Нидейла Нэльте

Избранник

Избранник
Работа №83 Автор: Михалин Игорь Алексеевич

ГЛАВА 1

Не знаю, как все так получилось, но в один день моя жизнь покатилась даже не по наклонной, а рухнула прямиком в пропасть. Из молодого перспективного парня с прекрасной семьей я за пару месяцев превратился в отброса. Постоянная водочная горечь вперемешку с наркотиками, табачный дым заменил чистый воздух, а сточная канава распахивала передо мной свои объятья, чаще, чем кровать в моей квартире. И все из-за проклятого случая.

Меня зовут Ярослав, по крайне мере раньше так звали. У меня была красавица жена и четырех летний сын, вспоминая их имена, меня пронзает такая неописуемая боль, что я пытаюсь стереть их из остатков своей памяти. Тот день, когда их у меня забрали, я запомнил навсегда. Был холодный сентябрьский день, с самого утра моросил отвратительный дождь, а небеса были тяжелыми, как будто их залили свинцом. Слишком холодная осень была в том году, и этот холод теперь останется со мной навсегда. Жена поехала забирать ребенка с детского сада, это должен был сделать я, но шеф отправил меня по работе на другой конец города и я никак не успевал. Когда они дожидались автобуса прячась от непогоды под крышей остановочного павильона, какой-то пьяный дурак не справился с управлением своей газели и влетел на скорости в остановку. Я помню, что приехал домой, а их не было. Позвонил ей, но на звонок никто не ответил. Наверно сидят в кафе прячась от дождя подумал я, хотя странно почему она не берет трубку. Через час в дверь позвонили, на пороге стоял молодой лейтенант, он что-то говорил про несчастный случай, про стечение обстоятельств, что он сожалеет и подобную чушь, когда абсолютно посторонний человек пробует успокоить другого.

Меня метало по квартире такой бурей, что налетая на мебель, я ее опрокидывал. Иногда я замирал с сигаретой на диване, не понимая, почему так тихо, и ощущение потери накатывало снова с большей силой. После той жуткой ночи я захотел разорвать того урода, что был за рулем. Но как я узнал позже он тоже погиб при аварии. Вот сволочь и даже эту радость он отобрал у меня. После похорон началась нескончаемая пьянка. Меня продержали на работе еще пару месяцев, но я редко приходил, а когда появлялся, был вдрызг пьяный. Скоро алкоголь перестал даровать мне то забвение, которое я искал, тогда настало время наркотиков. И именно, тогда в одном из притонов, где я пробовал оборвать свое существование, моя жизнь сделала еще один крутой поворот. Я почти не помню то место, все было грязное на столько, что будь я в нормальном состоянии то и на пушечный выстрел не подошел бы к этой квартире. Я сидел за столом, с помутившемся сознанием готовым вот-вот рухнуть в объятья всепоглощающей тьмы, когда ко мне подсел тот человек. Внешность собеседника ускользала от меня, за то голос четко отпечатался в памяти.

-Соболезную твоей утрате, - произнес мой собеседник, хотя этот голос принадлежал человеку, который вообще не может испытывать таких чувств, как жалость.

-Да пошел ты, - только и смог я выдавить из себя.

-Я могу помочь, - тем же голосом продолжил он.

Очередной дилер промелькнуло в остатках сознания, еще доза? А почему бы и нет.

-Что у тебя? - с трудом спросил я.

-Решение всех твоих проблем, ты хочешь вернуть их?

-Кого? - обдолбанный мозг не сразу понял на кого он намекает.

-Свою жену и ребенка, - так же безучастно ответил этот человек.

-Да пошел ты, - снова ответил я.

-Все в твоих руках только напиши и все получиться.

Даже в таком падшем создании, каким я был в тот момент, теплилась надежда. Я согласился на все, лишь бы их вновь увидеть. Он вроде бы порезал мне руку и заставил писать, какую-то чушь на листке бумаги. Все было перепачкано вязкой жидкостью, а после лист с этими каракулями загорелся или этот тип его поджег. Остатки сознания ускользали от меня, и я наконец-то впал в беспамятство.

Я очнулся в своей квартире. Но это поразило меня не так сильно, как отсутствие отходняков. Единственное на, что я мог жаловаться это на сильную боль от глубокого пореза на ладони. Рука, впрочем, как и одежда были перепачканы кровью, надеюсь только моей. Вдруг я убил, какого-нибудь наркошу пока был под кайфом. Я приподнялся с дивана, решил осмотреть комнату и замер. Следующей неожиданностью для меня оказался человек, сидящий в кресле. Это был высокий мужчина в черной рясе как у средневековых монахов. Капюшон прикрывал лицо до бровей, ниже открывались глаза черные как сгустки мрака, которые источали непонятный мне блеск. На вид ему было от шестидесяти лет. Кожа была пепельно-серого цвета, обтягивала худое лицо исполосованное морщинами. Нос тонкий, как бы сказали в старину аристократический. Тонкие губы плотно сжаты, а скулы, кажется, в любой момент прорежут кожу и оголят белизну костей. Наконец я собрался и спросил:

-А вы собственно кто? И что делаете у меня дома?

-Я пришел помочь тебе избранник, - ответил он ничего не выражающим голосом.

-Я привел домой наркомана, промелькнуло в моей голове. Ну, просто здорово!

-А тебе домой не пора или может пойдешь еще кому поможешь.

-Вспомни, ты же сам просил о помощи, о чем и написал, - он достаточно резко вытянул в мою сторону руку, в которой был зажат лист бумаги, разжал пальцы, и листок непонятным мне образом спикировал прямо ко мне в руки. Что это за чертов Копперфильд у меня в кресле и что это за писанина. Чем дольше я смотрел на этот листок, тем отчетливее всплывали сцены вчерашнего вечера.

-Что это все значит? - в полной растерянности спросил я.

-Ты просил вернуть в этот мир свою жену и сына, я сделаю это. Но за этот дар я потребую плату. После этих слов его глаза уже не блистали, а излучали свет. Но свет был, какой-то чужой, как от очень дальних звезд. Свет еще стремится в сторону земли, а звезды уже погибли.

-И чего ты хочешь от меня, - с трудом произнес я, в горле настолько пересохло от волнения, что еще немного и язык пойдет трещинами как земля в пустыне.

-Ты станешь моим помощник, я наделю тебя определенными полномочиями.

-А мои жена и сын, когда я смогу… - я с трудом подбирал слова.

-Как только ты примешь от меня дар, они снова будут жить. Но будет одно условие, ты не должен подходить к ним, разговаривать с ними, дальше они будут жить без тебя.

-Но зачем, же тогда это все! - вскричал я, - я хочу, чтобы они снова были рядом.

-Разве тебе мало, что они будут жить.

-А как я могу быть уверен, что ты их… - я не смог сказать оживишь, слишком это было за гранью обыденного, - вернешь.

-Я дам тебе возможность увидеть их, но запомни, если ты подойдешь к ним, я отправлю их обратно, а вместо моего дара, тебя будут ждать самые страшные муки.

Да, что он может знать о муках, клоун в черном балахоне. Последние полтора года я жил в таких муках, что ему и не снились. В голове мысли не просто носились, а началась настоящая буря. Мысли сталкивались с грохотом, оглушая и разнося жуткий вой в глубины сознания. И одна простая и в тоже время настолько дикая идея одержала верх над остальными. А, что я теряю? Надо попробовать.

-Я согласен.

Он легко поднялся с кресла, простер ко мне руки, которые выглядывали из непроницаемого мрака рукавов, и произнес своим голосом без эмоций:

-Тогда прими этот дар.

Из его рук начал клубиться дым, самый обычный, как от тлеющих сырых поленьев. Дым собирался в плотную структуру, а не разбредался клубами под потолком, когда облако дыма стало достаточно плотным, вся эта масса двинулась на меня. Я сидел парализованный не то страхом, не то завороженный этой картиной. На краях этой тучи стали образовываться острые грани, как будто она обросла шипами. И в следующий миг эти шипы вонзились в меня, это было так же быстро, как бросок змеи в сторону своей жертвы. Шипы вонзились по всему телу, я чувствовал каждый жуткий прокол, казалось, что дым раскален как кусок железа прямиком из горна. Я открыл рот для дикого крика, боль была просто невыносимой, но в туже секунду дым заполнил глотку и помчался прямиком в легкие. Дым клубился перед глазами, опаляя их страшным жаром, он заполнил все внутренности и начал сжигать, мня изнутри, таким неистовым огнем, что я должен был обратиться в пепел. Внезапно жар начал отступать, боль перестала существовать, теряя сознание, я упал на пол. На краю этого мира и спасительной тьмы, в которую стремилось мое сознание, чтобы спрятаться от боли, я услышал голос этого проклятого старика:

-Набирайся сил избранник. Очень скоро мы снова увидимся.

ГЛАВА 2

Я очнулся лежа на полу, сначала я не понимал, где нахожусь, но тут воспоминания обрушились на меня словно цунами. Мужик в балахоне, дым, он обещал мне. Наверно я вчера перебрал, раз привиделось такое, но на удивление чувствую себя хорошо. Я поднялся и побрел в ванну, надо принять душ и немного освежить голову. После заглянул в холодильник, скорее по привычки, чем с целью достать оттуда продукты. Я уже давно спускал деньги только на алкоголь, а еду упростил до закуски, на которую хватало сдачи. Я насобирал целую горсть мелочи на полке в прихожей и отправился знакомым маршрутом в магазин. Продавщица сразу меня узнала, отпустила какую-то колкость о вреде алкоголя и сокращении жизни, но все равно продала водку и немного еды.

Назад я пошел через парк. Не знаю, почему меня понесло в это место, последний раз я был здесь вместе со своей семьей. Мы любили не спеша прогуливаться в тени деревьев, болтая о всякой повседневной всячине. Иногда заходили в магазин покупали хлеб и кормили голубей. Их было столько, что казалось, они слетаются к нам со всего города. Как же мы были счастливы. Приступ неописуемой тоски поглотил меня полностью. Сердце как будто сжимало в тески, и боль заполнила всю грудную клетку. Я ощутил резкое желание залить горе прямо сейчас, и дрожащими руками стал доставать бутылку с пакета. И в этот момент я увидел их. Мои руки разжались, бутылка со звоном разбилась о тротуарную дорожку. Это были точно они, мои любимые, мои самые дорогие. Жена бежала за сыном, как всегда веселая и с непревзойдённой улыбкой на лице, а сынок, заливаясь от смеха, пробовал от неё убежать. Она догнала его, заключила в объятья, и они покатились по траве. Она подняла глаза и посмотрела в мою сторону, с той теплотой, как умела только она. Я уже собирался бежать к ним раскинув руки, но тут, как приговор в памяти всплыли слова того старика:

-Я дам тебе возможность увидеть их, но запомни, если ты подойдешь к ним, я отправлю их обратно…

Это слишком жестоко. Я должен их обнять сказать, как сильно их люблю, как их не хватало, и больше никогда не отпускать. Они поднялись с травы и стали удаляться, держась за руки, направляясь к выходу из парка. Я приложил титанические усилия, чтобы не броситься следом. Они уходят, но они снова живи. Тепло от нежных чувств еще долго боролись с гнетущей болью внутри меня. Я все также стоял и смотрел им вслед, хотя они уже скрылись, но я продолжал смотреть вдаль, а слезы обжигая, катились по щекам, оставляя мокрые дорожки.

Прошло несколько часов прежде чем я смог оторваться от этого места, и переставляя невероятно тяжелые ноги отправился домой. Очередной ворох мыслей в голове сводил меня с ума. Кто тот старик, может он дьявол или бог, что теперь будет с моей семьей, а со мной? Вопросы скапливались в голове, распирая ее изнутри, а ответы, которые находил мой разум, были настолько безумны, что я тут же их отметал. Одно я решил твердо, я не должен искать встречи с семьей, пока не разберусь во всем. Ведь, если условия, которые он мне поставил, правдивы, то я снова потеряю их навсегда. Ничего не замечая, погруженный в тяжелое раздумье я дошел до своей квартиры, единственное, что я еще умудрился не пропить, и открыл дверь. Скинув кроссовки, я отправился в комнату и застыл на пороге. В кресле снова сидел этот старик. На этот раз он был одет в строгий серый костюм в тонкую черную полоску, под пиджаком ослепительно белоснежная рубашка. Из рукавов выглядывали манжеты итальянского покроя, скрепленные золотыми запонками с черным камнем. Шею плотно опоясывал темный галстук с золотой прищепкой. Голова была покрыта волосами, цветом напоминающие стальную проволоку, аккуратно зачесанными назад. Ноги были облачены в кожаные ламинированные туфли. Слегка разжав губы, он произнес холодящим душу голосом:

-Здравствуй избранник…

-Кто ты такой? Ты дьявол? - спросил я дрожащим голосом.

-Я, тот, кто будет давать тебе поручения, мое имя слишком сложное для произношения на твоем языке, по этому, можешь звать меня Мор, - он вперил в меня взгляд, от которого внутри меня все похолодело, а органы обдались инеем. - И я не дьявол.

-Моя семья она снова жива, как ты это сделал?

-Мой повелитель наделяет меня силой, а я буду наделять силой тебя, взамен за выполненные поручения.

-Наделять силой? Поручения? Что тебе от меня надо?

-Ты уже получил крупицу мощи, не один яд в этом мире неспособен навредить тебе, и это только начало. Он сделал взмах рукой, приглашая меня сесть. И я беспрекословно повиновался, не капли не задумываясь, что он распоряжается в моей квартире.

-О дальнейших планах ты все узнаешь, со временем. Единственное, что тебе пока дозволено знать это то, что ты должен будешь собрать вместе и подготовить группу людей.

-Подготовить к чему?

-Ты узнаешь все в свое время.

-Так кто же ты, если не дьявол? - спросил я еще вздрагивающим голосом.

-Мир устроен намного сложнее, чем ты думаешь. - Ответил он своим ледяным голосом.

-Может ты меня, тогда просветишь.

После небольшой паузы, он вновь обдал меня сковывающим холодом взглядом и неспешно начал рассказывать.

-Я открою тебе, как образовался культ истиной веры. В давние времена, была битва Светонесущих Аниотов и Пылающих Малектов, среди людей их чаще называют ангелами и демонами. Люди выступили на стороне Аниотов и приняли вместе с ними бой в той войне, хотя почти все они тогда погибли. Малектов вел в бой свирепый воин по имени Дарод, он одним ударом убивал любого, кто оказывался перед ним на поле брани. Аниотов возглавлял Голан, тоже талантливый воин и стратег. Они встретились в центре битвы, их мечи сшибались с таким грохотом, что войны, находившиеся рядом падали замертво. И не думай, что это иносказание, их мощь была просто безгранична. После долгой и безжалостной сечи Дарод отрубил Голану руку, хотя бытует мнение, что Голан пошел на эту жертву добровольно. Пока Дарод упивался победой над могучим соперником, Голан перехватил меч в другую руку и снес ему голову. После смерти полководца, Малекты не смогли сдержать напор наступающего противника и начали отступать. В ходе наступления один из людей остановился и решил поднять ценнейший трофей, голову предводителей Малектов. Голова дымилась, но уже не пылала, как раскаленный кусок метала, и когда человек прикоснулся к ней, его объял дым и стал проникать в него. В тот момент умер человек, но родился Оверлан хранитель черепа проклятого и создатель новой веры. Именно ему я служу, а теперь и ты.

-Хранитель черепа, война ангелов и демонов, или как их там. И где теперь этот Оверлан?

-Слишком много вопросов избранник. Я оставлю тебе книгу, - произнося это, он указал жестом на черную сумку рядом с креслом. Я так и не сообразил, стояла она там все это время или только появилась. - Она ответит на часть из них, также там деньги, без которых вы люди не можете жить. Прочитай книгу, приведи свое жилище в порядок и себя тоже. Когда будешь готов, я снова приду.

Сказав последние слова из его тела стали вырываться струйки дыма, он весь истончился и превратился в серое облако, что быстро заполнило все пространство под потолком. Дым медленно рассеивался, пока не исчез полностью. Я сидел, не отрывая взгляда от опустевшего кресла, прокручивая в голове странный разговор с не менее странным гостем. Теперь любой яд для меня безвреден, вот почему я не чувствовал последствий того вечера. Что он еще сказал, книга, которая способна ответить на вопросы. Я подскочил с дивана и бросился к сумке, быстро расстегнув ее, я обнаружил старую книгу в кожаном переплете. Углы книги, как и корешок, были защищены медными накладками, которые покрылись зеленью от времени. Книга была закрыта при помощи застежек из той же меди. Страницы пожелтели от старости, но казались еще крепкими. На дне сумки под книгой я обнаружил целую кучу денежных пачек. Неплохой прилив средств в мой капитал. Если быть честным, то я спустил все кроме этой квартиры. Я взял книгу и отправился на диван. Устроившись удобней, я снял застежки, открыл книгу и углубился в чтение.

Если в библии описан биполярный мир, с четким разделением на добро и зло, то из этой книги я узнал, что все намного запутаннее. В мире присутствуют с десятки, а то и больше сил, которые переплетаются, дают новые отростки, сражаются в бесконечных битвах, уничтожают друг друга и воскрешают из пепла, как мистическая птица феникс. Основные и извечные противники это Аниоты и Малекты, самые древние и могущественные. Они стояли еще у истоков мироздания, и битва их с тех времен не затихала ни на мгновение. Книга была написана достаточно сложно, изобилие метафор и настолько запутанное описание событий. Что-то я понял из текста, что-то додумал сам. После долгих часов чтения в голове начала обрисовываться картина мироздания. Мир, был соткан, словно покрывало, из нитей жизни и света, и нитей тьмы и хауса. Стихийные силы, которые боролись друг, с другом пробуя уничтожить оппонента. Но чем сильнее удар наносила одна из них, тем вторая быстрее набирала мощь. И когда всем стало ясно, что равновесие не удастся нарушить, один из Аниотов додумался до очень безумной идеи. Он предложил позволить людям, жалким существам, как считали обе стороны, взять оружие и вступить в войну на стороне Аниотов. Взамен они одаривали самых талантливых воинов крупицами своей мощи. Научили врачевать, чтобы сохранить в целости, как можно больше военных ресурсов. Малекты долго презирали этот шаг, пока поражения не стали преследовать их, одно за другим. После этого они тоже стали искать среди людей последователей. Из раскаленных глубин, они подняли металлическую руду и научили ковать оружие, которому не знали равного в том времени. Они обучили воинов искусству убивать врага быстро и безжалостно. Именно это привело к тому, что в мире появились новые силы. Леониты – раса полуаниотов-полулюдей, которые сражаются за независимость от всех сил и сами хотят править миром. Оменкоры – полудемоны-полулюди, жаждущие поработить все и вся. И среди людей нашлись смельчаки, что заявили о том, что не будут сражаться в чужой войне. Они создавали свои ордены, братства, культы, чтобы сдержать натиски, как тьмы, так и света. Хотя Аниоты ни какой не свет, а еще те расчетливые и высокомерные сволочи, если судить по тому, что я прочитал.

Львиная доля книги посвящалась культу Десморт, во главе которого находился Оверлан, тот самый, что взял в руки череп падшего демона. В книге содержалась, что-то вроде биографии этого человека, если так его можно назвать после метаморфоз, которые он претерпел. Он жил, отшельником пробуя разобраться с тем, что случилось. Понять силу черепа, и каким образом она изменила его. В отчаянии он обратился за помощью к светонесущим, но они пленили его. Над ним ставили опыты, пробуя понять, что же с ним произошло. Возможно ли повторение того что с ним случилось. Ему удалось бежать, но и среди Малектов он не встретил поддержки. Его сородичи страшились его, а если человек чего-то не понимает или боится, он пробует это уничтожить. Долгие годы гонений и травли превратили его в озлобленное существо, которое одинаково ненавидело ангелов, демонов, людей и полукровок. Он научился черпать силы в телах павших Аниотов и Малектов, даже из умерших людей он извлекал по крупице мощи. Постепенно он обзавелся учениками и создал культ Десморт. Он объявил, что любой, кто не поддерживает идеи культа, является его врагом. И пока другие использовали свои силы для войны, он пожинал плоды смерти, обретая все новые силы. Суть культа была проста, есть Оверлан глава и живое божество. Его сила настолько велика, что никто из материального мира не может нанести ему вреда. Самое интересное, что любой из его учеников может овладеть силой бога и занять свое место в пантеоне. Вот чего не хватает другим религиям, по тому, что человек всегда стремится к могуществу, которым может обладать только бог. За все время существования культа лишь двое обрели такую же силу, его первые ученики Марк и Равес. Сила опьянила их, и они решили уничтожить Аниотов и поработить их мир. В ходе ожесточенной битвы Марк был убит, а Равес заключен в плен. После тех событий весь гнев и вся мощь светонесущих были обрушены на культ и его сторонников, убийства и гонения продолжались почти пятьсот лет. Оверлан ушел в тень с оставшимися учениками, где восстанавливает силы и набирает новых послушников.

Последнею часть книги занимал трактат о фантомах. Оказывается, я мог оформить свои мысли в видимый образ, который был бы виден всем окружающим. Эта часть заинтересовала меня больше всего, и в последующие недели именно ее я перечитывал несколько раз.

ГЛАВА 3

Я решил, что проще всего будет воссоздать фантом себя самого. Я тренировался перед зеркалом, всматривался в отражение и представлял чуть позади себя своего двойника. Поначалу все было тщетно, я уже начинал злиться, а надежда, что у меня получиться этот дурацкий фантом затухала с каждой минутой. Но вот позади меня воздух колыхнулся, и образовалось облачко дыма. Я так обрадовался, что вся концентрация испарилась, а следом за ней и облако дыма. Но теперь я был уверен, что у меня получится. Через пару дней я создал уже целый столб дыма и очень медленно стал предавать ему очертания своего тела. Округлил голову, сформировал конечности, накинул сверху одежду. Самое сложное как оказалось это лицо фантома, стоило только сформировать его, как оно тут же перемешивалось в виде дыма. Я потратил неделю, пока позади меня не стояла моя точная копия. Медленно повернувшись, страшась, что от любого колебания, мой фантом растворится в воздухе, я оказался лицом к лицу со своим двойником. Единственное отличие глаза, вроде цвет подобрал правильно, но нет в них жизни, и правду говорят глаза зеркало души. Но ничего, наденем солнцезащитные очки, никто и не заметит. Я попробовал управлять своим двойником, чтобы он походил по дому, сел на стул. Но ноги время от времени теряли форму, снова становясь закрученным облаком дыма. Я перемещал его по дому заставляя идти быстрее или прыгать, на ходу исправляя небольшие недочеты. Мой собственный фантом и это только начало. Я дал мысленную команду, что фантом больше не нужен, и уже через секунду он разлетелся дымом и истаял под потолком.

Следующим моим экспериментом стали две огромные бродячие собаки. Я увидел их рыскающими по району в поисках еды, время от времени они скалили пасти и рычали на встречных людей. Тут было немного сложнее, в зеркале я видел себя, а с этими зверюгами, пришлось восстанавливать в памяти образ до каждой мелочи, и к тому же их было двое. Как только я начинал формировать одну собаку, вторая тут же превращалась в бесформенное облако дыма. На этот раз я потратил восемь дней, прежде чем у меня получились идеальные фантомы. Единственный минус в том, что фантом не способен издавать звук, излучать тепло или источать запах, так что этот фокус могут раскусить. Мои собаки не могли рычать, но они так жутко скалились, что даже у меня кровь застывала в жилах. Через пару дней тренировок я разыграл небольшой спектакль на улице. Фантомы собак накинулись на моего двойника и стали рвать его в клочья. Свидетели разбегались с дикими криками с невероятной скоростью, а доблестные сотрудники правопорядка еще долго чесали затылки, чтобы понять, куда делась кровь и разорванное тело. Давно я так не веселился, непонимание в глазах этих людей, их страх, они возносили меня на ступень выше. Постепенно я стал чувствовать превосходство над этой серой массой. С каждым новым призывом мне становилось проще формировать фантомов и управлять ими. Мозг запоминал новые образы и почти моментально формировал будущего фантома, а тот появлялся передо мной в считанные секунды.

***

Надо сказать, что деньги, которые лежали в сумке я тоже использовал. Денег прямо, скажем, оказалось не мало. Я сделал косметический ремонт квартиры, заново купил мебель и технику, не забыл и себя приодеть. Хватило денег и на покупку автомобиля, я уже начал забывать, как любил раньше покататься по ночному городу за рулем. Я снова стал похож на человека, а не на ту шваль, что искала смерти в притонах. И как напоминание о том отвратительном времени я встретил двух старых знакомых по игле, именно знакомых, ведь у наркомана не может быть друзей кроме дозы. Два вечных спутника по всем злачным местам нашего города Санек и Вова, вечно под кайфом или в поиске новой дозы. Оба одеты в грязные поношенные вещи, как будто одевались в одном мусорном баке. Их глаза заблестели, когда они узнали меня, еще бы теперь я выглядел солидно, мог и денег побольше подкинуть.

-Дружище! Привет Ярик, сколько лет не виделись, - заговорил своим прокуренным голосом Санек, - а мы уже думали, ты забыл про старых друзей, не пишешь, не заходишь в гости.

Я смотрел на этих отбросов, вспоминая, что и сам недавно был таким же и невероятная ярость начала постепенно овладевать мной. Уже достаточно взбешенный я ответил, как можно жестче: - Пошли вон ублюдки, я не общаюсь с таким отребьем!

-Отребьем говоришь? А не ты ли к нам приползал за дозой? - Пока Санек это говорил, Вова, похоже, уловил, что-то в моем голосе и стал оттягивать своего дружка за рукав, - Да черт с ним, Саня пойдем от сюда.

-Нет! Куда это мы пойдем, или этот урод думает, что отмылся и стал лучше нас.

В этот момент злость полностью завладела мной, конечно, я лучше вас и сейчас вы об этом узнаете. Два огромных пса уже скалясь, медленно вышли у меня из-за спины и направились в сторону этихоборванцев. Лица этих уродов стали белее мела, их даже затрясло от страху. Остолбенение длилось пару секунд, потом они разом сорвались с места, а мои послушные песики гнались за ними, придавая ускорение еще пару кварталов. Грязные сволочи, да как они посмели вообще заговорить со мной. Я не просто изменился, я стал лучше. С каждым днем, с каждым новым знанием я все сильнее отдаляюсь от обычного человека и стремлюсь к высотам, которых, ни только не достичь, но даже не понять, этим ничтожествам. Злость еще бурлила во мне, когда я развернулся и отправился обратно домой. Вечерняя прогулка была полностью испорчена этой неожиданной встречей, надеюсь, что больше не увижу этих двоих в своем районе. Когда подходил к своей квартире, злость уже улеглась, но настроение было безвозвратно испорчено. Я зашел в дом не спеша разделся и направился в комнату. Переступая порог, я замер заметив не прошеного гостя в своем кресле, опять этот старик и снова явился без спросу. Он, как и в прошлый раз был одет в строгий костюм дорогого покроя и начищенные до блеска туфли.

-А ты не пробовал позвонить на телефон и предупредить о своем визите.

-Здравствуй избранник, в этом нет необходимости, - ответил Мор ледяным голосом.

-Ну конечно, ты же просто вламываешься в мою квартиру, зачем ты пришел на этот раз?

-Тебе нужно отправиться в определенное место.

-И что в этом месте?

-Твой новый дом, именно там ты соберешь послушников и даруешь им кров. Вся необходимая информация содержится здесь, - с этими словами он положил папку на журнальный столик, - отправляйся туда, как можно скорее. Как только он договорил его фигура начала истончаться, превращаясь в дым.

-И тебе пока. Вот козел явился ко мне, дает распоряжения и исчезает, ни чего толком так и не объяснив. Посмотрим в папке, что хоть за дом мне перепал. Внутри оказалась карта с проложенным маршрутом, документы, на дом оформленные на меня, интересно, как он это провернул без моего участия. Также в папке были фотографии дома с описанием комнат. Скажу прямо это не дом, а рухлядь, единственное достоинство это глубокий каменный подвал в который можно попасть прямиком из дома. Здесь меня в данный момент ничего не держит, так что завтра с утра поеду осматривать новую недвижимость.

ГЛАВА 4

Я выехал рано утром, пока город не заполонили эти проклятые пробки. Через полчаса я остановился на заправке, залил полный бак, а заодно выпил стакан кофе и съел хот-дог. Раз Мор обещал мне, что теперь любой яд для меня безвреден, можно питаться в местах и похуже, без страха за свое здоровье.

Я ехал уже часа полтора. Судя по карте, мне нужно съехать на грунтовку и не щадя подвески, ехать так еще километров пять. Машина покатилась по ухабистой дороге, а из-под колес вырывается целое облако мелкой въедливой пыли. Где-то тут мне снова надо свернуть. Но оказалась, навигатор из меня никакой, я то ли пропустил поворот, то ли еще не доехал до него. Немного заплутав, я наконец-то приехал в эту богом забытую деревню под названием Белое. Знали бы создатели деревни, какие черные дела я собираюсь здесь воротить. Людей почти не встретил, а если попадались так только немощные старики, что сидели на лавочках перед своими домами. Буквально через пару минут я доехал до края села, из-за деревьев виднелось старое полузаброшенное кладбище. Теперь картина понемногу начинала складываться, ясно, почему Мор выбрал именно это место. Съехав на обочину, я припарковался у своей новой недвижимости.

Это был неприглядный домик на отшибе. Неровный забор из штакетника с потрескавшейся и выцветшей зеленной краской, который местами начал заваливаться. Перед домом, как собственно и во внутреннем дворе буйствовали дикие травы, а если выражаться проще все заросло сорняками. Причем некоторые достигали мне до груди. Фруктовые деревья уже начали дичать, ощерились во все стороны сухими ветками. Сам дом был такой же заброшенный и обшарпанный, как и все, что его окружало. Стены были покрашены коричневой половой краской, и судя по тому как краска облупилась, это было сделано ещё до моего рождения. Крышу покрывал серый шифер, засыпанный сверху слоем жухлой листвы и сухих веток. Труба, выходившая на крышу начала разваливаться, несколько кирпичей настолько растрескались, что рассыпались по шиферу мелкими осколками. На старой деревянной двери, которую перекосило со временем, висел тяжелый амбарный замок, уже изрядно покрытый ржавчинной. Я вставил ключ и провернул, замок с неохотой клацнул, но все, же открылся. Немного поборовшись с провисшей дверью, я все же смог открыть ее и зайти в небольшие сени.

Дом состоял из небольшой прихожей, двух комнат, которые так же не поражали своими размерами, и кухни, которая разделяла дом пополам. Стены покрывали старые пожелтевшие обои, местами даже невозможно различить рисунок, который на них был. Повсюду висит старая мертвая паутина, облепленная пылью. Доски пола противно скрипят под ногами, а над головой местами заметны черные пятна, не удивительно, что и крыша в этом доме прохудилась. Я зашел в дальнюю комнату повернул направо и в конце стены в нише нашел долгожданную дверь в подвал.

Дверь была приоткрыта, а из мрака тянуло могильным холодом и сыростью. Я достал фонарик из кармана включил его и шагнул навстречу тьме. Если дом вызывал чувства отвращения, то подвал вселял трепет. Добротный весь из серого камня, строили на века. Какое же не соответствие того, что я увидел наверху и этих подземных хором. Подвал находился под всем домом, хотя мне показалось, что он даже простирается дальше, чем та халупа наверху. Стены высокие метра два с половиной, а может и выше. Но больше всего меня поразил пол, он был выложен из каменных плит, таких, же серых, как стены подвала. Я всегда считал, что в деревенских подвалах пол земляной, максимум его бетонируют. Все блоки так тщательно подогнаны, что не сразу можно рассмотреть щель между ними. Особенно в темноте подвал кажется пещерой вырубленной в сплошном массиве гранита.

Изрядно, замерзнув, я выбрался на улицу, и с удовольствием подставил озябшее тело под солнечные лучи. Подкурив сигарету, я начал укладывать полученную информацию в голове и прикидывать, с какого конца приступать к делу. Дым затейливо клубился, как и мои мысли. Надо привести дом в порядок, чтоб у малочисленных соседей было меньше вопросов, что это за псих живет в полуразвалившемся доме. Хотя это же село населенное стариками, любопытных наберется целая очередь. Ну ладно приведу здесь все в порядок или хотя бы постараюсь, а там будет видно

После целого дня уборки в доме остался стол на кухни и большой шкаф. Все это добро я разместил в дальней комнате, дверь в подвал закрыл, чтоб не тянуло холодом. Так же принес из машины раскладной стул и матрас со спальным мешком. Проводка вся прогнила, поэтому я поставил на стол походный фонарь. Я отправился в машину за припасами, пора было поесть и укладываться спать, уборка в этом клоповнике вытянула из меня немало сил. Когда я вернулся в дом с пакетами на моем стуле сидел Мор.

-Здравствуй избранник, - произнес он своим холодным голосом, без оттенка эмоций.

-И тебе не хворать, ты как всегда без приглашений.

-Ты уже однажды меня пригласил, теперь это лишняя формальность.

Я подошел к столу и начал раскладывать продукты из пакетов, не оборачиваясь, спросил у него:

-Решил проверить, как я тут расположился?

-Нет, я пришел указать тебе на первого послушника.

На долю секунды я замер, вот и началось, мой первый послушник. В голове лихорадочно заметались мысли, я с огромным усилием взял себя в руки и успокоился.

-И кто же это, - ответил я, стараясь не подавать вида, как меня взволновала эта новость, - сатанист самоучка или спятившая ведьма.

Мор как всегда не среагировал на мои колкости и так же бесстрастно ответил:

-Это начинающий некромант, он только познает все тайны своего дара. Сказав это, он протянул мне папку толщиной в несколько листов.

Открыв папку, я увидел фотографию человека, который, как мне кажется, совершенно не похож на некроманта, такая внешность у младшего менеджера, какой-нибудь мелкой фирмы.

- И это некромант? - повернувшись я обнаружил, что Мор исчез, а на его месте развевается облако дыма, - Ну как всегда! - сказал я в пустоту.

С фотографии на меня смотрел парень лет двадцать семь, а может и больше тридцати, сразу и не скажешь точный возраст. Волосы темно русые, намек на залысину спереди, высокий лоб, достаточно мясистый нос, глаза каре-зеленые, губы средней толщены и вообще весь он средний. Обычный парень, ничего примечательного, похожий на него консультант в том году продавал мне ноутбук. Дальше шла краткая биография. Моего послушника звали Евгением, его выгнали из медицинского с четвертого курса за неуспеваемость, близких родственников нет, а дальним плевать на него. После универа работал то грузчиком, то продавцом-консультантом, какая неожиданность. В данный момент он безработный. Живет один в однушке которая досталась ему от бабушки. В конце страницы был написан адрес его квартиры.

Последним листом в папке оказалась знакомая мне записка написанная кровью с обгоревшим краем. Не так давно я и сам писал похожую. Только почерк у меня намного понятнее. Мор решил не сам явиться к нему, а отправить меня. Но зачем? Ладно, пора спать, а завтра поеду на встречу к некроманту.

ГЛАВА 5

Проснувшись с утра, я быстро позавтракал и отправился в дорогу. Часа через два я приблизился к границам города, где живет некромант. Городок носил название Воловск, хотя это еще гордо сказано город. Большое село, в центре хрущевки опоясанные плотным кольцом частных домов. Дорогу видно проложили при создании города, она вся была в ямах, местами вздувались бугры. Я немного поколесил по городу, и вот наконец-то нужный мне адрес. Я вылез из машины и закурил, пытаясь собрать мысли в кучу, что же мне ему сказать? После пары сигарет я примерно представил, что буду говорить, а там, если, что сымпровизирую.

Я зашел в подъезд, стены обшарпаны и исписаны. Видно не один филолог соревновался здесь в знании великого и могучего русского языка. Я постучал в дверь, никто не ответил и я постучал уже настойчивей. Через минуту с той стороны раздался вопрос:

-Кто там?

-Это Евгений? - спросил я в ответ невидимого собеседника.

После небольшой паузы он ответил: - Да. А кто вы?

-Я пришел предложить вам работу.

-Я в ней не нуждаюсь, до свидания.

-Странно, а мне передали записку от вас, где вы ясно даете понять, что хотите занять определенную должность.

Пару минут за дверью была тишина, я даже подумал, что он отошел от двери. Но вот послышался звук открывающегося замка, дверь отворилась, и передо мной предстал человек с фотографии. Он был в поношенной и грязной одежде волосы растрепаны и выглядел еще более нелепо.

-Кто ты? - Спросил он немного дрогнувшим голосом.

-Я, тот, кто пришел к человеку, написавшему эту записку, - с этими словами я протянул ему обгоревший лист бумаги.

Его глаза расширились, и он нервно заговорил: - но ведь он сгорел, я сжег его. Этого не может быть.

-Так, может, я пройду, и мы поговорим.

Он смотрел непонимающе то на меня, то на этот листок. У меня сложилось впечатление, что еще немного, и он упадет в обморок или его разобьет приступ. Наконец он поспешно отошел в сторону, сделал приглашающий жест рукой и произнес:

-Да, пожалуйста, проходите.

В квартире был беспорядок. И это еще слабо сказано, это был настоящий свинарник. Все было завалено мусором: упаковки от продуктов, банки и склянки от каких-то реактивов или другой дряни, рваные тряпки, грязные вещи. Я был во многих притонов, но чтобы увидеть столько мусора в одном месте, для меня это стало полной неожиданностью. Про ремонт, конечно, нет смысла говорить, если обитатель сего жилища не обращает внимание на мусор под ногами, то какая ему разница, чем покрыты стены. Хозяин квартиры побежал вперед, заманивая меня взмахами руки, попутно откидывал ногами мусор, стараясь прорубить тропинку для меня.

Он провел меня на маленькую кухню. Поспешно начал убирать пустые коробки из под пиццы, пакеты из под чипсов и других снеков, пивные бутылки и прочий хлам. Который занимал все горизонтальные плоскости в его доме. Я брезгливо сел на край табуретки, стараясь как можно меньше прикасаться к окружающим меня предметам. Стол весь в пятнах, остатках пищи и еще в чем то. По стенам ползают тараканы, таких огромных я никогда в жизни еще не видел.

-Так ты некромант? - скептически спросил я у него.

-Я изучаю все, что смог достать по этому вопросу, и уже достиг определенных результатов, - быстро затараторил он, - я сейчас покажу. С этими словами он вскочил и побежал в комнату. Я терялся в догадках, что он принесет оттуда. Вряд ли у него там зомби горничная или чудовищного вида гомункул. Хотя в этом беспорядке можно и несколько трупов спрятать. Он вернулся с ноутбуком в руках и поставил его передо мной на столе. Ноутбук был, достаточно старенький, весь грязный, заляпанный непонятными пятнами, и разводами. Он пару раз поклацал мышкой и включил видео, при этом гордо сказал:

-Вот оно.

На экране появился алтарь, как я сначала подумал, но потом, присмотревшись, понял, что это тумбочка укрытая черной тканью. На импровизированном алтаре лежал человеческий череп, пару свечей, бумажки с какими-то каракулями и дохлая ворона. Не отрываясь от экрана, я спросил у него:

-А где череп взял.

Он ответил немного смущенно, но в голосе проскакивали нотки гордости, а как же настоящий череп:

-Спер из лаборантской, когда учился в меде.

Мой собеседник появился на экране одетый в обычный медицинский халат, только давно не стираный, уже потерявший белизну. Он разместил на алтаре железную миску достал из кармана небольшой сверток и поднес его к пламени свечи. Сверток с неохотой загорелся, а как только он отвел руку от свечи, сразу потух и начал сильно дымить. Он поместил сверток в миску рядом с вороной и немного отступил. Все это время некромант с экрана бубнил непонятные мне слова, делая даже акценты на интонацию в определенных местах. Возможно, эта особенность при произнесении заклинании или он излишне склонен к драматизму в такие моменты. Долго ничего не проходило, дым клубился и поднимался вверх, я уже начал терять терпение, как вдруг дым начал концентрироваться над поверхностью миски. Через пару минут струйки дыма стали притягиваться к вороне и проникать в ее плоть. Так вот значит, как выглядело со стороны принятие мной дара от Мора. Ворона начала подергиваться, крылья стали биться в страшной агонии, такое ощущение, что ее тело разрывало изнутри. И вот ворона вскочила на лапы, расправила крылья и начала отвратительно каркать. Одно из крыльев было сломано, а в боку под ним были выдраны перья, и зияла глубокая рана. Птица непонимающе вертела головой попробовала взлететь ударилась об пол и больше не подавала признаков жизни. Тоже мне великий мастер, оживил птицу на полминуты, но вслух я произнес:

-Впечатляет, что ты еще умеешь.

-Есть еще ролик, - он быстро стал включать следующее видео.

Та же тумба, тот же череп, правда, уже без дохлой вороны. Перед черепом уже знакомая миска и старый фонарь, который своим светом откидывает на стену причудливую тень от черепа. В кадре появился Евгений, опять в своем замызганном халате, налил темную жидкость в миску и принялся сыпать туда порошки и сухие листья. Снова он произносит непонятный мне заклинание, хотя вроде предыдущее звучало по-другому. Как обычно долго ничего не происходило, но вот мне показалась, что тень от черепа колыхнулась. Вроде бы жидкость в миске стала бурлить, а тень стала непонятным мне образом подрагивать на стене. И вправду тень начала преображаться и уже со стены смотрит тень мужчины. Именно смотрит, я ощутил всю материальность этой тени, и то, как она напряженно всматривается в некроманта, который ее призвал. Некромант, что-то сказал, и тень двинулась по стене в сторону и исчезла из кадра.

-Куда она делась, - спросил я очень поспешно.

-Я отправил ее узнать дома ли мои соседи, - ответил он мне, с растущей гордостью в голосе.

Вот это полет фантазии, шпионить за соседями. Я пересилил себя протянул руку, и нажав на клавишу поставил видео на паузу. Повернувшись к нему лицом, я произнес:

-Впечатляет, даже весьма.

Его глаза радостно заблестели, а губы растянулись в нелепой улыбки:

-Я старался, - ответил он радостно.

-Я предлагаю тебе поехать со мной, в одну богом забытую деревню. Там отличный подвал для твоих, - я подбирал правильное слово, - экспериментов. Рядом старое кладбище, так что материала для опытов тебе тоже хватит. Людей в деревне мало, мешать тебе не будут.

Я не успел закончить, как он вскочил с табурета и радостно затараторил, что он согласен. Он унесся в другую комнату собирать вещи, а я так и остался сидеть на кухне, обдумывая, что я увидел. Раньше я думал, что некромант это спятивший маг, живущий вблизи кладбища и жаждущий убить все сущее, а потом поднять его из могилы. Но передо мной предстал обычный ученный, хотя его занятия сложно назвать наукой. Он пробует, экспериментирует, ведет записи своих нескончаемых опытов. После знакомства с Мором мир стал открываться для меня совсем под другим углом.

Через пятнадцать минут он уже был готов, вещей набралось не так много. Рюкзак, в который он засунул ноутбук, тетради с записями, череп и другие магические атрибуты, и небольшая дорожная сумка. Мы сели в машину и я тут же открыл окно, запашек от моего нового соседа по дому был прямо сказать отвратный. Ничего, приедем в деревню, заставлю его помыться колодезной водой.

-Надо кое, что прикупить в новый дом, - сказал я, не поворачиваясь к своему пассажиру, - будешь показывать дорогу до магазина.

Я купил раскладной мебели, необходимый садовый инвентарь, запас провизии на длительный срок и даже настоял на том, чтоб некромант обновил свой гардероб. Как мне кажется, запах из его одежды уже не выветрится никогда. Машина была забита вещами до предела, сложно найти хоть крупицу незанятого пространства.

Была вторая половина дня, когда мы выехали из города и направились в деревню. Мой попутчик оказался немногословным, то ли слишком скромен, то ли прибывает в состоянии шока от всего, что с ним произошло.

Мы долго ехали, молча, и тут неожиданно для моего пассажира я спросил:

-Скажи, а можно заставить мертвого страдать.

-Конечно, - промямлил он, - я читал, что можно разорвать душу умершего на куски и заключить в специальные сосуды. Душа будет пробовать воссоединиться, чтобы принять целостное состояние. И пока она будет разделена, она будет испытывать невыносимые муки.

-И чем на больше кусков ее разорвать, тем ей больнее? - Спросил я со злой надеждой.

-Не знаю, но думаю, что чем сильней ее растерзать, тем больше мук она испытает, - ответил он мне тоном настоящего ученого, который уже прокручивает в голове подобный эксперимент.

-А ты можешь такое проделать? - Спросил я представляя в голове лицо того козла, что сидел за рулем злосчастной газели.

-Надо попробовать, еще нужны сосуды для удержания души и...

Он начал перечислять неведомые для меня предметы, прикидывать в какой фазе должна быть луна и другие тонкости. А я уже вовсю зверствовал в своей голове, представляя, как буду рвать душу той паскуды, что лишила меня всего. Я еще долго был погружен в свои мысли, как вдруг я осознал, что так и не представился:

- Меня зовут Ярослав.

-А меня Женя, - промямлил он, - хотя ты это уже знаешь.

Ну что за олух, надеюсь, из него действительно выйдет толк, иначе я зря трачу свое время. Ну, неужели у Мора нет на примете ни кого получше, чем вот, этот.

Мы добрались до дома к вечеру, некромант сразу оценил близость кладбища и решил, что уже завтра исследует его на предмет заброшенных могил. На состояние дома он почти не обратил внимание, хотя какая ему разница, после той свалки, где он жил. Но вот когда он узнал об отсутствии интерната, в его глазах отразился настоящий ужас. Я потащил свое тело в сторону крыльца, с желанием лечь и заснуть. Из дома бледный как мел вышел Женя и проговорил тихим дрожащим голосом:

-Там сидит… В доме сидит старик.

-Что ты несешь, какой старик, - я замолчал на полуслове, сразу догадался, что за гость приходит без приглашений, - пошли, посмотрим, кто там сидит.

В комнате за столом сидел Мор. Опять в строгом костюме, но на этот раз абсолютно черном. Он встретил нас взглядом и проронил своим загробным голосом:

-Избранник, Некромант, приветствую вас.

-И тебе привет, - ответил я, - Евгений это Мор, он кто-то вроде начальника нашего отдела, Мор это Евгений.

Женя, стоя у меня за спиной тихо сказал: - приятно познакомиться.

Мор одарил его холодным взглядом на долю секунд и направил свои глаза на меня.

-Я пришел, чтобы сообщить тебе следующую цель. Ты должен проследить за группой из трех человек, они кое, что ищут. Они только проверяют информацию, что этот предмет находится здесь. Если они его обнаружат, ты должен вмешаться и завладеть им.

-И что это за предмет?

-Дистальная фаланга

-Какая фаланга? Что это?

-Это крайняя фаланга, на, которой располагается ногтевая бугристость, - произнес Женя, все еще прятавшийся у меня за спиной, от такого странного гостя.

-Все верно Некромант, - произнес Мор ледяным тоном, - это артефакт, он очень важен для нас.

Артефакт, еще и фаланга, в голове сложилась цельная картина, и я спросил своего гостя:

-Это часть отрубленной руки Голана, не так ли?

-Да, это так, я принес материал на этих людей и несколько книг для некроманта.

Он уже явно хотел повторить свой фокус с превращением в облако дыма, но я поспешно спросил его:

-А может, ты предоставишь цифровые копии, записанные на ноутбук, все-таки двадцать первый век, а ты все книжки таскаешь.

-Я рассмотрю твою просьбу, - его глаза начали излучать блеск, из тела просочились первые струйки дыма.

Я развернулся и пошел к выходу, а Женя смотрел заворожено на исчезновение, непрошенного, гостя. Он вышел на улицу минут через пятнадцать, по нему сразу видно, что его это сильно поразило. Хотя чего скрывать я и сам был шокирован, когда увидел это впервые. Я сидел на перевернутом ведре и неспешно курил, он подошел, постоял, рядом молча пару минут и спросил:

-А кто такой Голан?

-Возьми в шкафу книгу там все написано, - мне совершенно не хотелось трепать языком после тяжелого дня.

Он еще немного постоял на улице и поплелся обратно в дом. Завтра с утра я придумаю, как выполнить новое поручение…

Продолжение следует…

0
19:40
557
05:22
Нет четкого осмысленного финала…
21:54
свои объятья, чаще, зачем тут зпт?
Меня зовут Ярослав, по крайнеЙ мерезпт
с запятыми просто беда
с построением фраз — тоже
ошибок просто куча
Тот день, когда их у меня забрали, я запомнил навсегда. Был холодный сентябрьский день день — тавтология
четырехлетний — слитно
ребенка с детского сада из?
дурак не справился с управлением своей газели ГАЗели? или то было четвероногое животное?
в черной рясе как у средневековых монахов у нынешних монахов другие рясы?
Ты станешь моим помощникОМ
Из рукавов выглядывали манжеты итальянского покроя я вот навскидку не пойму, какого покроя манжеты
опять сплошные канцеляризмы и фразы, тяжелые, как булыжники
Продолжение следует… на конкурс вроде законченное произведение должно быть выставлено?

Гость
03:25
Так долго продираться сквозь текст, чтобы получить вместо финала «Продолжение следует…»?
Спасибо, не надо продолжения. Какая идея, задумка была вложена, что автор хотел показать?
«кое, что» — причем, дважды. Впервые встречаю такое написание.
Загрузка...
54 по шкале магометра