Нидейла Нэльте №1

​Товарищ Вихрь

​Товарищ Вихрь
Работа №91 Автор: Давыдов Дмитрий Владимирович

1.

Около запасной взлётно-посадочной полосы военного аэродрома стоит «Хаммер» защитного цвета. Водительская дверь машины открыта, рядом с водительской дверью стоит офицер военно-морских сил США. Офицер - латиноамериканец, он смотрит в небо и наблюдает приземление сверхзвукового пассажирского самолёта. Через несколько минут самолёт приземлился. Офицер сел в машину и поехал к самолёту. Пассажирская дверца самолёта открылась, автоматически спустился небольшой трап. Из дверцы самолёта выглянул человек, огляделся, увидел подъезжающий автомобиль, и начал спускаться. Человек оказался высоким, на вид ему тридцать пять лет. На нём тёмно-серые брюки, чёрные остроносые туфли, воротник белой рубашки расстегнут на две верхние пуговицы. Левая рука высокого человека согнута, через неё перевешан пиджак, в ней же он держит дипломат. Офицер-латиноамериканец подъехал близко к трапу, выскочил из машины, подбежал к высокому человеку. Высокий человек широко улыбнулся, обнажив белоснежные зубы.

- Лейтенант Диего Рамирес, военно-морские силы. Разведка, – отрапортовал офицер ВМС США.

- Привет! Я ветеран «Дельта Форс». Майор, – представился высокий человек с белоснежной улыбкой и провёл краткий инструктаж: - Будешь обращаться ко мне по моему званию в «Дельте» или сэр, никакого имени. Оперативный директорат ЦРУ, отдел Россия и Европа. Место моей работы обозначаю как агентство.

– Да, сэр.

Лейтенант открыл дверь пассажирского места, Майор забросил пиджак и дипломат на задние пассажирские места. Сел. Лейтенант обежал машину, быстро уселся за водительское место:

– Едем, сэр?

- Да, - ответил Майор, - по дороге введёшь в курс дела. По шифрованной видеосвязи трудно было понять, что ты хотел от нас.

- Да, сэр, - Диего начал обрисовать Майору ситуацию с задержанным русским: - Находится у нас на базе около шести недель, в отдельной камере.

- Чем занимается? – перебил его Майор.

- Силовыми упражнениями, – ответил Диего.

- Ему предоставили гимнастические снаряды?! – удивился Майор и добавил для уточнения: - Камера большая?

- Нет, одноместная. – Диего уточнил, какими физическими упражнениями занимается задержанный: - Он приседает, отжимается, накачивает свой пресс.

- Ещё что делает?

- Это всё.

- Что-то ещё должен делать целый день. – Майор решил уточнить: - Спит?

- Он это всё и делает целый день, - пояснил Диего.

- Как? – изумился Майор. - Сколько раз?

- Мы не смогли сосчитать, но по записям с камеры наблюдения определили: он отводит два-три часа на один вид упражнения. Затем небольшая передышка. И снова два-три часа уже на другое упражнение. И так до сна. С перерывами на ланч и допросы.

- Возраст? – поинтересовался Майор.

- На вид тридцать пять, – ответил Диего, и уточнил, - но по биологическим замерам: за пятьдесят лет.

- Как питается?

- Съедает всё, но пьёт только обыкновенную воду. Много. Минимум пять литров. Просит литров десять. Ещё просит мёд. Он просит всего три вещи: чистую воду, мёд и главного аналитика.

- Почему вы обратились к нам так поздно? – строго спросил Майор.

- Мы подали первый запрос в агентство в момент задержания. У него на руках оказались настоящие документы Джонни Смита. Нас проигнорировали. Второй запрос…

- Диего, – перебил его Майор и улыбнулся, - с этого момента ты в команде. Тебе предоставлен второй код доступа. На ваш первый запрос, мы только начали проверять информацию. На ваш второй запрос уже было подтверждение. Джонни Смит был секретарём нашего посольства в России и нашим штатным сотрудником. Шесть с половиной недель назад он пропал в Москве, в закрытой зоне аэропорта. Зона только для дипломатов. Джонни возвращался к нам, в агентство. Последний раз его видели перед тем, как он зашёл в туалетную комнату. По камерам наблюдения было зафиксировано, как Джонни вошёл в эту комнату. На пятнадцать минут туалет оказался закрытым. Мы опросили всех свидетелей. Через пятнадцать минут из туалетной комнаты вышел человек в форме уборщика с двумя тяжелыми черными пакетами. Он проследовал до места, где выбрасывается крупногабаритный мусор. По записям с видеокамер это мы отследили. Затем мы его потеряли. Вполне возможно, что этот же человек улетел к нам по документам Джонни. Кстати, Джонни из династии. Его дед погиб на корейской войне. А отец прослужил у нас аналитиком. Я успел его застать в агентстве. – Майор отвёл глаза в правую сторону и добавил: - Диего, для нас это была большая потеря.

- Да, сэр. – Диего и Майор замолчали. Через несколько минут Майор оживился:

- Вы говорили: у него есть особенности.

- Да, сэр. Три. Когда его задержали… - начал было пояснять Диего.

- Он оказал сопротивление? – перебил Майор.

- Нет, он сообщил только, что добирается автостопом до агентства и ему нужен наш главный аналитик.

- Хорошо. Особенности?

- В первые несколько часов, мы пытались его идентифицировать. Запросили ваше агентство, АНБ. Взяли у него кровь на полный биохимический анализ. Ваше агентство проигнорировало.

- Я уже объяснил, - уточнил Майор.

- Да, сэр. На запрос в АНБ был получен ответ на следующий день: данный задержанный не идентифицирован. В базах АНБ лицо задержанного впервые появилось только за два дня с момента запроса. И то в двух аэропортах: Москвы и Вашингтона. И здесь у нас на пропускных пунктах. Это значит: или он прибыл с другой планеты…

- Диего, - перебил Майор, - перестаньте верить в глупости.

- Да, сэр, – начал оправдываться Диего. – Я имел в виду, второе, что он никогда не пользовался телефонной, компьютерной и другой электронной техникой. Ни его голоса, ни его изображения в базах АНБ не оказалось, кроме этих двух дней.

- Что дал анализ крови?

- Вот эта первая особенность. У него в крови присутствовали только вирусы, которые он подцепил в аэропортах Москвы и Вашингтона. Анализ крови ещё показал у него наличие высокого иммунитета. Врачи сказали: такого не может быть. Взяли повторный анализ. Во втором анализе этих вирусов уже не было.

- Хорошо, Диего, – первая особенность задержанного русского не впечатлила Майора. На самом деле так оно и было. Но десять лет назад, когда он подал рапорт в агентство, такая информация взбудоражила бы Майора. Он непременно возомнил бы себя агентом ФБР из фильма «Твин Пикс» или героем сериала «Секретные материалы». Десять лет работы в агентстве, плюс несколько уровней подготовки сделали из Майора самоуверенного человека, который знал только одно: всему и всегда есть объяснение. За этим объяснением его и послало сюда агентство, это объяснение он должен получить сегодня же после встречи с задержанным русским, а завтра уик-энд в Лэнгли. Майор спросил: – Вторая особенность?

- Он хорошо дерётся. Задержанным, заключенным, подвергшимся к дисциплинарным взысканиям, - начал пояснять Диего, - полагается прогулка на свежем воздухе. Мы его выводили вместе с нашими провинившимися военнослужащими. Там несколько сержантов стали его задирать. Вначале он им отвечал вежливо, потом видимо понял, что они надсмехаются над ним, отошел в сторону, отвернулся и стал молчать. Мы это по камерам наблюдения проанализировали.

- Дальше, - попросил Майор.

- Сержанты стали подстрекать молодых, те решили подбежать к нему и то ли стукнуть, то ли… не понятно, что хотели. Но он вырубил их, с одного удара.

- Это не особенность, - усмехнулся Майор. – И ты, Диего, будешь так драться, если по стольку заниматься каждый день.

- Сэр, он вырубил всех!

- Кого всех?

- Всех, кто там был!

- Хм, - призадумался Майор. – И что?

- Вы не видели наших сержантов. Их мышечная масса в полтора-два раза больше мышечной массы задержанного русского.

- Означает ли это, что он профессиональный боец? – спросил Майор.

- Не знаю, сэр. Но у него было всего несколько ударов на человека. Мы не стали его больше выпускать на прогулку вместе с другими провинившимися.

- Третья?

- Он утверждает, что знает всё про всех.

- Становится интереснее, - ухмыльнулся Майор. – Как это он доказывает?

- Он рассказал, что случилось с моей дочерью и женой.

- Как это было, - спросил Майор, - мне нужны подробности.

- Три недели назад моя дочь, выходя из школьного автобуса, поранила себе руку. Ей сделали перевязку в медпункте. Он мне об этом и сказал. И то, что моя жена изменяет мне.

- Как проверил? - спросил Майор

- Я позвонил своей дочери, она стала мне сама рассказывать о том, что с ней случилось. С женой я не стал ничего выяснять. Русский сказал мне, что её любовник второй мужчина в её жизни. И что у меня было в десять раз больше женщин, чем у неё мужчин. То, что у жены появился любовник, в этом я сам виноват. Я это понял. И стал уделять больше внимания жене. Русский говорит, что она больше не изменяет мне.

- Диего, ты попал под его влияние! Нужно будет рассмотреть вопрос о твоем отстранении от ведения допросов с задержанным русским.

- Да, сэр! – отчеканил Диего.

- Я объясню тебе, - начал пояснять Майор, - Сначала ты, Диего, позвонил к себе домой при нём, узнал новости, либо рассказал ему, либо он подслушал твои разговоры с семьёй. Затем он тебе внушил, что ты не звонил домой, и тут же начал рассказывать то, что ты и так знал и без него пять минут назад, но забыл под его воздействием. – Майор усмехнулся и решил объяснить Диего элементы гипноза: - Диего, русский тебя загипнотизировал! Офицеры ВМС США не проходят практику гипноза и не встречаются с индусами-гипнотизёрами. Меня в агентстве обучали, я проходил и знаю, как это всё устроено. Диего, это был простой гипноз!

- Нет, сэр! – ответил Диего. – Было другое. Он, действительно, всё знает про людей.

- Хорошо, Диего, расскажи, - усмехнувшись, попросил Майор, и предположил: - Будет забавно послушать.

- На прошлой неделе, перед тем как мы послали в агентство второй запрос, я принял решение применить к задержанному русскому, - Диего начал подбирать слова, - методы сексуального воздействия.

- Диего, я не слышал эту информацию.

- Сэр, но без этого я не смогу доказать.

- Хорошо.

- Я попросил тех, двух сержантов, помочь нам в… этом воздействии. Он был в наручниках. Они ввели его в отдельную комнату, там были видеокамеры.

- Тебе было интересно?

- Нет, сэр. Долг службы.

- Дальше.

- Через несколько секунд, после того, как они зашли, погас свет. Через час зашли мы. Сержанты были мертвы.

- Он их убил? В наручниках? – неожиданно удивился Майор.

- Через несколько дней, специалисты предоставили запись. Они просветлили: стало видно, как всё происходило. Русский говорил шёпотом. Сначала он сказал одному сержанту, что Лили ждёт его там. Сержант рассмеялся. Русский назвал точное место, где была захоронена Лили. Мы проверили. Раскопали, там оказался труп девочки-подростка.

- Дальше.

- Второму сказал, что знает, почему он на это пошел. Потому что подвергся этому в детстве. Сержант сказал, что об этом никто не знает. Русский знал.

- Дальше.

- Расплывчатый мгновенный удар двумя руками в наручниках по каждому сержанту. Сломанные шейные позвонки.

- Сколько ещё осталось до базы? – спросил Майор и подумал: «Супермен какой-то!»

- Чуть больше мили.

- Не будем тратить время. Пусть подготовят задержанного и доставят в комнату дознания.

- Да, сэр.

Диего нажал на пульте управления машиной кнопку вызова связи с базой. В динамиках кабины раздался голос дежурного:

- Сержант Брайан Фортес!

- Приведите русского в комнату дознания, мы там будем, - Диего посмотрел на часы, - через три минуты.

- Есть, сэр!

Диего выключил громкую связь.

- Ты говорил, что он считает себя военным. Он называл своё воинское звание? – поинтересовался Майор.

- Да, - ответил Диего, - майор КГБ.

- Он что белорус? – уточнил Майор.

- Нет, сэр. Русский.

- КГБ в Белоруссии, - пояснил Майор.

- Да, сэр. Но он считает себя майором КГБ СССР.

- СССР уже нет, - пояснил Майор и уточнил: - двадцать четыре года уже нет. А почему майор? Ему же много лет! Наверное, в отставке?

- Он говорит, что это потолок для его занимаемой должности.

- Что за должность?

- Сложное название. Если буквально: добыча и анализ первичной информации.

- Хорошо, Диего, - Майор вдруг вспомнил: - Диего, я совсем забыл, русский называл своё настоящее имя.

- Сэр, он просил называть себя товариш Вирх. - Диего добавил: – Сложное имя, да?

- Да.

- Он сказал: можно и камрад Вирх.

- Ты сообщил мне, что общаешься с ним без переводчика, ты знаешь русский?

- Нет, сэр. Он говорит по-английски. С акцентом и, - Диего замолчал на мгновение, подобрал подходящую фразу, - с секундной задержкой.

- Что это такое?

- Он как бы подбирает правильные слова, говорит замедленно так, как будто ученик в начальной школе.

- Где он выучил язык?

- Он говорит, что не знает английского языка. Ему помогают Они.

- Как так? – удивился Майор и поинтересовался: - Кто это Они?

Автомобиль с Майором и Диего подъехал к КПП базы ВМС США.

2.

В комнату для дознания входят Рамирес и Майор. Из мебели: стул, стол и ещё два стула. Зеркало на всю стену. Задержанный русский сидит на стуле, перед ним стол, напротив него два свободных стула. Руки и ноги задержанного русского пристегнуты к стулу наручниками так, чтобы он не смог вырваться. Рядом со стулом с задержанным стоит сержант ВМС США, Диего отдаёт ему приказ:

- Сержант, ты свободен!

- Есть, сэр!

Сержант разворачивается и выходит из комнаты. Майор разглядывает русского и удивляется тому, какой он худой и щуплый: «Интересно было бы увидеть, как выглядели хваленые Диего сержанты!»

- Камрад Вирх, я привёл к тебе Майора, он из отдела аналитики, как ты и просил.

- Камрад Вихрь, или товарищ Вихрь, - вежливо поправил Диего задержанный русский.

- Товарищ Вихрь, - обратился Майор на английском, - Я ветеран «Дельта Форс», майор. Сейчас я в агентстве первый помощник руководителя отдела аналитики по Восточной Европе.

- Может у меня плохой английский и плохое произношение, или я не правильно выразился. Я просил главного аналитика, а не майора.

Удар в левую скулу задержанного русского. Диего кричит на товарища Вихря:

– Что ты сделал с Джонни Смитом?

- Лейтенант, - Майор остановил Диего и попросил, - только не при мне.

- Убил, труп расчленил и выбросил в мусор. Части его тела давно уже на свалке мусора. Ищите там, – с запозданием ответил Вихрь.

- Хорошо, - Майора не интересовала судьба агента. Майору нужно было допросить задержанного русского, составить отчёт о проделанной работе, и к вечеру успеть на самолёт, который предоставило ему агентство только на один день, сегодняшний. Завтра в Лэнгли у него уик-энд с тридцатилетней голубоглазой блондинкой Дэйзи. Она начала работать с ним в агентстве полгода назад, Майор планировал завтра-послезавтра сделать ей предложение. Задерживаться на несколько дней на военно-морской базе в планы Майора не входило. – Лейтенант Диего Рамирес допросит тебя по поводу убийства Смита. Мне нужен твой ответ на мой вопрос: зачем ты интересуешься агентством и просишь какого-то главного аналитика?

- Нужно остановить катастрофу, - ответил Вихрь.

- Какую? – задал уточняющий вопрос Майор.

- Планетарного масштаба, - пояснил Вихрь и добавил: - Ваш главный аналитик может её остановить.

Майор посмотрел в глаза Диего, взглядом показал на выход. Диего и Майор вышли из комнаты дознания. Майор за дверью спросил шепотом:

- На базе проверяли уровень его психического отклонения?

- Да, - ответил Диего. - Психиатр сказал, что он психически совершенно здоров. Даже слишком здоров.

- Хорошо, Диего. – Майор глазами показал на вход, они вошли обратно в комнату для дознания. Майор спросил:

- Кто такой главный аналитик?

- Твой босс знает, главный аналитик назначил его на эту должность, - ответил Вихрь.

- Почему я тебе должен верить? – спросил Майор.

- Потому что я знаю всё про всех людей, - вежливо ответил Вихрь.

- Что знаешь про меня? – усмехнулся Майор.

- То, что ты торопишься сегодня улететь на самолете в Лэнгли. Завтра у тебя свидание с Дейзи и ты планируешь сделать ей предложение.

Майора это удивило, тут же предположил: «Кто-то из наших коллег решил разыграть меня перед агентством. Это розыгрыш! Все коллеги? Босс? Снимают на скрытую камеру. Будут показывать на свадьбе? Чтобы вспоминали старыми, смеяться. Столько затратить ресурсов, подговорить офицера ВМС, сделать запросы…» Вихрь остановил мысли Майора:

- Ты не женишься на Дейзи.

- Почему? – удивился Майор, моментально забыв про розыгрыш.

- Как ты думаешь, где она сейчас?

- В агентстве.

- Нет, твой босс сначала её пригласил в ресторан, после они поехали к нему в гости. Она не отказалась. Это нужно для её карьеры. Так сказал босс. Сейчас они смотрят сериал и ждут пиццу. Уже заказали. Но пицца ещё не готова, ты можешь этим воспользоваться и проверить.

Майор глазами указал Диего на выход. Оба вышли. Майор уверенным голосом начал объяснять Диего:

- Вот так работает гипноз, сначала он меня подготавливает. Я начну играть по его правилам, дальше попаду под его влияние: буду им полностью управляем. Но со мной так не будет. С тобой, Диего, это и произошло. Смотри и учись.

Майор и Диего заходят в комнату для дознания. Майор спрашивает:

- Как это можно проверить?

- У Диего есть вторая сим-карта в телефоне, она не служебная, её никто не знает. – Диего глазами говорит Майору: «Я же тебе говорил: он всё знает». Майор отвечает ему глазами: «Ты сам ему проболтался об этом». – Ты дашь Диего номер своего босса. Диего позвонит к боссу от имени менеджера и будет извиняться за то, что пицца задерживается. Через фрее-ханд ты будешь слушать звуковой фон, включен телевизор, они смотрят сериал. Ты запомнишь фон. Дальше ты, Майор, позвонишь Дейзи, слушай фон. Попроси, чтобы она выключила звук в телевизоре. Через фрее-ханд телефона Диего ты услышишь, как фон в разговоре с боссом исчезнет. Попросишь снова включить, и фон снова появится в телефонном разговоре босса. Нужно всего секунд восемь, иначе дальше они поймут.

- Хорошо, товарищ Вихрь, - усмехнулся Майор. - Ну что, Диего, попробуем?

И они начали подготовку к звонку. Диего набрал первым. Майор, действительно, услышал звуковой фон телевизора, настороженно стал набирать к Дейзи:

- Алло, милый.

- Да, Дейзи, - в телефоне слышен звуковой фон телевизора. Майор спокоен: «Он внушил мне создать такие же звуковые галлюцинации в моем мозге, пытается начать мной управлять». – Дорогая, ты можешь выключить звук?

- Да, милый, - в телефоне слышны ругательства по поводу поиска нужной кнопки на пульте, - сейчас, нашла, выключила. Сейчас слышно хорошо?

Майор махнул рукой Диего, тот разговаривал с боссом. Диего дал наушник майору. Звукового фона телевизора не было.

- Дейзи, включи снова, что ты там такое интересное слушала?

- Хорошо, милый, включила. – Майор опять слушает в наушник Диего, появился звук, тот же. Майор просит Дейзи:

- Дейзи выключи, это какой-то сериал, - Майор хладнокровен: «Какой-то бред». - Мне нужно сказать тебе несколько важных слов.

- Да, милый.

- Дейзи, ты мне очень нравишься, но я люблю другую.

- Кого? – без особого энтузиазма поинтересовалась Дэйзи.

- Свою работу, - ответил Майор, - даже сейчас я на служебном задании. И пробуду на этом задании весь уик-энд. – У Майора промелькивает мысль: «Мне понадобится больше времени, я всё пойму». – Дейзи, мы расстаёмся друзьями.

- Хорошо, – в телефоне гудки. Майор набирает телефон босса:

- Сэр, я прибыл на место. Этот русский, действительно, просит главного аналитика. Да, сэр. Сейчас спрошу. - Майор смотрит на Вихря и спрашивает: - Как зовут главного аналитика?

- Мистер Файн.

- Вы слышали? Да, сэр, спрошу. – Майор опять спрашивает у Вихря: - Есть ещё что-то сказать?

- Я пришёл.

- Да, сэр, - Майор встал по стойке смирно, в телефоне слышны указания босса, меньше минуты: - Есть, сэр. - Телефонный разговор закончился. Майор посмотрел на Диего и улыбнулся:

- Диего, тебе предоставлен код доступа один. Ты в моем распоряжении. Через час приказ об этом дойдёт до твоего высшего и непосредственного начальства. До прибытия мистера Файна, ты будешь избегать встреч с любым знакомым тебе человеком. Ты будешь покупать еду для нас в случайном месте. Я буду посылать на твой телефон координаты магазина. Еду сначала будешь пробовать ты, через час будем мы. Тебе нужно будет приобрести биотуалет, срочно. Задержанный не будет выходить из этой комнаты, я тоже.

3.

В комнату для дознания входит очень старый и грузный человек:

- Майор, выйди, и жди моего сигнала за дверью.

- Сэр, он опасен.

- Майор, первое, отключи все видео и звуковые средства записи информации. Второе, в этой стране я один из самых главных. Я решаю, кто станет президентом, кто станет главой ЦРУ. Не народ решает, а я. Ты меня увидел, и теперь знаешь, и только от меня сейчас зависит вся твоя дальнейшая судьба. Ты меня понял?

- Да, сэр. – Майор встал по стойке смирно, развернулся и вышел из комнаты дознания.

- ЦРУ дало информацию. Ты майор КГБ? - спросил грузный человек.

- Да, мистер Файн, - ответил товарищ Вихрь.

- Откуда тебе известен мой псевдоним? – спросил мистер Файн.

- Я знаю всё.

- Хорошо. СССР распалось…

- Мы так не считаем, - перебил Вихрь.

- Кто мы?

- Те, кто остался верен Родине.

- Сколько вас?

- Несколько тысяч, но это не важно. Главное: первый и его команда – наши люди.

- Он же демократ! – изумился мистер Файн.

- Вы так считаете? Вы знаете, кто такой Штирлиц?

- Да.

- По-вашему, Штирлиц должен был всем сообщать, что он полковник…

- Вы правы, - тут уже перебил мистер Файн, - ваш первый создал нам за пятнадцать лет столько проблем, сколько вся компартия не создала.

- Партбилет не порвал и…

- Мы знаем. В Китае коммунисты…

- Китайцам можно, у них много людей, - перебил Вихрь.

- Другие республики СССР…

- Временно оккупированные территории.

- Кем?

- Национально настроенной элитой под прямым управлением ЦРУ.

- Хорошо, - согласился мистер Файн и разъяснил: - Иногда я буду говорить «Допустим». Это будет означать либо «истину», либо «не знаю». Разговор может быть записан конкурентами. Поэтому я буду использовать это слово. Это слово ты понимай, как хочешь. Я мог иметь и другое значение, отличное от твоего понимания. Ты меня понял?

- Допустим, - ответил Вихрь.

- Поясни мне, почему ты знаешь всё, - попросил мистер Файн.

- После войны товарищ Сталин собрал у себя несколько десятков молодых ученых-физиков. Товарищ Сталин сказал: «Буржуазная наука говорит о втором законе Термодинамики и о необратимых процессах. А буржуазные писатели пишут произведения о машинах времени. Меня очень интересует одно: можно ли сделать процесс обратимым? Не идеализированный обратимый процесс, а настоящий. Так сказать, проверить истину на практике. Вы, молодые советские учёные, надеюсь, не сильно испорчены влиянием буржуазной науки. Я даю вам один год. Работать будете в Сибири, вам никто не будет мешать. Добывать истину будете у Природы. Самостоятельно, без помощи книг. Можете работать группами, поодиночке. Через год покажите результат. Нашей стране, для будущего, нужен очень это результат».

- И что? – усмехнулся мистер Файн.

- Через год учёные предоставили результат: любой процесс можно сделать обратимым, затратив энергию и выполнив расчёт большого массива данных. Товарищ Сталин сам наблюдал за опытом. Стеклянный сосуд, разделенный пополам перегородкой. В одной половине газ, в другой вакуум. Открывали перегородку, газ равномерно распределялся в объёме. Наводили на сосуд несколько лучей из специальных устройств. И молекулы газа возвращались обратно в первую половину сосуда. Сталина заинтересовало одно из устройств. Ему ответили, устройство считывает из прошлого информацию о состоянии газа, где и как колебались молекулы. Сталин спросил, можно ли заглянуть в прошлое и увидеть всё, ему ответили да. Он посмотрел и спросил, почему нет звука. Через год сделали звук. Тогда он спросил, а можно ли читать мысли…

- Видит только прошлое, настоящее не видит? - перебил мистер Файн.

- Доля секунды от настоящего уже есть прошлое.

- Логично. - Мистер Файн думает: «Чушь! Бред?! Блефует?!» - Ты знаешь физику?

- Нас всему учили. Я, например, люблю ещё и рисовать.

- Неужели? – усмехнулся мистер Файн

- Да. Тебе понравились мои работы. Одну даже приобрел. Девочка на шаре. С детской фотографии твоей дочери рисовал. Ты взял эту картину из-за этого сходства, не так ли, мистер Файн?

- Допустим.

Мистер Файн держит себя в спокойствии: «Картину могли видеть многие, кто-то рассказал. Хотя, видели только свои. Художник рассказал! Но откуда художник знал мою дочь? Фотографию КГБ дало? Уже тогда установили слежку. Может быть, русские опережают нас на один шаг?»

- Если смотреть через микроскоп в глаза девочки на картине, то можно увидеть художника, - уточнил Вихрь. - Двадцать лет назад было. С тех пор я не сильно изменился. Теперь ты меня видел, мистер Файн. В художнике ты узнаешь меня, мистер Файн.

- Допустим.

Мистер Файн не подаёт вида: «Блефует, пытается подчинить меня своей воле, так у русских, по-моему, называется. Дома, всё-таки проверю».

- Ты ещё, наверное, подумал, что за художник. Подпись не понятная. Сейчас, наверное, понятно стало. Вихрь.

- Точно! - вскрикнул от неожиданности мистер Файн, тут же опомнился о своей оплошности и спокойным голосом спросил: - Почему тогда ты так плохо знаешь английский?

- Другой знаю в совершенстве, в другое место готовили, - ответил Вихрь.

- Хорошо, товарищ Вихрь, я тебе верю. Дальше.

- Да, мистер Файн, слушайте дальше. Товарищ Сталин узнал из Устройства причины потери преемников.

- Какие причины?

- Белоруссия: автомобильная авария. Ленинград: зарезали. Правая рука был выведен через жену. Ты, мистер Файн, в этом постарался.

- Только планировал.

- Остались: простачок, самый скрытный…

- Маленков? – уточнил мистер Файн, перебив Вихря.

- Да, мистер Файн. На них нельзя было положиться. Был ещё один, экономист. Но товарищ Сталин и без Устройства разобрался, что он не подходит.

- Как решил?

- Он был истинным марксистом.

- Это разве было плохо для вашей страны? – удивился мистер Файн.

- Товарищ Сталин исходил из того, что теория, особенно социально-экономическая, часто не согласуется жизнью.

- Это логично, - подтвердил мистер Файн, - дальше.

- Поэтому у товарища Сталина был творческий марксизм, а у экономиста мог быть только один, теоретический. Вы бы не дали этому экономисту осуществить строительство коммунизма в нашей стране. Сталин понимал, что несомненная вера экономиста в теорию привела бы к уничтожению страны.

- СССР и так погиб, - уточнил мистер Файн.

- Ядро осталось, - оспорил Вихрь.

- Дальше, - попросил мистер Файн.

- Остался только один, товарищ Сталин не планировал его делать преемником.

- Берия?

- Да! Товарищ Берия. Идеологически был менее подготовлен, но был превосходным исполнителем. Вы не могли до него добраться.

- Да, - подтвердил мистер Файн.

- Товарищ Сталин понимал: страна не успела восстановиться после войны, страна не выдержит новой войны. Нужна была новая бомба, средство её доставки и время. Время дали вы, вы завязли в другой войне. Товарищ Берия втянул вас в корейскую войну!

- Допустим, - сказал мистер Файн.

- Вы не знали, как выйти с красивым лицом из этой войны. И вы нашли решение. Товарищ Берия тут был не причём.

- Но Берия был при его смерти, – напомнил мистер Файн.

- Товарищ Берия понимал, что товарища Сталина отравили и сделать уже ничего нельзя, поэтому товарищ Берия подыграл. Берии нужно было успеть загрузить первый термоядерный заряд на глубину и поставить его на боевое дежурство.

- Мы это знали, - подтвердил мистер Файн. Но товарищ Вихрь решил уточнить:

- Товарищ Берия выполнял волю товарища Сталина. И товарищ Берия успел: оставил инструкции…

- Какие? – перебил мистер Файн.

- Секретные, - уточнил Вихрь, – и успел поставить на глубину первый термоядерный заряд на боевое дежурство. Этот заряд показал вам бесперспективность начала новой войны.

- Да, мы это знали - подтвердил мистер Файн, - мы подвели это к тому, что у Советов появились средства доставки.

- Получается, что товарищ Берия успел на несколько десятилетий вперёд. Только через несколько десятилетий боевое дежурство заняла система «Периметр». Чтобы вы не пытались на нас напасть. Первый заряд и система останавливали вас.

- Да, - сказал мистер Файн.

- Вы рассчитались с товарищем Берией, летом, - продолжил товарищ Вихрь.

- Допустим.

- Ваше управление интересовала только одна информация: где находится заряд. Компроматы для вас были вторичными.

- Допустим.

- Сын Берии не знал где архивы, но дал приблизительно возможное место.

Мистер Файн удивился и заволновался: «Это знали только наши агенты, КГБ было не известно. Вначале. Значит, они допросили сына потом».

- Где? – ухмыльнулся мистер Файн.

- Гараж на даче, - ответил Вихрь.

Мистер Файн успокоился: «Точно допросили, потом».

- Там оказался чемодан, - продолжил Вихрь.

Мистер Файн опять заволновался: «Сын не должен был знать о чемодане, по крайней мере, о его содержимом».

- Что было в чемодане? – спросил мистер Файн.

- Ты сам прекрасно знаешь.

- Что именно? – переспросил мистер Файн.

- Мистер Файн, ты испугался открыть чемодан в СССР, ты попросил доставить чемодан в США. Причём летел отдельным самолётом. Ты боялся взорваться!

Мистер Файн волнуется: «Откуда он знает о моих страхах, какой-то агент из ЦРУ, я никому не показывал. Логически вывели: раз полетел на другом самолете».

- Допустим, - сказал мистер Файн, - дальше.

- Ваши специалисты вскрыли, там было свыше десятка папок. Внутри папок бумаги, чистые листы бумаги.

Мистер Файн успокоился: «Агент из ЦРУ сдал, который видел архив или участвовал при анализе бумаг».

- Кроме одной, - продолжил Вихрь.

Мистер Файн спокойно про себя: «Круг сузился, знало только несколько».

- Какой? – спросил мистер Файн.

- Ты отдал все листы на анализ невидимых чернил, из отдела тебе принесли отчёт: невидимых чернил не оказалось. Но на одном листке было написано синими чернилами: «Ждите нашего человека, мистер Файн».

- Допустим, - сказал мистер Файн.

- Я пришёл, мистер Файн. Я и есть тот человек.

- Зачем ты пришёл? – усмехнулся мистер Файн.

- Я пришёл из Центра, мистер Файн. В Центре находится тот первый заряд, ты искал нас, но не нашёл.

- Ты пришёл убить меня? – спросил мистер Файн.

- Нет, если тебя убить, то за твоё место будут бороться сотни, если не тысячи. Ты и сам когда-то так его занял.

- Допустим, - сказал мистер Файн. - Тогда зачем?

- Чтобы договориться.

- О чём?

- О мире.

- Хорошо. - Мистер Файн, прищурив глаза, поинтересовался: - Чьи мысли прочитал Сталин?

- Он не успел.

- Почему ты так спокойно говоришь про Устройство. Мы можем сделать такое же.

- Это будет трудно. Схема Устройства проста, но нужны советские радиолампы сороковых годов, у вас их нет.

- Лампы можно заменить полупроводниками.

- Мы заменяли аналогами: не работает, только с советскими радиолампами.

- Радиолампы выходят из строя.

- Товарищ Берия оставил нам большой запас.

- Устройство видит будущее?

- Нет, но мы можем предсказать.

- Что-то есть точное из предсказаний? – спросил мистер Файн.

- Планетарная катастрофа.

- Отчего?

- Вы в прошлом году нарушили негласное соглашение, напали на нас!

- Допустим.

- Согласно инструкциям Берии, когда вы будете совсем близко, то мы нажмём рычаг.

- Почему в девяносто первом не выполнили?

- Тогда заряд ослаб, было бы только землетрясение.

- Мы догадывались об этом. Только наши специалисты сообщали о том, что через пятьдесят лет боеспособность заряда будет близка нулю, - пояснил мистер Файн и спросил: - А сейчас почему?

- Потому что наши товарищи, выполняя секретные инструкции Берии, заставили новых специалистов изготовить второй термоядерный заряд. Превосходящий первый на два порядка.

- Когда?

- В две тысячи третьем был создан и доставлен к нам в Центр. Несколько лет мы проводили модернизацию оборудования, пришлось расширить углубление, заряд оказался в два раза больше. В две тысячи седьмом мы спустили его на глубину в три тысячи метров и поставили на боевое дежурство. Если мы взорвём новый заряд, то Земля расколется пополам, как грецкий орех. Мистер Файн решил уточнить:

- Дежурство началось до выступления вашего первого у нас?

- Да, - ответил Вихрь.

- Понятно, почему он стал таким дерзким. Хорошо, товарищ Вихрь, я вам верю. Какие ваши требования?

- Наши требования. Первое. Ликвидировать операцию «Табакерка». Второе. Ликвидировать операцию «Халифат». Третье. Сменить курс вашей внешней политики.

- Первые два зависят и от вас, - возразил мистер Файн.

- Мы просим, чтобы вы не мешали.

- Третье вообще невыполнимо, столько людей задействовано. Больше, чем во второй операции. На порядок больше. Это время. Десятилетия нужны. На пятьдесят лет план составлен. Нет. Третье никому не выполнить. Мы специально построили такую систему в нашей стране, чтобы никто, не один человек, не мог изменить нашу страну. Никто не сможет.

- Мы не торопимся.

- Я уже старый, и скоро отойду в иной мир, - притворился немощным мистер Файн и произнёс: - Мне больше девяноста двух лет.

- Мистер Файн, я уже сказал, мы знаём всё.

- Что вы знаете такое всё?

- Для вас, для пяти, выращиваются пять клонов. Вы, кстати, сами допустили эту информацию в СМИ, в девяносто девятом.

- Допустим.

- Если первые два не боятся, то ты, мистер Файн, боишься пересадки своего мозга. Потому, что ты считаешь, что он у тебя слишком большой.

- Допустим, - лицо мистера Файна побелело: «Откуда он это знает?»

- Мистер Файн, один клон ваш. Вы, пять, получаетесь, словно первопроходцы в новых технологиях. Вы заплатили самую высокую цену для того, чтобы ведущие специалисты планеты в области мозга научились, как ты называешь, «склеивать» головной мозг с началом спинного мозга.

- Допустим, - лицо мистера Файна всё ещё белое: «Кто-то всё-таки из специалистов ушёл, упустили, кого-то они взяли к себе, он всё выдал. То, что я боюсь операции, по пересадке своего мозга, у них называется взять на испуг. Блефует».

- Через два-три года, - продолжает говорить Вихрь, - когда клонам будет восемнадцать лет, первые два из вашей пятёрки умрут. Многие в мире будут радоваться их смерти: планета избавилась от паразитов. Но их мозг не умрёт: они будут молодыми, сильными, крепкими. И у них будут знания нескольких поколений. Они будут знать многое, и уметь многое. Вся ваша страна будет подчиняться им. Но ты, мистер Файн, боишься своей пересадки, ты боишься умереть при пересадке!

- Допустим, - спокойно сказал мистер Файн, но лицо всё ещё белое: «Берёт на испуг. Блеф. Может, гипнотизирует меня?»

- Два других клона, девушки, это ваша жена и дочь. Вашим внукам ещё рано умирать. – Мистер Файн побелел ещё сильнее: «Всё. Этого уже никто не знал, кроме меня никто. Я сам клонировал. Специалисты говорили, только ты выбираешь, никто в мире не будет знать. Никого в лаборатории не было, я был только один».

- Мистер Файн, - завершает разговор Вихрь, - ты думаешь, что беседовал с Ним. Нет, ты разговаривал с нами, мистер Файн!

- Мне надо подумать. Я сейчас и подумаю. - Мистер Файн перевёл часть тяжести своего грузного тела на спинку стула, обхватил руками затылок и закрыл глаза:

«Четырнадцать триллионов долларов на разработку слежки за всем миром. Результат почти нулевой. Знаем всё о партнёрах и друзьях, а о китайцах и русских всё время дезинформация какая-то идёт. Пятьдесят лет назад сделали простое устройство, которое превосходит АНБ на порядок. Цена, наверное, несколько сотен долларов. Как карандаш в Космосе! К тому же всё ещё работает. И мысли читает!

- Не пятьдесят, а шестьдесят два года назад было изготовлено.

- Кто это?

- Мы! Ты ошибся! Мы тебя поправили. Мы же говорим, что читаем.

- Какого чёрта! Самому подумать уже невозможно!

- Да! Зачем записывать и хранить информацию, когда это уже сделала сама Природа. И добывать её за долю секунду. Кстати, её невозможно исказить, как в АНБ.

- Нельзя побыть наедине с собой?!

- Нет! Мы следим за вами, за пятью вами.

- Не думать, ни о чём не думать. Я ни о чём не думаю. Я не хочу думать. Я спокоен. Я уравновешен. Я - тишина.

- Товарищ Вихрь ещё не сказал главного, мы умеем не только читать мысли, но и генерировать новые. Свои!»

- А! – вскрикнул мистер Файн и открыл глаза: - Майор! – В комнату для допроса вбежал Майор. – Майор! Тебе повезло, Майор! Очень повезло! Ты оказался в нужном месте и в нужное время! Завтра в твоём агентстве будет приказ о смене руководства. Майор, ты займёшь пост своего босса. Послезавтра тебе на стол поступят два приказа о ликвидации операций «Табакерка» и «Халифат». Через два дня ты должен будешь беспрекословно и безотлагательно начать их выполнять.

- Есть, сэр! – Майор встал по стойке смирно.

- Этого русского ближайшим рейсом отправить обратно домой, в Москву, по документам Джонни Смита. – «Чтобы всё сходилось в этой чёртовой АНБ».

- Есть, сэр! – отчеканил Майор.

- Выполняйте!

- Есть, сэр! – снова отчеканил Майор.

4.

Белоснежный самолёт в небе. На борту самолёта в кресле с закрытыми глазами сидит товарищ Вихрь. Он не спит, он думает, иногда разговаривает сам с собой: «Смита я не убивал. В айфон Джонни наши загрузили видео. С Устройства сняли. Его деда предали в Корее, задание ЦРУ. Те, кто должен был вытащить его деда, струсили, не забрали, бросили погибать. Джонни всё это увидел, в туалете. Я ему подсказывал. Ещё было видео, как вывели отца Джонни из игры. Кругом оно предательство. В больших пакетах был просто мусор. Джонни ушёл к нам, в Центр…. Наконец-то Родина, Москва. Вчера в аэропорту Вашингтона заглянул в заголовки газет: «Русские разворачивают базу в Сирии». Всё прошло успешно, скоро прилетят наши соколы. Операция прошла успешно». Самолёт с товарищем Вихрем приземляется в аэропорту города Москвы. Товарищ Вихрь спускается по трапу, едет на автобусе вместе с остальными пассажирами, начинает проходить пограничный контроль. «Свои, русские, наконец-то, свои, добрался», - думает товарищ Вихрь и протягивает документы в окошечко.

- Джонни Смит? – улыбаясь, спрашивает красивая молодая русская девушка, лейтенант пограничной службы.

- Йес, мэм.

- Ду ю спик раша? – переспрашивает девушка.

- Йес, я говорить русский, - отвечает товарищ Вихрь.

- Мистер Смит, пройдите, пожалуйста, с нашим офицером в комнату напротив.

- Йес, мэм.

Подошёл капитан ФСБ:

- Мистер Смит, прошу вас, - капитан указывает в направлении комнаты.

- Окей, офицер.

Товарищ Вихрь направился с капитаном в комнату. Зашли. В комнате находилось ещё человек пять: два сержанта ФСБ, небольшого роста старичок в халате доктора и два грузных санитара. Санитары стояли рядом с креслом-каталкой. Товарищ Вихрь думает: «За мной ЦРУ установило слежку, буду уходить через больницу. Молодцы наши».

- Ну-с, голубчик, как долетели? – спрашивает товарища Вихря старичок-доктор.

- Файн, док, - отвечает товарищ Вихрь. Санитары направляются к товарищу Вихрю: – Только без транквилизаторов, я сам поеду.

- Хорошо, хорошо, – успокаивает его доктор.

Санитары подошли на расстояние удара. Удар пяткой левой ноги товарища Вихря в челюсть первого санитара, перескок, удар пяткой правой ноги в челюсть второго санитара. Меньше секунды. Санитары не поняли - грохнулись на пол.

- Я же сказал без…, - бухнулся на пол товарищ Вихрь: «Электрошок, пограничники, свои. Погранцов, бить не буду. Вот укол. Я силён, меня готовили. Не в первый раз. Силой мысли превращу в физраствор. Я всё ещё мыслю, значит, не действует на меня. Подыграю, засну. Усаживают в кресло, наклоню голову набок».

- Какой лёгкий, - удивился один из сержантов ФСБ, - кило шестьдесят всего лишь будет. А как свалил! Тяжеловесы ведь!

- У них в состоянии аффекта происходит сильный выброс адреналина, мышцы получают высокую дозу, - пояснил старичок-доктор. Санитары к этому моменту уже очухались, встали, отряхнули свои халаты, каждый проверил рукой свою челюсть. – Капитан, проводите нас через аэропорт к карете, на случай если возникнет какое-нибудь недоразумение, - и обратился к санитарам: - Закрепите его руки и ноги, а то, вскочит и убежит.

Санитары закрепили руки и ноги товарища Вихря специальными устройствами в кресле-каталке, и повезли его к карете. Рядом с ними пошли старичок-доктор и капитан ФСБ. Доктор оживлённо рассказывает капитану интересные случаи из своей практики:

- Это ещё что, вот в прошлом году был всплеск. На фоне подъёма патриотизма, - тут старичок вспоминает своего пациента и переключает разговор на него: - Этот ведь тоже, украл чужие документы, подогнал свою внешность под фотографию и поехал в Америку, благо билет уже был приобретен. Думал, едет спасать мир, напали на нашу страну. Наверное, хотел Пентагон взорвать или в Лэнгли штаб ЦРУ разгромить. Слава Богу, что не доехал! Какой был бы скандал? Сумасшедшие русские идут! Исчез, почти семь недель никто не знал, где и был. С бомжами местными, наверное, общался. Где только денег достал на обратный билет? Бомжи, наверное, собрали. Им, итак, своих психов хватает. А тут ещё и русский. Бомжи отправили, точно.

- А что такое и на фоне патриотизма бывает? - интересуется капитан.

- Да, вон в прошлом году на границе, в Ростове, ваши же пограничники остановили на коне комбрига одного. Ехал с местными казаками разгул бандитизма на Украине пресекать. Именем РевВоенСовета пытался прорваться через границу, наганом размахивал. Пограничники его с коня сбросили. Пообщались, разобрались, что нужно в Ростов, в психбольницу. Казаки разъехались, осознали, что обманули. Ростов к нам направил, случай очень интересным оказался.

- Особый случай? – поинтересовался капитан

- Да, - засмеялся доктор, - того пациента в какую палату не определишь, на следующий день в палате три пациента обязательно будут себя называть Симоном Петлюрой, Батькой Махно и Батькой Алым. Все палаты обошёл наш пациент. В последней палате я ночью вывел всех пациентов. А утром, когда он проснулся, я облачился в военный китель и со своими молодыми ассистентами зашёл в палату. И как начал кричать: «Именем РевВоенСовета награждаю вас, товарищ Комбриг, именным оружием системы наган за успешный разгром бандитизма на Украине. Теперь смело можете начинать строительство Социализма в отдельно взятой стране. Ура, товарищи!» Дал ему пистолет и вышел. А сам по скайпу наблюдаю в веб-камеру, что он там делает. А он вертит пистолет в руках. Минут десять вертел, а потом, вдруг, резко приставил к голове и выстрелил.

- Убил себя, что ли? – удивленно спросил капитан.

- Нет, что вы, пистолет игрушечный же был. Сутки проспал. Под утро выздоровел. Через две недели стал справку выписывать, а он говорит, что идти ему некуда, бомж. Оставили у себя, в больнице. Дворником работает. Там же и спит. Безобидный.

- Тот пациент себя «товарищем Котовским» не называл?

- Нет, фамилия была простая, русская. Но просил обязательно приставку к фамилии добавлять: «Товарищ Потапов». Точнее так: «Комбриг, товарищ Потапов».

Доктор, санитары и капитан подошли к карете скорой помощи.

5.

- Товарищ Президент, - по громкой связи селектора обратился секретарь.

- Слушаю, - ответил Президент.

- К вам генерал-лейтенант ФСБ, - сигнал зуммера на селекторе заглушил произношение секретарём фамилии сотрудника ФСБ, - И, - секретарь замешкался, слышно в селекторе дополнительные вопросы секретаря, и добавил: - генерал-полковник КГБ СССР, в отставке.

- Пропустите.

- Есть! – стремительно выполнил поручение секретарь. Стук в дверь, дверь отрылась, один из генералов спросил:

- Разрешите? – На пороге кабинета два человека в генеральской форме, на кителе каждого около десятка наград.

- Разрешаю. Входите.

Несмотря на то, что генерал КГБ был старше по званию, доклад начал генерал-лейтенант ФСБ:

- Товарищ Верховный Главнокомандующий, разрешите доложить о результатах операции товарищу генерал-полковнику КГБ.

- Разрешаю!

- Товарищ Верховный Главнокомандующий, - обратился к Президенту генерал КГБ и начал доклад: - Операция «Товарищ Вихрь» прошла успешно. Наш агент встретился с мистером Файном. Главному аналитику были предъявлены наши требования. Первые два частично удовлетворены. Нам не будут препятствовать уничтожению их агентов и иррегулярной армии. С третьим требованием придётся повременить. Мистер Файн сказал, что так скоро не получится. Быстро нельзя, задействовано свыше ста тысяч сотрудников. Необходимо свыше десяти лет. Все задействованные в процессе агенты, госслужащие за это время должны будут забыть о разработанной внешнеполитической стратегии. Три наших резидента независимо друг от друга подтвердили следующее: идёт поиск подходящей кандидатуры на пост нового президента. Всё очень похоже на то, что наши партнёры начали менять курс внешней политики. Доклад окончил.

- Ради спасения мира мы подождём, – подытожил Президент. – Ну, что я вам говорил?

- Да, вы были правы! – ответили хором генералы.

- Вы что говорили? - начал Президент. - Построить завод по производству радиоламп образца конца сороковых. Ну, построили бы. Под моим жестким контролем получилось бы. А дальше? Меня бы тогда все блогеры высмеяли. – Президент решил озвучить примерное название такой статьи: - «Импортозамещение электронных компонентов заставило современную Россию вернуться к технологиям середины прошлого века», – и заметил, - а специалистов где взять, с того света что ли вызывать?! - Офицеры замерли в стойке смирно. Президент сам ответил: - Завод за полгода построить можно, а вот, чтобы кадры вырастить, два десятилетия нужно. С учётом соблазнов современного мира, все выращенные специалисты разбежались бы до начала производства. Ни одного бы не осталось! Пришлось бы опять всех не выездными делать, закрытый город создавать. Политинформаций заниматься. Какой на Западе шум бы подняли?! – Президент закончил объяснять, посмотрел на генерала КГБ и спросил: - Сколько ламп осталось?

- В запасе три лампы, должно хватить до две тысячи двадцатого, – ответил генерал-полковник КГБ.

- Вот, сами видите, не было у нас времени. Пришлось задействовать старую школу, – пояснил Президент. - Тогда как я вам сказал: во время войны один разведчик решал судьбу миллионов людей. Сейчас настал момент, когда один наш сотрудник решил, - Президент поправился: - Чего уже решил, спас семь миллиардов жителей планеты, - и добавил: - От планетарной катастрофы. – Президент осмотрел генералов, улыбнулся, и спросил: - Где он сейчас?

- В Москве, – ответил генерал КГБ.

- Могли бы с собой привести, - подметил Президент. – Награждать когда будем?

Генерал КГБ замешкался, генерал ФСБ ответил:

- ЦРУ установило слежку за нашим агентом, сразу, после прилёта агента в Москву, его пришлось на время вывести из игры.

- Куда? – спросил Президент.

- На Канатчикова дачу, - быстро ответил генерал ФСБ.

- Заколют там транквилизаторами, - предположил Президент, - сломают ещё, того гляди, самого лучшего нашего специалиста. Кадров из старой школы уже мало осталось. Как страну на новый уровень переводить будем? Новые пока ещё слабы.

- Все транквилизаторы в больнице заменены на физраствор, - отчеканил генерал ФСБ и добавил: – Специалист и не из таких передряг выходил. Через несколько дней незаметно для всех уйдёт оттуда. Через неделю будет у нас в Центре.

- Хорошо, - сказал Президент, - но учтите, в Центре награждать буду сам, лично. Сейчас подготовим документы для награждения. – Президент нажал на селекторе кнопку вызова секретаря, в громкоговорителе раздалось:

- Слушаю вас, товарищ Президент.

- Товарищ секретарь, подготовьте секретный указ. Первое. Присвоить внеочередное звание, - Президент посмотрел на генерала КГБ: - Звание у агента?

- Майор, – ответил генерал КГБ.

Президент продолжил диктовать текст указа секретарю:

- Полковника. Подождите, товарищ секретарь. - Президент задал генералу КГБ вопрос: - Сколько лет агенту?

- Пятьдесят шесть.

- Товарищ секретарь, исправьте на генерал-майора. Подождите ещё. – Президент снова спросил у генерала КГБ: - Товарищ Вихрь настоящий псевдоним или это был рабочий псевдоним операции?

- Товарищ Вихров, - ответил генерал КГБ.

- Товарищ секретарь, - обратился Президент по селектору к секретарю, - записывайте дальше: товарищу Вихрову. - Президент продолжил: - Второе. Присвоить товарищу Вихрову звание Героя Советского Союза за успешное выполнение операции «Товарищ Вихрь». Подпись. Верховный Главнокомандующий.

Президент опять посмотрел на генерала КГБ и спросил:

- Псевдоним Платов остался?

- После распада, уцелевшим агентам и оставшимся верными своей Родине, присвоили новые псевдонимы, - ответил генерал КГБ и добавил: - Сейчас ваш новый «Потапов».

Президент произнёс в селектор:

- Товарищ секретарь, подпись: «Товарищ Потапов».

+2
1026
14:55
через неё перевешан пиджак переброшен
много канцеляризмов
читать про суперменов противно до тошноты
СССР распалось… распался
Товарищ Берия понимал, что товарища Сталина отравили вообще-то, его задушили
головной мозг с началом спинного мозга crazy
иррегулярной армии что за армия такая?
м-да… все печальнее и печальнее
Гость
23:43
У меня только один вопрос к автору: это пародия?
Гость
13:54
Каждый в меру своей испорченности в этом рассказе увидит что-то своё. Кто-то увидит спецагентов, кто-то пародию. А кто-то всего лишь простой гипноз всех и вся, в том числе и Читателя.
Гость
14:46
Начало рассказа обнадежило, наконец то интересный рассказ, но этим все и закончилось.Автор наверное перепутал имя главного героя, вначале его звали Камрад Вирх, затем Вихрь, был такой фильм Майор Вихрь. Далше смешалось все.Имена лидеров, названия секретных организаций, политиков. В чем интрига? Где фантастика? в том, что герой может видеть какие то неважные эпизоды? Оценка 1.
Гость
20:23
Если прочитать внимательно
1) латиноамериканец не может запомнить русское слово.

2)фантастика есть:
а) после войны советские ученые создают устройство, которое…
б) на рубеже тысячелетий западные ученые делают…

3) интрига тоже есть, в конце…

Если только внимательно прочитать!
Гость
09:30
Поверхностно прочитали.
Из текста:
"- Камрад Вирх, я привёл к тебе Майора, он из отдела аналитики, как ты и просил.
— Камрад Вихрь, или товарищ Вихрь, — вежливо поправил Диего задержанный русский."
Фантастика. Из текста:
"- Устройство видит будущее?"
Интрига тоже. Из текста:
«Три наших резидента независимо друг от друга подтвердили следующее: идёт поиск подходящей кандидатуры на пост ***»

Загрузка...
Илона Левина №2