54 по шкале магометра

​Коэрвигг

Автор:
Андрей Толстоухов
​Коэрвигг
Работа №80
  • Опубликовано на Яндекс.Дзен

Дождь лил уже второй день. Капли стучали по деревянным крышам лочуг и по черепице домов побогаче с одинаковой частотой. Собираясь в тонкие ручейки, вода текла к краям крыш, летела вниз, на грязные пороги. Оттуда она бежала к единственному тракту, проходящему через деревню Коэрвигг, размывая дорогу все сильнее. На селение опускался вечер, но ливень и не думал прекращаться.

Грязь противно хлюпала под ногами одинокого путника, направлявшегося к деревенскому трактиру. Это был человек среднего роста, худощавый и внешне какой-то хрупкий. Его лицо скрывал насквозь промокший капюшон плаща. Добравшись до длинного бревенчатого здания, путешественник взялся за грязную ручку и распахнул скрипучую дверь.

В нос ударила кислая вонь дешевого пива, едкий аромат пережаренного мяса и целый букет других, менее терпких запахов. Путник отбросил капюшон плаща, с которого ручьями бежала вода, и стало понятно: это девушка. Ее длинные рыжие волосы были ловко перехвачены в пучок, чтобы не мешаться в дороге. Карие глаза путешественницы внимательно изучали обстановку.

В таверне было многолюдно. Народ много пил, поминая кого-то. Это сразу бросалось в глаза из-за мрачной тишины, черных одежд и безнадежной тоски в глазах селян. Каждый раз, когда смерть забирает кого-то, невольно задумываешься, что на его месте мог оказаться ты. Никто не будет жить вечно.

Сняв плащ, девушка передала его подбежавшему мальчику-слуге. Тот удивленно вытаращил на нее глаза: на поясе путешественницы висел большой золотой крест. Это могло значить лишь одно: в Коэрвигг проездом или, не дай Бог, по делам заглянул настоящий инквизитор.

Служителей света знали и почитали во всех землях королевства. А инквизиторов еще и боялись. Они знали и умели больше обычных людей, будучи особой гвардией церкви, созданной для борьбы с темными силами лицом к лицу. А золотой крест девушки символизировал ее ранг – одного из девяти Очистителей.

Осмотрев свою кожаную броню, инквизитор молча прошла через весь трактир к барной стойке, стараясь не нарушить скорбный покой напивавшихся жителей.

- Пива, - коротко бросила она, выложив на стол серебряный кругляш, - И ужин. Пусть в нем будет нормальное мясо.
Бармен, крепкий брюнет с цепким взглядом серых глаз, молча кивнул, доставая чистую кружку. Глядя на мутную бодягу, потекшую из бочки, девушка невольно поморщилась, но ничего не сказала. Вскоре на стойке появились картошка с луком и румяный кусок свинины, а так же горстка медных монет. Их инквизитор подвинула обратно к бармену.

- Я заночую здесь. Найдется свободный угол?

- Конечно, - мужчина сгреб монетки на широкую ладонь и отправил их в кошель, - Надолго вы в наших краях?..

Она не ответила. Пиво действительно оказалось ужасным, так что для себя девушка решила, что будет пить либо воду, либо что-то очень крепкое. А вот картошка и мясо инквизитору понравились – хоть еда тут нормальная.

- Кого похоронили? – ее голос, звонкий голос двадцатисемилетней девушки, резко контрастировал с усталым лицом опытного инквизитора.

- Кареба, - вздохнул бармен, - Всего четырнадцать мальчишке было.

На девушку эти слова, казалось, не произвели никакого впечатления.

- От чего он умер?

- Кто его знает… - мужчина потупился, слишком уж тщательно отскребая какую-то грязь от стойки, - Упал неудачно, наверное.

- Прекрати, Зеран! – хрипло прокаркал старый пьянчуга, сидевший неподалеку. Видимо, он прислушивался к разговору, - Все знают, что там случилось!

- Замолчи, Бон! – прикрикнула на старика какая-то дородная краснолицая баба, - Нализался с утра, а теперь языком мелешь?! Заткнись!

- Не буду я молчать! – пьяница с силой грохнул кружкой по столу, - Как вам всем это нравится, а?! Парнишка на спор полез в церковь – и на тебе! Кто мне скажет, все ли его части мы положили в гроб?!

Толпа ахнула и недовольно загудела. До старикана-правдолюбца, наконец, дошло, что говорить такое на поминках – дело неблагодарное, так что он пробормотал вялые извинения и уполз в дальний угол таверны. А инквизитор красноречиво посмотрела на Зерана.

- Бон правду говорит, - не выдержав, тот отвел взгляд, - В церковь мы уж пару месяцев не ходим. И скотину близко к ней не подпускаем. Там теперь нечисто.

- Священник в деревне есть? – девушка поставила пустую кружку на стол, и бармен снова ее наполнил.

- Есть, - кивнул мужчина, - Да только он не в себе с того самого времени. Сейчас уже поздно, а завтра я вам скажу, как к нему пройти.

- Хорошо, - инквизитор кивнула, - А сейчас – я иду спать. Как найти мою комнату?
- Сейчас мальчишка вас проводит, - бармен смутился, - Мне нужно знать ваше имя, для журнала постояльцев…

- Ланирика, - неожиданно улыбнулась девушка.

Убранство номера не блистало шиком, но зато тут было чисто, тихо и даже уютно. Сбросив дорожный мешок на тумбу, Лани устало рухнула в кровать. Жесткая соломенная подстилка сейчас казалась ей мягче пуховой перине в столице, где инквизитор когда-то прожила несколько дней.

«Дело есть дело, - сказала себе девушка. Мысли уже путались, сон схватил Ланирику за горло и душил мягкими лапами, - Надо разобраться, что происходит в Коэрвигге. Надо разобраться…»

Инквизитора обступили видения. Так всегда бывает у тех, кто близко прикасается к миру духов. Ничто в жизни не проходит бесследно – и Очиститель принимала правила игры.

Шум улицы был всегдашним спутником детства Ланирики, так что услышав его во сне, девушка не удивилась.

- Лани! – позвала мама. И девочка, игравшая в переулке с камнями и деревяшками, вскочила на ноги. Поправив свое истрепанное серенькое платьице, малышка побежала на зов.

Мама стояла в дверях, залитая солнечным светом. Ланирика задохнулась от нахлынувших чувств, бросилась к женщине на шею… И ощутила холодную хватку цепких лап на своей талии.

- Вон отсюда! – в лицо девушке накатил тяжелый смрад, инквизитор потянулась к кресту на поясе – но во сне его еще не существовало.

Демон, все так же скрывавший личину под ярким ореолом, вновь повторил:

- Вон отсюда, Очиститель. Ты не справишься. Вон отсюда!

Инквизитор проснулась от собственного крика и долго сидела на кровати, вслушиваясь в ночную тишину. Наконец, Ланирика шумно выдохнула и опустилась обратно на постель, тщетно стараясь унять дрожь в руках.

«Здесь есть демон. Сильный или нет – предстоит выяснить. Я уничтожу его»

Эта мысль будто выпила из нее оставшиеся силы, и Лани вновь закрыла глаза, погрузившись в глубокий душный сон.

Утро проникло в Коэрвиг, словно дикая кошка, бесшумно и незаметно. Тучи разошлись еще ночью, так что инквизитора разбудили ласковые лучи летнего солнца. Ланирика встала, оделась и пошла завтракать. В таверне было уже тихо, вчерашние посетители в большинстве своем ушли спать еще в полночь. За столами сидела только пара завсегдатаев, пропивающих собственные мозги. На завтрак подали какую-то похлебку.

- Останетесь у нас? – спросил бармен, получив от девушки оплату на три дня вперед.

- Да, - Лани кивнула, внимательно следя за реакцией мужчины. Если тот и был недоволен, то никак себя не проявил, - Постараюсь помочь, чем смогу.

Зеран понятливо хмыкнул и отошел куда-то по делам.
Покончив с завтраком, инквизитор вышла на крыльцо трактира. Вечером она не смогла как следует осмотреть Коэрвигг, но теперь Ланирике ничего не мешало. Это была небольшая деревенька, каких полно в королевстве. В центре располагались дома зажиточных людей, а так же кузня, колодец и конюшни. Коня у девушки не было, но после того, как тут все прояснится, нужно будет обзавестись какой-никакой лошадкой.

Края Коэрвигга составляли разваливающиеся лачуги бедняков. А на некотором расстоянии от них – церковь. И кладбище.

Поймав пробегавшего мимо мальчонку, Лани максимально дружелюбно попросила проводить ее к священнику. Ребенок как-то странно посмотрел на инквизитора, но спорить не решился.

Как и предполагала Ланирика, священник жил на окраине, в одном из самых развалившихся домов. «Хорошие священники редко бывают сыты» - говорил учитель девушке. Он был мудрым человеком. Многих спас от смерти. А потом сам пришел к Костлявой…

У порога лачуги инквизитора встретила женщина лет тридцати. Она поклонилась Лани и представилась:

- Гриеда Карсателли. Дочь Аледнара Карсателли.

- Ланирика Гнассис. Очиститель, - слегка поклонилась в ответ инквизитор, - Ваш отец – священник?

- Был, - Гриеда болезненно скривилась, - Пока не тронулся рассудком.

- Как это случилось? – продолжала расспросы Лани.

Несколько секунд крестьянка молчала. Потом швырнула на землю лопату, которую держала в руках, и указала пальцем на храм.

- Это все оттуда! Отец ушел с утра на службу нормальным и здоровым. А обратно его уже привели прихожане… - женщина резко развернулась и зашагала в дом, сделав Ланирике знак следовать за ней.

Внутреннее убранство лачуги поражало аскетизмом даже в сравнении с интерьером гостиничного номера. Зато тут было светло и уютно. В центре комнаты на стуле сидел седой старик в домашней одежде. Он все время перебирал в руке цепочку с маленьким серебряным крестиком. Инквизитор подошла к священнику и присела перед ним на корточки, чтобы заглянуть в глаза.

Это были светло-карие глаза старого, ничего не понимающего человека. Из таких уже ничего не узнать. Ланирика разочарованно вздохнула и хотела было уходить, как вдруг священник схватил ее за плечо костлявыми пальцами. Туман, плававший в его взгляде, словно растворился. Сейчас на девушку смотрел старый, но вменяемый человек.

- Послушай! – в тишине его голос прозвучал, как треск костра или сухих веток, - Послушай! Я должен тебе сказать… - он наклонился к ее уху совсем близко и прохрипел: - Все думают, что зло Коэрвигга поселилось в церкви. Но это не так. Оно живет среди нас, прячась под личиной…

И его взгляд снова потерял смысл. Лани подождала еще немного, надеясь, что старик снова обретет разум, но тот вскоре вообще уснул. Встретившись глазами с Гриедой, инквизитор увидела слезы.

- Он впервые сказал что-то связное после двух месяцев безумия… - прошептала женщина, - Может, теперь ему станет лучше?..

«Не станет» - подумала Ланирика. Скорее всего, сегодняшнюю ночь Аледнар не переживет.

Нужно было наведаться в церковь. Зная, что там может ждать, инквизитор вернулась в таверну, прихватив с собой золотой крест и флягу со святой водой. Лани искренне надеялась, что этого хватит хотя бы для бегства из храма.

Ничего странного по дороге к зданию Ланирика не заметила. За ней никто не следил, все жители деревни занимались своими повседневными делами. Солнце приятно грело спину, но девушка не давала себе расслабиться: тьма может ударить в любую секунду. Ее опасность в том, что зло совершенно незаметно, пока с ним не столкнешься вплотную. А для людей схлестнуться в битве со злом, не будучи подготовленными, - верная смерть.

Дорога к церкви за два месяца успела частично зарасти, но в остальном каменный храм оказался не тронутым.

Взявшись за пыльную ручку, Лани открыла двери церкви и вошла внутрь. Перед ней открылось обычное помещение храма. Вот только лики святых на иконах расплылись, словно воск свеч от огня. Инквизитор сделала несколько шагов вперед, чувствуя странное ощущение: будто за сокровенными до этого момента мыслями кто-то теперь пристально наблюдает. И этот кто-то был явно не один. Девушка дернула плечами, рефлекторно стараясь отогнать неприятные эмоции, и взяла в руки золотой крест. В мозгу сразу все улеглось и, вроде, стихло.

- Во имя Отца, и Сына, и… - в ту же секунду голова Ланирики просто взорвалась болью.
От неожиданности инквизитор рухнула на колени, из ее глаз хлынули слезы. На девушку обрушился шепот тысяч голосов, твердивших лишь одно слово: «Беги!». Казалось, каждый из них говорит всего один раз, но атака не прерывалась ни на секунду. Схватившись за крест двумя руками, Лани отмахнулась им, точно мечом, от невидимых полчищ демонов, потом вскочила и рванула к выходу из церкви.

Свобода была в двух шагах от Ланирики, когда двери сами собой захлопнулись, ударив инквизитора по лицу. Лани грохнулась на пол, а твари навалились с новой силой.

Девушка вдруг с каким-то отрешенным ужасом осознала, что это конец. Вот тут, в Богом забытой деревеньке, в проклятой церкви, она и умрет. Потому что сглупила, потому что понадеялась на свои силы.

Идти она уже не могла, но все же ползла к выходу. Вот и порог храма. Перевалившись через него, Ланирика совершенно обессилела. Она больше не могла разобрать, что шепчут рвущие сознание голоса. Инквизитор видела перед собой то зеленую траву, то синее небо. Не выдержав, Лани застонала. Прошло сколько-то секунд, или часов, - Ланирика не знала, но вдруг девушка почувствовала, что ее куда-то тащат. Бесконечный хор в голове стал стихать, а на смену ему пришла кромешная темнота и тишина.

Мама умерла, когда ей исполнилось 5 лет. Папа – спустя месяц. А еще через три дня голодную и замерзшую девочку подобрал Очиститель Магренус Бевор. Никто не знал, чем старика зацепила маленькая грязная сирота, копошившаяся в яме с объедками. Инквизитор просто сделал все, что мог сделать для беспризорницы: устроил в храм послушницей, несмотря ни на рыжие волосы, ни на отсутствие каких-либо родственников. А потом, когда Лани пошла по пути борца за свет, лично вызвался учить ее…

- Ланирика Гнассис! – властный голос патриарха пронзил юную послушницу, точно ледяной клинок. Но девушка не вздрогнула. Нельзя дрожать.

Лани опустилась на одно колено, склонив голову, не смея поднять глаза на владыку. Впервые ей стало стыдно за цвет своих прекрасных волос.

«У рыжих нет души, - заела в голове глупая мысль, - У рыжих нет души. У рыжих нет…»

Почувствовав прикосновение к своему лбу, Ланирика перестала дышать. Патриарх все-таки благословил ее стать инквизитором! По щекам девушки потекли горячие слезы, в порыве чувств она схватила бледную ладонь патриарха и припала к ней губами, не в силах вымолвить ни слова.

- Встань, служительница света, - Лани покорно поднялась на ноги и увидела, что старик тепло улыбается.

Инквизитора ждала долгая дорога.

Ланирика очнулась от противного ощущения капли, ползущей по виску. Не без труда открыв глаза, девушка увидела деревянный потолок таверны. На лбу у Лани лежала холодная мокрая тряпка, с которой и текла вода. Убрав ее, инквизитор села на кровати. Она находилась в своем номере, живая, здоровая, одетая в ночную рубашку. А в нескольких шагах, у окна, спиной к Ланирике, стоял мужчина в крестьянской одежде.

- Ты кто? – прошептала девушка.

- Может, сначала оденешься? – незнакомец упорно не хотел поворачиваться.

- Угу, - Лани густо покраснела.

Схватив со стула вещи, инквизитор облачилась в свою броню за две минуты.

- Можешь повернуться, - она все еще не могла оправиться от смущения.

Мужчина оказался симпатичным брюнетом. Острые черты его лица придавали незнакомцу особое благородство. Темно-карие глаза мужчины со спокойным интересом изучали Ланирику.

- Кто ты? – снова спросила девушка.

- Меня зовут Роктоф, - представился собеседник, - Я местный. Нашел тебя около церкви. Ты каталась по траве и, судя по всему, была не в лучшем состоянии. Я тебя оттащил подальше, а ты в обморок упала. И только сейчас пришла в себя.

По спине Лани пробежали ледяные мурашки.

- Скажи… - она сглотнула комок в горле, - Я что-нибудь… говорила, пока была без сознания?

В ответ Роктоф отрицательно помотал головой. У инквизитора словно гора с плеч рухнула. Шумно выдохнув, она опустилась обратно на кровать.

- С твоей душой все в порядке, - хмыкнул мужчина.

- Откуда ты знаешь?! – тут же вскинулась Ланирика.

- Ты расслабилась, узнав, что ничего не говорила, - пожал плечами Роктоф, - Значит, если бы говорила – это было бы плохо. А раз молчала – значит, душа в порядке. Разве нет?

- Правильно, - девушка все никак не могла прийти в себя. Мозг отказывался собирать из мыслей логические цепочки, - А ты что делаешь в Коэрвигге?

- Я бывший солдат королевского войска, - коротко пояснил мужчина, - Теперь вот на заслуженном покое здесь.

- Ты же вроде не стар еще, - заломила бровь Лани. На вид ее новому знакомому было около тридцати.

- Награжден волей за атаку в первом ряду гвардии, - ровным голосом сообщил Роктоф.

- Ого, - невольно вырвалось у инквизитора. Атака в первых рядах – почти всегда смерть для воинов. Тех, кто выжил, действительно отправляли на покой, ведь чаще всего от них оставались лишь обрубки.

Мужчина довольно ухмыльнулся.

- А ты правда хороший инквизитор?

- Я Очиститель, - гордо вскинула голову Ланирика, - И моя обязанность – выжигать зло, где только можно.

- Что-то не очень ты со своими обязанностями справляешься, - хмыкнул Роктоф, - Чуть не погибла там…

- Заткнись! – прошипела девушка, - Ты не знаешь, что там было!
- Действительно, не имею ни малейшего понятия, - охотно согласился воин, - Но я спас твою шкуру, и теперь ты, как минимум, обязана мне все объяснить. В том числе то, что отца Аледнара сегодня ночью растерзала его дочь.

- Что? – инквизитор впала в ступор, - Как «растерзала»? Почему сегодня ночью, если я с ними днем говорила?

- Это было вчера, - сказал Роктоф, - Ты пролежала в беспамятстве больше двенадцати часов.

От этих его слов на Лани нахлынул жуткий голод. Почувствовав невероятную слабость, девушка некоторое время сидела, уронив голову на грудь, потом, собрав волю в кулак, встала.

- Нужно поесть.

Заказав у бармена обед, Ланирика села за столик, чувствуя себя совершенно разбитой. Роктоф опустился на стул неподалеку.

- Рассказывай, что там с семьей Карсателли? – вздохнула инквизитор.

- После того, как ты отключилась, вечером в таверну прибежали соседи священника, насмерть перепуганные, - стал рассказывать мужчина, - В общем, Гриеда ни с того, ни с сего обезумела и набросилась на старика. Буквально голыми руками разорвала… - от картинки в воображении Лани передернуло, - Народ говорит, что она кричала что-то на древнем языке. Сам я ничего не знаю, тебя выхаживал.

- Спасибо, - девушка потупилась, деля вид, что ковыряется в поданном супе.

- Я уж думал, так и не поблагодаришь, - от этих слов уши инквизитора предательски вспыхнули.

- Пойдем, - Ланирика быстро съела все, что принесли, и встала из-за стола, - Посмотрим, что там случилось с Гриедой.

- Ты уже отдаешь мне приказы? – весело усмехнулся Роктоф.

Лани захотелось провалиться на месте от стыда. Она сама ненавидела таких столичных куриц и пижонов, которые думали, что могут помыкать простыми людьми. Девушка хотела извиниться, но слова застряли в горле.

- Да расслабься ты, - мужчина взял ее за плечи, - Я же вижу, что ты ни черта сейчас не соображаешь. Не заморачивайся, я тоже хочу узнать, что там творится.

Они вышли на крыльцо и направились к дому погибшего священника. Во дворе столпилось человек пятнадцать, но, увидев Очистителя, народ расступился, открыв взору Ланирики хозяйку дома. Гриеда, казалось, еще сильнее похудела, ее бледные щеки совершенно ввалились, а огромные черные глаза горели бесовским огнем. Убийцу примотали к стулу, но она все время рвалась вперед, стараясь освободиться. Заметив Лани, женщина перестала брыкаться и, хищно улыбаясь, молча наблюдала за каждым движением инквизитора. Ланирика глубоко вдохнула, медленно выдохнула и подняла крест перед собой.

- Во имя Отца, и Сына, и Святого духа. Назовись.

- Ха-а-а! – прохрипела Гриеда совершенно нечеловеческим басом. Толпа ахнула и отступила шагов на пять. Но Лани не обратила на это никакого внимания, - Ты дура! Тебе сказано было уходить! Теперь ты умреш-ш-шь, - и она зашлась в хриплом каркающем смехе.

- Назовись, - ровным голосом повторила инквизитор.

- Нас так много, что мы сами не знаем, сколько! – довольно проурчала женщина. Ее руки напряглись, пытаясь порвать веревки, - Подойди к нам, милая Лани! Подойди, взгляни на нас, нам тут так тесно!

Продолжая держать крест на вытянутых руках, Ланирика сделала шаг к Гриеде.

- Убери! – захныкала тварь, - Нам противно, нам больно! Не мучай нас, Лани, не мучай!

- Я изгоняю вас силой честного Креста Господня, - роковые слова инквизитора зазвенели сталью. Девушка чувствовала, как золото в ее руке слегка нагрелось, ощутила знакомый прилив сил.

«Спасибо, Боже!»

Женщина взвыла волком, качнулась так, что рухнула вместе со стулом. Рванувшись и разодрав запястья до крови, она все-таки освободилась и бросилась на Ланирику. Но та была готова: ударив бесноватую по голове крестом, быстро стала читать заклинательные молитвы. Гриеда зарычала, дернулась было, чтобы бежать, но какая-то сила пригвоздила ее к земле. Тварь жалобно скулила, катаясь в пыли, выдирая себе волосы и кусая губы.

- Аминь, - закончила Лани.

Женщину стало рвать черной смолой. Люди вокруг закричали и отскочили еще шагов на десять. Черная лужа перед Гриедой мгновенно испарялась, превращайся в густой черный дым.

- Ты не имеешь над нами власти, - прохрипели бесы в лицо инквизитору, - Наш хозяин придет за тобой! Беги, беги, маленькая дрянь!!! – и темное облако со страшной скоростью метнулось к церкви.

Первые несколько секунд Ланирика думала, что оглохла, такая пронзительная тишина стояла вокруг. А потом народ потихоньку оправился от испуга, загудел, обсуждая случившееся.

- Похороните ее, - Лани небрежно повела рукой в сторону бездыханного тела Гриеды и пошла обратно в таверну, не разбирая дороги.

Войдя в трактир, инквизитор потребовала водки и до вечера сидела за столом в одиночестве, изредка опрокидывая в себя рюмку. Потом поднялась в номер, легла на кровать, не раздеваясь. Не стала закрывать дверь. Ланирика старалась дышать глубоко, но дыхание срывалось. Веки девушки дрожали, губы пересохли. Ей было очень плохо. Казалось, хрупкое сознание опять упорхнет, рассыплется на миллиард осколков, впившись в мозг, оставляя на нем колотые раны.

И вновь Лани почувствовала холодную тряпку на лбу. Открыв глаза, инквизитор увидела знакомое лицо Роктофа, склонившегося над ней.

- Ты сумасшедшая, - прошептал мужчина, меняя примочку, - Едва стоя на ногах, пошла изгонять бесов!

- Нельзя иначе, - выдохнула девушка, - Нужно жечь зло, пока не погаснет огонь!

- Тогда ты очень недолго будешь его жечь, - ответил Роктоф, - А то еще и сама станешь служить этим тварям.

- Не стану! – Ланирика села на кровати, - Не стану я! – впервые за долгое время инквизитору захотелось плакать.

Мужчина, видимо заметил это. Присев перед девушкой на корточки, Роктоф взял ее узкие ладони в свои руки.

- Слушай, ты, конечно, должна помочь Коэрвиггу. Но никто не просит тебя делать это ценою своей жизни. Мы тут жили во тьме целых два месяца, думаешь, не подождем еще пару дней?

Лани покраснела. Действительно, что она тут носится, пытаясь за два дня очистить целое селение? Хоть и Очиститель, а ведет себя, как младшая послушница! Прав был учитель, мало ее в детстве пороли…

- Спасибо, - инквизитор робко улыбнулась, хотя ее глаза все еще блестели.

Глядя на Роктофа, Ланирика почувствовала знакомые мурашки, пробежавшие по спине. У нее было не слишком много мужчин, но такие явные сигналы девушка распознавать научилась.

«А нужно ли?.. Разве можно сейчас поддаться чувствам?»

Да гори все огнем. Лани аккуратно, указательным пальцем, приподняла подбородок мужчины и склонилась к губам Роктофа…

Глубокая ночь окутала деревню, погрузив дома во мрак и тишину. В комнате инквизитора мягко горел единственный светильник, отбрасывая слабый свет на двух людей, лежавших в сладкой истоме.

- Зачем?.. – девушке почему-то стало страшно. Сейчас Ланирика чувствовала себя хрупкой и беззащитной.

- Я видел тебя слабой. Я видел тебя сильной, - ответил Рок, - И ты единственная в этой дыре, кому хочется помочь. О тебе я с удовольствием буду заботиться.

Инквизитор промолчала. Ей говорили подобное уже в шестой раз. И Лани знала, что будет дальше.

- Скажи, а трудно жить вот так, как ты?.. – в голосе мужчины скользнула смущенная неуверенность, - Ну, то есть… Каждый день гнать этих тварей, биться с ними?

- А трудно было идти в первых рядах? – горько усмехнулась девушка, - Тяжело понимать, что каждую секунду твоя жизнь может оборваться, и что надеяться ты можешь только на Господа и свой клинок? Мой клинок – моя душа. И я, как и ты, всегда обязана первой принимать удар нечисти. Это не труднее и не легче, чем драться с реальными людьми. Это иначе. Но ставка в обоих случаях одна – человеческая жизнь.

- Кто учил тебя этому… искусству? – Роктоф нежно гладил Ланирику по волосам.

- Один замечательный человек, - против воли та прикрыла глаза, отдаваясь наслаждению, которое приносили ей прикосновения мужчины, - Это был мой учитель, даже, можно сказать, отец. Он тоже был Очистителем, но три года назад погиб в битве с очень сильным демоном.

- Он не справился? – осторожно произнес Рок.

- Глупо получилось, - призналась девушка, - Там был трудны ритуал, и когда демон уже уходил, учитель сделал шаг назад. И оступился. Полетел спиной прямо на острый штырь… - она сглотнула вставший в горле ком, - Наверное, такова была его судьба.

- Наверное, - вздохнул Роктоф. Помолчав, он снова спросил: - И что ты собираешься делать теперь?

- Утром начну разбираться, что тут и как, - Лани зевнула, - Священник говорил, что зло Коэрвигга не в церкви. Оно прячется среди людей.

- Я знаю, - кивнул мужчина, - Тут все знают. Кто-то продал душу тьме и навлек на нас проклятье. Но этот кто-то – хитрая тварь, хорошо скрывающая свою натуру. Я пойду с тобой, когда мы его найдем!

- Конечно, милый, - промурлыкала девушка, прижавшись к груди Рока, - Кто-то же должен защитить меня от случайностей.

И оба замолчали. Вскоре Роктоф засопел, и Ланирика, убедившись, что он заснул, тихонько встала и оделась.

- Прости, - инквизитор поставила на столик бутылочку со святой водой, - Я должна попытаться сейчас, пока не втянула тебя в это.

Накинув плащ, она крадучись вышла из таверны.

С каждым шагом становилось все страшнее. Лани мелко трясло, но она знала, что это пройдет, как только она возьмется за дело. Сейчас девушка подготовилась, и не проиграет.

Дверь не скрипнула, когда Ланирика вновь переступила порог храма. Инквизитор сразу ощутила давление на мысли, но гораздо более слабое, чем день назад. Видимо, бесов здорово потрепала битва за Гриеду Карсателли. Пройдя в центр церкви, инквизитор достала связку свечей и расставила их, очертив вокруг себя огненный круг. Все было готово. Обряд очищения начался.

- Во имя Отца, и Сына, и святого Духа! – провозгласила Лани.

И стены храма содрогнулись. Поднялся дикий вой, тьма из дальних уголков церкви метнулась к священному кругу, но рассеялась, не имея власти переступить его. А инквизитор продолжала читать молитвы.

- Не смей! – прохрипели бесы, - Он идет за твоей душой, гадина!

На Ланирику их угрозы не произвели никакого впечатления. Пламя свечей дрожало, но не гасло. Темный туман собрался перед девушкой в огромный молот. Против воли Лани ускорила чтение.

- … И да будет воля Твоя, во веки веков! Аминь, - после этих слов воцарилась долгожданная тишина.

Инквизитор устало опустилась на пол. Спина и плечи болели, будто Ланирика только что затащила тяжелый груз на вершину скалы. Прикрыв глаза, девушка попыталась успокоить бешено колотящееся сердце. Безуспешно. Чутьем Очистителя Лани чувствовала, что все еще только начинается. Казалось, в звенящем молчании церкви уже слышались тяжелые шаги.

Глухой удар распахнул створки врат храма. Свечи мгновенно погасил поднявшийся сквозняк. Инквизитор вскочила на ноги, стараясь разглядеть вошедшего. В нос ударил противный кислый запах…

- Мое пиво тебе никогда не нравилось, - пророкотал трактирщик.

Его лицо, изрытое мерзкими нарывами, сейчас совершенно не походило на приветливую, чуть пьяную рожу бармена у стойки. В стальных глазах Зерана плясали отсветы адского пламени.

- Думаю, дела таверны в последние годы шли не слишком хорошо? – Ланирика попятилась, увидев в правой руке трактирщика ржавый иссеченый палаш.

- Теперь это не важно, - рваные губы бармена растянулись в подобие ухмылки.

Он стал медленно приближаться к девушке. Каждый шаг демона отдавался в ушах Лани ударом хлыста. Инквизитор коротко выдохнула и подняла крест перед собой, держа его в левой руке. В правой у нее был длинный узкий меч.

- Готовься к смерти, нечисть!

И тогда Зеран прыгнул. Ни один человек не смог бы скакнуть так высоко и так далеко. А демон приземлился прямо перед Ланирикой, обрушив на нее свой кошмарный клинок. Девушка легко увернулась, отведя удар своим мечом, и с разворота ударила трактирщика крестом в грудь. Его одежда вспыхнула вместе с кожей, источая мерзкий запах паленых тряпок и пригоревшего мяса.

- Дрянь, - прошипел трактирщик, делая шаг назад и вновь замахиваясь палашом.

Лани метнулась влево, уходя от тяжелых ударов бармена, и вернулась в центр храма, откуда удобнее всего было отступать. Инквизитор понимала, что выпускать демона из церкви нельзя, - все должно окончиться здесь и сейчас.

-Ты мне надоела! – Зеран взмыл в воздух, будто гриф-стервятник.

Трактирщик взмахнул руками – и храм окутала кромешная тьма. Ламиника не видела даже собственных рук. Звериный страх схватил сердце девушки холодной рукой. Подняв крест над головой, она принялась читать первые пришедшие на ум молитвы. Лами чувствовала, как по щекам катятся слезы ужаса, ведь демон был где-то совсем близко.

Крест засветился мягким, ровным светом, словно путеводная звезда разгоняя тьму. Вот уже снова в церкви можно разглядеть стены и оскверненные иконы. Но где же трактирщик?

Инквизитор слишком поздно услышала хриплое дыхание за спиной. Взмах палаша – и левая кисть Ланирики отлетает в дальний угол, вместе с ненавистным демону крестом. Девушка даже не успевает вскрикнуть от боли, как получает удар в грудь, от которого падает на пол и роняет меч.

Бармен снова спустился на землю и шаг за шагом приближался к Лани. Инквизитор отползала к стене храма, хныча от бессильного отчаяния. Из обрубка левой руки хлестала кровь, в голове от боли плыли круги. Тварь проникала в разум девушки.

- Ланирика, - Зеран произнес ее имя медленно, нараспев, - Ла-ни-ри-ка. Неужели ты думала, что одолеешь меня в одиночку, девочка?

Бармен уже стоял совсем рядом, нависая над Лани страшной громадой мышц, холодной машиной для убийства. Инквизитор только крепко зажмурилась. Сейчас она умрет, потому что понадеялась на свои силы.

«Господи, какая же я дура».

Следующим звуком, который услышала Ланирика, был звон разбитой бутылки. И душераздирающий вопль трактирщика, по лицу которого разливалась свята вода .

- Она не была одна, урод, - прохрипел Роктоф.

- Беги! – взвизгнула девушка, но было поздно.

- А-а-а! – демон с разворота ударил мужчину кулаком в живот, отчего тот отлетел на несколько метров.

Зеран быстро пошел к нему, видимо, забыв про Лани. Ему уже было нехорошо: вода действовала на тварь, как кислота, разъедая кожу и череп. Инквизитор с трудом поднялась на ноги и побежала за крестом. Тем временем, Рок уже оправился от потрясения и вполне удачно отбивал удары трактирщика. Нашарив в темноте свой крест, Ланирика с дрожью вытащила его из так и не разжавшегося кулака левой руки и поспешила на помощь Роктофу. Она видела перед собой только широкую спину Зерана. Может быть, демон и слышал, как девушка бежит к нему через всю церковь, но он был связан боем и не мог обернуться.

Удар креста для бармена стал добивающим. Рухнув на колени, тварь по-волчьи завыла, выворачивая себе руки, чтобы достать до освященного золота, прожигавшего ей позвоночник. Рок взмахнул мечом – и голова Зерана слетела с плеч, бешено вращая глазами.

- Будешь знать, как свою бодягу с водой мешать, - мрачно пошутил Роктоф, опустив меч. Потом он увидел, что стало с рукой Лани, - О… Тебе нужно срочно остановить кровь! – не размышляя ни секунды, воин оторвал правый рука своей рубахи и подбежал к девушке, чтобы наложить жгут.

Ланирика тихо плакала, уткнувшись в плечо Рока.

- Ты… Ты пришел за мной даже после того, что я тебя обманула?..

- Ну, то, что ты дура, еще не значит, что тебя нужно отдать этой мерзкой гадине, - улыбнулся мужчина, - Так что давай-ка вставай, пойдем к знахарю. Тебе нужен нормальный врачебный уход, а не моя военно-полевая медицина.

- Какие умные слова ты знаешь, - сквозь слезы улыбнулась инквизитор, - Не слишком ли сложные для простого содата?

- А никто и не говорил, что я был простым солдатом, - хмыкнул Роктоф, -Пойдем, поднимайся.

Над Коэрвиггом вставало Солнце. Его ласковые лучи дарили двум выжившим в ночи надежду на то, что подобное больше не повторится, что зло рано или поздно будет повергнуто в Алую бездну, откуда нет возврата, а добро, преодолев все преграды, воцарится в подлунном мире.

Начинался новый день.

+2
19:35
598
20:41
+1
Сюжет в принципе увлекает, хотя до ужаса банален, но имеются достаточно серьезные косяки: главная героиня обременена высоким рангом и большой ответственностью, но позволяет себе совершать очевидные глупости, проявлять глупы эмоции и возлежать с мужчинами?! Где -то в подготовке Очистителей закралась серьезная идеологическая ошибка (наверное демоны виноваты). Героиня описана не плохо, но вышеперечисленное обесценивает ее как персонажа, так как не веришь что она может быть инквизитором, я бы советовал в таком случае как то обосновать такое ее поведение, отличное от других служителей церкви. Религия этого мира совершенно не проработана, необходимо было создать уникальную, характерную только для вашего мира, заимствование из нашего мира, обесценивает ваш рассказ в плане оригинальности, а уж такие атрибуты как золотой крест — штамп и большой соблазн для крестьян, воров и т.д. и остался бы бедный инквизитор без своего главного оружия для экзорцизма уже после первой ночи в таверне. И еще настораживает отношение людей к Очистителю — такая важная персона и такое пренебрежительное отношение. Да ей бы жители деревни сами выделили отдельный дом для проживания и другие блага! Отсутствие таких элементов не заставляет читателя почувствовать, что инквизиторы важны для этого мира. Да и само поведение служительницы церкви напоминает наемника-новичка.
20:30
по деревянным крышам лоАчуг
черных одежд селяне настолько богаты, что могут носить траурную одежду?
на поясе путешественницы висел большой золотой крест на поясе чего? что было под плащом? пояс с подвязками?
автору посмотреть как передается прямая речь
что за журнал постояльцев? откуда автор его выкопал?
Убранство номера номер???
сон схватил Ланирику за горло и душил мягкими лапами сон душил?
по лицу которого разливалась святаЯ вода
Ему уже было нехорошо: вода действовала на тварь, как кислота всего лишь нехорошо?
да, верно, ничего нового. штамп на штампе и клише на клише
Гость
22:37
А мне внезапно понравилось. Героиня не дура и не мэри сью, очень даже живая вышла.
Написано хорошо, увлекательно и гладко. Да, есть небольшие огрехи, но на фоне других, мною прочитанных — очень, очень неплохо.
Как всегда — мое личное мнение)
Загрузка...
Светлана Ледовская №2