Валентина Савенко №1

Только небо

Только небо
Работа №103 Автор: Бузько Наталья Сергеевна

В комнате, не смотря на работающий кондиционер, стало душно, и Мэй незаметно для собравшейся компании вышла на балкон. Поставила на широкие перила стакан с разведенным фруктовым концентратом, подняла голову к темному ночному небу и глубоко вдохнула прохладный воздух. В горле тут же запершило, на языке осел горьковатый привкус, и девушка едва сдержалась, чтобы не закашляться. Не смотря на новую экологическую программу, стартовавшую в прошлом году, степень загрязнения атмосферы лишь увеличивалась.
За спиной послышалось едва уловимое шипение отъехавшей в сторону двери и тихие шаги — Стивен отлично знал, где искать исчезнувшею с вечеринки жену. Привычным движением он взмахнул рукой перед датчиком, прозрачной пластиковой панелью отгораживая балкон от людной улицы двадцатью этажами ниже. В наступившей тишине едва заметно зашуршал очиститель воздуха.
- Устала?
Девушка неопределенно повела плечами. Она предпочла бы отпраздновать день рождения вдвоем, но хорошо понимала, что некоторые знакомства — полезны. И время от времени с них следует стряхивать пыль. К счастью, Стивен полностью взял на себя общение с гостями.
- Ты слишком хорошо меня знаешь, - с грустной улыбкой вздохнула она, и мужчина напрягся. Если у других девушек подобная задумчивость являлась признаком меланхолии, у Мэй она пророчила большие проблемы им обоим. Именно с таким выражением она сообщала, что отказалась продолжить выгодный бизнес своего отца, что пожертвовала большую часть их сбережений на сомнительную колонизаторскую программу, что выбрала работу архитектора, забросив возможную карьеру юриста. Стивен облокотился на перила и внимательно посмотрел на жену.
- Что произошло?
- Новый проект, - Мэй сразу перешла к сути: - Антигравитационные платформы.
Девушка подняла взгляд к тускло поблескивающим звездам, словно уже видела будущую застройку. Стивен незаметно облегченно выдохнул — ничего страшного не случилось. Мэй была строга и собрана, подчиненные считали ее бесчувственной сволочью, и только самые близкие догадывались, насколько она романтична. Прозвище «Белоснежка» прицепилось к ней еще в начальной школе, но не из-за сонливости или светлого оттенка кожи: девушка не могла пройти мимо любого животного, не погладив или не накормив, с увлечением ухаживала за немногими комнатными растениями в классе, везде рисовала цветы и деревья. С возрастом и после переезда в этот город, где травинки на улице не встретишь, старые привычки исчезли. Осталась лишь одна — долго вглядываться в небесную высь, где еще изредка парили птицы.
«Тысячи поколений мечтали о крыльях и считали небо символом свободы, - на одном из свиданий призналась Мэй, смущенно заправляя короткую каштановую прядь за ухо. - Теперь это все, что у нас осталось. Единственное, что человек не сможет загадить». Она вновь подняла голову, в серых глазах отразились плывущие в вышине облака, и Стивен окончательно понял, что влюбился.
Спустя несколько лет с конвейера вышла первая партия аэромобилей. К счастью, им запрещено было подниматься выше пяти метров над землей, зато их турбины гнали весь мусор и вонь с улиц наверх, вместе с ценами на жилье под крышей. Страшно представить, сколько будет стоить квартира в «летающих» зданиях, которые заполонят небо. Тяжело Мэй придется.
Стивен подошел ближе и молча обнял жену за плечи.
- Мы что-нибудь придумаем, - уверено заверил он, - переедем в другой район, например.
- Не надо переезжать, - возразила девушка, - через пару лет они будут везде. Появятся новые автомобили, увеличат допустимую высоту. Этот прорыв ждали давно. В нашей конторе уже год лежат готовые наработки, нужно лишь основание, платформа.
Мужчина не нашел, что ответить. В конце-концов, если Мэй сильно захандрит, можно отправить ее к родителям, в старый городок, где здания едва набирают двадцать этажей.
- У меня в среду по поручению шефа деловой ужин с главным ученым проекта. Мой одноклассник, оказывается. Так что задержусь.
- Хорошо, только не убей его, - Стивен говорил почти серьезно.
Мэй хмыкнула.
- Если б это что-то меняло.

Вечером в среду рестораны заполнены не более, чем на две трети. Легкие занавеси или мягкий верхний свет отгораживают посетителей от серости и мрака за окном, создают подобие уюта, настраивая на благожелательный лад. Большинство из тех, кто занимает аккуратные круглые столики — деловые партнеры, и, если сделка будет удачной, они вернутся сюда снова. Рональд посещал это место уже третий раз на неделе — его изобретение заинтересовало многие компании.
- Добрый вечер, - едва они с Мэй сели за столик, как рядом возник официант и протянул им меню. - Закажете что-то сразу?
- Как обычно, - отмахнулся ученый. За ужин платить не ему, поэтому еще в первое посещение Рональд выбрал одно из самых дорогих, но вкусных и натуральных блюд. После долгих лет работы пришла пора пожинать плоды.
- Я еще подумаю, - отозвалась Мэй, опустив взгляд в меню. Пухлый одноклассник с жиденькими волосами раздражал девушку еще в школе, а теперь он выглядел куда неприятнее. Но шеф дал четкое задание — уговорить Рональда Лински сотрудничать именно с их компанией.
- Не знал, что встречу тебя в этом городе, - первым начал разговор ученый, - ты вроде собиралась остаться в нашей деревне.
- Ты уже пристроил антиграв? - безо всякого вступления перешла к делу Мэй. - Продал патент или решил оставить себе? Кто-то кроме строительных компаний заинтересовался?
Рональд невольно нахмурился, почувствовав себя неуютно от такого напора.
- Это мое и только мое изобретение, - отрезал он. Но тут же наигранно смягчился. - Однако, я позволю использовать его, за определенную сумму.
Мэй молча пододвинула к нему свой блокнот и ручку. Рональд изумленно приподнял брови, затем что-то нацарапал на белом листе и вернул его владелице. По правде сказать, цифра там значилась очень нескромная, но девушка лишь коротко взглянула на нее и спрятала блокнот в сумочку.
- Я должна обсудить это с шефом, - абсолютно ровный, равнодушный тон собеседницы задел ученого. - Можешь воздержаться от других встреч до субботы?
- Нет, прости. Не хочу упустить более выгодное предложение.
Несмотря на легкое деланное пренебрежение в голосе, Мэй заметила, как уязвлен Рональд таким отношением.
- Лучшего не будет, - девушка чуть наклонилась вперед, и серые глаза холодно блеснули. - Мы заинтересованны в том, чтобы продержать монополию хотя бы пятнадцать лет. Потерпишь пару дней — с вероятность девяносто пять процентов получишь указанную сумму. Решишь схитрить — и мы не будем иметь с тобой дела.
Маленькие глаза Рональда забегали у нее по лицу. Он запомнил Мэй как мягкую, добрую девчушку, а теперь от нее исходила какая-то мужская агрессия.
- Ты мне угрожаешь? - тихо и сбивчиво спросил он, сам не до конца веря своим словам.
- Нет, что ты, - девушка откинулась на спинку стула и натянуто улыбнулась, - просто хочу, чтобы ты воспринял мои слова серьезно. Это важно.
- Я понял, - буркнул под нос Рональд. В этот момент ему принесли заказ, Мэй же ограничилась кофе. Ужин прошел в полной тишине.

- Ты долго, - отозвался Стивен, едва хлопнула входная дверь. - Видел сегодня репортаж с этим Рональдом, у него лаборатория в том новом комплексе, что ты разрабатывала два года назад. Забавное совпадение.
Мэй скинула туфли на шпильке, прошла на кухню, где муж доедал пиццу, и полезла в холодильник — там еще осталось с субботы полбутылки вина.
- Пешком шла. Захотелось прогуляться, - устало произнесла девушка, наполняя бокал.
- Сколько раз я говорил тебе, что это опасно! - без особого возмущения выпали Стивен. На самом деле — тысячу, но все безрезультатно, потому он уже и не злился.
- Простите, капитан Самерс, - Мэй обняла мужа, прижав его голову к груди. - Скажи, что бы ты выбрал: меня или работу?
- Ты хочешь переехать? - глухо поинтересовался мужчина из глубины декольте.
- Возможно, придется... - вздохнула Мэй, залпом опрокинув бокал. - Ладно, идем спать, поздно уже.

В пятницу вечером Стивен был на дежурстве. Мэй отзвонилась ему, что благополучно добралась домой, затем быстро приняла душ и переоделась в спортивный костюм, будто собиралась на пробежку в один из крытых стадионов или на занятие в фитнесс-клуб неподалеку. Затянула волосы в короткий хвост, закинула на плечо рюкзак и вышла из дома. Она ничем не привлекала внимание в толпе — еще одна девушка, спешащая по своим делам и совершенно не желающая ни с кем беседовать.
Здание научного комплекса, в котором работал Рональд, походило на приплюснутую виноградину под тонким ломтиком сыра: цилиндрической формы, с витражами цвета бутылочного стекла и вздернутым козырьком крыши. Охранник сидел внутри, его силуэт большим пятном просматривался в хорошо освещенном холле, но Мэй зашла с другой стороны. Ее не интересовали лаборатории и кабинеты, девушка собиралась пробраться на нижний, технический этаж. Собственный проект она помнила наизусть, но все равно подняла документацию, просмотрела заново, убедилась, что после сдачи объекта не проводилось изменений.
Покопавшись в рюкзаке, Мэй достала прибор, похожий на большой фонарик — ручной резец. Выставочный образец, подаренный партнерами ее шефу и беззастенчиво позаимствованный девушкой после его ухода домой. Мэй не боялась, что попадет на камеру — те, что размещались в кабинете начальства, требовали особый код доступа к видеофайлу, потому никто не узнает о пропаже до понедельника. Успеет. Прибор этот применялся для фигурной резки бетонопластика, который широко использовала компания Мэй. Конечно, для того, чтобы проделать отверстие в строительном блоке, потребовался бы его промышленный аналог, мощности ручного хватало лишь на декоративную панель. Но в том-то и дело: там, где сидела девушка, проходил воздуховод, прикрытый панелью, не блоком. На этапе проектирования было множество причин, чтобы поступить подобным образом, и сейчас Мэй благодарила себя прошлую за то, что не стала спорить с требованиями заказчика.
Девушка глубоко вдохнула и медленно выдохнула, пытаясь успокоиться. Чем дольше она медлила, охваченная страхом, тем быстрее таяла ее решимость. Но она должна это сделать! Чего бы это не стоило! Мэй была уверенна, что поступает правильно. Только она обладала необходимыми знаниями и возможностями. Заставить себя двигаться, не малодушничать, исполнить план — вот, что оказалось сложнее всего. Но она сможет!
Сжав зубы, девушка приступила к работе.

Спустя полчаса она выбралась на улицу, без рюкзака, что-то крепко сжимая в ладони. Медленно, оглядываясь на раскинувшиеся вокруг здания тени, стала отходить подальше, чтобы не задело взрывом, и тут резкий окрик разрезал тишину, заставив вздрогнуть:
- Стоять! Подними руки!
Мэй едва узнала голос и послушалась.
- Выйди на свет!
Девушка спокойно шагнула под луч фонаря, щурясь подняла голову, и Стивен на секунду обомлел. Да что же она творит! Нет, он догадывался, что жена попытается отсрочить постройку платформ, но, что ей хватит отчаянья лично взрывать лаборатории... Тихо щелкнул автоматический зажим кобуры, перехватывая вернувшийся пистолет. Подняв раскрытые ладони, мужчина сам вышел из тени.
- Мэй, не делай глупостей, - совсем другим тоном попросил он.
- Там только охранник, он не пострадает, - заверила девушка, будто это все, что ее волновало.
В голове Стивена быстро проносились мысли: они получили сигнал, что вандалы уродуют здание, напарник отправился проверять с другой стороны, однозначно слышал его голос и вот-вот появится. Увидит фигуру с неизвестным предметом в руках — и точно будет стрелять на поражение.
- Милая, - как можно мягче произнес Стивен, незаметно, шаг за шагом подходя ближе и не выпуская из поля зрения зажатый в ладони жены пульт, - оно не стоит твоей свободы.
Мэй виновато посмотрела на мужа, отлично понимая, что он собирается делать, и нажала на кнопку.
- Стоит.
Фундамент гулко выдохнул облако белой пыли, раздавленным леденцом хрустнули зеленые витражи, и Стивен бросился вперед, сбивая Мэй с ног и прикрывая собой от брызнувших осколков.

Тихое шипение посадочных двигателей смолкло, корабль вздрогнул последний раз, распределяя вес на опустившиеся опоры, и замер. Через несколько минут послышался шорох и легкий скрежет по внешней обшивке: автоматически выдвигающийся прозрачный рукав прикреплялся за счет вакуумного кольца, образуя безопасный переход к жилому куполу.
- Встать! В линию! Быстрее-быстрее!
Начальник охраны, заняв место возле входного люка, наблюдал за тем, как его подчиненные выстраивают в несколько рядов пассажиров: мужчин и женщин в ярко-оранжевых тюремных комбинезонах и магнитных кандалах. Шестнадцать заноз, от которых поспешили избавиться на Земле и перебросить на его голову на Кайросе. Коробка четыре на четыре под присмотром десятерых солдат с винтовками, и через долгий планетарный год вряд ли останется хотя бы семеро, считая охранников. Здесь люди ломались еще быстрее техники.
Начальник задумчиво потер досрочно поседевший висок и хмуро глянул на затихших подопечных.
- Ну что ж, добро пожаловать в ад, - буднично возвестил он. - Все вы сделали что-то настолько мерзкое, что человечество не пожелало жить с вами на одной планете. К счастью, программа колонизации этой дыры получила достаточное финансирование, чтобы зашвырнуть сюда подобный мусор. С этого дня и до момента, когда вы сдохните — это ваш новый дом и строительная площадка. Дикие животные, плотоядные растения, неизлечимые паразиты и песчаные бури к вашим услугам. Если захотите подышать свежим воздухом — ваши легкие сварятся через двадцать минут. И мы даже не будем тратить энергоблоки, чтоб пристрелить неудачников. Так что работайте усердно, исполняйте приказы и глядите в оба — тогда, возможно, жизнь будет мучительной, но относительно долгой.
Закончив речь, начальник взглянул на показания внешних датчиков — воздух в переходе уже очистили — и открыл люк. Он первым зашагал к куполу, за ним под дулами винтовок последовали «поселенцы», напряженно вглядываясь через прозрачные стенки рукава в окружающий новый мир.
Мэй не смотрела по сторонам. Она шла, задрав голову к небу: чистому, высокому, светло-голубому, не скрытому домами или аэромобилями. Впервые за многие-многие годы она видела его таким не во сне, а наяву, окуналась в бездонный воздушный океан, но вместо прежней радости ощущала лишь сдавившие сердце тиски. Нащупав большим пальцем переместившееся на другую руку обручальное кольцо — единственную личную вещь, что позволили взять с собой — девушка опустила голову и зашагала дальше, так и не найдя ответ на главный вопрос.
Оно того стоило?

+3
496
Гость
20:04
+2
Нда.
Тут какая-то странная смесь романтизма и научнотехнички. Странная и непропорциональная. Местами то одно притянуто, то другой.
Что определенно понравилось — финал. Хотя его организация кажется плохой копиркой со стереотипных американских боевиков. Но идея получить от наказания желанное освобождения — определенный плюс.
Главная претензия к главной героини. То автор говорит, что все считали ее железной леди чуть ли не без души, то, что к Мэй еще в детстве привязалось прозвище «Белоснежка» за сердобольность. То, показывает, как ее компании важно уговорить клиента, то заставляет ее вести себя, как фрица пытающего партизана. Будь я на месте клиента — ушла бы сразу, дела так не ведутся, ребята. Как с такой душевной организацией девушка вообще преуспела в своей должности — секрет, кажется, его не знает даже автор.
Флешбеки о знакомстве в самом начале вбрасывается резко, так, что смену времени воспринимаешь скорее как ошибку, да и выглядит это как, а теперь я и мои сорок слонов перескажут вам то, что я должен был показать текстом. В итоге решение героини, на фоне ее разболтанности как героя повествования, кажется внезапным, непонятным и натянутым.
И еще мелочь — я обычно не сторонник повсеместной руссификации, мол, что у героев должны быть русские имена и действие обязательно в России-матушке, но тут действительно случай, когда имена вообще не как не характеризуют ни персонажей, ни их мир, ни локацию. С теми же успехами могли быть Маша и Петя.
17:06
не смотря на несмотря
два несмотря в одном абзаце реально многовато
Если у других девушек подобная задумчивость являлась признаком меланхолии, у Мэй она пророчила большие проблемы им обоим. пророчила тут неудачное слово
много поналепили на свою Мэй
Мэй скинула туфли на шпильке на какой шпильке она скинула туфли?
Голливуд ждет вас — там такое любят и ценят
22:16
Рассказ хороший! Пугает только переменчивость главной героини, граничащая с неодекватностью.
Загрузка...
Илона Левина №1