла?

— Нет, ты жива, я призвал тебя сюда, это в моей власти, зло так же может пробираться в ваш мир, так что помощь мне и в твоих интересах тоже, хотя в твоем мире они не так опасны, как здесь. Они принимают различные облики, или приходят как тени, пытаясь навредить и у вас. Тебя я вызвал, как уже сказал, благодаря твоему рассказу, я оценил тебя, ты необыкновенно добрый человек и умеешь верить. И к самой сути, после неоднократных моих болезней, зло укрепилось и образовало группировку, во главе с женщиной — Николай Васильевич скривился в лице, — Женщина эта сильна и очень зла, организовав этот притон, она собрала сильнейших бойцов.

На секунду, он замолчал и уставился в окно, его облик, он сам, вот он здесь рядом и просит помочь.

— Я согласна — заулыбалась Зина.

— Я не спрашивал твоего согласия.

Зина примолкла, он всегда представлялся ей именно таким.

— Зинаида Михайловна, чтобы одолеть врага, нам тоже необходима команда, и после мы должны отправиться в логово врага как можно скорее.

— Да Н.В. вперед!

— Приятных снов, дам Вам эту ночь, ни в коем случае не смотрите ночью в окна и не открывайте дверей.

Встревоженная чувством долга, она легла на кровать. «От чего же в окна-то смотреть нельзя?», — с этой мыслью она и уснула.

Утром Н.В. уже ждал ее, они отправились в небольшой парк. Здесь стоял маленький домик.

— Эй, лесничий выходи...Выходи!- прокричал Гоголь.

Еще немного и из домика вывалился пухлый мужичок, с бородой и сильными руками.

— О, а это? — застопорился лесничий

— Знакомься, это Зинаида Михайловна — пояснял Николай Васильевич

— Ярик — лесничий — представился мужичок

По взгляду Ярика было видно, что он испуган. И в голове Зины пронеслось: «Как его здесь все боятся, видимо уважают очень».

Пройдя парк, мосты, разные дома и магазины, они, теперь уже втроем, вышли во двор. Зашли в один из четырех этажных домиков и Н.В. Гоголь позвонил в старую дверь. Открыла сгорбленная женщина, лет семидесяти — восьмидесяти, в платьице и с жемчугом на шее.

— Собирайся, Софа — объявил Н.В.

— Все уже готово, а это? — прохрипела старушка

— Эта наша девушка, Зинаида Михайловна.

Женщина захлопнула дверь, и вышла спустя пять минут.

Выйдя из дворика, они зашли в какой-то бар, из которого Н.В. вынес клетку, накрытую тряпкой. После чего, они заглянули в детский садик, навстречу им выбежал мальчишка резко остановился и уставился на всю команду.

— Пойдем, мы уже все собрались, а это вот Зинаида Михайловна — снова представлял нашу героиню Н.В. Гоголь

— Здрасте! — заулыбался мальчик.

Он был светлым, голубоглазым, в миленькой рубашке.

Таким составом команда вошла в большой зал, где было множество стульев и кресел, все расселись поближе друг к другу, посередине Н.В. поставил клетку.

— Николай Васильевич, что там за птичка? — интересовалась Зина

— Это наша помощница, умница и красавица, без нее мы не справимся, принцесса наша — он умилялся ею, — придет время и она примет человеческий облик, нужно ждать.

— Вроде как, царица-лебедь?

-Я что Пушкин что ли, людей в лебедей обращать — Гоголь глянул на часы и скинул тряпку.

Там было что-то вроде птицы, но почти без перьев, с острыми когтями и клювом с клыками. Зина вздрогнула, пробила полночь, и из клетки вышло это подобие птицы. Тут же скинуло с себя это обличье, и перед ними стояла прекрасная молодая девушка, в длинном наряде, с блестящими волосами, глаза ее сверкнули и она произнесла:

— Здравствуйте, Зинаида Михайловна

— Здравствуйте — промолвила Зина.

Обведя комнату взглядом, она увидела, как изменились все

***

Лесничий вдруг вырос раза в два точно, вширь и в высоту, это стал огромный мужчина с брутальным взглядом и огромным топором. Сгорбленная старушка преобразилась в молодую девушку, яростный взгляд, высокие сапоги и плащ предавали ей еще больший облик супергероини. А вместо мальчика стоял худощавый юноша лет восемнадцати, очень высокого роста, Зине он напоминал мушкетера, только без шляпы с пером. И только Николай Васильевич Гоголь остался все таким же, хотя для Зины, его облик всегда был героическим. После недолгих обсуждений, порешили идти прямо в логово злодеев.

А логово, как и полагается, представляло собой высокую башню, без окон и дверей, окруженную рвом.

Пробираясь тихо и незаметно, Н.В. вдруг остановился:

— Стойте! Будет пожар!

И вода вспыхнула огнем, как только они приблизились ко рву. Без разговоров, мальчишка-мушкетер пробежал с огромной скоростью сквозь огонь, лесник срубил два ствола, один перекинул через ров, натянув веревку, они перешли над огнем.

Зине это давалось не так просто, ведь у нее никаких суперспособностей не было.

Раскидав, слабую охрану у ворот, лесничий открыл их, вся команда попала внутрь. На них тут же накинулась целая армия тьмы. Сражаясь с ними, герои проявляли невероятную стойкость. Девушка в плаще наносила меткие, ловкие удары противникам. Армия зла же выглядела как обычные люди, только с безумно злыми глазами и различными видоизменениями: крылья, клыки, у кого-то был огромный рост.

Н.В. и Зина скрылись в каком-то тоннеле, Гоголь молчал.

— Скажите, Н.В., мы победим? — встревожено спрашивала Зина

— Все в конечном итоге будет зависеть от тебя — резко отвечал Гоголь, — несколько раз я пытался попасть в ваш мир обратно, но так и не смог, мое тело лишь шевелилось.

— Но зло ведь пробирается?

— Зло пробирается более просто, у каждого злого кто здесь живет, есть добрая копия там, в твоем мире, злодей пробирается в добрую копию, и она начинает болеть, ломать ногу, например, испытывать разные другие неприятности. Чем добрее копия там, тем злее она тут, но к самым добрым попасть трудно, легче к более злым, но тогда и в нашем мире копия добрее.

— Получается, что и у меня есть копия?

Н.В. ничего не ответил.

«Все их схватили, идем», — проговорил Гоголь. Направляясь по длинному коридору, они вышли к стене с маленькой решеткой, за ней была видна комната. Посередине стояло большое кресло, похожее на трон, спиной сидела девушка, а перед ней с побитыми лицами стояли герои, которых схватили.

— Где ваш предводитель? — грозно кричала девушка с трона.

Они молчали ей в ответ. Схватив за волосы героиню в плаще, ее ударили так, что она упала на пол.

— Н.В. почему мы не действуем? — тревожилась Зина

— Ждем птицу — Гоголь был неприклонен

— Но их убивают...

Тем временем героям доставались удары, но никто из них не сопротивлялся. Наконец, в комнату вошла эта странная птица.

— Идем — крикнул Гоголь.

Выйдя к своей команде, Зина и Н.В. встали перед ними. В тот момент у Зины быстро забилось сердце, обдало холодным потом, а по спине побежали мурашки. На троне, раздавала приказы она сама — Зина, точь в точь, как две капли воды, только глаза ее были налиты ненавистью. Когда она увидела Зину, вскочила с кресла и застыла, как вкопанная.

— Это что? Это как? — кричала злая Зина, она кинулась на Н.В. с кулаками, но он увернулся.

Схватил добрую Зину и приставил ей нож к горлу. Зина съежилась от страха, ей не верилось, что ее кумир мог убить ее.

— Выполняешь мои условия и получаешь ее живой — Гоголь был суров

— Бедная девочка, он запугал тебя окончательно, наговорил наверняка, что он добро, что ты будешь героиней, если поможешь ему. Зина, только посмотри, что он с нами наделал. Мы жили здесь в мире, немного зла, немного добра, все, как и в твоем мирке, люди здесь самые обычные. Вот только он — грозно смотрела злодейка Зина на Гоголя, — сделал нас такими, злыми, обреченными. Как ты думаешь, разве нужно было бы нам устраивать сражения? Войны? Он не говорил тебе, зачем мы сражаемся?

Зина отрицательно покачала головой, не поднимая глаз от пола.

— Не говорил, потому что, нет причины, мы не сумасшедшие, мы просто хотели жить нормально, выбор за тобой, будешь ли ты верить этому человеку или поверишь своим глазам.

Зина зажмурилась, как вдруг в ее голове прозвучал голос, приятный женский голос. Это была та самая птица. На самом деле способностью таких птиц, было перенесение людей из одного мира в другой, а так же мыслей и их полный контроль.

— Зинаида, сейчас я отправлю тебя в твой мир, там тебе нужно будет совершить семь злых поступков, как можно хуже, следом в тебя придет твоя злая копия, и дальше я сообщу, как ее уничтожить, теперь все зависит только от тебя — голос птицы перестал звучать.

Голова закружилась, и у Зины потемнело в глазах.

***

Очнувшись на своем столе, наша героиня подумала, что все это сон. Еще несколько минут подумав над всем этим, она встала, подошла к холодильнику, достала сырые яйца, открыла окно и швырнула одно, попав кому-то прямо по голове. Ей не было смешно, ей было печально, она кинула еще одно и попала по меховой шапке какой-то скорченной старушке, девушка почувствовала, что ее сердце всхлипнуло. В голове прозвучало «Раз», все тем же птичьим голосом.

Зина вышла на улицу. Пройдя к остановке, она сделала грубое лицо и влезла в маршрутку, толкая при этом ребенка, не уступив место пожилому мужчине с тростью, она уселась на свободное место и ехала с удобством, ей не пришлось снова стоять на холоде и ждать следующего транспорта «Два».

Выйдя рядом со своим любимым кафе, она засияла от радости, но тут же изменилась, вспомнив поездку. Зайдя внутрь, она заказала, как обычно, кофе. И его как обычно долго несли, но в этот раз она не стала ждать. Устроив скандал, она прокричала о долгом ожидании своего заказа, о грязном столике, недомытых ложках, и, в конце концов, припомнила крысу, которая пару лет назад накинулась на ее новенькие сапоги. Кричала, что подаст иск, что будет разбираться в судебном порядке. В этот раз ее обслужили по высшему классу, а после подошел мужчина со специальным удостоверением. Он оказался проверяющим, как раз в таких случаях. Позже кафе закрыли навсегда.

Зине нравилось, что в этот раз ей не пришлось терпеть все неудобства, но как больно когда любимое местечко перестает существовать, «Три».

Она пришла на работу. Кинув шефу бумаги почти в лицо, она заявила, что он самый ужасный руководитель. Жаловалась на зарплату, на условия работы, на его невыполненные обещания, а после прошлась по всему коллективу, с такой яростью, что одна из, как всем казалось, милейших женщин, схватилась за сердце. Будто атомная бомба, Зина рушила каждого своего коллегу. Как давно, она мечтала высказать все это им в лицо, выплеснуть всю ненависть начальству, кинув бумагу об увольнении, Зина вышла из этого здания с широкой улыбкой и наполненными злостью глазами «Четыре».

Она направлялась прямиком через дорогу, по которой бежал котенок. Что стоило, даже не очень доброму человеку, выйти на пешеходный переход, машина, увидев человека, притормаживает и котик жив. Комок стоял в горле «Пять».

Вот он милый, уютный дом ее близкой подруги, где они проводили вечера, играя в куклы, делая домашнее задание, обсуждая мальчишек, плача от горя, рыдая от радости. Любовь, ссоры, ближе казалось, у Зины и нет человека.

— Здравствуй, Зиночка — мама Илюхиной молода и красива, заботлива и хозяйственна.

— Привет — мрачно отвечала наша героиня

— О! Зина, рассказ дописала? — Илюхина нежилась перед телевизором со своим женихом. Они готовились к свадьбе уже через полгода.

Мать почувствовала неладное сразу, войдя в комнату она лишь издала жалобный писк : «Зачем?». Зина раскрывала маленькую тайну жениха Илюхиной и ее матери, лишая свою подругу одновременно и семьи, и будущего с любимым, попутно признаваясь ему в любви, так как сердце Зины было занято им еще давно. А он почему-то заметил Илюхину, потом ее мать, а осознав свои ошибки, он тут же решил заключить с Илюхиной брак — союз двух любящих сердец. Слезы и горечь пропитали всю комнату насквозь. «Шесть».

Зина наполнилась злобой, наконец она сделала то чего ей хотелось, нормально проехалась в общественном транспорте, покушала с удобствами, уволилась с ненавистной работы, призналась в любви; слезы навернулись на ее глазах. «Как жалко котенка», — сорвавшись с места, она рванула туда. «Вдруг он еще жив, вдруг ему можно помочь», — жалобное мяуканье отдавало звоном во всем теле нашей героини, «Семь».

— Что, но я же ничего не сделала? — возмутилась Зина

— Это твой худший поступок, пройди один квартал назад — прозвучал грустный голос.

Пройдя, Зина увидела горящий дом.

— Поздно вызывать пожарных, сейчас твоя злая копия будет в тебе — сказал птичий голос

— Что же я должна делать — поймав себя на мысли, что в другой момент, она бы плюнув на эту птицу, кинулась в горящий дом, на помощь вызвала бы пожарных.

— Ты должна ее убить...

— Но как, если она будет во мне?

— Я думаю, ты понимаешь как. Ты еще можешь помочь этому миру, стать его героем.

Зина поднялась на крышу горящего дома, и как только птичий голос объявил: «Давай», она почувствовала злость и агонию и тут же сделала шаг вниз, за эти секунды, она не думала, что стала героем или спасла кого-то, наша героиня только и успела понять, как тяжело быть злым человеком.

Очнувшись в другом мире, Зина увидела Н.В.:

— Я жива?

— Ну почти, ты теперь здесь в этом мире — отвечал Николай Васильевич понурым видом

— Навсегда? Как же? Я разве не смогу исправить все, то зло, которое я натворила?

— Думаю, что это уже бесполезно, туда тебе не вернуться...

— За что Вы так со мной? Я верила Вам, считала своим кумиром, героем!

— Ты наш герой, Зинаида Михайловна, Вы в очередной раз... Простите.

Зине не хотелось верить, слезы катились градом, ей не хотелось жить здесь, ненависть все больше пропитывала ее. Она направилась к себе в башню.

***

— Как думаешь, будет хоть раз она настолько доброй, что простит меня? — спрашивал Н.В.

— Главное, чтобы не была злой, чтобы в очередной раз смогла нас спасти — отвечала спутница

Девушка обернулась в птицу, Н.В. накрыл клетку.

-1
624
17:42
+2
Цитата, где слова Гоголя, хорошая.
Текст наверное полная противоположность цитате.
Читал с трудом.
Текст не цепляет, отталкивает. Не возникает желание узнать чем все это закончиться.
Просто не понравилось.
22:06
В одном из обыкновенных домов, «многоквартирных» скворечниках, в которые если приглядеться, можно увидеть, как и кто проводит вечера, и вся их жизнь выставлена на показ, в одном из самых обыкновенных о тавтология
канцеляризмов много
Спасала девушку ее дружба с очень харизматичной девчушкой ее тут лишнее
точки потеряны
х-м… чУдно
3-
11:55
+1
Просто… какой-то… ужас…
D-G
10:14
Написана слабо, интерес пропал уже сразу. когда Зина пришла к начальству и оказалась уволена, слишком длинное вступление к действию. Давняя избитая тема… уже скучно… материал без перспективен.
21:02
Там наслаждалась чтением девушка молодых лет.
И тому подобные реверансы — это типо закос под Гоголя? Извините, но это просто смешно. Если героиня хотела отправить рассказ на «один конкурс фантастических рассказов» и проверить себя, то пускай бы сначала писать грамотно научилась, излагать мысли корректно, а то никто не увидит здесь её тонкую душу и глубокие мысли, потому что читать их в такой оболочке — смешно, и потом, годы спустя, самой станет стыдно за подобное творчество. Благо, конкурс анонимный.
Странно теперь, скажите вы, молодая с книгой, а вовсе нет, как было, так и осталось.
Почему странно теперь?
Почему скажите, а не скажете?
Какая ещё молодая? Я знаю, кто такой «молодой» — так дембеля называли призывников, но молодая… Разве что невеста…
Конец фразы вообще добивает: что было и что осталось? С кем повествователь разговаривает? с собой?
Кто-то читает, кто-то пишет, а кто-то занимается иными делами, только дела на протяжении веков меняются.
О чём было это предложение? Что оно сообщает читателю?
Вот и в современном мире другие дела есть, помимо чтения, и осуждению думаю, их подвергать не стоит.
Ещё бы их подвергать осуждению, млин
По мне, так если бы и в прошлых веках телевизоры с «интернетами» были, такая же точно история была бы, как и сейчас.
Повествователь — бабка советская?
Все вечное движется по кругу, но прогресс есть прогресс.
Опять инфа сотка. Какое там вечное по какому кругу движется?
И это только один абзац… Я не знаю, может, у повествователя русский язык не родной, может, он как и Гоголь приехал покорять вершины литературы издалека. Но пока хочется закончить его же словами:
Если строго не судить, то рассказы были интересные, где-то даже захватывающие, но опытному взгляду сразу было бы видно, что написано «молодо-зелено», без опытно еще.
Вот именно «без опытно»*.
*Авторская орфография
Загрузка...
Константин Кузнецов