Лидия Ситникова №3

Они остановят Ад

Они остановят Ад
Работа №97
Автор: Чертков Владислав Витальевич

Мужчины, которые решили пустить под откос поезд, подсели ко мне еще на станции Безруково. Это где-то в Тюменской области.

К тому времени я больше суток ехал в купе один, что радовало. По натуре я одиночка и всякого общества избегаю. Так что появление в моём тихом омуте двух типов с огромным чемоданом полностью обрушило надежду на мирную езду.

Совсем уж отмороженными я бы их не назвал. Всё-таки не пили, не мололи языками, обсуждая всякие глупости, не сыпали пошлыми остротами и не лезли в душу. Ехали молча.

При этом некоторый дискомфорт они вызывали. Ещё бы: после того, как зашли в купе и поприветствовали - всё. Сели на нижнюю полку напротив и замерли. Как два приставленных плечом к плечу манекена.

Их молчание я назвал бы благим, если бы оба при этом не сверлили меня глазами. Я, конечно, понимал, что за окном ничего интересного: кому вообще по душе бесконечные километры сосен, придавленных подгнившим брюхом осеннего неба? Но таращиться часами в лицо незнакомому человеку тоже не дело.

Некоторое время я старательно не замечал подселенцев - делал вид, что читаю «Основание» Азимова, но искоса всё же изучал их.

Оба в деловых костюмах с галстуками: не типичный выбор одежды для поезда. Такие люди обычно предпочитают самолёты. Тонкие пальцы, тонкие губы, мертвецки бледная кожа. Главное различие этих близнецов-братьев - причёска. Один - бритый наголо, другой наоборот - с густыми тёмными волосами до плеч.

Когда спустя вечность тишину взрезал их тихий разговор, я даже вздрогнул от неожиданности.

- Шеф говорит, что скоро, - сказал волосатый бритому.

- Скоро?

- Через три минуты.

Волосатый непроизвольно тронул шевелюру в районе правого уха, и в её зарослях я различил что-то похожее то ли на слуховой аппарат, то ли на устройство связи.

- Давай проверим технику, - предложил бритый.

Оба достали по айфону последней модели и с головой ушли в только им понятные манипуляции с экраном. Перед тем, как убрать смартфон в карман пиджака, волосатый спросил бритого:

- Это ведь твой пятый выход?

- Шестой.

- Да… Всё равно серьёзное испытание. Тем боле, что до этого только с автобусами дело имел. Ничего, справимся. Не случайно сам Владимир Котельников, - волосатый указал пальцем в потолок, - считает, что ты готов на все сто. Главное, делай всё по сценарию и никакой самодеятельности.

- Я знаю.

- Хорошо. Ждём. Немного осталось.

Немного осталось чего? Я так и не задал этого волнующего вопроса. С одной стороны, встревать в чужую беседу невежливо, с другой – подумал, что не ответят.

В голове состава что-то громыхнуло. В первую долю секунды звук показался слабым, а затем меня полностью оглушило. На несколько секунд погас свет, поплыла голова, и я испытал что-то вроде потери ориентации, пусть даже ненадолго.

Когда свет снова вспыхнул, я с удивлением обнаружил, что волосатый, который сидел прямо напротив меня, куда-то исчез. Заметил его отсутствие и бритоголовый.

- Вот дерьмо, - мрачно отметил он. - И как же тут без самодеятельности обойтись, когда такая херня происходит?

Привстав, я увидел, как незнакомец начал потрошить деловой костюм на опустевшем месте – всё, что осталось от его друга.

Наконец, он достал из складок одежды айфон с отбитой верхней частью и положил на стол. Только после ряда безрезультатных попыток оживить аппарат, он вспомнил о моём существовании:

- Может, всё-таки перестанешь дурака валять, господин автомеханик, и поможешь реанимировать телефон?

Моя рука потянулась к айфону, но замерла прямо над разбитым экраном.

- Телефоны – не по моей части, вообще-то. И откуда вы знаете, что я автомеханик?

- Неважно откуда знаю, Алексей Семёнович. Холост. Сорок лет. Гастрит второй степени. Важно – можно ли привести в порядок этот сотовый!

Я взял айфон и скептически осмотрел.

- А вы как думаете? Тут без технического образования ясно: работать эта штука не будет. Экран почти на треть оторван.

- Плевать на экран. Мне его хотя бы включить.

Я отрицательно покачал головой:

- Извините.

- Полный отстой! Отстой в квадрате! Да что уж - в кубе!

- Куда пропал ваш друг? - спросил я.

Бритый зло посмотрел на меня, но ничего не сказал. Вместо этого он выцепил из одежды приятеля дугу головной гарнитуры, приставил к уху, и, уставившись за окно, две-три минуты налаживал связь. В основном он что-то жал на самом наушнике, иногда заглядывал в экран своего сотового. Судя по тому, как с течением времени взгляд его мрачнел всё больше – дела у него шли неважно.

- Полнейшее дерьмо, - сдался бритый и убрал наушник в пиджак.

Минут десять мы ехали в глухой тишине. Если не считать, конечно, перестука колёс. Не знаю почему, но на моём лбу выступил пот.

Когда в двери купе деликатно постучали, и внутрь заглянула работница ОАО «РЖД» – у меня словно с души камень упал. Улыбка проводницы в два счета уничтожила удушливую атмосферу.

- Вас тут только двое? Не возражаете, если на следующей станции мы подселим к вам ещё четверых? Совсем ненадолго – часа на три, не больше.

- О чём вы говорите? - спросил бритый.

- Нужно подвезти больных Омской психиатрической больницы до Куйбышева. Их там в санатории по правительственной программе лечить будут… Мы их по всему поезду рассадим. Государственно важное и богоудное дело, согласитесь.

- Да мы и не возражаем, - ответил я с улыбкой.

Во-первых, уважить просьбу такой красавицы – уже правильно. Во-вторых, лучше уж с психами колесить, чем на пару с мутным бритоголовым типом.

- Зато я против, - сухо произнёс мутный бритоголовый тип. - По какому праву и кто разрешил подселять психов к нормальным людям?

Улыбка девушки поблекла, и она вошла в купе.

- Понимаете, срочная телеграмма из аппарата управления компании, мы ничего не можем поделать. Придётся немного потерпеть…

Предвидеть дальнейшее я никак не мог.

Не успела девушка закончить фразу, как серией ловких и быстрых движений бритый захлопнул за ней дверь и, вцепившись в волосы, впечатал милое личико в столешницу, причём – с такой силой, что сотовый его приятеля испуганной лягушкой соскочил на пол.

- Твои пожелания мы выслушали, сука, а теперь послушай наши! - прошептал он на ухо блондинке, из уголка рта которой по столу побежала тёмная струя крови.

Однако вместо ожидаемой лекции я стал свидетелем неконтролируемого приступа ярости. Полностью слетев с катушек, бритый лупил лицом девушки о стол, превращая его в бесформенное месиво. Брызги крови, и, как мне показалось, осколки костей или зубов – осыпали всё вокруг: и окно, и стены, и вашего покорного слугу, у которого, скажу честно, душа ушла в пятки.

Я никогда не был героем, да и люди куда благороднее меня не все бросились бы на выручку: из-за реальной опасности попасть под раздачу. Всё, на что меня хватило – вжавшись в угол между столом и стеной, прокричать:

- Ты с ума сошёл! Немедленно прекрати! Хватит!

И как ни странно, это подействовало.

Бритый перестал вбивать останки женского лица в стол и изучил меня.

- Действительно хватит, - пробормотал он.

- Какого чёрта? Ты что творишь?! - продолжил я, осмелев, но даже не подумал оттащить этого сумасшедшего от жестоко избитой девушки.

Оставив мои возгласы без ответа, бритый развернул тело проводницы лицом к себе. На долю секунды я увидел даже что-то романтичное в их позе. Но маньяк быстро расстроил всю красоту момента, когда поднёс к разбитому лицу зажатый в руке смартфон и стал что-то остервенело набивать на экране, словно составляя и отсылая в контуженный мозг десятки сообщений.

- Сиди, где сидишь! - тихо приказал он.

Попытка к бегству провалилась. Краем глаза этот психопат примечал всё: чёрта с два улизнёшь из купе незамеченным. Осознание полнейшей беспомощности затопило душу, тело безвольно обмякло. Я мог только мечтать, чтобы за тонкими стенами нашей комнатёнки добрые люди, расслышав звуки расправы, вызвали полицию.

Однако никто на выручку не спешил, а бритый продолжал наяривать большим пальцем по экрану айфона. Крик «Помогите!» я душил в зародыше. Понимал: начну шуметь – кончу также, как блондинка. Телосложением бритый выглядел куда массивнее меня и сильнее.

Странно даже, что изначально я думал о нём, как о типе утончённом и нездоровом. Мощные мускулистые плечи, широкая спина. Мордобой преобразил его совершенно – полная противоположность тому невзрачному типу, который сел в поезд на станции Безруково.

И это далеко не всё. Представьте мой шок, когда от сжимавшей айфон ручищи отошёл провод. Именно так – провод: с резиновой изоляцией и токопроводящими жилами из металла. Выскочил он посреди запястья и, изогнувшись дугой, вошёл проводнице в ухо.

Боль привела девушку в чувство: она взвыла, но свободная от айфона рука сразу накрыла окровавленные губы и остатки зубов. Проводница захрипела, выгнула спину, задрожала, как натянутая струна, которую грубо тронули пальцем. И потом обмякла. Даже копыта перестали бить в пол.

Именно копыта. Раздвоенные.

Только в тот момент я заметил их – там, где, по идее, нормальные девушки носят туфли. Копытами завершались обе лохматые козьи ножки. Верхние их части скрывала фирменная юбка.

Отследив мою реакцию, бритый развернул безвольное тело так, чтобы я ещё и хвост разглядел с кисточкой на конце. Он едва торчал из-под юбки.

- Знакомься, Алексей Семёнович - чёрт обыкновенный! - сказал бритый. - Их здесь полно. По одному на каждый вагон.

- Но… кто ты? Как? Что тут вообще происходит? - выдавил я.

Отходивший от запястья бритого проводок выскользнул из одного уха девушки и вошёл в другое.

- Можешь звать меня Вадимом, и в настоящий момент я перепрошиваю ей мозги. Чищу память, блокирую определённые участки мозга, трансформирую нервную систему, а именно - то, как чёрт ощущает и понимает окружающее. Прошу, не лезь с вопросами. Объясню позже. Времени в обрез.

Я покорно захлопнул рот и минут пятнадцать наблюдал, как присевший на купейную полку Вадим обрабатывал чёрта в юбке. Голову проводницы он держал на коленях, а тело – вытянутым по всему пространству спального места.

Работа шла туго: лоб «программиста» покрыла испарина. Вскоре из его запястья и пальцев торчала целая серия юрких проводков: пять исчезали во рту девушки, ещё два прошивали ноздри. Самым крупным – первым – Вадим работал в левом ухе проводницы.

- Всё, - наконец, выдохнул он и откинулся к стенке.

С разницей в несколько секунд обвивавшие окровавленное лицо провода исчезли под кожей бритоголового, а проводница, оторвав голову от его колен, нетвёрдо встала на ноги. Дважды стукнув копытом в пол, она одёрнула юбку и вышла в коридор. Даже взгляда через плечо не бросила.

Вадим прикрыл за девушкой дверь.

- Ох и упарился, - сказал он, когда сел на прежнее место. - Эту настройку мой напарник должен был делать. У него опыта больше. Но, раз его нет – выкручиваюсь. Теперь эта дура никого к нам не подселит и даже не подумает навестить. До поры до времени мы не существуем для неё, а наше купе представляется в её сознании уборной для инвалидов-колясочников…

- Но зачем?! - не выдержал я.

- Зачем? Я объясню, - Вадим указал за окно. - Смотри.

Поезд сбавлял скорость. Леса уступили место складам: мы подъезжали к крупной станции. Железнодорожные пути множились с невероятной скоростью. На некоторых стояли грузовые поезда, некоторые пустовали.

- Омск?

- Хрен его разберёт, - ответил Вадим. - Не в этом дело.

- А в чём?

- В том, что стоянка будет недолгой. Черти упакуют состав мёртвыми душами, которым даже не дадут шанса посетить смертный суд, и всем составом рванут в Пекло.

- В Ад что ли?

- В он самый.

- Это всё шутка, так? Проводница с копытами выглядела убедительно, конечно, но где это видано, чтобы черти угоняли поезда, да ещё с живыми?

Вадим пристально посмотрел мне в глаза. Затем поводил пальцем по экрану смартфона и протянул мне.

- Что?

- Читай.

Короткая заметка с пометкой «Молния», полчаса назад опубликованная на сайте «РИА Новостей», сообщала о страшной железнодорожной катастрофе, произошедшей под Называевском. Из-за программного сбоя и ошибки диспетчера пассажирский поезд 100э Москва-Владивосток столкнулся лоб в лоб с грузовым.

- Это развод! Меня снимают на скрытую камеру? Что-то в этом духе?

- Нисколько. Заметка настоящая. Я могу ещё сотню похожих сообщений найти, более того – с комментариями экспертов, железнодорожников и даже – с реакцией первых лиц. Поезда создали целую гору из угля, покореженного металла и человеческих останков высотой под двадцать метров. Выживших нет.

- Тогда это значит…

- Это значит, что черти не угоняют поезда с живыми, но вполне могут угнать с мёртвыми.

Меня плавно качнуло, когда поезд встал. Остановка.

- Но черти не были бы чертями, если бы не удумали догрузить полупустые вагоны не самого популярного маршрута свежими покойниками. Видишь их? - Вадим указал на замершую за окном толпу. – Все они умерли внезапной смертью и ещё не знают, что мертвы. Под теми или иными предлогами приспешники Сатаны привели их сюда – в последний путь. В Ад.

- Они это заслужили?

- А ты сам – заслужил?

- Я не знаю.

- Вот и они не знают. И никогда не узнают, так как не получат даже шанса выступить с речью на посмертном суде.

Двери вагонов открыли, и толпа хлынула внутрь. На экспресс в Ад пропускали всех и даже без проверки документов или посадочного талона. Среди толпы я приметил проводниц, в том числе нашу с разбитой физиономией. Ни коллеги на копытах, ни простые граждане ничего необычного в её облике не заметили.

На короткое время в коридоре стало шумно, под нашей дверью кто-то надсадно запыхтел, но внутрь так никто и не вошёл.

Когда перрон обезлюдел, поезд продолжил движение.

- Да кто ты, чёрт возьми, такой? Откуда столько знаешь? - спросил я. - Вначале думал, что на товарищей сверху работаешь, ангелов что ли, но потом…

- Что потом? Слишком не христианскими методами работаю? Вместо «подставь другую щёку» бью мордой о стол?

- Что-то типа того.

- Я представляю третью силу.

- Помимо Рая и Ада?

- Да. Мы называем себя Система.

- Что-то новенькое. Альтернатива биполярному миру после смерти?

- Можно сказать и так. Более-менее мы сформировались лишь к концу двадцатого века, но уже сейчас миллионы людей по всему миру, погибнув или умерев, попадают именно к нам.

- Что такое Система? Откуда она вообще взялась?

- Оттуда, откуда и Рай с Адом, Бог и Сатана. Всех сотворила вера человеческая. До недавнего времени представления большинства людей о загробной жизни носили, как ты сказал, биполярный характер. Но потом стали возникать другие вселенные, настолько захватившие сознание сотен тысяч и даже миллионов, что многие, умерев, перестали попадать в Рай или Ад. Во время посмертного суда им начали предлагать альтернативу: вечность, скажем в Хоббитоне или на планете голубых гуманоидов из фильма «Аватар».

- Ах вот о каких вселенных идёт речь…

- Именно о них. И Система – это объединение всех новых миров под единым центром управления, который благодаря подпитке душами не даёт менее популярным или полузабытым мирам уйти в небытие. Мы регулируем перераспределение ресурсов. За счёт этого Система стабильна.

- И когда черти воруют этот ресурс...

- Мы пытаемся этому помешать. Взламываем их банки данных и средства связи, подслушиваем переговоры. В статусе архангелов у нас задействованы Алексей Богомолов, Стив Джобс, многие другие любопытные имена. Об операции «Экспресс в Ад» мы знали за два месяца до этого дня.

- И никого не предупредили.

- Предначертанное не изменить.

За окном что-то громыхнуло, заскрежетало. Вагон вздрогнул.

Вадим припал к окну, и я последовал его примеру.

В свете сумерек мы отлично видели, как из-под поезда выскакивали колёса и одно за другим исчезали в наступавшей тьме. При этом вместо того, чтобы затормозить или хотя бы сбавить скорость, вагоны летели дальше. И очень скоро я узнал почему.

На месте выбитых колёс вырастали бесчисленные конечности из металла. Они-то и не давали поезду упасть. Не прошло и нескольких минут с начала трансформации, как, стуча тысячами ног, наше транспортное средство гигантской многоножкой сошло с рельсов и перпендикулярно железнодорожному пути побежало через снежное поле.

- Вот ведь… Чтобы остановить поезд, у нас остается не больше часа! - воскликнул Вадим.

- У нас? Я-то здесь причём?

Пол ходил ходуном, как на теплоходе в шторм.

- В одиночку не справлюсь. А провалю задание – ты попадёшь в Ад! Без суда и следствия. Все пассажиры этого поезда попадут в Ад. Кроме меня, пожалуй.

Что ж, перспектива и в самом деле незавидная. Подумав, что терять нечего, я решил помочь Вадиму. О том, почему из всех пассажиров только у него одного иммунитет от Ада, я не спросил. Если время поджимает – тут не до разговоров.

- Хорошо. Как я могу помочь?

Вадим раскрыл чемодан и, порывшись, извлёк новенький айфон, очень похожий на тот, который использовал сам.

- Держи?

- Что это? - спросил я, принимая подарок.

- Уловитель душ и твоё главное оружие.

- Звучит весомо, но поподробнее можно?

- Сейчас я тебя к нему подключу, и многое поймешь.

Вадим что-то набрал у себя на телефоне, приставил его к моему мобильнику, и резво отскочил.

Дальше я даже выругаться не успел. Айфон нагрелся, подпрыгнул в руке, а потом, перебирая вылезшими с боков ножками-проводами, побежал по рукаву к голове.

Попытки задержать юркую гадину провалились – пальцы хватали только воздух. Одним из проводов айфон обвил мне шею, заставив раскрыть рот. Ещё два «щупальца» распахнули максимально челюсти, а затем смартфон втиснул себя в ротовую полость.

Эта огромная «лопата», разорвав глотку, застряла где-то в горле. Я понял, что не могу дышать и вот-вот потеряю сознание. А когда внезапно сработал виброрежим и заиграла музыка из оперы «Евгений Онегин», мой мозг толчками брызнул из ушей…

- Синхронизация прошла успешно, - сказал Вадим.

Всхлипнув, я разлепил глаза.

Словно вынырнул из раскалённой магмы на свет божий.

Кругом ничего необычного: я всё также сидел на нижней полке купе поезда Москва-Владивосток, а новенький смартфон мирно спал на открытой ладони.

- Краткая вводная, - сказал бритоголовый и ткнул пальцем в мобильник. - У тебя в руках астральная копия Уловителя душ. На месте катастрофы в мире людей под Называевском лежит оригинал, с которым ты теперь намертво связан. Как связан я, как был связан мой напарник со своим устройством – до момента столкновения поездов. Несмотря на бронированный каркас его личный Уловитель душ был уничтожен, а сознание так и не вошло в реальность мёртвых.

- То есть, он умер зазря? - уточнил я.

- Он живее всех живых. В храме Системы его физическое тело, как и моё, ввели в кому перед самой миссией. На задание наши сознания отправили внутри механических тел, снабдив Уловителями душ. Эти устройства не только помогают проникать в мир мёртвых, но и наделяют определённый возможностями, силой. Айфон моего напарника сломан, так что, скорее всего, он уже разлепил в земном теле глазки, пьёт кофе и почитывает свежую газету. У нас же, как ты понимаешь, всё гораздо сложнее. Тебе, к примеру, следует пройти краткий курс молодого бойца.

- А разве я его ещё не прошёл? - спросил я и с опаской изучил зажатый в руке айфон.

- Ты только подключился. Теперь вы – одно целое. Но «курс» много времени не займёт.

Мы сидели друг напротив друга, поэтому Вадим без труда сблизил наши смартфоны, и почти сразу перед моим внутренним зрением заплясали какие-то цифры, схемы и формулы.

Перепрошивки с копошением проводов в ухе я избежал. Всё прошло куда деликатней, чем с чёртом-проводницей. В момент, когда наши с Вадимом лбы соприкоснулись, пришло чувство, что моё сознание, подобно вспышке сверхновой, со стремительной скоростью выросло, заполнив тёмные бездны внутренних ресурсов, о существовании которых я раньше и не подозревал.

Наши айфоны, выключатели в стенах, да даже сам поезд я увидел словно в ином, преображённом свете. Он нёс новое знание, сулил новые возможности.

Вмонтированная в потолок лампа, выплюнула плафон и выпрыгнула из насиженного места. Она повисла на проводах напротив наших лиц, продолжая светить.

- Это была моя работа, - сказал Вадим. - Теперь попробуй ты.

Машинально я набил на айфоне команду, которых теперь знал тысячи, и лампу мгновенно втянуло обратно – словно макаронину, которую со свистом всосал голодный рот.

- Мы можем управлять биологическими и компьютерными системами, электронными приборами, самой разной техникой. Впрочем – далеко не всей, - подчеркнул Вадим. - В этом гробу на колёсах, например, нам мало что подвластно. Черти используют уж очень древние технологии. Паровоз – не электровоз, с которым проблем не было бы вовсе. Так что будем рисковать…

- Рисковать – звучит размыто. О чём речь?

- Нужно остановить поезд. Любыми путями.

- Как?

- В идеале – дёрнуть стоп-кран, если не выйдет – разнести к чертям двигатель или отцепить вагоны от головы состава.

- Хм, если нужно всего лишь дёрнуть стоп-кран, то у нас в коридоре один точно есть!

- Ты думаешь, черти такие идиоты? Единственный рабочий стоп-кран установлен в топке. А до неё ещё добраться нужно, - Вадим встал с кушетки. - В её сторону и пойдём. Прямо сейчас.

Бритая голова выглянула в коридор и, ничего подозрительного не заметив, кивком поманила за собой. Когда я покинул купе, то на мгновение ощутил себя голым. Так подействовало пространство пустого, вытянутого коридора.

- Впереди нас ждет шесть таких вагонов. Без провожатого ни за что не дойдем, - вздохнул Вадим. - Подожди меня. Я ненадолго.

С этими словами бритоголовый исчез в каморке проводницы.

Мысленно я обложил его последними словами: не люблю пребывать в неведении. Но при этом понимал, что времени на объяснения и в самом деле нет, а доверять работнику Системы можно. Несмотря даже на то, что на задание он вышел только в шестой раз и впервые без куратора.

Пока Вадим отсутствовал, мой взгляд блуждал по закрытым дверям купе. Укрытые за ними души вели себя как при жизни: о чём-то разговаривали, что-то выкрикивали. Где-то даже звучал смех. Неужели никто не заметил чёртовых копыт? Неужели никто не выглянул наружу и не сообразил, что поезд давно съехал с полотна железной дороги, и сотни ног, громыхая, несут его по заснеженной пустыне в неизвестность?

Пол под ногами взбрыкнул, и погружённый в мысли я едва устоял – в последний момент выручили поручни, вытянутые вдоль коридора.

За окном происходило что-то совсем невероятное: поезд пошёл в гору. Именно так: оставил поля с лесами и побежал по крутому склону. Стало очень шумно. От соприкосновения металлических конечностей с камнем во все стороны летели искры, и, изгибаясь подобно змею, подвижной состав брал одно горное препятствие за другим. Трясло похлеще, чем на американских горках, а запертые в купе люди продолжали непринуждённо болтать!

Когда в коридор вывалились проводница с Вадимом, я готов был расцеловать обоих от счастья: всё-таки погибать в компании лучше, чем одному. Куда исчезла моя любовь к затворничеству – ума не приложу!

На лице девушки-чёрта сияла дебиловатая улыбка, с уголка рта стекала по подбородку кровавая пена: сразу видно – Вадим поработал, мозги прочистил капитально.

- Она думает, что мы – важные шишки из дьявольской администрации, - пояснил на ходу работник Системы. - Дорога открыта. Главное не отставай, не глазей по сторонам и держись невозмутимо.

Вагон за вагоном мы следовали за чёртом, и не таращиться по сторонам, сохраняя невозмутимый вид, было очень, скажу, не легко! Особенно, когда кругом такая тряска. Особенно, когда нашей проводнице то и дело перегораживали путь другие черти: не всегда в железнодорожной форме, а проще говоря – с сиськами наперевес. То есть голые.

Одна такая обнажённая красавица с мохнатыми ногами добрую минуту о чём-то спорила с нашей более целомудренной проводницей на своём гортанно-лающем языке. Наконец, она пропустила всех в головной вагон, но пристроилась сзади!

В таком составе мы и попали в вагон с широкой печью у боковой стены. Топка жарила так, что на нее больно было смотреть. Ни кочегара, ни положенных по уставу помощников. Вместо них лопатами размахивало какое-то страшилище. Я насчитал у него шесть рук. Внешне оно напоминало дряблое старческое брюхо размером с холодильник. И если руки его исправно забрасывали в распахнутую топку топливо, то с десяток ветвеобразных ног крепили существо к потолку и стенам, сохраняя его полную неподвижность – неплохая придумка в условиях тряски.

Приход гостей брюхо с ножками учуяло, пусть даже я не увидел на его теле ни глаз, ни каких-либо признаков ушей с носом. Как только обнажённая проводница захлопнула за нами дверь, плоть кочегара раздалась в стороны, явив круглую пасть с несколькими рядами кривых зубов, и помещение накрыл утробный рёв на грани отрыжки. На учтивое приветствие важных служащих из адской администрации эти звуки походили меньше всего.

Существо даже не дослушало слов вразумлённой Вадимом проводницы. Размахивая лопатами, оно поскакало в нашу сторону. Скоростное наступление твари, сюрреалистичное мельтешение переставляемых по потолку и стенам ног вкупе с нестойким от удалой езды полом – всё это ввело меня в ступор. К счастью, Вадим сработал на опережение.

Не успел кочегар преодолеть и половины разделявшего нас расстояния, как бритоголовый погрузил в спину стоявшей перед ним проводницы пыльцы левой руки – вот так, запросто! – а правой застрочил команды на смартфоне. Он даже не смотрел на неприятеля!

Два удара сердца – и проводницу разорвало на куски. Фонтаны крови окатили всё вокруг. Это Вадим высвободил и взял под контроль биосистемы несчастного беса. Сухожилия, вены и потроха с костьми, сплетённые в смертоносную сеть опутали кочегара и срезали несколько конечностей. Две или три лопаты стукнули в пол. Более точно их число назвать не могу, ведь в этот момент на подмогу хозяину топки пришёл стоявший за нашими спинами грудастый чёрт. В суматохе о нём совершенно забыли!

Не по-женски сильные руки обхватили меня и отбросили к окну. Пробив черепом толстое стекло железнодорожного вагона, я увидел, как поезд штурмует горный хребет на высоте двух-трёх километров. А потом бес втащил меня обратно.

Вся Вадимова военная наука пошла псу под хвост: «волшебный» айфон лежал в кармане джинсов – сразу и не достанешь. Особенно когда на тебя наседает жаждущий крови приспешник дьявола.

Отбиваясь от него кулаками, краем глаза я следил за Вадимом, который, не замечая ничего на свете, набирал на айфоне одну команду за другой. Его страшное оружие из потрохов проводницы сковывало противника, выворачивало ему конечности, но, к сожалению, с каждой секундой приходило в негодность. Ещё чуть- чуть и кочегар порвет сдерживающую сеть, вырвется на свободу, и тогда никакие хитрости не остановят этого монстра.

Внезапно пол вздыбился стеной.

Чтобы не рухнуть в заднюю, точнее уже - нижнюю часть вагона, я схватился за раму выбитого окна. Судя по зрелищу снаружи, мы бежали по полностью отвесной поверхности! До озаряемой алыми всполохами вершины было рукой подать.

Чёрт с сиськами меня больше не тревожил. Он упал на дно скачущего над бездной вагона. Вместе с ним не повезло и Вадиму. Более того, работника Системы придавило тушей кочегара, немилосердно вдавившей тело человека в закрытые двери.

- Твою мать, Алексей! - услышал я его крик снизу. - Сраный стоп-кран! Вверх! Вверх смотри!

Покрутив головой, я и в самом деле различил стоп-кран. Другой вопрос, что добраться до него или даже допрыгнуть возможности не было.

- Слишком далеко! - прокричал я.

Вместо ответа Вадим закричал. Не знаю, что именно делал с ним кочегар, и знать не хочу. Но эти крики до сих пор приходят ко мне в кошмарах.

В минуту отчаянья меня все же осенило, и тогда пришло спокойствие.

Заметив изменения в моём настрое, чёрт с сиськами зашипел, сделал попытку допрыгнуть до меня, но поздно. Взяв себя в руки, я подбросил айфон высоко, как мог. Это был наш последний шанс: если промахнусь – всё пропало. И удача нас не оставила.

Когда смартфон покинул ладонь, я позволил Уловителю душ втянуть меня внутрь, а когда достиг пика полёта – высвободил тело. За какую-то секунду я преодолел расстояние в несколько метров и повис на стоп-кране, а затем, поудобнее вывернув руки, сорвал его.

Поздно. Со стоном вагон принял горизонтальное положение, и я упал на пол. Приехали.

В голове – вакуум. Я дополз до окна и выглянул наружу.

Мы стояли на каменной площадке, набитой столь уродливыми существами, что язык человеческий не в силах описать их.

Они ждали нас. И мы приехали вовремя. За их спинами рвали небо огненные врата: без дыма, но такие жаркие, что от одного взгляда на них лицо покрыли волдыри, а глаза словно обожгло серной кислотой.

Почти ослепнув, я отошёл от окна и с трудом различил беса с женской грудью. Он стоял совсем рядом. Лицо его выглядело, как оплавленный сыр, но, скорее всего, подлец улыбался.

- Ты опоздал, человек, - сказал он.

Кочегар где-то неподалеку продолжал рвать Вадима. Я их не видел, но… слышал.

Обессилев, я сел на пол, и, бьюсь об заклад, в следующий миг улыбочка беса померкла: поезд протяжно застонал, и топку с головной частью паровоза потянуло назад. Вниз.

Пол в очередной раз вылетел из-под ног, а всех нас: меня, Вадима, беса и кочегара – свалило в кучу. Это сказали свое веское слово висевшие за паровозной топкой вагоны, которые так и не заехали на вершину. Их сила тяжести спасла сотни душ от адского пламени.

Громыхая о скалы, мы падали целую вечность. Наши тела швыряло друг на друга, било о горячий котёл, присыпало углём. Схожий дискомфорт испытывали, пожалуй, все пассажиры экспресса.

Мы погибли бы все до единого, не будь уже мертвы.

Когда поезд рухнул к основанию горы, я потерял сознание, и, лишь придя в себя, узнал, что адские слуги позорно бежали. А зачем им ждать прибытия посмертной полиции? Провалив задание, они прихватили сколько могли душ – штук десять от силы – и уползли сквозь адские врата на ковёр к своему властелину.

Вадим зря времени не терял. Очнувшись, раздал пассажирам книжки-агитки из своего чемодана с заголовками по типу: «Чем Система интереснее Рая», «10 способов, как вместо Ада попасть в Систему», ну и так далее.

Когда он и ко мне подошел с брошюрой в руке, я сказал, что идея посмертия меня не устраивает в принципе. Вот Вадим и придумал, как оставить меня на земле...

Достаточно быстро ликвидаторы крушения поезда Москва - Владивосток вернули Системе айфоны с нашими душами. Когда Вадима возвратили в земное тело, он рассказал об операции в деталях, упомянул и о моём скромном вкладе. В общем, убедил всех в полезности «добровольного помощника» и протолкнул решение о возвращении в мир живых.

Данное при рождении тело я, к сожалению, потерял. Вместо него мне выдали роботизированное – из той партии, что Вадим использовал при выполнении последней миссии. В похожем «сосуде» я его впервые увидел, когда он сел в поезд на станции Безруково.

С того времени так и работаю в Системе – в ее офисе под Екатеринбургом. Мои рабочие будни достаточно однообразны: взлом переговоров прихвостней дьявола, пресечение воровства невинных душ с выездом на место да сплетни, которые обсуждаем с коллегами во время перекуров.

+12
997
Читатель
02:22
Это действительно очень хороший и качественный рассказ.
Спасибо, автор)
19:53
+1
Все мои поездки экспрессами ЮВЖД примерно так и выглядели. Проводники точь-в-точь. Всё описанное в рассказе до боли знакомо. Будто после точки в тексте вышла из вагона на перрон где-нибудь в Краснодаре.
Автор силища. Гоголь в ауте. Отрывок, где Вадим книжки-агитки впаривает, особенно позабавил. Хочется ещё чего-нибудь вашего фирменного почитать.
17:13
Гоголь в ауте

dance Гоголь срочно ищет свою голову. Бродит по Москве. Он действительно в полном ауте)
Ирина Травкина
17:36
Нужно помочь классику. А почему по Москве-то бродит, а не по Риму? И аут не бывает полным, так что, может и найдёт Николай Васильевич искомое.
Не надо из-за него расстраиваться.
Ирина Травкина
17:36
Нужно помочь классику. А почему по Москве-то бродит, а не по Риму? И аут не бывает полным, так что, может и найдёт Николай Васильевич искомое.
Не надо из-за него расстраиваться.
17:45
Вы про «Мёртвые души» в Риме. А я про потерю головы после захоронения (точнее перезахоронения). И дело было в Москоу-сити. Бродит то он сейчас. И, получается, без головы.
«Полный аут» — это простонародное выражение. Масло масляное))) «Молодая девушка» ведь уже никого не смущает. А когда-то были целые дебаты по этому поводу.
20:44
-2
Блестящая работа, автор молодца! Сюжет с третьей альтернативой загробной жизни лично я вижу впервые. Написано отлично, не к чему особо придраться. 10 из 10. Однозначно рассказ один из победителей.
Качественный рассказ.
Сюжет конфетка.
Даже ничего говорить.
Вроде как есть пара мелких блошек, но где именно я не запомнил. Сюжет слишком захватил.
Поставлю +.
11:33
Что-то очень напоминает… Матрица, но в загробном мире )))
D-G
14:31
Не очень ясно вообще втыкание этой Системы. Известно, что если берутся существа Библейского Ада, то надо брать против них существ Рая — ангелов, святых духов и прочее. А это идея с другими мирами — это то, что портит этот рассказ. Проще надо быть, проще…
16:32
Тут упор на экшен. Было бы совсем просто без Системы. Если вдумываться, как бы в аду для других конфессий уже был первый круг, так как «да не будет другого бога» и всё такое. Автор же с поставленной задачей справился, и в детали ему тут не нужно было для этого уходить: получилось бы много несостыковок. А так чистая движуха ради движухи.
Опять же «Мы регулируем перераспределение ресурсов (душ). За счёт этого Система стабильна» то есть в принципе не важно, во что человек верил, так как цель автора состоит не в том, чтобы показать новую философию, а в том, чтобы обосновать экшен.
17:08
+1
Ох, уж эти мужские фантазии)) rofl rofl Блондинки с козлиными ногами, кровищщща хлещет по чём зря.
Всё такое, вот такое rofl
Скоростное наступление твари, сюрреалистичное мельтешение переставляемых по потолку и стенам ног вкупе с нестойким от удалой езды полом

АААААА!!! Сюрреалистичное мельтешение ВКУПЕ с НЕСТОЙКИМ rofl от удалой езды ПОЛОМ. ААААААААААААА!!! Мужики, вы жжёте!
Я попозже подойду, пройдусь по «мёртвым душам». Есть такие? Мёртвые? Прям души?
Как поёт Гребенщиков «Этот поезд в огне».
А название меня опять не обмануло! «Они остановят АД» rofl
И сколько эпических копаний в айфоне последней серии pardon
Спасибо rose
Комментарий удален
18:25
Да-да, это именно тот случай, что вы описываете. Опережение вкупе с мозговой недостаточностью.
То есть не мужчина писал, вы как думаете? rofl
18:34
А вот это уже переход на личность автора. Не надо так. stop
18:41
Это был риторический вопрос crazy
Ну, а что вы хотели от человека (меня), у которого мозг безукоризненные слова автора не догоняет)))?
Комментарий удален
19:34
Важно – можно ли привести в порядок этот сотовый! вопрос?
как серией ловких и быстрых движений бритый захлопнул за ней дверь а нафиг там серия на захлопывание двери?
Бритый перестал вбивать останки женского лицаостатки, а не останки
Черти упакуют состав мёртвыми душами упакуют тут не подходит. лучше «укомплектуют» или «загрузят»
Ад какой конфессии там? а что за посмертный суд? что, там одни христиане едут? так их никто не судит до Армагеддона.
Но потом стали возникать другие вселенные, настолько захватившие сознание сотен тысяч и даже миллионов, что многие, умерев, перестали попадать в Рай или Ад. Во время посмертного суда им начали предлагать альтернативу: вечность, скажем в Хоббитоне или на планете голубых гуманоидов из фильма «Аватар» а другие религии не рассматриваются? только авраамические?
В храме Системы его физическое тело откуда берутся физические тела, если Система миры мертвых?
На задание наши сознания отправили внутри механических тел, снабдив Уловителями душ откуда взялись механические тела? почему не просто роботы?
пьёт кофе и почитывает свежую газету. в мире мертвых?
Машинально я набил на айфоне команду, которых теперь знал тысячи, и лампу мгновенно втянуло обратно почему нельзя напрямую взаимодействовать? через тот же провод?
Единственный рабочий стоп-кран установлен в топке. этот момент без комментариев
рёв на грани отрыжки это как?
Сухожилия, вены и потроха с костьми, сплетённые в смертоносную сеть опутали кочегара и срезали несколько конечностей.батальная сцена, бессмысленная и беспощадная
Когда смартфон покинул ладонь, я позволил Уловителю душ втянуть меня внутрь, а когда достиг пика полёта – высвободил тело.так душу или тело??? автор сам еще не запутался, что в поезде? души или туши? и как в таком случае там может существовать механическое тело Вадима?
А зачем им ждать прибытия посмертной полиции? о-па, еще и какая-то посмертная полиция нарисовалась?
Достаточно быстро ликвидаторы крушения поезда Москва — Владивосток вернули Системе айфоны с нашими душами. души Системе — как ГГ вернули жизнь? в Системе по определению мертвые
Вместо него мне выдали роботизированное – из той партии, что Вадим использовал при выполнении последней миссии. вопрос сопряжения души с роботом, раз. вопрос идентичности души и сознания — два
в общем, автор сам себя перемудрил. все смешал в кучу (коней, людей, орудия, айфоны) в доме покойных Олблонских
вышел винегрет, а не логичный рассказ

Галина
18:44
+1
Содержание написано живо, читается легко, фабула не очень тянет на фантастику, больше смахивает на Гоголя, Вечера на хуторе, оценка 3.
23:59
+1
Рассказ начат прямо отлично — как по учебнику «Так надо начинать рассказы». Здорово smile
01:10
+1
На самом деле, это очень круто написанная… стопроцентная, кристаллической чистоты бредятина. Я до самого последнего момента надеялся что ЭТО ВОТ ВСЁ закончится всего лишь сном жёстко упоровшегося «хмурым» любителя Ирвина Уэлша, но нет, кажется автор всерьёз.

Чтобы написать реально крутой комикс-экшн (именно текстом), автор, мало наплести всякой невероятной чепухни в сюжет. Головой думать, надо, мозгом, чтобы всё выглядело хотя бы в рамках комиксового мира более или менее правдоподобно. А у вас же всё в кучу намешано, ни малейшей внутренней логики, по принципу — а, и так сойдёт, кисель с коктейлем «маргарита», ойфон с сиськастыми чёртями и убегающим по снежному полю на металлических ногах (я, честно говоря, дико взоржал, представив эту картинку=))) поездом.

М-да. Единственное, что понравилось, так это задумка некоей третьей силы в загробном мире — некоей Системы. Вот эта тема могла бы дать толчок для действительно интересного сюжета (но, конечно, без впивающихся в глотку айфонов и прочих сомнительных «чудес»). Слабо, очень слабо, откуда тут столько плюсов, вообще не пойму?

Поставлю 3 балла из 10-ти, видно, что писали-то вы увлечённо, с огоньком, в стиле этакого постмодернистского треша. Но впустую, бессмысленно, никакой литературной ценности это творение не представляет.
Загрузка...
Александра Черчень №1

Запишитесь на дуэль!