Ольга Силаева №1

Дети солнца, украденные тьмой

Дети солнца, украденные тьмой
Работа №104 Дисквалификация в связи с неполным голосованием Автор: Абросимова Виктория Максимовна

Легенда гласит: «Однажды на Землю опустится царь тьмы и заберет с собой детей солнца, рождённых чтобы спасти мир от вечного мрака. Он закроет их в своём тёмном царстве, чтобы не дать четырём лучам едва потухшего солнца освещать Землю».

Вы, наверное, думаете: «Это же всего лишь легенда, плод воображения, а не реальность, и вообще, мне скоро идти на работу». К закату шёл двухтысячный год. Мне исполнилось только семнадцать лет. Знаете, я как любой подросток мечтала о чём-то. Я думала, что когда я вырасту, я стану великим человек, который изобретёт, наконец-то, лекарство от всех болезней. Вставала рано по утрам, чтобы успеть побегать перед школой и насладиться солнцем, которое с любовью согревает нас. Училась на отлично, чтобы поступить в хороший институт. Занималась дополнительно. Гордость семьи, гордость школы. Это был обычный трудовой день. Хотя кому я вру, необычный день, хоть это и трудно признать. В этот день я впервые влюбилась, а дальше всё пошло по протоптанной дорожке. «Надо думать, прежде всего, о будущем, всё же было так хорошо, Венера. Что с тобой случилось? Это твоя первая двойка». А как можно думать о чём-то сложном и важном, когда в голове помещаются лишь кусочки счастья. У меня была хорошая семья, любящие меня до смерти родители и младшая сестра. Страшно подумать, что из-за моей детской влюбленности я сильно ругалась с родителями. Вообще в последние дни моей нормальной жизни, всё было так, что вокруг меня был мрак, а внутри горячее-горячее солнце. А потом я открыла глаза после сна, подумала, что я ослепла, но нет, ослепла не я.

Вокруг был один мрак, одна темнота. Я дышала и чувствовала страх, боль и ложь. Я моргнула, и мои глаза превратились в лампочки. Я стала осматривать место, где я нахожусь, но едва могла понять в какой реальности я оказалась. Всё было выдуманным, сказочным, фантастическим. Я была нигде. Понимаете, вокруг такой слой черноты, что ни один свет не способен осветить это. Подведя к лицу руку, которую мои глаза без проблем освещают, я поняла, что я оказалась в той легенде, которую написал обычный писатель. У меня не было сомнений, что я именно там. Как бы высокомерно это не звучало, мне всегда казалось, что я, правда, луч, оторванный от солнца.

Так и началась моя другая жизнь. Жизнь в чёрной дыре. В царстве тьмы.

Я знаю, что я должна вернуться домой и спасти близких людей от мрака. Как? Я пока не знаю. Не знают и остальные лучи. Сколько прошло с момента, когда я оказалась здесь впервые? Я не знаю.

-Я даже не читала такой книги, где бы была эта легенда. С чего ты решила, что всё именно так? - Спросила меня Миа однажды. Она - самый юный луч. Ей всего тринадцать. У неё светло-рыжие волосы длиной почти до пола. Веснушки покрывают её маленькое пухленькое личико. Слегка красные от природы губы. Я не знаю, каким цветом были её глаза раньше, но сейчас они ярко-ярко жёлтые, как два маленьких солнца в теле совсем обычного ребёнка, обречённого на совсем необычную жизнь.

Дебора старше всех. Ей двадцать. Наверное, её жизнь оборвалась конкретно. Если в моём случае исправить что-то можно, то в её уже нет.

-Всегда мечтала однажды погрязнуть во тьме или пожать руку властелина тьмы, который ответственный за всю черноту наших людей.

Она шутит, потому что ей больно. У неё не было такой жизнь, какая была у меня. Дебора обладает холодным характером. Ей безумно жаль, что она не смогла сказать о любви тем, кому хотела бы это сказать. Её семье, будущему мужу, братьям и сёстрам, а главное её верной собаке. Дебора блондинка с каре, густые тёмные брови на фоне резких черт лица. Сама по себе она очень худая, из-за этого у неё тонкие длинные пальцы, которыми можно защекотать до смерти.

Октябрь - единственный мальчик в нашей маленькой компании. Ему девятнадцать. Он думает, что всё это ему в наказании за то, что он делал на Земле. Что Октябрь делал? Никто не знает. Я как девочка, считаю, что он безумно красивый. Темные волосы, светлая кожа, на носу веснушки. Смотреть на него одно удовольствие. Бывают такие люди, чья внешность необычно красива. Эта необычность прельщает глаз смотрителя.

Я? Ну, а что я. У меня тёмно-шоколадные волосы чуть ниже плеч, концы которых танцуют свой вальс. А больше и ничего. Беру не красотой, а умом.

Глава 1.

-Ты могла смотреть на солнце долго, не щурясь? – спросила Миа.

-Нет, вроде. Нет, точно нет.

Вокруг нас был тёмный лес. Всё как в обычном лесу, только здесь не видно земли, по которой ты идёшь, не видно неба. Просто тёмно-зеленые растения и деревья, растущие из темноты и тянущиеся к темноте. С точки зрения науки это невозможно, как невозможно и всё, что есть в этом мире. Огромная ценность этого леса в светящихся животных. Да, именно в них. Зайцы, которые светятся розовым, олени - фиолетовым, насекомые - зелёным и все остальные жители Земли, которые по нелепой случайности оказались во власти тьмы. От такой жизни хочешь, не хочешь, а станешь светить.

-Я вот жалею. Получается, солнце мой родитель. Оно возложило на меня такие надежды, а я вот здесь. Свечу в никуда и ни зачем. Венера, если мы вернёмся домой, а там ничего больше нет. Что будет тогда?

-Миа, я не верю, что мы туда вернёмся. А даже, если так, то я и думать не хочу, что будет тогда.

На самом деле, это мой самый жуткий ночной кошмар. Ты преодолеваешь всё, а потом выясняется, что слишком поздно. Я представляю, как разбираюсь с царём тьмы, и его мир рушится под гнётом моего солнца, а нас возвращает на Землю. На Землю, куда уже дотянулись щупальца темноты.

Светящиеся ягоды. Это моё любимое лакомство, которое заменяет сладости. Голубые бывают со вкусом черники или мороженого голубое небо. Красные- клубника в шоколаде или сочный арбуз. Остальные по вкусу не для меня. Деборе нравится жёлтая ягода со вкусом пломбира. Одна такая самая маленькая ягодка бывает размером с крупное яблоко, а остальные - вдвое больше. Сейчас в лесу мы собрали целую корзину разноцветных сладостей.

Дома нас ждали Октябрь и Дебора. Они что-то пылко обсуждали, возможно, даже ругались. Наш дом стоял в какой-то пустующей части леса. Я имею в виду, что вокруг нашего дома нет деревьев, нет вообще ничего, кроме старого деревянного жилища. Внутри всё намного лучше. Благодаря нашему внутреннему свету, мы можем освещать всё пространство внутри. Всё внутри в деревянном стиле, что для людей, которые прибыли из мира передовых технологий, является непривычным. Кроме нас четверых у нас есть несколько домашних животных. Например: розовый олень, сине-белая птица и коралловая змея. Мы, правда, живём с ними в мире. Особенно мне нравится, как они оставляют цветные полосы во время перемещения.

Несмотря на всю темноту, я полюбила за это время эту жизнь. Я по-настоящему ценю всё, потому что знаю, что могло и не быть и этого.

-Ты знаешь, Октябрь снова хочет дойти до черты леса. Он хочет свести нас в могилу,- сказала Дебора, когда мы с Миа зашли в комнату.

-Может быть, он прав. Сколько ещё мы будем по утрам по очереди ходить в лес за ягодами, а потом ругаться и расходится по комнатам. Кстати, каждый раз по этому же поводу. Дебора, мы уже ничего не потеряем, если умрём, - я посмотрела, пытаясь не отвести взгляда, в её глаза,- Посуди сама…

-А если потеряем и это?

-Лично мне не жаль это терять,- закончил Октябрь и ушёл в свою комнату, громко хлопнув дверью. С потолка комнаты, где мы стояли, упало пару небольших щепок. Змея, которая успела стать другом Октября, щепя поползла к нему в комнату через щель под дверью.

-То есть ты поддерживаешь его, а не меня?

-Я хочу вернуться домой и спасти близких людей также как он. Мы не дети тьмы, чтобы жить в его царстве.

-А если спасать нечего? С чего ты вообще решила, что мы на другой планете или реальности. Ты доверяешь легенде, которую в детстве прочитала в книге неизвестного писателя. Может мы на Земле, просто солнце погасло.

-А где Луна? Где наши родные? Где всё, что было частью нашего мира?

-Ушло в закат вместе с ним.

Это были последние слова в нашем споре, мы разошлись по комнатам с осадком недосказанности и нерешенности важного вопроса. Договоримся мы когда-нибудь и начнём действовать, как нам предписано?

За дверью моей комнаты мне становилось страшно. Я с детства боюсь темноты, но раньше эту проблему решал включенный свет, а теперь как только я закрываю глаза, он исчезает. И да, как говорят, мы боимся не темноты, а того, что в ней. Как можно спать спокойно, зная, что ты в мире повелителя тьмы? Какие ужасы скрываются за лесом, границу которого мы не пересекали ещё ни разу. Что может измениться, если мы всё-таки это сделаем? Обернётся ли это концом конца? Где мы? А главное, почему мы здесь? Эти вопросы были у каждого из нас, а ответить на них можно лишь, делая шаг вперёд.

Я устала бояться закрывать глаза, задавать вопросы самой себе и не иметь возможности на них ответить. Не думаю, что есть шанс потерять что-то ещё более важное. Есть шанс ответить хотя бы на один из вопросов.

Тихо открыв свою дверь, я направилась к Октябрю. Он лежал с открытыми глазами, направленными в потолок.

-Что ты здесь забыла?

-Пошли.

-Куда?

-За черту. Ты не можешь сказать ночь сейчас или день, потому что здесь нет никакого различия. Так что опасность равная.

-Дебора согласилась? – он вскочил с кровати.

-Ей не нужно знать. Понимаешь, ей есть за что волноваться. Представь, мы вернёмся домой, а там нет ничего. Сейчас, пока мы не знаем правды, жить проще. Недосказанность подобна ножу, который касается кожи, но не протыкает её, но и не уходит. Меня не устраивает это. Я хочу либо насквозь, либо чтобы он ушёл навсегда.

-У меня осталась десятилетняя младшая сестра на Земле. Мои родители год назад погибли при утечке газа на работе. Ты, наверное, слышала. Это была масштабная трагедия. Так вот, моя сестра сейчас где-то там одна, а я здесь.

-Я догадывалась. Меньше слов, больше дела.

Как только мы встали позади нашего дома и сложили руки у груди, я почувствовала, что это верный шаг. Назад дороги нет. Солнце дало нам глаза-светлячки, которые даже во мраке могут осветить самый тёмный путь.

Чем дальше мы шли в лес, тем гуще деревьев становилось на нашем пути. По пути я думала о разных вещах, по которым успела заскучать. Листья, которые вместе с летом покидают мой город. Возможно, они тоже пленники тьмы. Однако, всегда с приходом весны они возвращаются, как возвращается солнце с приходом утра. Первый снег, который рад тому, что он упал на чью-то ресницу или варежку, а не на землю. Оттепель, которая оказывается теплее снега и, возможно, совершенно случайно топит его, а он превращается в лужи, а потом ждёт прихода следующий зимы. Снова распускаются листья, а солнце светит ярче, чем раньше. Летом, когда мы едем на море или на речку, мы по-настоящему ценим солнце. Оно избавляется нас от капель воды на теле после купания и греет остывшую кожу. Когда на улице светит яркое солнце, а на небе нет ни тучки, мы ощущаем, что оно согревает не только наше тело, а ещё питает светом нашу душу. А во время заката, солнце оставляет розовые или красные следы на облаках, жёлтые полоски на зелёном лугу и рисует пейзажи на воде. Ты смотришь в след уходящему солнцу, понимая, что оно обязательно вернётся. Будет ещё один закат и рассвет. Будет ещё одна весна или осень, лето или зима. Всё ещё будет. Я верю в это и сейчас. Наверное, в моей жизни, просто, наступила самая тёмная ночь.

Мы зашли дальше, чем обычно и каждый шаг требовал мужества и решительности. А потом я остановилась.

-Подожди.

-Чего?- Октябрь встал в двух шагах от меня.

-С каждым шагом меня охватывает всё больший страх. Как ты думаешь, связано ли это с тем, что где-то там сам повелитель тьмы?

-Может, ты просто боишься.

-Ты разве этого не ощущаешь?

-Ощущаю, но я боюсь и ты тоже.

Это молчание сильно действовало мне на нервы. Я понимаю, что всё, что произошло, сильно изменит меня. Возможно, уже изменило. Раньше, я бы, наверное, максимально избегала каких-либо связей с таким, как Октябрь. Сейчас же я даже иду наедине с ним в тёмном лесу и боюсь не его.

-Как зовут твою сестру?

-Линда.

-Красивое имя, мою Марта.

-Сколько твоей лет? – его заинтересовал этот разговор.

-Четырнадцать, возможно, уже пятнадцать.

-Взрослая. Наверное, полная противоположность тебя.

-Ты прав, так и есть.

-Потому что, моя сестра тоже полная противоположность мне.

Конца лесу не было, мне казалось, мы прошли уже столько много, а всё ещё оставалось идти и идти. Тёмные громадные листья деревьев часто касались моего лица. Их гладкая и мягкая поверхность гладила мои щеки. Часто мимо пробегали разные звери, начиная с леопардов, заканчивая крошечными хомячками. Как они все уживаются друг с другом?

Октябрь шёл впереди меня, он шёл, шёл, а потом резко врезался, словно в стену. Я подошла к этому месту. Тут и, правда, чёрная стена.

-Видимо, мы не на планете. Я верю, они все круглые. А это что-то явно имеет какие-то границы.

-Ты не намекаешь, что здесь только лес и наш дом, а вокруг чёрные стены?

-Теперь, видимо, намекаю,- озадаченно посмотрел на меня Октябрь.

-Пытаясь найти ответы на вопросы, мы нашли ещё больше вопросов, на которые требуются ответы.

-Не может же быть так. Зачем нам нужны эти глаза, если они только светятся? - он стал бить руками эту чёрную твёрдую материю, мешающую нам пройти.

-Нам стоит вернуться и рассказать обо всё Деборе и Миа.

- Ты уверенна? Мы проделали такой путь, чтобы вернуться?

-Ты думал, что мы не вернёмся?

-Я рассчитывал на это. Знаешь, я не хочу состариться в этой темноте и умереть в этом деревянном старом доме, который в ближайшее время может развалиться и затоптать нас осколками.

-Давай пойдём вдоль этой стены вдруг есть какое-то изменение.

-Ладно, это лучше, чем вернуться.

Мои руки ощупывали каждый сантиметр этой чёрной стены, ограждающей нас от чего-то более мрачного. С каждым метром уверенность в победе терялась во мраке, где затерялись и мы сами. Октябрь пошёл налево, а я направо. Мы были всё дальше друг от друга, но также озадаченно с досадой качали головой в знак того, что изменений не наблюдается. Чем дальше, тем меньше я его видела. Ничего. Имеет ли смысл продолжать тратить наше время?

Вдали от меня пробежал сиреневый заяц прямо сквозь эту чёрную материю. Она не была препятствием для его побега из этого тёмного леса цветных животных. Надо срочно вернуться к Октябрю, значит, у нас тоже есть шанс. Значит, нас держит что-то другое.

-Октябрь, там заяц прямо сквозь это прошёл, не прилагая усилий.

-Ты уверена?

-Конечно,- я удивлённо вскинула брови. Я привыкла не стесняться выражений лица в месте, где их трудно разглядеть.

-Это лишь добавляет вопрос в список вопросов.

-Нам нужно вернуться и заставить их пойти с нами. Одни мы бессильны.

-Ладно, пошли, но если что, знай, я могу справиться один.

-Как скажешь,- я протянула ему руку, чтобы закрепить договор рукопожатием. Его холодная рука коснулась моей руки менее холодной.

Снова нам пришлось преодолевать это ужасное расстояние. Я представляла, как лягу в свою чёрную постель, укутаюсь чёрным одеялом по шею и погружусь в красочный сон, который заставит меня обо всём забыть.

На горизонте появился наш дом. Когда мы зашли вовнутрь, то ни Миа, ни Деборы мы не нашли. Куда это они могли деться?

-Как ты думаешь, это из-за нас они пропали?- я с испугом спросила у своего спутника.

-Чушь не говори, может быть, они пошли нас искать.

-Я не думаю… Зная Дебору, ей проще запереть входную дверь.

Я вновь подошла к входной двери, где едва заметно было написано красными буквами какое-то предложение. В темноте с первого раза трудно что-либо рассмотреть. Я позвала Октября.

-Любопытство страшнее всего и цена за него высока. Продолжайте искать, но уже не выход отсюда,- прочитала я.

-Иногда ты бываешь права, но иногда.

-Мы такие глупцы. Всё и правда может быть куда хуже. Что теперь делать?

-Ты сама говорила, что пути назад нет. Остаётся лишь один выход. Найти их.

-Этот кто-то не просто знает это место, он ещё следит за нами, а это, по-моему, самое страшное. Вдруг он видел, как я принимаю душ.

-Какой ужас. Трагедия века. Пошли куда-нибудь, сделать что-нибудь.

Глава 2.

Октябрь оседлал оленя, пытаясь вместе с ним пройти сквозь чёрную стену. Сначала я с любопытством наблюдала за процессом, а потом, когда он безнадёжно свалился на землю, подбежала к нему, чтобы помочь товарищу подняться.

-Всё без толку. Зря мы это,- сказала я как можно сочувственнее.

-Твоя уверенность мне симпатизировала намного больше, чем неуверенность.

-Просто, я даже не знаю, что можно придумать. Нельзя разобраться с тем, с чем ты никогда прежде не сталкивался. Даже в школе мы такое не проходили.

-Поэтому я бросил школу.

-Она научила меня многим другим вещам.

-Не удивлён. По тебе видно.

-Здесь всё нелогично, значит, нам нужно рассуждать нелогично. Что максимально глупого мы бы могли сделать, чтобы пройти сквозь это.

-Мы уже пинали стену ногами.

-Я бы вот никогда туда не плюнула,- подойдя к препятствию, я набрала слюны и выплюнула её прямо сквозь стену.

-Это нам ничего не дало. Всё сквозь это проходит. Всё кроме нас.

-А если бросить туда какую-нибудь вещь. Например, серёжку. Я сняла с правого уха золотую, подаренную мамой, сережку и швырнула её сквозь чёрную материю.

-Проблема лишь в нас.

-Нас отличает от всего этого наличие яркого света. Чтобы пройти в черноту…

-Надо самим стать чернотой,- закончил мою мыль Октябрь.

Октябрь крепко взял меня за руку. Я зажмурила свои глаза настолько сильно, насколько могла. Представляла, как прохожу сквозь стену. Мои ноги беспрепятственно шли всё дальше и дальше. Я открыла глаза и переглянулась со своим спутником, который уже отпустил мою руку.

Вокруг была чернота, утонувшая в снегу. Метель кружилась в танце. Ели были окутаны снегом. Сугробы под нашими ногами. Здесь было намного холоднее, чем там, откуда мы пришли. Я развернулась, чтобы узнать можем ли мы теперь беспрепятственно перемещаться. Здесь была чёткая линия снега и чёрной стены. Значит, нельзя.

Я смотрела на снег, и под моим взглядом он начал таять. Вдали снег блестел от света, который попадает на него. Вот что бывает, когда в зимний день приходит весна. Там далеко виднелись снежные горы.

-Назад дороги нет,- сказали мы, вместе, и пошли вдоль снежной тропинки, по следам недавних гостей.

Никогда не думала, что я так буду рада снегу. Он такой белый, пусть даже это твёрдая вода, но какая-то волшебная твёрдая вода. Снежинки такие пушистые и мягкие. Я никогда не забуду, когда впервые взяла снежинку в руку, а она хрустела, когда её сдавливали мои пальцы, красные от мороза. Как они таят от тепла человека, но всё ровно каждый год радуют его своим появлением. Невероятная форма замёрзшей воды заставляет невольно задуматься о фантастическом устройстве нашего мира. Снежинка попала к нам в руки большой, а после себя оставила лишь маленькую каплю воды, которая стечёт по руке вниз.

-Вон смотри,- вывел меня из задумчивости Октябрь, указывая пальцем вдаль, где располагался странной, причудливой формы невероятно огромный кусок льда похожий на человека.

-Только не позволяй мне думать, что место проживания повелителя тьмы теперь огромный кусок льда в непонятной форме.

-Я сам так начинаю думать, с тобой нельзя общаться больше пяти минут. Как твои родственники это терпят?

-Просто до таких тем, знаешь ли, в привычном мире не доходят.

-И то верно. Думала ли ты когда-нибудь, что ты луч от солнца?

-Это не точно, а если это окажется так, то нет, никогда не думала. Я всегда хотела обладать какой-нибудь сверхъестественной способностью. Например, читать мысли или видеть вещие сны. А то, что я луч солнца, я и не додумывалась.

-А я бы хотел иметь супер мышление. Быть умнее всех, кто был на Земле. Или вот ещё: дотронуться рукой до книги и всё её содержание прочитается моим мозгом. Этого бы я хотел больше. Тогда я бы и умным был, и образованным, и начитанным, и много чего ещё, чего у меня нет.

-Неужели, ты считаешь себя таким глупым?

-Больше чем глупым. Никогда не блистал умом, сначала было лень, а потом уж блистать было просто негде. Я бросил школу и пошёл по блату перебирать бумажки в офисе моего отца.

-Не стыдно тебе?

-Стыдно. Вот увидишь, если мы вернёмся, и всё будет как раньше, то я вернусь в школу. Закончу её хоть как-нибудь, а там буду жить, как хочу.

-Прекрасные планы. А я теперь даже не знаю, хочу ли я то, что когда-то было для меня так важно. Я хотела быть учёным и изобрести панацею.

-Ужас,- Октябрь улыбнулся.

-У тебя красивая улыбка, никогда не замечала раньше.

-Раньше просто было темнее.

Всё ближе к нам был ледяной замок. Всё больший страх охватывает тебя. Я пыталась найти руку Октября, чтобы незаметно схватить её и сжать.

Огромный кусок льда в форме человека, у которого нет лица, лишь очертание головы. Руки тянутся вверх, словно пытаются что-то поймать. Между раскинутыми в сторону ногами - чёрная деревянная дверь. Едва коснувшись ручки, я ощутила прилив невероятного холода. Словно большой кусок льда проник мне в грудь совершенно незаметно. Ручка не поддавалась воздействиям, потому что была приморожена. Я направила свой горячий взгляд на неё и наблюдала за тем, как куски льда на ручке двери стали превращаться в воду и стали капать на снег. Уже коснувшись тёплой, прогретой теплом ручки я отварила дверь в неизвестность.

Ожидания мрака и темноты не оправдались. Вокруг был ледяной замок. Лестница изо льда, пол и стены, покрытые льдом. Ледяные картины со льдом внутри. Типичный замок для человека, чьё сердце не может пригреть в себе даже капельку тепла.

-Хотелось бы верить, что там нет снежной королевы,- заметил Октябрь.

Поднимаясь по лестницы, слышишь, как под тобой хрустит лёд, который, кажется, вот-вот начнёт раскалываться и пускать трещины. Второй этаж был похож на первый, только более узкий. Мы стали подниматься всё выше и выше. Сквозь этот толстый лёд было сложно что-либо рассмотреть, надеюсь, мы не так высоко, как я думаю.

Я заметила, что на полу стали появляться крошечные капельки чёрной жидкости, которая уже успела замёрзнуть. Дальше идти было страшно, я одёрнула своего спутника.

-Подожди.

-Что?

-Мы не придумали план действий.

-Придумаем на ходу.

Я услышала крик, и лёд подо мной стал трещать. Звук словно кто-то бежит к нам. Это Дебора и Миа. Они схватили нас за руки и заставили бежать вниз, откуда мы только пришли. Как только мы оказались снаружи, я поинтересовалась к чему такая спешка.

-Вы нас подставили? – начала кричать Дебора,- Я вас предупреждала, что отсюда нет выхода, сюда и нет входа, а теперь у нас нет и того, что когда-то было.

-Успокойся, в чём дело?- спросила я.

-Этот повелитель тьмы,- её слова было спутаны, и связь между предложениями не наблюдалась,- ты была права, Венера. Ты была права.

-Нам отсюда не выйти.

-Почему тогда, он не может нас просто убить?

-Тьма не способна разрушить свет, как свет не способен победить тьму. Просто, он намного старше нас и мудрее. Он продумывал это всю свою жизнь. Мы в заложниках. Царь тьмы попросил называть его Интемом. Он показал, как постепенно гаснет солнце. Скоро настанет день, когда оно угаснет вовсе. Тогда всё на Земле постепенно покроется ледниками, вечная ночь будет царствовать в нашем мире. Крах, разруха, страх и ужас. Всё это окутает нашу бедную планету. То где мы сейчас- планета Ацинмент. Она напоминает чёрную дыру, где нет время, где нет ничего. Всё это плод воображения Интемома. Если он захочет, чтобы пошёл дождь, то пойдёт дождь. Мы бродим в глубинах его воображения.

-Почему он это рассказал?- глаза мои Дебора и Миа, что стояли впереди меня, погасли.

Когда я обернулась, то увидела его. Интемома. Нет, у него нет рог, клыков, чёрного плаща или чего-то ещё из фильма ужасов. Это обычный парень лет двадцати. У него чёрные блестящие волосы до плеча, красивые полностью чёрные глаза. Хорошо видимые скулы из-за худобы лица. Уши, как у эльфа. Светлая, светлая кожа. Тонкие губы. Мой свет погас.

-Пойдём, - он протянул ко мне свою холодную руку, которая покрыта инеем. Я послушно пошла за ним.

В этот раз я оказалась на минус каком-то этаже. Здесь нет ледяных вещей, чёрных материй. Здесь просто тёмная комната, погрязшая во тьме. Я ничего не видела, так как мой свет погас. Однако почему-то я доверяла человеку, который украл у меня мою жизнь. Я покорно шла за ним, сжимая его ледяную руку. Сначала не было ничего, а потом появилась моя комната.

-Это правда?

-Нет,- у него сдержанный, но жутко приятный голос,- это я представил, чтобы ты почувствовала себя, как дома.

Он сел на мою кровать. Я так скучаю по своей комнате, по двери, куда я наклеивала мотивационные цитаты. Мои собственные рисунки, которые висят по всей комнате. Плакат желаний, где всё так же висит пробирка с целебным веществом. Тапочки в виде зайца.

-Кто ты? И почему я здесь? - я села рядом с ним.

-Ты всё такая же Венера.

-Нет, больше нет,- на миг мне показалось, что я понимаю, о чём мы говорим, но нет.

-Ты знаешь, кто я. Вот только, я сын тьмы. Кстати, мой отец умер, поэтому я захотелось вас освободить, и дал вам мысли покинуть то место. Это будет долгая история, но я бы очень хотел, чтобы ты послушала меня,- в знак согласия я кивнула головой,- Я, как и любой другой ребёнок, не имел возможности выбирать родителей. Мой отец и моя мать тьма. Он воспитывал меня как истинного повелителя темнотой. Он учил меня тому, что свет -наш первый и последний враг. Вечная борьба светлого и тёмного, борьба не только извне, но и внутри. Без тьмы не будет света, а без света не будет и тьмы. Ты дочь солнца, которое пыталось тебя спрятать. Но тьма всегда тянется к свету и наоборот. Для моего отца было важно, чтобы свет был замкнут в этом мире, в то время как он будет управлять всем. Вы всего лишь дети, всего лишь дети, которые обречены. Он решил, что уход Солнца поможет ему завладеть целой Вселенной. А потом он понял, что тьма, по сути, обречена на неудачу. Что такое темнота? Это ничего. Вот всё и будет тогда ничем. А свет намного больше. Однако и свет без тьмы будет ничем. Замкнутый круг, получается, никто никогда не сможет перетянуть канат на себя больше возможного. Вот так и умер он со словами: « Пусть люди живут, как им хочется. Всё будет всегда равно. И зло и добро. И свет и тьма. Но чтобы отпустить их, тебе придётся растопить свое холодное сердце, а чтобы они вновь включили солнце, им придётся отдать всё тепло».

-Звучит очень страшно и плохо. Мы умрём?

-Да. Но это во благо будущего.

-Во благо всего на Земле. Как нам растопить твоё сердце?

-Любовь топит любой холод.

-То есть свет должен влюбить в себя тьму?

-Да, но нельзя полюбить меня. Иначе я заберу свет с собой.

-Зачем так сложно. Кого бы ты хотел полюбить?

-Я пока не решил. Я верю, что моё сердце, которого у меня нет, мне подскажет.

-Прекрасно. Пошли за остальными. Сам выберешь. Только не Октября.

-Я и не собирался.

-Мало ли. В нашем мире всякое бывает.

Глава 3.

Я явно не годилась в кандидаты, а вот Миа подошла как надо. Прошло уже достаточно времени, чтобы это заметить. Связь между ними чувствовалась каждым. Дебора завидно вздыхала. Интемом позволил нам жить в наших комнатах, однако, они всё ровно отличались от реальности. Это очень ранило меня. Октябрь и я переживали за Миа, вдруг она полюбит его.

-Она ещё такая маленькая, что мы будем делать, если её затянет темнота.

-Любви не прикажешь. Понимаешь, может, они и правда созданы друг для друга. А может, никто не полюбит, и мы останемся здесь напрасно тратить свет.

-Она такая юная. Когда мы вернёмся, может уже ничего не будет. Миа должна хоть перед смертью узнать, что такое любовь.

Дебора права. Я с ней, абсолютно, согласна. Мне нужно поговорить с Интемом. Его компания для меня, как глоток света. С ним приятно обсуждать многие вещи. Его рассуждения иногда слишком философские и могут не дойти до моего разума. Однако, это не мешает мне его слушать. Хоть где-то наберусь ума.

В один из вечеров, я заметила, что он больше не покрыт снежным слоем.

-Нет.

-Да,- его улыбка растянулась по всему лицу.

-Нет, только не надо, нет.

-Я чувствую, как постепенно умираю. Это не страшная болезнь, когда ты боишься конца. Это наоборот перерождение. Я не был тьмой никогда и вряд ли когда-нибудь буду. Моё сердце тает ото льда, а в душе появляется свет.

-А как же Миа? Она тебя тоже любит? Я заметила, как её свет перестал быть таким ярким.

-Возможно, но я это бы не хотел. Она должна вернуться к родителям и в последний раз их увидеть. В ней так много жизни, веселья, света, - он снова улыбнулся,- почему такие люди должны умирать во тьме?

-Видимо, любовь не щадит никого.

-Ты права. Но я рад, что мой век закончится именно так. Я смогу узнать, что значит, когда ты что-то чувствуешь.

-Не что-то, а самое прекрасное, что есть в мире.

-Да, самое прекрасное и то, что убьёт меня.

-Как ты думаешь, это случится быстро?

-Нет, лёд с приходом весны тоже не сразу тает.

-Скажешь, больно тебе или нет.

-Мне уже больно. Словно каждый кусок льда внутри меня трещит и лопается, растекаясь. Внутри меня чёрный лёд, а значит чёрная вода.

-Звучит плохо…

-И страшно.

-Почему ты хочешь умереть?

-Смерть не так страшна, как такая жизнь во тьме.

Ко мне в комнату вбежала Миа.

-Мои глаза, они больше, больше не светят, - я подбежала к ней, спрятав её слёзы в своих объятиях.

-Миа, моя дорогая. Ты же знала, почему ты не смогла.

-Я не знаю, Венера.

Глава 4.

Верю ли в то, что их любовь настоящая? Да. Такое бывает, когда самый светлый луч тонет во тьме.

Я держала в руках тёплую руку Интема. По его лицу стекали капельки тающего льда. Совсем недавно он слёг, теперь каждое движение даётся ему с трудом. Он не способен даже согнуть или разогнуть руку, так как тающий лёд внутри сразу трещит и ускоряет его смерть.

-Скажи мне, что тебе не страшно.

-Мне не страшно,- едва выдавил он из себя.

Миа сидела рядом с ним на его кровати изо льда и гладила сырые волосы. Ей было тоже не лучше, словно они поменялись ролями. Миа стала мёрзнуть. Её рыжие волосы покрывались инеем по утрам, а красные от природы губы превратились в синие обмерзшие губы. Два маленьких солнца потухли, покрылись снегом.

Дебора появилась в комнате.

-Миа, могу ли я поговорить с тобой наедине?

-Конечно,- трясясь от холода, Миа ели встала с кровати и медленно пошла к Деборе.

Я услышала, плачь Деборы. Она понимала, что на Землю вернёмся мы втроём. Меня позвали присоединиться к ним.

-Венера и Дебора, пообещайте сказать моим родителям, что я умерла счастливой и их любила самой искренней и сильной любовью.

Вот так лёжа в одной кровати тьма обнимал свет. Они взаимно убили друг друга, не желая этого.

Ледяной замок стал таять, и нам пришлось выйти наружу. Дебора едва держалась. Она безумно привязалась к Миа. К этой маленькой девочки с большим сердцем, которая смогла растопить самое холодное сердце.

Метель прекратилась, снег стал таять с невероятной скоростью. Мы взялись за руки и встали в круг, когда вокруг осталась лишь темнота.

Глава 5.

Когда мы открыли глаза, то вокруг была полярная ночь. На небе звёзды и северное сияние. Под ногами снег. Я была одна недалеко от своего дома. Здесь было холодно, и поторопилась. По улицам была суматоха. Люди переживали, в магазинах огромные очереди. А город ни капельки не переживал. Также горели ночные фонари, также ездили машины и автобусы, также шла жизнь типичного города.

Я долго стояла у своей двери, не решаясь открыть её. Почему-то мне казалась, что если я её открою, то не смогу уйти больше никогда.

Моя младшая уже взрослая сестра сидела на кухне и что-то бурно обсуждала с мамой. Когда они заметили меня, то сестра уронила со стола чашку горячего чая, а мама полотенце.

Они подбежали ко мне и стали горячо целовать меня в щёки.

-Это, правда, ты? Правда?-

-Да.

-Прошло три года, мы думали, ты не вернешься. Где ты была?

-Это очень долгая и нереальная история.

-Настолько же нереальная, как гаснущие солнце?

-Больше.

Я убила на это много времени, пытаясь рассказать то, во что нельзя поверить. Мои глаза по-прежнему светились. Это явное доказательство моим словам.

-Никогда бы не подумала, что ты не моя дочь.

-Ты что, мама? Я твоя дочь, просто, не совсем обычная.

-Неужели нам придётся с тобой проститься?

-Придётся. За мной приедут Октябрь и Дебора. А пока что я ваша.

Я легла в свою тёплую постель. В этом мире уже нет солнца, но ещё и нет той тьмы. День за днём я жила в страхе, что мы не успеем. Становилось всё холоднее и темнее, а сияние всё ярче. Это, конечно, красиво, но страшно. Я скучала по своим друзьям по несчастью, а ещё боялась, что Октябрю не хватит силы воли, чтобы бросить сестру, так же как и не хватит Деборе. Но звонок в дверь раздался, а на пороге была Дебора. Я пригласила её в дом на чашку чая.

-Ты представь. Его жена намного красивее меня и у него уже есть сын. Такой маленький, похож на него чем-то. Собака моя умерла от тоски. Родителям я сказала, как сильно люблю их и сожалею о своём предназначение. Наплакалась вдоволь.

-Я думала, что ты не приедешь.

-Три года прошло, как ни как. Здесь уже своя жизнь без меня. Все привыкли. Родителей жалко, но что поделать. Съездила в дом к Миа. В семье такая атмосфера, теперь я понимаю в кого она такая добрая. Кстати, у неё маленький брат.

У меня на глазах выступили слёзы. Одновременно и от тоски, и от радости. Пока что Дебора жила со мной, а по вечерам она вела разговоры с моей сестрой о том, что взрослая жизнь сущий пустяк.

Взрослая жизнь, которой у меня никогда не будет. Получается, мне уже двадцать. Я пропустила три года своей жизни, а могла бы поступить в институт, выйти замуж, а побывала в воображение сына повелителя тьмы. Смешно. С помощью Деборы я освобождала свою комнату, до которой руки моих родителей не доходили. Выбрасывала в мусорное ведро свои мечты, стремления, учебники и жизнь. Я как никогда простилась со всем, что имела. Я стояла в центре уже пустой комнаты и думала, как я завидую всем тем, кто останется на этой Земле, когда меня уже не будет. Вдруг постучались в дверь. Октябрь со своей сестрой.

-Я подумал, почему бы не оставить её у твоих родителей.

-Я думала, что ты не приедешь.

-Глаза светятся. Мешает жизни.

-Мои родители определенно её оставят и дадут ей всё, что она захочет в пределах разумного.

-Давайте уже покончим с этим.

Перед тем, как уйти я крепко обнимала своих родных, вытирая плечом их слёзы. Я не знаю, что будет. Не знаю, как это будет. Но лучше проститься сейчас, чем потом не успеть. Линду моя семья приняли с радостью. Нет, это не моя замена, это помощь девочке, которая остаётся совсем одна в этом большом мире.

В поздние время, когда все разбежались по домам, мы пошли на максимально открытую площадку.

-Стоп. Подождите,- я зашла в магазин и купила длительный леденец, который можно рассасывать в течение долгого времени.

-Это так важно?

-Да.

Я, Октябрь и Дебора встали в поле, которое было окутано морозной северной ночью. На небе чудесное северное сияние и яркие звёзды.

Я включила свой свет. Он сразу стал топить снег под моими ногами, и я утонула в сугробе. Мы крепко взялись за руки. Под нашими ногами осталась лишь сырая земля.

Сердце подсказывало нам, что нужно делать. Мы направились взгляды в одну точку и долго стояли так. Резко подняв головы вверх, наш свет направился к звёздам. Он словно дошёл до космоса и достучался до Солнца.

Меня ослепил яркий жёлтый свет и всё вокруг для меня исчезло.

Глава 6.

Легенда гласит: «Однажды на Землю опуститься царь тьмы и заберет с собой детей солнца, рождённых чтобы спасти мир от вечного мрака. Он закроет их в своём тёмном царстве, чтобы не дать четырём лучам едва потухшего солнца освещать Землю. Но свет никогда не одолеет тьму, а тьма свет. Либо они канут вместе, забирая с собой всё. Либо возродятся и продолжат вечную борьбу. Самый юный и светлый луч растопит замёрзшие сердце царя тьмы, это освободит другие лучи из мрака. Эти лучи прибудут на обреченную Землю, чтобы подарить ей новую жизнь и стать новым солнцем, которое будет светить ещё ярче. Родится новая тьма, чтобы свету было что освещать».

-1
491
14:29
+1
«на миг мне показалось, что я понимаю, о чём мы говорим, но нет.» — вот примерно так и прошёл весь рассказ.

И, это, автор, вычитывайте, пожалуйста текст на предмет опечаток перед выкладкой)
13:05
Все спутано, все переврано, всё не вяжется со всем. В рассказе вообще нет четкости. Он как расплывшийся бенз на луже.
18:19
+1
Подведя к лицу руку, которую мои глаза без проблем освещают глаза-фонарики? круто
канцеляризмы, много «воды», слов-паразитов, спотыкающиеся описания
проблемы с препинаками
в теле совсем обычного ребёнка зачем тут «совсем»?
Наверное, её жизнь оборвалась конкретно. а у остальных не конкретно?
Дебора блондинка с каре а я рыжий с фулл-хаусом crazy
Октябрь — единственный мальчик в 19 лет это уже не мальчик
помесь Крапивина и Лукьяненко, не самая удачная при том
22:14
Чушь сумбурная!
Извините, слишком сильное впечатление произвел рассказ… eyes
22:42
В этот день я впервые влюбилась, а дальше всё пошло по протоптанной дорожке.как обычно впервые влюбилась))) dance

А как можно думать о чём-то сложном и важном, когда в голове помещаются лишь кусочки счастья — нарко-, алко- или еще какая зависимость?

… я поняла, что я оказалась в той легенде, которую написал обычный писатель. — писатели, да еще и обычные))), пишут ЛЕГЕНДЫ? Это что-то новенькое jokingly

Эта необычность прельщает глаз смотрителя. — что же может еще прельстить глаз смотрителя [музея], как не какая-нибудь «необычность»…

У меня тёмно-шоколадные волосы чуть ниже плеч, концы которых танцуют свой вальс. — представил себе концы волос, живущие своей собственной жизнью laugh
Загрузка...
Константин Кузнецов