Валентина Савенко

Белый рыцарь

Белый рыцарь
Работа №98 Автор: Сунайкина Анастасия Сергеевна

Часть первая.

«Начало».

Доброго дня!

С вами Уайет Кнайт – Эмпат, по совместительству – майор. Да, страшная смесь. Стоит ли говорить, что такие Одаренные, как я, очень ценятся в армии. Особенно с Психозом. Ирония…

Если вкратце упомянуть мою жизнь для вашего общего представления о моей «скромной» персоне, то родилась я в Центре, в довольно обеспеченной семье Одаренных. Для справочки: отец мой – Энтони Кнайт – влиятельный полковник, которому прочили членство в нашей правительственной верхушке, в Совете Девяти. И я никогда в детстве не упускала случая этим похвастаться! До определенных событий, после которых я его возненавидела. А потом пришлось смириться.

Почему? А что «почему»? Почему возненавидела или почему такая строптивая девушка, как я, попросту смирилась? Окей, все по порядку…

Все началось с поступления в Военную Академию, где я познакомилась с Джеком Аттвудом – сыном Бенджамина Аттвуда, изобретателя пропускных чипов и герцога Норфолка. Он тогда учился уже на пятом курсе, что, в принципе, на первых порах не мешало нам общаться. Я не помню, каким макаром меня угораздило влюбиться в этого самодовольного, наглого, вредного, харизматичного, умного, высокого и красивого… Кгхм… В общем, в Джека. Но, его чары на меня подействовали – это факт. Стоит ли говорить, что между нами была страсть, огонь и магия. Это была безумная любовь, всепоглощающая. Иногда мне казалось, что мы поменялись дарами: парень вел себя, как обезумевший от любви Эмпат, и мне это чертовски нравилось!

Как говорится, два дебила – это Сила. Три дебила – это Связь.

Через пару месяцев Джек познакомил меня со своей сокурсницей – Сонией Веллер, дочерью советника моего папы-генерала Константина Веллера. Мне всегда было интересно на нее поглядеть, слыша рассказы отца, где его советник часто брал свою дочь на работу. Отец часто отзывался о ней, как о крайне смышленой и способной девочке. Заочно она мне, разумеется, уже в далеком детстве не нравилась. Но, пообщавшись с девушкой, я с удивлением для себя отметила, что она меня совсем не бесит. Даже не раздражает. И это еще при том, что является Якорем. А я терпеть не могу Якорей.

Короче, с Сонией мы довольно быстро подружились. И Джек предложил создать Связь. Это было серьезное предложение, очень серьезное. Это вам не замужество, где можно просто документально зарегистрировать свои отношения с одним человеком и при необходимости расторгнуть, когда душа пожелает. А тут нас целых трое. ТРОЕ. Но фиг с ним, что нас трое. Ведь Связь – это другой уровень. Связь – это не только сила Дара. Связь – это больше, чем родственные узы. Больше, чем просто брак. Просто так разорвать Связь нельзя – только смертью кого-то из троицы, либо специальным ритуалом, известным лишь Совету Девяти. А если разорвут, то мы все тронемся умом. В худшем случае – умрем. Но это уже со второго разрыва и теми же Одаренными.

Но я готова была пойти на это. Ради Джека я была готова на все: в том числе и бросить карьеру, если он попросит. А о Связи с ним я даже мечтала! И мы ее сделали, втроем: Маг, Эмпат и Якорь.

По взаимному согласию, мы приняли решение пока сохранить нашу Связь втайне от родственников, пока я, как самая младшая, не окончу учебу.

Так мои любимые закончили шестой курс, который был конечным в Военной Академии. А я продолжала учебу. Сония, следуя плану отца, поступила в Медицинскую Академию. Джек тоже хотел попробовать себя в медицине, но ушел. Понял, что просто не его. Спустя пару месяцев он стал куратором лечебно-исследовательского центра (ЛИЦ) HY-K2-B8, которым владел его отец.

Теперь мы встречались реже – всего пару дней в неделю, но точно в определенные дни без изменений. В это время мне жутко не хватало этих двоих оболтусов. Поскорее бы закончить Академию и быть вместе, не скрывая наших отношений, нашей Связи.

Но судьба все решила за нас. Да, я не горела желанием скрывать нашу Связь и играть в шпионов еще несколько лет. Но все же понимала, во что это все может вылиться…

Информация просочилась. Каким образом – не понятно, хотя факторов было более чем достаточно. Наверняка, мой отец захотел за мной проследить. Три семьи узнали о нашем союзе. Семья Кнайт, семья Аттвуд, семья Веллер. Случился серьезный семейный совет, всех трех семей единовременно. Это был конец.

Разумеется, я впала в панику! В то время как шел совет, мы в ожидании ждали с Джеком и Сонией на веранде дома Кнайт. Было уже за полночь, непередаваемо благоухало фиалками, повсюду пели сверчки. Мы сидели на крыльце особняка. Я судорожно держала обоих за руки. Джек старался меня успокоить, молча прижимая к груди. Я вырывалась, меня впервые настолько раздражало его поведение:

– Я не переживу, если нас разорвут! Они не могут так с нами поступить, Джек! Родители не могут так поступить со своими родными детьми! Понимаешь, Сония? Как вы можете так спокойно сидеть и ничего не делать?!

– Уайет! – Джек не выдержал и встряхнул меня. Он и сам еле сдерживал панику – мало того, что все мы сейчас находились в кризисном положении, так еще и я действовала на него весьма заразительно. То ли дело Сония – всегда спокойна, мне только мечтать о такой выдержке. – Как ты себе это представляешь? Мы сбежим? Хорошо! Предположим, что нам это каким-то удастся сделать через всю систему охраны, которой напичкан дом твоего отца. И что дальше? Как мы будем скрываться? Куда бежим? Кем будем?

С полным отчаянием он посмотрел на Красную Луну в окружении миллиарда прекрасный звезд.

– Джек, мы можем скрыться на любом Корабле, улететь на другую планету, потом еще на другую. Запутать следы…

– Уайет, – Сония наконец оторвала руки от глаз и в упор посмотрела на меня. – Милая, это правда безумно звучит. Мы можем попробовать, но погорим на первом же шаге. Включи рациональность в своем подсознании.

Я знала, что Сония права. Что правы они оба. Но я хотела бороться до самого конца.

Не прошло и пяти минут после этого разговора, к нам вышли. Как оказалось, отцы Кнайт и Веллер были не в ладах с герцогом. Герцог относился к ним не менее взаимно. Но официально по согласованию с Советом Девяти было принято следующее заключение: мы еще слишком молоды для такого серьезного шага в нашей жизни. И эту Связь необходимо разорвать, пока мы сами себе не навредили. Либо смертью одного из нас, либо Ритуалом.

Ритуал оказался болезненным. Во время процесса я чувствовала, как из меня выходят частичка Сонии, частичка Джека. Душа разделилась на множество осколков. Многие из них забрали. Взяли силой и больше никогда не вернут…

Я очнулась в больнице. И не сразу это осознала. Вокруг все плыло, потолок и стены хаотично вращались. Потом появились голоса. Они шли, будто из воды. И так множество раз, пока я снова не проваливалась в бессознательный сон.

Но все же настал момент, когда я окончательно пришла в себя. Рядом стояли отец и неизвестный мне врач. Была глубокая ночь, свет выходил лишь из коридора. В палате было темно. Разумеется, оба мужчины не видели моего пробуждения. Но я по-прежнему плохо соображала. Единственное, что мне удалось понять из разговора – Джека и Сонию выслали из Центра. Эти двое, в отличие от эмоционального по природе своей Эмпата, обладали более устойчивой выдержкой – меньше всего досталось Якорю. Но все трое получили серьезное психическое расстройство. И папа очень просил своего друга мне помочь.

Именно благодаря этому доктору, Азулу Хеттеру, я смогла взять себя в руки и продолжить жить. Но общение с Джеком и Сонией под каким-либо предлогом было строго запрещено.

И так прошло десять лет. Долгих десять лет.

Часть вторая.

Глава 1.

«Цель».

– Алексис, какого ты дерешься, как баба?! – Я несильно толкнула в сторону своего приятеля, тем самым заняв его место в исходной позиции, и уже весьма и весьма сильно вскинула ногу, ударив по яйцам противника. – Смотри и учись, как надо, птенец!

– Майор! – откликнулся капитан Дэй. – По долгу ссслужбы я обязан вам подчиняться, но ч… чисто из-за мужской сооолидарности – не могу!

– Не можешь? НЕ МОЖЕШЬ, ГОВОРИШЬ? – Я с размаху врезала очередному нападающему в челюсть, отправив того в нокаут, и схватила Алексиса за грудки. – Тогда я самолично выбью тебе всю эту мужскую, мать ее, солидарность! Ты этого хочешь?!

В глазах друга на мгновение промелькнуло нечто похожее на эмоцию. Мало того, что он – Якорь, так на этот раз он был совсем уж меланхоличным Якорем. А смотрится это совсем отвратительно. Вы только представьте – аж передернет. Ненавижу Якорей. Бесят.

– Никак нет, мэм! – Дыхнуло в меня ромом. Кулак этого пьяного существа резко вылетел за мое плечо. Послышался сдавленный «ууух».

– В таком случае, долбанный ты капитан, хватай сидение и отбивайся!

Капитан, не задумываясь ни на секунду, чеканным шагом отправился за барным стулом, умудряясь уворачиваться от летящих в него пивных кружек и парализующих бластеров. Поражаюсь его выдержке.

Да, четыре года знакомства многого стоят. Наши отношения с Алексисом можно смело назвать дружескими. Бывало, он вытаскивал меня с поля боя, а бывало и наоборот. Мы виделись не часто, но выработали привычку при возможности не упустить вечерок и забуриться куда-нибудь в ночной клуб: выпить и вспомнить общие подвиги, поделиться новостями, иногда даже устроить драку. Собственно, этот вечер – не исключение. Разве что сегодня Алексис был сам не свой.

Я со ступором смотрела, как мой друг с каменным лицом крушит противников за барной стойкой. За этим зрелищем мне едва не прилетело. Даже самые безэмоциональные Якоря хоть как-то используют мимику, особенно во время драки. Лицо же капитана Дэя не выражало абсолютно ничего. В отличие от лица владельца заведения. Его можно понять: стоит нам с Дэем здесь появиться, его бар терпит крупные убытки. Клуб за все его двадцатилетнее существование ремонтировался пять раз. Соответственно, с капитаном мы посещали его также пять раз.

Не прошло и получаса, как в бар посетил и СООН – специализированный отряд особого назначения. Всех участников и даже не участников (а просто пришедших в себя случайных жертв и наблюдателей драки) скрутили и повезли в дознавательный центр и по совместительству зоопаркник (с нашего жаргона – временную тюрьму). Меня спасло удостоверение, капитана его удостоверение по непонятной мне причине не спасло. Очень странно. Еще более странным можно озвучить тот факт, что Алексису даже закрепили браслет Осмия (из металла смеси осмия и иридия), блокирующий его Дар.

Воспользовавшись своим должностным званием и громкой фамилией, я выяснила, что Алексиса забирают в лечебно-исследовательский центр HY-K2-B8, что располагается в герцогстве Норфолк, так же известный под неофициальным названием как «Лечебница» или «Психушка». Такой термин пользуется популярностью в первую очередь среди Одаренных, ибо в Психушке обследуются Одаренные с тяжелой формой Психоза. Соотношение к другим изучаемым пациентам было примерно 9:10. Мне удалось ее избежать только благодаря доктору Хеттеру, который и занимался моим лечением. Больные практически никогда не покидали этого странного места.

Другой особенностью этого места является то, что десять лет назад Лечебницей курировал Джек. Я не знаю, остался ли он на этой должности до сего дня, но если это так, то другу я лично помочь не смогу из-за запрета Совета Девятерых.

Надо было думать. А этого я точно не люблю делать. Поэтому я и решила двигаться по военной карьере: думать приходится нечасто, а при битве лучше вообще делать такое недолго.

Недолго поговорив с Алексисом тет-а-тет напоследок, я незамедлительно отправилась в Центр. В ходе разговора капитан Дэй поведал лишь о том, что был на задании на планете Альфа-6. Мне было известно о военном конфликте наших союзников дриад и фистов[1]. Со слов друга там происходил настоящий ад. Более говорить он категорично не хотел.

Мне понадобилось два месяца на то, чтобы убедить моего отца дать мне добро на проверку ЛИЦ. Мне приставили в напарники капитана Дюка Харта – очередного Якоря. Я бы подумала, что надо мною просто издеваются, если бы не факт того, что с Дюком мы давно знакомы. Нам нечасто приходилось работать в паре, но те несколько раз оставили очень хорошие воспоминания о нем, как о веселом и при этом ответственном человеке. Отношения исключительно рабочие, хотя между нами и могла сложиться дружба. Все-таки, это был самый эмоциональный Якорь, который мне когда либо встречался.

Генерал Энтони Кнайт не просто так поставил мне в тандем Дюка: он считал, что этот капитан годится мне в пару как никто другой. И пусть если не в Связь, то в брак. Парень, хоть и на три годы младше меня, подает большие надежды в военной карьере. Кроме того, имеет громкую фамилию, благодаря заслугам родителей, а также приличное наследство.

Учитывая тот факт, что в Норфолке я напорюсь на Джека, неудивительно, что папа решил-таки присобачить ко мне Харта. Но я не против такого напарника.

Так что спустя еще три месяца, мы отправились с проверкой ЛИЦ в герцогство Норфолк…

Глава 2.

«Я здесь».

Замок Норфолк был воистину великолепен: в стиле неоготики с элементами ренессанса. Такие замки я видела разве что на трехмерных прожекторах в миниатюре размером в мой рост на лекциях по истории и географии. Похожие строили аж тысячелетие назад, когда наши предки жили еще на планете Земля.

Эмоции, и без того рвущиеся наружу, обострились с новой силой: безумно хотело вырваться нечто необъяснимое, что пугало меня еще больше. Такое ощущение, будто мне не поставили Блок Эмпату, позволяющий сводить на нет все негативные воздействия окружающих его Якорей, и в течение дней пяти меня окружала дюжина таких вот Якорей. Мне такого испытывать еще не удавалось, но сравнение идет определенно такое.

Сжав все остатки своей воли в железный кулак, я направилась к вратам. Мы с Дюком прошли аутентификацию, после чего без проблем проникли внутрь замка. Изнутри он не был таким вычурным, нежели внешне, что, однако, не лишало его привлекательности. Все же это не летняя резиденция.

Нас встретили две группы охраны и ученных, а также дворецкий и несколько слуг. Я даже не сразу поняла, что боевики отдают мне честь – я все это время морально готовилась встретить самого герцога. Очнись, Кнайт. Возьми же себя в руки!

На следующий день для нас с капитаном – представителей Власти – собирались сделать официальный прием. Пока нам дали время на отдых, расположение в своих покоях и восстановление сил после дороги. Мне казалось, что я не выдержу еще одного дня в режиме волнительного ожидания, поэтому я буквально пару часов спустя после размещения в наших соседствующих комнатах предложила моему напарнику прогуляться по замку, заодно изучив его изнутри, в том числе со стороны охраны и сигнализаций. Дюк охотно согласился. Я знала, что он догадался о моем странном поведении, благо мне, как и любому другому Эмпату, эмоции было скрывать весьма и весьма затруднительно. Поэтому и согласился мне их слегка расслабить, насколько это было возможно от Якоря. Я была ему благодарна за его тактичное и вместе с тем непринужденное молчание относительно моей реакции с прибытием в это место.

Ближе к полуночи мы неожиданно наткнулись на моего в прошлом лечащего врача – Азула Хеттера. В настоящем – поистине гениального ученного. Я слышала о его «подвигах» в самом наилучшем смысле этого слова, но не задавалась вопросом где он их вершит. Я была приятно удивлена, увидев его здесь. Вместе с этим, я поняла и вторую причину, по которой отец согласился на то, чтобы я посетила Норфолк.

Хеттер знал о моем прибытии еще за месяц до оного. Так как было довольно поздно, и ученый еще не закончил свои дела, он пригласил нас с капитаном на завтрак в его гостевую.

На утро доктор рассказал, что занимает должность заведующего Исследовательской лабораторией. Наравне с ним Лечебницей заведуют Бран Хаас (отделение Диспансеризации иностранных представителей) и Александр Бойко (отделение Диагностики лечения и психологических расстройств). В отделении последнего мне предстоит еще одна неожиданная встреча, о чем мой бывший лечащий врач счел нужным предупредить заранее:

– Сония Веллер работает у Александра его заместителем и главврачом.

Услышав это, я чуть не поперхнулась виноградинкой. Дюк любезно помог мне высвободить дыхательные пути.

– Капитан, оставьте нас.

Дюк так и сделал.

– Как давно?

– На протяжении полутра лет, – ответил Азул, смотря мне в глаза, отпивая кофе.

– И как ей позволили под Запретом Девятерых? Причем на постоянной основе?

– Видишь ли, Уайет, – заведующий положил чашку на блюдце и нагнулся вперед, положив руки на колени. – Запрет действовал на протяжении ровно семи лет. Странно, что ты самостоятельно не вдалась в подробности своего дела, хотя с другой стороны оно и не удивительно. И поэтому твой отец – полковник Энтони Кнайт – не мог по закону иметь ничего против, даже являясь одним из Девятерых.

– Я все равно удивлена его разрешением.

– Ничего удивительного в этом поступке нет, – улыбнулся Азул. – Зная тебя, ты поехала бы в Норфолк разбираться в деле Алексиса и без дозволения на это своего отца. Что было бы чревато многим, кто так или иначе замешан в истории твоей жизни. А так… Он по максимуму минимизировал вред и взял ситуацию под контроль.

С чем, к моей досаде, нельзя не согласиться.

Вечером мы с Дюком были при полном параде. Я, несмотря на все мое волнение, решила выделиться темно-зеленным платьем до колена и черно-золотым камзолом-кафтаном с едва доходящим до пят шлейфом. Подобная форма облачения нередко использовалось Одаренными женщинами в армии на торжественных мероприятиях. Мне он нравился и с практичной стороны, ибо под длинными рукавами кафтана не был заметен зажатый в руке бластер или кинжал. Дюк тоже надел на себя парадный камзол из плотной кожи. Оружием был обвешан от и до: на спине два кинжала, на поясе чехлы с небольшими ножами, две кобуры для бластеров: огнестрела и парализатора. Даже к ногам крепились метательные. И это еще только открытое оружие. Как минимум в сапогах припрятана еще парочка холодного Осмия.

Даже не вспомню, сколько успокоительного пришлось принять, чтобы решиться-таки войти в парадный зал, но меня уже не трясло. И на том спасибо Хеттеру.

Со мною пытались завести знакомство все. С визитками, подарками или же просто приглашением. Так я познакомилась с женой Джека Аттвуда и его дочерью. Хорошо, что заведующий исследовательской лабораторией меня также счел нужным предупредить об их существовании. И меня не столько задело наличие жены, сколько наличие дочки 18ти лет. Неплохо же он по молодости гулял, ничего не скажешь. Пусть это было и до меня, но как я могла не знать о наличии тогда маленькой Алисии. Как Джек мог скрывать? Хотя… Возможно, о существовании у него дочурки его самого могли поставить в известность довольно позже.

Лорейн была эффектной блондинкой в ярко-красном корсетном платье. За версту можно понять, что она – чистой воды Эмпат. Я приложила тонну усилий, дабы на время скопировать лицо моего напарника. Позади нее держалась другая девушка, одетая гораздо скромнее своей спутницы – видимо, Алисия. Такая же белобрысая, как и Лорейн. Однако они не являлись родными матерью и дочерью – это знали все.

Официально представившись, Эмпат предложила немного позже поболтать за ее фуршетным столиком, как только окончу знакомство со всеми остальными участницами приема. После чего с чувством полного достоинства удалилась приветствовать придворных и служащих Замка Норфолк. Я была не против – это казалось интересным.

Знакомства кончились. Я решила незамедлительно принять предложение герцогини, благо ни Сонии, ни Джека я все еще не видела.

Мне не впервой приходилось выстраивать диалог с теми людьми, которые мне абсолютно не нравились. И при нужной тактике войти в доверие. Лорейн – не исключение. Спустя час нашей беседы она спросила меня об одолжении личного характера. Дело в том, что герцогиня Аттвуд всерьез подозревает, что девушка – не родная дочь Джека. Ее ревность так и выливалась наружу. Мне приходилось лишь сочувственно кивать в такт ее словам в знак женской солидарности и понимании ее чувств, как к такому же Эмпату. И ее просьба заключалась в том, чтобы выяснить, кто такая Алисия, аргументировав это еще и тем, что Центру также важно знать о своих гражданах правящих династий абсолютно все. И особенно ветви Фамильного Древа. С чем я просто не могла не согласиться.

По окончании диалога я решила найти Дюка. Но стоило мне обернуться, как я увидела Джека в нескольких метрах от меня. Он не отрывал от меня глаз. При всем при этом лицо его было спокойным.

Он резко обернул голову вправо – видимо, его окликнули. Что же Джек, иди. Я тут надолго, но бегать за тобой не буду, так и знай! Не тебя ради я здесь.

– Майор Кнайт, все в порядке? – ко мне подошла Лорейн. Оказывается, меня дергал нервный тик – слабое проявление давнишнего психоза «Тик-Так».

– Все в порядке, миссис Аттвуд. Это от недосыпания. – Не тяжело было скорчить усталую мину, благо я и так спала от силы часа четыре.

Как только герцог выступил с официальным приветствием нас – представителей Властей – Замок, мягко говоря, зашатало: было ощущение, что в него бросили Астероидную бомбу. Повсюду активизировались защитные сигнализации. Мы с Дюком поймали взглядом друг друга в противоположных концах огромного зала и синхронно быстрым шагом направились к герцогу. Вокруг него уже выстроилась охрана, но, похоже, ему скорее требовался врач – выглядел Джек не лучшим образом. Гаркнув Харту, чтобы быстро привел доктора, благо представителей данной профессии на приеме хватало с избытком, я решила лично осмотреть Аттвуда. Не знаю, какие эмоции двигали мною, мне впервые за долгое время было по-настоящему страшно. Страшно за состояние по-прежнему самого дорогого для меня человека. Войны и битвы на поле боя меня лишь раззадоривали, добавляя азарт и смелость, там не было такого тягучего страха.

Стоило дотронуться до лица Джека, тот обратил на меня внимание, на этот раз впившись в меня взглядом. В этот момент Замок Норфолк затрясло окончательно. Сильнейшие толчки валили с ног всех в поле моей видимости.

– Майор! Приказ, майор!..

Глава 3. «Ритм».

Прошло ровно две недели. За это время случилось многое.

Замок стоял под экранированием от физических атак извне. Однако это не препятствовало периодическим встряскам, пусть и далеко не таким сильным, как самые первичные. Всю эту неделю мы с капитаном Хантом и местными военными проводили исследование по выявлению причины. На экранах футуристических интерфейсах мы заметили, что причина того или иного рода атак идет не со стороны поверхности над уровнем земли. Она шла из глубин озера, на котором стоял Норфолк. С Центром связь категорически отказывала.

Джек тоже упорно копировал Центр в отношении меня. Не знаю, намеренно или нет. Мы с ним так и не общались, даже не пересекались.

Лорейн, к которой я окончательно успела влиться в доверие, также заметила в своем муже странные изменения. По ее догадкам, он знает в чем причина пассивных атак, вследствие чего мы были полностью вынуждено изолированы.

Что касается Алисии, то мне не пришлось делать усилие, чтобы завязать с ней знакомство и даже общение. По правде говоря, не было желания. Даже несмотря на просьбу герцогини и личные интересы. И дело не только в том, что она – Якорь. Девчонка инициативно проявила интерес. Спустя пять дней, я окончательно убедилась в том, что юная блондинка испытывает к «отцу» далеко не дочернюю любовь.

– Судя по вашим рассказам, отец вас очень любит, – как бы невзначай заметила я.

– А я люблю его, – тихо проговорила Алисия.

– Как хорошего отца, думаю, его невозможно не любить, – я одарила девушку теплой улыбкой.

– Вы не поняли, – Алисия подняла на меня взгляд. – Я люблю его.

О чем ради своего удовольствия сообщила Лорейн за нашими посиделками. Мне доставило огромное наслаждение любоваться ее реакцией… Далее я нашла особое развлечение в таких играх на два фронта, все больше втираясь в доверие обеих Аттвудов. Всерьез я относилась только к скрытному третьему фронту, о котором они и не догадываются.

Посетить под официальной проверкой отделение Диагностики и лечения психических расстройств нам с Дюком удалось только дня четыре назад, после чего я едва не погрузилась в тяжелую депрессию: Сония отреагировала на меня никак. Она держалась совсем холодно и не подала вида, что мы с ней вообще не знакомы. Вела ли она себя так намеренно – мне не известно, но настроение у меня упало от слова «совсем».

В Психушке было несколько знакомых мне личностей, не считая Алексиса, которого я с облегчением увидела здоровым, по крайней мере физически.

Джек Уайт. Опасный тип. Известен по кличке Мастер, и не только в криминальных кругах колонии. Приходилось с ним иметь дело. Известный преступник, Одаренный – Маг. Пожалуй, именно из-за наличия этого Дара он все еще не на шахтах, а направлен в ЛИЦ по судебному решению. А может, он действительно псих, причем расчетливый и опасный. Взять к примеру Никки Линн – его верную подругу, Эмпата. На вид не менее сумасшедшую. А ведь когда-то она была вполне нормальной, в то время как работала здесь же медсестрой, пока не познакомилась с Мастером. Читая их Личные дела по отдельности, нельзя было сказать кто из них опаснее.

Что касается Личного дела моего друга, я поняла, в чем заключался его Психоз. Он характеризовался полнейшим отсутствием реакции на окружающие физические и психические раздражители. Причина тому – смерть в ходе военных действий двух членов его Связи – Мага и Эмпата. Единственное, способное вызывать эмоциональную реакцию – тело в бессознательном состоянии. Стоит ли делать акцент на том, что реакция не могла быть положительной. Нейтрализовать эту реакцию физические воздействия не могли, если больному предварительно не затмили рассудок препаратом дурманящего воздействия, что объясняло отсутствие негативных эмоций в баре во время побоища: мой друг был просто пьян.

Да, Алексиса надо лечить. Но я всем своим нутром чувствовала, что в этой Психушке над больными скорее ставят опыты, нежели работают во благо их выздоровления. Единственный человек, который может прояснить ситуацию – Сония Веллер. Но я не уверенна, что она пойдет на контакт. Однако другого выхода нет, придется пробовать.

Вчера произошло событие, которое поставило в тупик абсолютно всех обитателей Замка. В особенности главных инженеров: к Вратам подошли до того неизвестные нам существа, каким-то непостижимым образом преодолев Защитный Купол. Сверив камеры наблюдения и показатели сканеров Магии и Физики, я отдала распоряжение открыть врата и встретить «гостей» без наличия открытого оружия, включив механизмы блокировки Магии и подавления Физики. Наша форма из материала крапивы с адамантовыми вкраплениями нейтрализовало данные эффекты блока.

«Гостей» приветствовал сам герцог. На вид они не представляли особой опасности. Среди них были представители трех рас, но знакома мне всего одна: фисты. Не прямые наши враги, но враги наших союзников. Вместе с ними были человекоподобные разумные существа. Одни от людей отличались наличием чешуи на различных частях тела, жабрами и змеиными глазами. Другие имели перья: руки-крылья и хвост. Глаза из-под масок были необычайно огромными цвета яркого золота.

Контакт удалось найти практически сразу же – все эти существа владели магией. К моему удивлению, даже фисты. Но «коты» не имели представления о планете Альфа-6 и даже нашей галактике, и называли себя иначе – нэкхи. Что касается амфибий – они именовали себя тийцами, а полуптицы – этерцами. На вопрос, откуда они взялись, все без исключения отвечали, что жили на этой планете всегда. И каждое государство по отдельности, увидев новый остров, снарядили экспедиции.

Азул Хеттер что-то шепнул герцогу. Джек, недолго думая, кивнул. Мне даже не стоило догадываться, о чем идет речь: ученому крайне интересны магические способности этих трех рас (сам факт того, что существа без акцента говорили на нашем языке, не имея чипов Переводчика, поражал сам по себе), правителю же Норфолка крайне хотелось обезопасить свои владения и понять, что творится извне. Гостей пригласили внутрь на диспансеризацию. Странно, что это слово – «диспансеризация» – оказалось для инорасников новым и совершенно незнакомым. Что же, датчики показывали, что их можно не опасаться.

Инорасники с сомнением посмотрели на одного этерца. Как я поняла, именно он имел решающее слово во всех трех экспедициях. Этерец сверкнул глазами в мою сторону, сфокусировав на мне свои янтарные глазищи. Я почувствовала внезапное успокоение, ровно до этого момента еле сдерживая от вынужденного напряженного ожидания свой Психоз. И оно не пропало, стоило «птице» отвести взгляд на герцога, кивнув ему в знак согласия. Определенно, магия. Возможно, он снял мои мозговые барьеры и по максимуму напряжение для более доступной телепатии. По крайней мере, сейчас мне было легко и хорошо, как под легким дурманом. Запоздало мне пришло в голову осознание того, что наши Блоки Магии не действуют. Тогда неудивительно, что инорасники согласились – в любой момент, они могли легко за себя постоять или же напасть.

О чем я незамедлительно решила проинформировать герцога, едва нэкхи, тийцы и этерцы скрылись за дверями исследовательской лаборатории.

Но Джек понял это еще с момента их появления, будучи Магом. Он сказал, чтобы я отдала особые распоряжения нашей Охране.

И вот наступило долгожданное сегодня. На пять часов вечера у нас с герцогом было назначена встреча в гостиной, обговорить текущее положение и определить дальнейшие действия. Капитану Дюку Харту было поручено задание пойти в отделение Диспансеризации иностранных представителей к его заведующему Брану Хаасу и ознакомиться с материалами исследования инорасников.

Обговорив с герцогом все детали и выразив свои точки зрения на происходящее, я заметила, что мы общаемся уже абсолютно без барьеров. Нам было снова легко и хорошо вдвоем. И решила этим воспользоваться.

– Джек? – Я поняла глаза на собеседника, обратившись к нему неофициально. Он резко замолчал, заметив эту перемену. – Мне нужно тебя попросить кое-о-чем.

– Я слушаю, Уайет.

– В Лечебнице находится мой лучший друг. – Я почувствовала накатывающий приступ Психоза, уловив неожиданный холод в голосе Аттвуда. – На н-нем нельзя ставить опыты и проводить эк-эк-с-спер-рименты. Е-его должны вылечить.

Маг задумчиво смотрел на меня. Он понял, о чем речь, и не отрицал.

– Как его имя? – спросил Джек.

– Алексис Дэй. Якорь.

Герцог сжал губы.

– Не обещаю, что его возможно будет вылечить, что я поговорю с доктором Хеттером. В знак теплей памяти о нашей… дружбе.

– Дружбе? Дружбе?! – на меня теперь нахлынула злость, в горле чувствовался готовый вырваться наружу рык. Рука рефлекторно легла на рукоять кинжала.

Джек с неожиданной болью в глазах схватил меня за локти:

– Уайет, ты хоть осознаешь, что при повторном разрыве нашей с тобой и Сонии Связи, мы погибнем? Ты не представляешь, в какой опасности мы находимся в Норфолке. Я уже не говорю, что ты подвергаешь себя ею ежеминутно в силу специфики профессии и своего характера!

– За свою жизнь боишься? – прошипела я.

– Речь не только обо мне, Кнайт! – Джек называл меня по фамилии, когда был очень зол на меня. – Я думал о воссоздании нашей Связи, как только Веллер приехала сюда, но она не шла на контакт – ей этого не нужно. И она права. Не стоит к этому возвращаться, Уайет. Для нашего же блага, не стоит.

Его ладони опустились к моим. Некоторое время мы молча смотрели друг на друга. И не убила я его только потому, что, как настоящий Эмпат, прекрасно могла считывать эмоции людей. А на данный момент эмоции Джека полностью соответствовали моим.

– Герцог?

Джек с каменным лицом опустил мои пальцы и медленно обернулся. Перед нами стоял тот самый этерец, возглавляющий экспедиции инорасников. Рядом с ним находился один из больных Психушки[2] – мужчина лет сорока с Даром Мага. Насколько я помнила его Личное Дело, к нам он попал буквально перед официальным приёмом представителей Власти, т.е. нас с капитаном Хартом. Интересно, как они миновали пропуск на охрану в гостиную герцога?

– Я, кажется, могу вам помочь. – Этерец слегка наклонил голову. Я напряглась: ну не Связь же он имеет в виду! Так и оказалось:

– Без свидетелей. – Взгляд опустился на меня.

К таким заявлениям я, как ни странно, научилась относиться спокойно – при моей профессии конфиденциальность в некоторых делах требовала такого требования поведения и безоговорочного соблюдения приказов. Здесь же конечные распоряжения отдавал герцог Норфолка, хотя представители Власти могли арестовать его при несоблюдении Закона.

– Простите, майор Кнайт. – Вздохнул герцог. – Я вынужден прервать нашу беседу. Вы можете навестить своего знакомого Алексиса Дэя и узнать, как идут дела у капитана Харта.

Часть третья.

Еще не конец.

Есть, мистер Аттвуд. Все равно же расскажешь. Ты ничего от меня никогда не скрывал. Вряд ли даже за десять лет ты забыл, как быстро ты мне сливал все свои потаенные секреты. В Связи нет секретов. А то, что ты ее вспомнишь, я не сомневаюсь. Вспомнит и Сония,

Главное – верить.

Этим вечером Алексиса я так и не нашла…

Продолжение следует…



[1] Фисты – антропоморфные существа примерно двух метров в высоту, внешне схожие с животными семейства кошачих.

[2] Больные могли свободно перемещаться на специально отведенных для этого территориях Замка с блокирующим их Дар браслетом Осмия.

-4
21:15
725
Гость
11:19
Чтож, прочесть стоило.

Плюсы:
1. Живой, выразительный стиль. Чувствуется, что вложили душу.
К примеру:
“… Почему? А что «почему»? Почему возненавидела или почему такая строптивая девушка, как я, попросту смирилась? Окей, все по порядку...”.
Далеко не сухое повествование, что цепляет читателя.
2. Хорошо построенные диалоги, сдобренные приемлемым объёмом описаний:
“– Никак нет, мэм! – Дыхнуло в меня ромом. Кулак этого пьяного существа резко вылетел за мое плечо. Послышался сдавленный «ууух».
– В таком случае, долбанный ты капитан, хватай сидение и отбивайся!”

Минусы:
1. Много информации, и мало воды, что отталкивает привыкших к скорочтению. Читать следует слишком внимательно.

Пожелания к автору:
1. Продолжать рассказ можно и нужно.
2. Описательная часть из событий прошлого- имхо, не лучший ход. Такое, зачастую, пролистывается глазом и можно упустить тот момент, где снова начинаются текущие события. Но порой отсылка к прошлому как нельзя кстати. Так что давайте читать свои тексты друзьям. Даже если они далеки от литературы, все равно заметят подобные слабые моменты, где можно отвлечься.

Общая оценка: 8 из 10: положительно.
11:34
+1
Эх, сам себя не похвалишь… tired Так и внимания не обратят.

На 8 рассказ явно не тянет, он и до 5 не доползет. От первого лица сложно писать и здесь автору ещё работать и работать.
Гость
09:55
9/10
Прекрасное описание эмоциональной части и сюжета. Нет перегруженности ненужными описаниями пейзажей, одежд, внешности героев. Читатель может сам нарисовать свой образ, и у каждого он будет уникальным. Единственные два пожелания: чуть ярче и понятнее описывать приключенчески-событийный аспект. И второй — писать вне рамок ограничения объёма — талант у Вас есть, не нужно усушивать его сочные плоды до состояния изюма)
Комментарий удален
Гость
01:01
Похоже не дневник, который пишет начинающий автор, никаких событий не происходит, одни описания, вначале интересно, потом надоедает.Оценка з.
D-G
13:51
Надоело с момента Как говорится, два дебила – это Сила. Три дебила – это Связь. Скукота!!! Крайне отвратительное описание мира. да вообще нет описание эпохи и места происходящего. Не буду скрывать, но мне мало нравятся рассказы от первого лица — этот один из худших, что мне попадались. Вы еще и три части почти написали! Одну бы до ума довели.
19:50
сходу куча канцеляризмов
непонятное, перегруженное описание
маги, эмпаты, прочая нечисть
«Красная Луна» — это к М. Рощину аллюзия?
мешанина из герцогов и космических кораблей
По долгу ссслужбыслужба СС?
уворачиваться от летящих в него пивных кружек и парализующих бластеровт.е. в него бросались бластерами? забавно…
из металла смеси осмия и иридияэто называется сплав…
крутая баба, крушащая мужиков — писала однозначно девушка
скучно, банально, все в штампах и клише
и еще объясните, как «антропоморфные существа» могут быть сходны с «животными семейства кошачих»?
23:51
А почему «Белый рыцарь»?
Есть ощущение, что это не рассказ, а отрывок из романа или повести — это бы и объяснило некоторую смешанность происходящего, в которой, к сожалению, сложно ориентироваться. К сожалению — потому что стиль очень приятный, местами читать прямо нравится… Только вот побольше бы внимания к созданию сеттинга и объяснению происходящего — за новыми героями и нюансами из межличностных отношений это, увы, теряется.
Немного напомнило «Посольский город» Мьевилля — мне кажется, автору бы он понравился, если еще не читал(а) — хороший образчик повествования от 1-го лица, а еще совмещения приключенческой части с подробными описаниями личной жизни героев — есть чему поучиться.
12:54
Довольно сложный текст. Во-первых, непонятно где все происходит, как выглядят герои (это не планета Земля). Много времени героиня уделяет Связи, но зачем она ей нужна непонятно, поэтому и ее страдания по потере Связи не колышут душу читателя, а являются очередной подробностью из жизни героини. Поэтому, нет цельности рассказа, а есть много подробностей, сваленных в кучу из событий, людей и чудес, объединенных одной целью — показать крутость героини. Для дневника может быть это и нормально, но все же, кроме самолюбования, хорошо бы и показать что-то читателю — как изменилась героиня, вследствие перенесенных страданий, испытаний, какие выводы сделала, например.
«Замок стоял под экранированием от физических атак извне» — вот таких нелепых по содержанию и непонятных по смыслу фраз лучше избегать. Замок — это и есть крепость, защищающая от атаки врага, поэтому что означает это дополнительное уточнение — «от физических атак извне»?, также и «замок стоял под экранированием». Если автор, не владеет технической грамотностью, то лучше вовсе избегать подобного описания или брать проверенные фразы.
Автор закручивает интригу на отношениях героев друг с другом, и хорошо получается, поэтому и акцент нужно на этом усилить, побольше психологических ньюансов, и поменьше «футуристических интефейсов», «инорасников», «нэкхи, тийцы и этерцы» и др.
Илона Левина

Достойные внимания