Нидейла Нэльте

Последняя фантазия

Осень — не такое уж и плохое время года. Если бы не учеба. Учеба Славика бесила. Он бы и вовсе бросил школу год назад, после девятого класса, и поступил в колледж на автомеханика. Но тогда его удержали две силы. Постоянные упреки матери в наплевательском отношении к своему будущему и Василиса из соседней школы. На счет Василисы Славик был уверен, а вот на счет упреков матери нет. Скорее даже не упреки, а нежелание огорчать мать.

В последние годы мать и так настрадалась. То отец их бросил, то из-за сокращения пришлось поменять работу на более низкооплачиваемую, так еще кредиты остались висеть на маме с тех пор, когда они оформлялись папой для семейного авто. В итоге у Нины Сергеевны теперь нет ни мужа, ни семейного авто, ни достаточного количества денег, чтобы позволить себе чуть больше, чем скромную жизнь бухгалтера в провинциальной страховой компании. Зато есть Славик, которого она любила больше жизни и мечтала что ее троечник скоро закончит школу и поступит в хороший институт, после института женится, потом станет ценным сотрудником, потом бла-бла-бла.... Славику часто приходилось выслушивать фантазии материи относительно его будущего и ему это уже порядком надоело. Сам он редко задумывался о будущем. Если только не о будущем совместно с Василисой. Его больше беспокоили дела насущные. Например, удастся ли в этом году убедить мать купить ему новый компьютер. Старому уже несколько лет, пятая GTA не хочет запускаться. Но вряд ли удастся, мама даже с новым костюмом к школе что-то затягивает, хотя все лето трезвонила, что нужно к первому сентября новый покупать в «очень важный для нас выпускной год». Сейчас уже последние дни августа, а из нового в доме только грозное бумажное уведомление из банка.

И конечно, Славик много думал о Василисе. Она была классной девочкой, даже имя такое необычное. Как будто ее мать заранее знала, что дочурка вырастет такой умницей и красавицей.

***

Накануне Дня Знаний Славик решил, что все-таки перед учебой стоит съездить на то самое место. В этом году он еще там не был. Славик высыпал из неглубокой чаши в прихожей мелочь на проезд; проверил, на месте ли зажигалка; натянул джинсы и надел старые кроссовки. Уже во дворе он вспомнил, что забыл прихватить конверт. Пришлось вернуться домой и забрать простой белый конверт из ящика тумбочки.

Славик в последние годы был довольно забывчивым. Иногда эта легкая странность ставила Славика в неудобное положение. Например, в последний раз, прямо перед каникулами. У них в школе было мероприятие, что-то вроде Зарницы, где мальчикам нужно было пробежать 2 километра в несколько кругов вокруг стадиона. В какой-то момент Славик вдруг перестал бежать и встал как вкопанный. Он не помнил, сколько так стоял. Ему потом одноклассники рассказывали, что сперва подумали, что он просто устал. Но он продолжал стоять прямо на этом же месте, когда ребята пробежали вокруг него и следующий круг. А еще в следующий один из мальчиков все-таки решил проверить что с ним. Славик смотрел прямо, совсем не двигался и не реагировал на свое имя. Как будто забыл обо всем, даже о внешнем мире. Очнулся в тот момент, когда его уже начали трясти.

Этот случай никто не смаковал, никто даже не смеялся над нашим героем рассказа. Были лишь пошептывания, к которым Славик уже привык за последние пару лет. Хотя вот как раз после последнего случая ничего серьезного больше с ним не приключалось.

Травмай вез его в северную часть города. В основном там были постройки из частных домов. Трамвай был почти пуст. В самом городе у них всегда тихо. Ехали неспешно. Славик разглядывал улицы и думал. Сперва он думал о школе, о том, что снова придется присутствовать на уроках Ольги Николаевны, учительницы литературы, которая ему не нравилась. Она была требовательней к Славику, чем остальные учителя. Задавала вопросы, спрашивала его мнение о разных произведениях. Но он редко их читал, поэтому не любил уроки литературы, а особенно повышенное внимание к себе. К другим урокам Славик тоже нечасто готовился, но их было проще просидеть.

Потом снова помечтал о компьютере. Дворовые ребята только и говорят про пятую GTA, но его ноутбук уже не тянет эти игры. Может, мама все-таки купит компьютер на новый год? Надо как-нибудь осторожно сказать ей, что возможно на этот раз сделает ему подарок совместно с бабушкой. Может быть тогда хватит на новый компьютер? Если что, попросит не покупать ему подарки на следующее день рождения и 23 февраля. Пусть все идет в зачет нового ноутбука.

До места прибытия оставалось еще полчаса. Славик немного подумал о соседе. Его звали Виктор, ему было 32 года и он часто выпивал. По ночам часто бил жену и не давал Славику спать. «Вот бы съехать в свой собственный дом», помечтал Славик.

Потом подумал про голоса, которые он слышит ночью, когда не бывает истерик жены Виктора. Эти голоса были не от соседей, а как будто бы нашептывались прямо ему в ухо. Женские голоса постоянно повторяли его имя, и больше ничего. Славик не говорил про них матери, она и так настрадалась. Он знает, что врачи как-то уже говорили ей, что у Славика подозрения на легкие психические расстройства, потом это как-то даже позабылось, и снова вызывать подозрение и ходить к врачам Славик не хотел. А этим летом голоса стали как-будто бы даже тише. И это хорошо.

В конце концов, его мысли вернулись к Василисе. Василиса никогда не разговаривала со Славиком, но Славик ее по своему любил. Может и не по-настоящему, конечно. Но часто представлял, как они поженятся; как будут обниматься по вечерам у телевизора; как он гордо будет прогуливаться с ней по парку... Этими фантазиями Славик очень дорожил, хотя они и преследовались воспоминаниями крови на его руках. Когда Славик ударил ее молотком в голову, в глазах Василисы застыл ужас. Момент, который Славик часто вспоминал и который причинял ему внутренний дискомфорт. Пока Славик перемещал еще теплое тело за деревья, он успел измазать руки в крови. Так как рядом не было источника воды, ему даже пришлось отмывать кровь собственной слюной и листьями деревьев. Пришлось повозиться, зато никто не узнал, что это был он.

***
Славик прошел от остановки немного пешком, пока не оказался на тропинке в парке, где пару лет назад попрощался с Василисой. Здесь всегда приятный хвойный запах. Высокие деревья. По сторонам от тропинки летом растут красивые цветы. Иногда пробегают белки, которые не прочь полакомиться от руки. А еще особые для Славика воспоминания. Он сел на скамейку, вдыхал, любовался, вспоминал.

Возможно, это и к лучшему, что отец тогда бросил Славика с мамой. Вряд ли он счастлив с матерью Василисы так же, как был счастлив с ними. Славик видел мать Василисы, смерть дочери сильно отразилась на ее лице, хотя она и так никогда не отличалась природной красотой. Даже удивительно, как у таких не очень-то красивых женщин могут быть такие красивые дочки. Василиса была прекрасной. Прекраснее всего на свете. Славик понял это не сразу, но чем больше думал о ней, тем прекраснее она становилась.

Этим летом из жизни Славика начали уходить не только голоса. Начала уходить странная забывчивость. Странные, необъяснимые наваждения. Славика как будто понемногу отпускало. И это его радовало. Он чувствовал себя нормальным. Таким как все. И воспоминания о Василисе были последним мостом, который связывал его сегодняшнего со Славиком вчерашним.

Славик вытащил из конверта газетную вырезку со статьей об убийстве Василисы. Центральное место в вырезке занимала большая ее фотография, которой он любовался почти каждую неделю. С помощью зажигалки он поджег газету за уголок. И пусть с пеплом бумаги рассеются и его последние фантазии о Василисе.

Другие работы:
0
777
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
Ольга Силаева №1